Индонезия

Экватор

Это была очень свежая мысль — стать хотя бы на короткое время антиподами. Для чего, как известно, необходимо пересечь экватор.


Закат в Южном полушарии

Самая длинная параллель имеет протяженность сорок тысяч километров, что предполагает бесчисленное количество точек для ее пересечения. По воде, земле и воздуху. Первоначально мы собирались пересечь по земле.

Перебрав Эквадор, Колумбию, Бразилию, Сан-Томе и Принсипи, Габон, два Конго, Уганду, Кению и Сомали, мы стали выбирать между индонезийской Суматрой и той же принадлежности частью острова Калимантан, больше известного под прозванием Борнео. На котором, в городе Понтианак, и решили осуществить нашу затею.

Однако чем больше я размышлял перед поездкой, тем все более неочевидным казался выбор. Ведь если разобраться, то экватор, вообще-то, никак себя не обнаруживает. Фонтаны огня в этом месте не бьют, птицы замертво не падают, какие-нибудь спецощущения где-нибудь под ложечкой не возникают. А просто стоит столб, на котором написано, что, дескать, экватор здесь. Можете через него скакать.

А тут еще всплыли совсем дешевые билеты из Куала-Лумпура на Бали. Который находится уже в Южном полушарии. Сердце дрогнуло, тем более что дальше за Бали я обнаружил Малые Зондские острова и море Флорес. А теперь скажите, можно ли было туда не поехать?

Мы с Мариной и поехали.

Географические названия

Малайский архипелаг (другие названия — Индийский архипелаг, Австразия, Номазия) — это огромное количество островов, что лежат между Юго-Восточной Азией и Австралией.

Большие Зондские острова — Суматра, Борнео, Ява, Сулавеси, который прежде называли Целебес.

Джакарта — столица Индонезии, которая прежде называлась Батавия.

Это рассказ о том, что многие острова Малайского архипелага были долгое время голландскими колониями. И именно поэтому те же “Малайские авиалинии” традиционно летают именно в Амстердам.

Виза

Мы получили ее на границе, в международном аэропорту Бали. Пишут, что надо, дескать, показывать обратные билеты, бронь в гостинице, подтверждать наличие денег — ничего этого в нашем случае не было.

Что действительно надо — это заполнить на одного человека две бумажки с указанием всяких сведений. Одну из них заберут, вторую надо хранить до выезда из страны.

Виза стоит 35 долларов США, которыми мы и заплатили.

Валюта

Называется индонезийская рупия. Доллар — 12200, евро — 14500. Самый лучший курс был в банке в Джокьякарте, где, может, от того что сразу меняли двести долларов, нам заплатили больше, чем было официально указано — 12400. Самый плохой — в аэропорту Бали, 11800. Неважное дело с обменом денег в Лабуан-Баджо — там всего один обменный пункт и приходится довольствоваться курсом, который в нем есть — а он, курс, естественно, низкий. Немногим лучше положение в Букитлаванге — там контор несколько, но во всех, за исключением одной, курс вызывающе плохой. Вывод простой — если вы уже оказались в месте с хорошим курсом, меняйте больше.

Долларами удалось заплатить всего один раз — за аренду лодки в Лабуан-Баджо. Но поскольку я платил менеджеру гостиницы, который организовывал поездку, а по совместительству являлся еще и работником в обменном пункте, — случай этот нетипичный.

Надписи на купюрах понятные.

Время

На Яве, Суматре, в Западном и Центральном Калимантане — на четыре часа больше, чем в Москве. В Северном, Восточном и Южном Калимантане, на Малых Зондских островах и Сулавеси — на пять. На Молуккских островах и в Папуа — на шесть.

Язык

“Бука” — “открыто”, “тутуп” — закрыто”. Эти индонезийские слова вы встретите и, скорее всего, выучите. Нормально запомнить “терима каси” — “спасибо” — и “сама-сама” — “пожалуйста”.

В остальном там, где вы будете, худо-бедно говорят на английском.

Я сделал открытие, обнаружив, что слово “timor” переводится как “восток”. Следовательно, Восточный Тимор — это Восточный Восток.

Прибытие

Мы летели из Риги до Амстердама, далее в Куала-Лумпур. В Амстердаме неожиданностью оказалась повторная проверка багажа и карманов непосредственно перед посадкой.

Практически это означает, что если вы оказались в дьюти-фри, купили там бутылку виски, которую тут же на радостях откупорили, то перед посадкой у вас ее отнимут.

Билет на весь перелет стоил 750 евро на одного в обе стороны и покупался примерно за полгода. Лететь двенадцать часов — рекомендуется взять с собой тапочки.

Следующий перелет у нас был через несколько часов после приземления. На Бали. Билет в одну сторону на одного человека — 65 евро.

Мы оказались в международном терминале аэропорта Куала-Лумпура в твердой уверенности, что так как у нас транзит, то мы сейчас просто пройдем в транзитную зону и станем ждать своего рейса в Индонезию. Не тут-то было.


Аэропорт на Бали

Для начала оказалось, что нужно пройти паспортный контроль, то есть покинуть транзитную зону. Потом выяснилось, что нам нужен другой терминал — оттуда, в частности, взлетают самолеты местных рейсов, плюс бюджетные, среди которых была наша “Эйр Эйжа”.

Для того чтобы попасть на второй терминал, понадобится электропоезд, отправляющийся из первого. И как нам сказала девушка в информационном бюро, найти станцию совсем просто — типа, “прямо, потом направо”.

Это не просто. Хотя бы по той причине, что международный терминал очень большой. То есть надо было очень далеко идти. Потом встретится лифт, на котором написано, что он как бы до нужного места вас довезет. Напротив будет другой лифт, на котором будет написано другое — и это сбивает с толку. Результат — сгодится любой, лишь бы он шел на самый нижний этаж. Куда также можно дойти пешком по лестнице, а если на лифте, то надо спросить хотя бы, в какую сторону он едет.

Дальше будут турникеты и перед ними киоск, где надо купить билет на электропоезд, и там можно расплатиться карточкой, если малазийских ринггитов у вас не будет — а их, скорее всего, не будет, если вы транзитный пассажир.

Я спросил у девицы в кассе, с какой стороны должен быть наш поезд — направлений два. Указанный как раз стоял на перроне, мы вскочили в него и радостно помчались. Верный привычке, я на всякий случай спросил, туда ли мы едем. Ответ — нет, мы едем в Куала-Лумпур. До ближайшей остановки ехали минут десять и проехали здоровенное расстояние — поезд идет быстро. Там мы перешли на противоположную сторону, дождались поезда в обратном направлении и счастливо доехали до второго терминала.

Мораль. Если вам понадобится совершать эволюции, подобные нашим, во-первых, постарайтесь сделать запас времени, второе — перед тем как сесть в поезд, спросите у людей внутри, в каком направлении он идет. То есть вокруг есть масса надписей. Есть они и в самом вагоне, но вы можете не сообразить или не увидеть нужное. При этом надо иметь в виду, что поезда делятся на те, что делают остановки, и те, которые шуруют сразу до города. Где, как может оказаться, вам придется выйти и купить билет еще раз, потому что это будет конечная.

Стоимость проезда на поезде — около одного евро.

Перелет до Бали — около двух с половиной часов. По прибытии получение визы, что потребует наличия шариковой ручки, потому что надо заполнить листки прибытия, в которых в том числе спрашивается, где вы остановитесь, но никто не проверяет.

Прямо перед выходом из аэропорта оборудован магазин дьюти-фри с алкоголем, но цены откровенно пугают.

Остров Бали, Денпасар

“Аника Мелати отель и спа” — место, которое мы забронировали заранее, потому что после суток дороги и в темное время искать гостиницу не хотелось. По той же причине был нанят таксомотор. Я понимал, что до гостиницы километр-полтора, но сил уже было немного. Таксист просил пять долларов, согласен был ехать за три, но сговорились мы за полтора — я просто сказал, что дороже эта поездка не стоит.

По прибытии он попытался выжать еще что-нибудь, намекая, что ему пришлось заплатить за въезд на территорию аэропорта, но был отправлен восвояси.

Гостиница стоила 13 евро и фешенебельностью не потрясла. Однако, да — простыни чистые, горячая вода и рядом с аэропортом.

Если вам придет в голову там поселиться, то при выходе из переулка, в котором гостиница находится, надо будет повернуть налево и идти вдоль трассы. Так вы дойдете до автозаправки, на территории которой будет двуэтажное здание с хорошим пунктом обмена валюты на втором этаже.

Если идти дальше в том же направлении — есть указатель “на Куту”, — то вы увидите занятный храм, комплекс скульптур со вздыбившимися лошадьми и всадником в сложной шапке, а дальше будут столовые и магазинчики, в том числе с пивом.


Денпасар

Именно туда, поменяв утром деньги, мы и отправились, впервые попробовав индонезийской еды и впервые поняв, что в этой стране очень дорогое пиво. Еда обошлась нам на двоих примерно в три с половиной доллара, также как и бутылка пива “Бинтан” емкостью 640 миллилитров.

Дальше была пешая прогулка в аэропорт — выйдя из переулка с гостиницей, идти направо, — что заняло минут сорок, и ожидание рейса на Флорес.

Аэропорт украшенный и чистый — мне попался только один здоровенный таракан на мраморном полу. Имеются разные магазины, в том числе и со спиртным, где была приобретен местный алкоголь арак по космической цене в 25 долларов за бутылку в 0,7 литра. Есть интересные, но дорогие сувениры.

Сбор аэропорта — 6,1 доллара на одного. Цена билета до Лабуан-Баджо на Флорес — 75 евро на одного в одну сторону.

Малые Зондские острова, Флорес, Лабуан-Баджо

Крупные среди них — это Бали, Ломбок (между ними проходит граница между Азией и Австралией), Сумбава, Флорес, Сумба и Тимор. Плюс великое множество мелких. Которые хорошо видны с самолета, и так как они вулканического происхождения, выглядят в массе как поросшие лесом холмы с крутыми склонами. Вокруг мелководье над рифами, за которыми собственно море Флорес — картинка, бирюза, переходящая в глубокий синий.

Остров Флорес входит в провинцию Восточные Малые Зондские острова.

Самолет приземляется в аэропорту города Лабуан-Баджо, где вокруг взлетного поля торчат пальмы и прочая буйная растительность и идет стройка — вероятно, аэропорт собираются модернизировать.

Из самолета по взлетному полю мы побрели вслед за другими пассажирами, прошли собственно через здание аэровокзала и попали в руки таксистов, которые активно предлагали отвезти нас в город сначала за четыре, а потом за три доллара. Не надо им поддаваться.

Когда выйдете наружу, то прямо перед вами будет дорога и за ней самодельная торговая точка — это ориентир. Надо дойти до него, и если вы стоите к ларьку лицом, то двигаться в левую сторону до первого поворота направо — это и есть дорога в город.

Она идет то вверх, то вниз, но, во-первых, вокруг живописно, а во-вторых, в какой-то момент вы увидите море с высоты — короче, прогулка стоит того, чтобы ее совершить. По дороге будут попадаться гостиницы, которые, может быть, заинтересуют, и вы там остановитесь. Хотя, на мой взгляд, лучше все-таки жить внизу, у порта.

Дело в том, что порт в Лабуан-Баджо — это очень крутое место. Связано это прежде всего с тем, что наполняют его парусные суда. Да, здесь можно увидеть множество небольших моторок, а как-то в сумерках пришел многопалубный паром. Но. Чтобы в гавани, в бухте, окаймленной вдали тропическими островками так, что не виден горизонт, на закате стояли, покачивая мачтами, десятки судов, от небольших до трехмачтовых шхун — поверьте, это запоминающее зрелище. Солнце садится, и теперь в черном воздухе двигаются разноцветные огоньки на мачтах.


Парусные корабли в бухте Лабуан-Баджо

Мы выбрали для жизни не самый дешевый вариант — гостиницу “Грин Хилл бутик отель”, название которой отвращало, но привлекало все другое. Короче, все номера в этой гостинице имеют так называемый панорамный вид на порт и море, плюс веранду, с которой можно глядеть на закат со стаканом в руке, плюс комнаты, где высота потолка метров восемь, и которые сделаны на манер туземной хижины, плюс кондиционер, горячая вода, чистое белье и завтрак. Стоимость — 41 доллар за ночь.

Ночью выяснилось, что кроме названия у гостиницы имеются минусы посущественнее. Во-первых, находящаяся за углом мечеть (первый азан звучит около половины пятого утра), и во-вторых, небольшой скотный двор под окнами. Петухи там распевались от заката до рассвета, и мы это слышали.

При гостинице есть дорогой ресторан и обменный пункт — единственный в городе, хотя когда вы там окажетесь, то обнаружите, что “город” представляет собой всего лишь одну не самую длинную в мире улицу.

Что делать в Лабуан-Баджо и на острове Флорес? Первое и очевидное — купаться в море Флорес. С этим, однако, не просто. То есть вроде как недалеко от города пляж есть, но он, со слов гостиничного менеджера, “для местных” и там грязно. Вероятно, нас не смутили бы эти определения, но самое главное — пляж этот не очевиден, то есть его еще надо как-то достигать. А в жару делать это совсем не хочется.

Выход в том, чтобы поехать на какой-нибудь остров. Для этого можно нанять лодку в порту либо обратиться в любое из многочисленных турбюро. Из экскурсий, которые они предлагают, я более или менее внятно представлял себе посещение Ринчи или Комодо с драконами. Я ошибался.

Если вычеркнуть экскурсии, цель которых — погружение с аквалангом (их предлагают отдельные конторы, где заправляют модные бородатые загорелые парни и спортивные девушки — высшая каста, аквалангисты), то вам сойдет любая, которая предлагает “снорклинг” — то есть ныряние с маской и трубкой. Которое стало моим большим открытием.


Тропические кошки. Как выяснилось, у них есть природная мутация — либо маленький, либо полностью отсутствующий хвост.

Наняв лодку через вездесущего гостиничного менеджера за 50 долларов на четыре часа, мы отправились в путь, чтобы посетить два острова — Саболо и Бидадари. На первом предполагалось купание, на втором — созерцание рыбок.

Я не люблю и не умею проводить время на пляже. И поэтому когда мы примерно через час добрались до первого острова, первое о чем я подумал — как долго мы здесь сможем высидеть? Учитывая то, что море, конечно, было лазурным и песок с вкраплениями красной коралловой крошки — прекрасным, но вот тени в доступной близи не было, если не считать ту лодочку, на которой мы приехали.

Пару слов о лодках, на которых вы будете ездить. Они деревянные, довольно узкие, с грохочущим мотором и навесом. Туалет присутствует на корме, занавешен тряпкой и вернее всего представляет собой ведро — мы ни разу не пользовались. Посудины эти имеют разную длину, но все примерно метров шесть-десять. В наличии лесенка, по которой пассажиры могут спускаться на твердую землю либо выбираться с судна на причал — он может находиться выше человеческого роста, если в лодочке стоять.

Итак, мы высадились на остров Саболо, повидав по дороге дельфинов, и полезли в воду. Вода была теплая, но заходить оказалось не очень удобно, потому что в самой близи от берега стали попадаться здоровенные кораллы и еще какие-то морские организмы, касаться которых не хотелось, — приходилось сразу плыть. Через какое-то время Марина предложила надеть маски (берутся напрокат во многих местах с ластами или без; без ластов два комплекта с маской обходились нам в 2,5 доллара в день), и мир изменился для меня.

Первая рыбка, которую я увидел, была какая-то полупрозрачная и с черными глазами, за ней попалось еще несколько. Кораллы оказались разноцветными, и на них росло множество всяких штук, определить которые я был не в состоянии.

Я встал на ноги и в ошеломлении покрутил головой. Было такое ощущение, что только лишь опустив лицо в маске в воду, я попал на красочный, а главное, неожиданный киносеанс. Короче, я пропал.

Покинув это первое место, мы стали нырять с другой стороны от лодки, и здесь началось настоящее шоу. Рыбки! Рыбки! Я понятия не имел, что рассматривать их так интересно. Маска и окружающая водная среда приближали их, и казалось, что можно дотронуться до них рукой. Рыбки! В крапинку, в полосочку, желтые, синие, зеленые — такие разноцветные, так прихотливо раскрашенные, такие разные.

И всего-то нужно, что лежать в воде, дышать через трубку, время от времени подплывая к интересующему объекту. Настоящая детская радость.

Обследуя второе место, мы обнаружили, что риф здесь довольно скоро заканчивается, а дальше начинается бездна. Было видно, как твердь резко обрывается, вода чем ниже, тем выглядела темнее, и сколько было внизу — понять было совершенно невозможно.

Не раз, плавая в разных местах, я думал, сколько подо мной может быть метров, но каждый раз успокаивал себя мыслью, что два, или двадцать — никакой разницы не имеет, если придется тонуть. То, что я увидел, здорово расширило кругозор: одно дело думать, другое — видеть.

Вдоволь нанырявшись, мы отправились на остров Бидадари, где оказалось еще интереснее, потому что риф здесь практически от самого берега плавно уходил вниз, а рыбок было еще больше. И если вы будете выбирать недалекий остров, то для того, чтобы попробовать ныряние, Бидадари подходит как нельзя лучше.

Кроме этих двух мы дважды побывали еще на одном островке — Келоре (местные его называют Керола). Он лежит на пути в сторону Ринчи и Комодо, так что, скорее всего, вас туда завезут, а если нет, то надо попросить — не пожалеете. Именно там мы обнаружили больше всего рыбок, а среди них рыбу-льва, которая потрясла воображение своей элегантностью. Только сильно позже я узнал, что укол ее шипов очень ядовитый.

К слову сказать, именно на Келоре я подвергся нападению невзрачных сероватых рыбок с зелеными и розовыми полосками. Сначала мне показалось, что я натыкаюсь на кораллы, но позже стало ясно — рыбки налетали и кусали двумя вполне острыми тоненькими зубками.

Заканчивая о тропических рыбках, которых можно описывать бесконечно, но лучше, как и в любых других случаях, один раз увидеть самому, расскажу о развлечении, которое изобрела Марина. Она придумала кормить рыбок под водой. Для этого у нас были остатки засохшего хлеба, и эффект превзошел ожидания. Чтобы не тратить слов, скажу, что рыбки вели себя совершенно безбоязненно.


Девушка на острове

До Саболо — примерно час. До Келора и Бидадари — меньше часа. О ценах. Саболо плюс Бидадари, в сумме четыре часа, — 50 долларов США. Остров Ринча плюс Келор — 57 долларов за семь часов. Келор плюс Бидадари — 41 доллар за пять часов. Цены указаны за лодку, в которой мы были вдвоем. Можно искать попутчиков, от чего поездки станут дешевле. В турбюро может оказаться дороже, но может и дешевле — все зависит от количества пассажиров. В турбюро кроме доставки в комплект могут входить маски с трубками и еда.

В случае, если вы будете действовать самостоятельно, общее правило — выезжать надо пораньше, часов в семь. Позже могут подвезти массовых туристов откуда-нибудь из Джакарты, и ваше одиночество испарится. Ну, и не так жарко, опять же.

Остров Ринча

Почему не Комодо? Внятного ответа нет. Разве что ближе, и все едут на Комодо. А мы, дескать, в другое место. Хотя, если судить по отзывам, особой разницы нет. И билет, который вы приобретете на любом острове, будет действовать еще два дня, так что при большом желании можно посетить оба объекта.

Теперь о деньгах. Вот весь перечень поборов: за стоянку лодки в нацпарке — 4,1 доллара, за разрешение на фотосъемку — 4.1 доллара, 3,2 — входные билеты на двоих, 6,5 — проводник. Итого — 18 долларов на двоих, и так как стоимость увеличивается от количества лишь за счет входного билета, то чем больше людей, тем дешевле будет стоить экскурсия на человека.


Остров Ринча, вид сверху

Описание аттракциона. Ехать довольно долго, но не утомительно и даже захватывающе, как и любая прогулка на моторке между тропических островков — сердце поет. Дальше будет живописная бухта, и если не жаться, то можно заплатить еще пару долларов за нахождение в водах нацпарка, найти место покрасивше и искупаться.

Дальше пристань, мост, за ним под аркой скучают проводники, носящие нашивки с красивым словом “рейнджер”. Нам достался флегматичный подросток. За которым мы отправились, пока он не привел нас в контору, показав по дороге одного маленького “дракона”, как по-английски называются местные вараны.

Расплатившись в конторе, где наши имена и профессии были занесены в толстую книгу, мы отправились на маршрут, которых существует три — сорок минут, час и полтора. Подросток, вооруженный длинной палкой с рогулькой на конце, без энтузиазма объяснил, что можно идти в лес или как мы хотим. Мы сказали, что нас интересует длинный маршрут. Самый длинный.


Черный буйвол

Результат — мы довольно бодро пробрались лесом, взобрались на холмы, откуда надо было любоваться, потом спустились, и это оказалось все. Ни одной живой твари за все время прогулки мы не встретили. Заняла она сорок минут. Я сказал, что мы хотим видеть варанов.


И поджидающий его наверху комодский дракон

Справедливости ради надо сказать, что как только мы покинули контору, непосредственно в расположении лагеря комодских драконов сразу и встретили. Их было штук шесть, они были здоровые и малоподвижные. Им было жарко. Но нам хотелось других драконов — более диких, что-ли. Среди природы.

Подросток реагировал словами, что, типа, “сами виноваты”. Надо было идти по другому маршруту. Я предложил ему пару долларов — он не заинтересовался. Тогда мы вернулись в контору и сообщили, что мы в восторге, но вместо полутора часов экскурсия длилась всего сорок минут. Начальник вызвал подростка, обругал, как видно, и мы снова отправились в путь. В этот раз пошло веселее. Может, дело было в том, что объявилась группа, которую вел более бодрый рейнджер. Мы пошли за ними, и на этот раз нам попались макаки, черный буйвол, которого сторожил здоровый дракон, еще пара варанов, и напоследок пальма, про которую рассказали, что из ее листьев гонят водку.

Резюме — обычное. Надо настаивать. Потому что вы не затем забрались на край света, чтобы стать заложником настроения какого-нибудь балбеса.

Про еду и напитки в Лабуан-Баджо

Для меня всегда было загадкой наличие в экзотических местах заведений со спагетти и картошкой фри. А главное — их популярность у туристов. Вероятно, это как-то связано с ностальгией по дому. И если она нападет на вас в Лабуан-Баджо, то в вашем распоряжении будут сразу несколько заведений, где готовят европейскую еду.

Это уже упомянутый ресторан при гостинице “Грин Хилл” и “Медитерранео”, круглую вывеску которого невозможно не заметить. Конечно, есть и другие места, где предлагают пиццу-пасту, но перечисленные наиболее очевидны.

Кроме европейской здесь вы можете получить и индонезийскую еду тоже, но, понятно, по цене более высокой, нежели в столовых для местных. Теперь собственно об индонезийской кухне.


Креветки

Общий принцип — это рис с чем-нибудь. Рис горячий, потому что в термосе, и может быть разных цветов — белый, желтый, красный. Добавки — рыба, мясо, разные овощи. Тыкаете пальцами в витрину, где все это выложено, и получаете. Комплект будет стоить два–три доллара. Из интересных вещей — тушеные листья кассавы.

У нас кассава больше известна под названием “маниок”, и в индонезийских магазинах вы, в частности, встретите сделанные из этого корнеплода чипсы. Но вот листья тоже идут в дело — почему не попробовать.

Все описанное можно получить в заведении на главной улице, двигаясь в правую сторону от “Грин Хилл”, если стоять к последней спиной. Находится на втором этаже и называется “Варунг мама”. Там же предлагают свежевыжатые соки — один–два доллара за большой стакан.

Я искал гадо-гадо, тушеные в арахисовом соусе овощи, и нашел только в одном месте. Там же готовили сато-аям — суп с куриной лапшой. То и другое — меньше доллара.

Результат — в основном мы ели в “Топ три”, деревянном двухэтажном кафе, где цены начинались от двух долларов за тарелку еды, имелся большой выбор всяких яств, не только риса, но и лапши со всякими добавками типа курицы или креветок. Плюс — со второго этажа кафе открывается вид на море и можно было наслаждаться.

Пиво во всех кафе — не меньше чем 2,9 доллара за большую бутылку “Бинтана”.

Наискосок от “Три топ” есть два продуктовых магазина дверь в дверь, там можно купить еду в дорогу и то же пиво будет стоить 2,45. Есть алкогольный магазин, где местный арак стоил уже чуть дороже 16 долларов.

Если миновать порт, то вы попадаете на рынок, где будет много фруктов и много разной рыбы, в том числе вяленой.

Такси из Лабуан-Баджо до аэропорта стоило из гостиницы уже пять долларов, но как и в первый раз, мы справились сами.

Аэропортовский сбор — 0,8 доллара. Билет до Денпасара 75 евро. Из Денпасара до Джокьякарты — 45 долларов.

Большие Зондские острова, Ява, Джокьякарта

Мы сознательно купили чуть более дорогие билеты из Лабуан-Баджо в Джокьякарту с пересадкой на Бали у одной компании — “Лайон эйр”. Соображение было такое — можно купить дешевле, но если на первом плече будет задержка, то придется покупать еще один билет. А одна и та же компания вынуждена будет отправить нас пусть позже, но за свой счет.

Все обошлось, и вылетев в начале девятого, мы около двенадцати приземлились на Яве. В городе, который местные называют Джогджа.

На выходе был обменный пункт с очень невыгодным курсом и таксисты — все как обычно. Всем этим пользоваться не надо, а надо идти к выходу из аэропорта вместе со всеми, а выйдя, идти прямо, спуститься вниз, потом свернуть налево, подняться на поверхность и обнаружить автобусную остановку, откуда уходит множество всякого транспорта.

Если запоминать все это лень, надо спросить автобус до Сосровиджаяна, куда мы ехали на экипаже под номером 1–А.

Автобусные остановки в Джогдже, так же как и манера сажать пассажиров, могут удивить. Дело в том, что остановки выглядят как домик со входом, оборудованным турникетом, за которым сидит продавец билетов. Кроме того, дверь подъехавшего автобуса должна совпасть с не очень широким выходом с остановки в сторону проезжей части. Короче, так же устроены некоторые станции в ленинградском метро.

Мы заплатили по 33 американских цента, получили от продавца пластиковые карточки, которые торжественно приложили к считывающему устройству на турникете и не менее торжественно сразу же их вернули. Потом подошел автобус, в котором, несмотря на то, что Индонезия — это самая большая в мире мусульманская страна, никакого разделения на мужскую и женскую половину не было.

Внутри автобуса оказался кондуктор, который не только командовал водителю, что можно отправляться, не только объявлял остановки, но еще и занимался подсчетом вышедших, с тем чтобы примерно столько же впустить. При том, что автобус переполнен не был, на нескольких остановках внутрь никто не попал.

Ехать до нужного места минут двадцать, и тот же кондуктор скажет, когда вам выйти. Если вы стесняетесь спросить, следите за появлением улицы с бесконечным количеством прилавков, на которых продают всякую всячину — в основном разные тряпки. Количество их так велико, что вы вряд ли ошибетесь. Тут же будет скопление уличной еды, повозки, запряженные лошадьми, велосипеды, прочий транспорт — в общем, приятное глазу оживление. Место, которое я описал, называется улица Малиоборо.

Спросите у первого встречного, где находится Сосровиджаян, а когда дойдете, то легко убедитесь, что вы на месте. Во-первых, над входом есть полукруглая зеленая вывеска с названием, а во-вторых, только лишь зайдя внутрь квартала, вы тут же обнаружите таких знакомых белых небритых героев в шортах и с рюкзаками.

По правую сторону от основной улицы квартала отходят более мелкие, над некоторыми из них есть гостиничные вывески. На главной улице — столовые, турбюро, парикмахерские, продуктовые магазины и так далее.

Квартал Сосровиджаян наполнен бездельниками, которые готовы оказывать вам услуги типа поиска гостиницы. Только избавишься от одного, как глядишь, другой подоспел. Заметим, однако, что здесь, как и в остальной Индонезии, помощники довольно быстро исчезают, если их твердо попросить об этом.

Мы осмотрели около пяти гостиниц и остановились в “Утар лосмен”. Двуэтажное деревянное здание. На первом этаже кухня, комната хозяев, маленькая проходная комната, где можно попить чай, веранда. Несколько комнат для туристов. Холодильник с пивом в коридоре и рядом с ним тетрадка. То есть берешь пиво, пишешь сколько и из какой ты комнаты. Рассчитаться можно потом.

Хозяева оказались христиане, так что на втором этаже, где мы жили, была обнаружены деревянная статуя Исуса, почему-то обтянутая полиэтиленом. А еще в доме, на веранде и внутри, жили около десятка певчих птиц.


Иисус в пленке

Чистое белье, не очень горячая вода, скромный завтрак, кондиционер. 16,5 долларов за ночь.

Развлечения в Джокьякарте. В их перечень традиционно входят посещение вулкана Мерапи, храмов Боробудур и Прамбанан, султанского дворца, Водяного дворца, Подземной мечети, рынков там всяких. Из не всем известных вещей в городе можно посетить представление традиционного яванского театра теней — ваянг-кулит.

По порядку. Вулкан Мерапи — нас отговорили не столько потому, что туман по утрам и ничего не видно, но главным образом потому, что сильные дожди и, как следствие, размытые дороги.

Храмы. Объезжаются за одни день, и в принципе можно это сделать самостоятельно. И я даже так и думал сделать. Но. Боробудур километрах в сорока от города. Потом надо будет вернуться, потому что Прамбанан с другой стороны, и хотя всего в десяти километрах, скорее всего вы сдохнете, если поедете сами. Дело в том, что в Индонезии жарко. И очень высокая влажность. Поэтому прогноз погоды звучит как правило так: “Температура воздуха 25 выше нуля, ощущается как тридцать шесть”. Поэтому остаются турбюро.

Их много в Сосровиджаяне, и мы обошли несколько. У всех, что естественно, цены примерно одинаковые, и что касается храмов, то комбинаций не так уж много. Это либо восход на Боробудуре, а потом Прамбанан с посещением еще одного храма, Мендута (вставать полчетвертого утра), либо то же самое, но днем (выезд часов в девять утра), либо только Боробудур и Мендут, либо закат там же.

Последние варианты не рассматривались, потому что про Мендут нам ничего известно не было, а денег за посещение Боробудура просили практически столько же, как за оба храма, которые мы хотели посмотреть.

Восход не интересовал нас, потому что рано надо было вставать. Итог — мы договорились за 16,5 долларов за двоих, плюс агент продал нам билеты в оба храма по особой цене. Дело в том, что нормальная цена — это 20 долларов за Боробудур и 18 за Прамбанан. Или же то же самое в рупиях — 240 000 и 217 000. При небольшом рассуждении понятно, что даже при среднем курсе в 12200 двадцать долларов превращаются в 244000, а 18 — в 219600. Агент предложил цену соответственно 210000 и 200000, что позволило нам сэкономить 7,7 доллара на двоих даже если платить рупиями.

Вся эта арифметика приводится в том числе для того, чтобы показать, что примерно пятичасовая экскурсия обошлась нам в итоге в 8,8 доллара — не очень большая цена за найм кондиционированного микроавтобуса.

Боробудур

Если вы представляете себе полуразрушенные и разнообразные храмовые строения в джунглях, как это я себе представлял, то ошибаетесь. То, что вы увидите — без сомнения самый главный, самый туристический, самый выглаженный аттракцион во всей Индонезии. Честь и краса.

Ни бумажки на дорожке, ни одной не в том направлении торчащей ветки — кажется, что над территорией храма, даже птицы летают обдуманно и красиво.

На входе вы получите саронг — проще говоря, тряпку, которую надо будет обвязать вокруг бедер — и сможете попить бесплатной холодной воды. Теперь можно наслаждаться.


Главный вход

Что сказать? И дорожки, и всю прочую торжественность спокойно можно перенести. Комплекс действительно здоровенный и интересный. Бесконечные фигуры Будды, бесконечные рельефы, вы забираетесь все выше, пока не окажетесь среди множества ступ. Даже если вообще ничего не понимать в буддизме — захватывает.


Рельеф

Однако вот начинаешь понимать, почему может быть лучше приехать сюда рано утром. И дело не во встрече рассвета. Дело в том, что в пять часов утра, вероятно, здесь не будет индонезийских пионеров. А пионеров в Индонезии много.


Лестница

Предполагаю, что их привозят сюда школами: как-никак, а Боробудур — это национальная гордость. И можно, например, давать клятву быть верным стране или чему-нибудь еще. Или не клясться, а просто оценить крутость своей истории. В общем, как бы то ни было, но, повторяю, мальчиков и девочек среди рельефов пруд пруди. Они беззаботно хохочут, бегают, скачут — в общем, демонстрируют все признаки начальной фазы жизни. И это не страшно, но дело в том, что они хотят с вами фотографироваться.


Школьницы

В какой-то момент я подумал, что если бы брал с каждого желающего даже по центу, я смог бы неплохо просуществовать в Боробудуре в качестве постоянно действующего объекта. Справедливости ради надо сказать, что пионеры любого пола моментально отвязываются, если просто сказать “нет”.

Из технических деталей важно иметь при себе панамку, потому что солнце печет немилосердно. Второе — неплохо перед стартом посетить информационное бюро, там есть брошюрки, в том числе на русском языке.

Если даже не спешить, для осмотра часа–полутора вполне достаточно.

Дорога, по которой вы будете выходить, — бесконечная череда сувенирных лавок. Удивило, что в большом разнообразии в них продаются в частности укулеле — это такая маленькая гитарка, хорошо известная зрителям после фильма “В джазе только девушки”.

Прамбанан

Первоначально нас в микроавтобусе было четверо, но как оказалось, попутчики ограничиваются Боробудуром. Нас пересадили в другую машину, где была уже другая пара, и мы поехали дальше. Я это к тому, что, как мы выяснили, микроавтобус можно нанять в турбюро на весь день — 10 часов за тридцать долларов. И если исхитриться и договорится хотя бы еще с двумя туристами, то можно незадорого провести целый экскурсионный день в городе. А в одном из пригородов, например, делают красивую керамику.

По дороге в Прамбанан нам предложили заехать в храм Мендут — дорога в Боробудур идет мимо него. Мы отказались просто потому, что не знали, чем это место знаменито. Потом, миновав город, добрались до нашей цели.

Прамбанан, как оказалось, больше соответствовал моим первоначальным представлениям — то есть хотя джунглей не было и здесь, но храмов оказалось много, а некоторые из них были полу- или полностью разрушены.


Один из храмов

Интересное место. Храмы эти уже не буддистские, а индуистские, выглядят, как устремленные в небо ракеты, можно залезть внутрь, то есть в отличие от Боробудура, в Прамбанане храмы — это еще и помещения.


Прамбанан

Первоначально вы попадете к месту, где будут все посетители, но вот когда вы там все осмотрите, хорошо набраться мужества и совершить еще одно усилие — добраться до храма Шивы.

Это не очень далеко, не далее километра от основной экспозиции, но, во-первых, там практически никого нет, а во-вторых, там интересные статуи и другие штуки.


Храм Шивы

На обратном пути от храма Шивы вы можете пройти мимо большой загородки, где бродят олени.

Прамбанан стал местом, где мы впервые попробовали кокосовый сок — это тот, что из зеленого кокоса. Стоит за целый плод 82 цента, сока много, он вкусный, можно и нужно отскребать от внутренних стенок белую мякоть — она тоже вкусная.

О еде в Джокьякарте

С тележек на улице продают суп баксо, который обязательно надо попробовать. В состав кроме бульона входят два вида лапши, три немаленьких круглых клецки из мяса, яичница, какие-то неопределимые хрустящие куски — короче, это вкусно. Стоит за миску 82 цента везде.

В наличии гадо-гадо. Из сугубо местных радостей — гудег, карри с каким-либо мясом и с джекфрутом, плоды которого вы запросто можете встретить на улице. Много всякой другой уличной еды по цене в пределах доллара–двух за порцию. По другую сторону улицы Малиоборо (по другую от Сосровиджаяна) находятся целые ряды столовых, где можно расположиться на циновках и хорошо подкрепиться.


Два ореха

Пиво “Бинтан” в наличие по цене в 2,5 доллара, но вот с крепким алкоголем плохо. То есть мы нашли одно место в дорогой гостинице, где можно было купить виски или водку по цене подержанного автомобиля, но вот никакого арака. Как нам объяснили, прежде он свободно продавался, но потом начались злоупотребления среди местных, быстрая езда на мопедах, например. И его запретили.

Кратон

Султанский дворец — вернее, целый комплекс всяких помещений, с султаном связанных. Помещения для его слуг там и так далее. Ищется, если выйти из Сосровиджаяна на Малиоборо, повернуть направо и идти все время прямо. Рано или поздно вы в Кратон упретесь.

Мы нашли его и купили билеты. Они стоили по доллару. Еще 80 центов мы заплатили за право съемки. Мы вошли внутрь и… ничего особенного не обнаружили.

Здоровенные деревянные почти пустые постройки, в середине одной из которых было небольшое возвышение с расписанным креслом — вероятно, троном, на котором когда-то сидел султан. Музей карет, где не было карет, зато были интересные старые фотографии, еще какие-то помещения. Было скучно.

Единственный раз, когда я пользовался услугами настоящего рикши (то есть не моторизованного, а того, что везет тебя в коляске, к которой приделан велосипед) имел место в Дели, и тогда я дал себе зарок, что первый раз будет и последним. Тощий индиец пыхтел, напрягался изо всех сил, ему хотелось помочь, а главное, скорость передвижения была столь ничтожной, что нас обгоняли даже калеки.

Рассказ этот затем, что когда мы покинули обследованную часть Кратона (явно мы увидели далеко не все), то, решив, что музеев с нас хватит, спросили, как нам добраться до Водяного дворца. “Бечак”, — был ответ.

Почему во всех теплых странах с дешевым бензином нет таких же маленьких экипажей с моторчиком, как в той же Индии, до сих пор остается для меня загадкой. Вот в Джокьякарте кроме такси и автобусов в качестве городского транспорта используются повозки с лошадьми (подчеркиваю — это не туристический аттракцион). И бечаки. То есть те же повозки с велосипедной тягой, позже выяснилось, что есть и с мотоциклетной. Только если в Дели вы сидите сзади и смотрите на то, как рикша надрывается, то в велосипедном бечаке вы располагаетесь впереди, а пыхтят и вращают педали сзади.

Как нам сказали, до Водяного дворца было около двух километров, пива поблизости не было, идти не хотелось, и мы согласились на бечак. К нашему большому удивлению, покатили мы довольно быстро. Можно даже сказать, лихо. И минут за десять и примерно полтора доллара были доставлены на место. Я подумал, что, может быть, придется поменять мнение о велорикшах.

Вход во дворец — восемьдесят центов, и как мы потом убедились, проникнуть в него можно с самых разных сторон, минуя главный вход, то есть бесплатно.

Внутри оказалось поинтереснее, чем в бывших султанских покоях. Действительно, какие-то пруды, стенки с каменной резьбой, кусты торчат. Дальше мы попали на маленькую улицу, где работали ремесленники. В частности, сидела тетенька, которая изготавливала батик.


Солдаты в цилиндрах (музейное фото из дворца)

Батик — индонезийская старинная гордость и традиционное штука, вручную раскрашенная ткань с использованием определенной технологии. Ткань — шелк, но в основном все-таки хлопок, да, выглядит интересно и красиво. И за десять–двадцать долларов можно приобрести штуку, которая украсит ваш дом.

Мы чуть было не соблазнились тетенькиными изделиями, но решили посмотреть другие мастерские и вот неожиданно попали в место, где делали куклы для традиционного яванского театра теней — ваянг-кулит. Батик был забыт.


Водяной дворец

Это очень красиво — яванские куклы. Режут их из буйволовой кожи, а потом раскрашивают. Получается ажурная невесомая удивительная вещь.

Я не люблю кукол. То есть мне почему-то кажется, что вместе с куклой на свет появляется какая-то нечеловеческая жизнь. Лишь внешне похожая на нас. В детстве меня пугали представления театра Образцова. Яванские куклы — другие. То есть глядя на них, ты понимаешь, что теоретически они тоже могут ожить и сделать что-нибудь неожиданное и, может быть, даже очевидно злое, но в силу своей плоскости, прозрачности, ажурности, ощущение они вызывают более укрощенное, что-ли.

Куклы с Явы, если уж говорить о том, насколько они живые, кажутся скорее изображениями души. Тех богов и героев, что жили когда. Живых душ, волшебных, но уже не из нашего мира.

Мы не могли уйти без таких прекрасных вещей, и рассматривая, выспрашивая, торгуясь с двумя братьями, которые их делали, в конце концов купили две.

Подземная мечеть. Мы не заметили, как выбрались с территории Водяного дворца, а когда обнаружили, то обратились к двум местным мужчинам, которые о чем-то беседовали во дворе своего дома. “Подземная мечеть?” — переспросили они. — “Сейчас”. Один из мужчин отправился в дом, переодел майку и повел нас. Идти пришлось довольно долго, и каково же было наше удивление, когда, наконец, мы добрались до места и наш провожатый даже не обмолвился о какой-либо плате. “Это там”, — сказал он, показав рукой. — “Хорошо вам провести время”.


Подземная мечеть

То, что это именно мечеть, понять сложно, потому что сооружение действительно находится под землей, выстроено по кругу, где из галереи с разных сторон можно проникнуть к центру, где находится возвышение, на которое можно забраться. Короче, ни молельного зала, ни минбара, ни чего-либо еще знакомого не обнаруживается, однако так или иначе интересно.

Искать — свернув с дороги, которая ведет к главному входу в Водяной дворец, если стоять к нему лицом, то вправо. Или спросить. За вход денег не берут.

Дальше был очередной бечак, который должен был нас довезти до еще одного бэкпэкерского района, где “Лоунли плэнет” были обещаны многочисленные столовые. Хотелось попробовать гудег.

До Правиротамана — улицы, куда нам было надо — мы сговорились за два доллара, и жилистый индонезийский дедушка бодро взгромоздился на сиденье. “Туда все время в гору”, — говорил он, торгуясь, и скоро я убедился, что первая поездка, вероятно, потому оказалась такой быстролетной, что ехали мы вниз. Делийский вариант возвращался. Дедушка старался изо всех сил, и мы с почтенной скоростью, которая бы сделала честь любой черепахе, неуклонно двигались вперед.

Итог — никаких особых столовых мы на Правиротамане не нашли, зато обнаружили магазин с батиком и пиво, которое показалось нам отменно вкусным.

Последний бечак в этот день (а я надеюсь, и вообще последний в моей жизни), повез нас домой. Дорога все круче шла вверх. Водитель экипажа, что ехал перед нами, бросил крутить педали, слез и толкал его. “Ничего себе”, — сказал я Марине, обернулся и увидел, что нас тоже толкают. Что сказать — до Сосровиджаяна мы дотолкали нашу повозку вдвоем с рикшей. От Правиротамана — 2,5 доллара.

Вечером, потратив некоторое время на покупку сувениров, что удобнее всего делать на Малиоборо, мы отправились в музей Сонобудойо, где должно было состояться представление театра теней.

Как искать. Идти в сторону Кратона — султанского дворца — и на большом перекрестке с кругом свернуть направо. Ближе к этому месту торговля трикотажем и прочими нужными вещами заканчивается и начинается торговля едой. Идите мимо тележек, пока не увидите ограду. Скорее всего, там вас и подхватят.

Пошел сильный дождь, мы вымокли, и поэтому в музей просто вбежали. И можете не интересоваться куклами и театром, но придите сюда просто за атмосферой — потому что то, что вы увидите, будет увлекательно.

Большое старое деревянное здание с высоким потолком. Белый экран с рядами кукол по краям. Десяток музыкантов с гонгами, барабанами и другими инструментами. Несколько тетенек, как и музыканты, в национальных костюмах, и так же сидящих, — хор. Человек у экрана — главный. Он будет двигать куклами и говорить за них.


Экран с куклами по бокам, на переднем плане и слева — оркестр, справа — хор

Смотреть на представление можно с разных сторон — ряды стульев установлены как с одной, так и с другой стороны экрана. С одной собственно тени, с другой — вся машинерия — оркестр играет, тетеньки поют, главный достает куклы, двигает ими и говорит на разные голоса.


Тени

Как я прочел, стандартно подобное представление длится восемь часов. Что вызывает сомнение — потому что восемь часов, даже при том, что ты все понимаешь и можешь следить за сюжетом — высидеть непросто. Для туристов — длительность полтора часа, из которых мы смогли осилить лишь около половины. Все происходящее страшно красиво, но так же медленно все происходит. Однако рекомендую в любом случае.

Начало в восемь вечера. Вход — 1,65 доллара.

Об иных развлечениях

Повсюду в туристических местах, где мы были, можно было сделать массаж. Ступней ли, тела ли — короче, многих разных видов. С маслом там, без масла. Мы предавались подобной неге пару раз в Китае, но в этот раз, может, и обошлись бы, если бы не одно обстоятельство.

Дело в том, что будучи на прекрасном острове Флорес, я сгорел на солнце. Не помог ни крем, ни другие защитные усилия. И все бы ладно, потому что оказавшись из зимы в лете, сгоришь так или иначе, но вот дело обернулось тем, что из-за ожогов у меня развился выраженный и болезненный отек обеих ног ниже колена.

Ноги стали похожими на плотно набитые подушки, сильно болели, когда я стоял, цвет кожи стал багровым, а когда мы добрались до Джокьякарты, на обеих ногах, а в особенности на правой, появились кровоподтеки уже почти черного красивого цвета.

Я с завистью смотрел на всех остальных людей, у которых были нормальные лодыжки.

Что можно сделать в такой ситуации? Подойдет мазь или спрей с ромашкой. Или с алоэ. Или все, что вы найдете в ближайшей аптеке для лечения солнечных ожогов. Если аптеки нет, то годится арбузный сок или огурец, который можно нарезать и полученными пластинками обложить ногу. Или вот можно сделать массаж.

В Сосровиджаяне есть несколько заведений, и мы, судя по всему, обнаружили самое недорогое. Массаж ног до колена обошелся нам на двоих в пять долларов. И более того — мне помогло. Отек стал меньше, а через пару дней пропал совсем, оставив на правой ноге шрам от солнца.

Искать заведение с правой стороны, если двигаться от главного входа в квартал. Там же находится парикмахерская.

Отъезд из Джокьякарты произошел стремительно, потому что некий человек из местных предупредил нас, что сегодня стачка и автобусы не ходят. Было нанято такси за пять долларов, и вскоре мы оказались в аэропорту.

Остров Суматра, Медан, Букитлаванг

Перелет из Джокьякарты до Медана — два часа сорок минут. Стоимость — около семидесяти долларов на “Эйр Эйжа”.

По прилету мы подошли к информационной стойке и спросили, как добраться до Букитлаванга. Ответ: надо сесть на автобус “Эй-эл-эс”, доехать до места под названием Бинджай, там пересесть на маршрутку до Букитлаванга.

Автобус “Эй-эл-эс” надо искать по выходу из аэропорта с правой стороны. Ехать примерно полтора часа. Стоимость проезда — 2,5 доллара. Дальше мы около сорока минут ждали маршрутку, а когда она пришла, выяснилось, что стоимость проезда составляет не тридцать два цента, как нам сказали в аэропорту, а 3,2 доллара. В машине кроме нас имелись еще несколько белых, и одна девушка было принялась возмущаться, основываясь на том, что в “Лоунли плэнет” написано 32 цента, но… ехать больше трех часов, и вернее всего, никто нас не обманул.

Ехать долго и интересно, потому что по краям дороги расположены индонезийские деревни, плантации там всякие (пальмовые, например), просто всякая зелень торчит. Ехать долго, и поэтому важно занять стратегически правильное место — дело в том, что в общественном индонезийском транспорте расстояния между сидениями значительно меньше европейских, колени застонут быстро.

Внешне кажется, что первое за водителем сиденье — самое лучшее, но не надо туда садиться. Дело в том, что мотор сильно нагревает пространство, предназначенное для ног. Чтобы не углубляться, скажу, что мы остановились на втором сиденье, где складывали между собой рюкзаки, занимая таким образом третье место. Так появляется возможность сесть немного боком.

По приезде вы окажетесь на площади, где будет парочка моторизованных бечаков и парочка гидов, которые рады всемерно вам помочь. Площадь эта находится в нормальной, не туристической деревне, где, кстати, один раз в неделю устраивается базар. Вам же надо дальше — в часть туристическую. Проезд — на двоих один доллар. Расстояние — километра полтора, и пешком легко преодолевается, мы ходили потом.

Бечак привезет к краю деревни, где вы сразу увидите много всякого рода зданий как с одной, так и с другой стороны речки, на которой собственно Букитлаванг находится. Здания — это гостиницы и рестораны. Как первые, так и вторые вам предстоит обследовать, чтобы определиться с жильем и питанием.

Для начала надо решить, с какой стороны речки вы хотите жить. То есть если вы останетесь с той на которую приехали, вам придется пересекать ее, чтобы, например, сходить в несколько интересных мест. Для пересечения есть три моста, и к одному из них вас как раз привезут.

Мост раскачивается, проволочные перила низкие, некоторых досок не хватает — отличное место. Перейдя через него, вы упретесь в гостиницу “Висма Леузер сибаяк”. Это популярный отель. Есть номера за двадцать долларов, ресторан с открытой террасой и видом на реку и так далее. Рядом есть гостиница с номерами за четыре доллара, но как нам рассказала польская барышня, с которой мы познакомились, она сбежала оттуда в первую же ночь из-за обилия тараканов, в том числе и в постели.

Самое мажорное место для проживания — это гостиница “Эколодж”, где номер стоит сорок долларов, и которая нужна собственно только как ориентир — за ней начинается тропинка, по которой вы самостоятельно можете пойти погулять в джунгли.

Однако основная масса гостиниц, а их около пятидесяти, находится с той стороны реки, куда вас первоначально привезут. В частности — “Рок гарден”, в котором мы и поселились.


Номер в “Рок гардене”

“Рок гарден” — это двуэтажное деревянное здание, где, насколько я разобрался, есть всего два номера, и занимать при возможности надо тот, что на втором этаже. В вашем распоряжении окажется комната размером метров сорок, где из мебели есть двуспальная кровать с огромным антикомариным пологом и пара стульев, ванная, вполне чистая, с водой, которая нагревается на солнце, и здоровенная терраса, развернутая к реке и джунглям.

Стенки и крыша — плетеные из ратанга, много пространства, так что хоть колесом ходи — клевое место. Стоимость — восемь долларов за ночь.

Технические детали. В Букитлаванг приезжают смотреть на орангутанов и ходить по джунглям — это два основных развлечения-приманки. Разглядывание джунглей и орангутанов осуществляется либо во время кормления последних, либо в походе по лесу. Все это стоит денег. С осени четырнадцатого года, когда цены подняли, — больших денег.

Итак. Кормление — 10 евро с человека. И тут не выкрутиться. Потому что место, где происходит аттракцион в восемь утра и в три часа дня, находится через реку, которую надо как-то пересечь в этом месте, либо достичь места кормления по джунглям, что вряд ли возможно. Ну, плюс, надо знать, куда идти. Короче — придется платить.

Хождение по джунглям. Есть сразу после кормления, есть на один отдельный день и дальше до пяти, что предполагает ночевки.

Сразу после кормежки вас будут водить три часа за 25 евро с носа, а если весь день, то 35 евро. Два дня — 60, три — 85, четыре — 145 и пять — 170. Полноценные экскурсии на несколько дней подразумевают, что вы будете обеспечены палаткой и едой.

Что сделали мы. Во время кормления мы предложили гидам 30 евро за трехчасовую экскурсию. И они согласились.

Про опасности. Основная, которая будет подстерегать вас как во время кормления, так и прогулки по лесу, это возможность вымазаться в грязи. Также возможно нападение каких-нибудь насекомых или пиявок, для чего рекомендуется надевать рубашку с длинным рукавом, брюки и носки, лучше белые, потому что сразу будет видна кровь. Заранее сообщаю, что мы ни насекомых, ни пиявок не видели, однако это не значит, что их нет.

В джунглях, в особенности ближе к реке, водят змеи, в частности кобры и питоны. Однако вам повезет, если вы их увидите, потому что уловив вибрацию человеческих шагов, змеи тут же стараются скрыться.


Бабочка на Суматре

Про самку орангутана Мину, кажется, слышали все, кто собираются в Букитлаванг. Она жива и здорова до сих пор и продолжает нападать на туристов. Так что остается большой загадкой, почему бы ее не отселить куда-нибудь подальше — число покусанных, как нам сказали, перевалило за двести.

А ведь укус обезьяны автоматически означает последующее лечение.

Проводник сообщил нам, что в паре километров от маршрута видели суматранского тигра, и теоретически он тоже может напасть, но вероятность этого практически равна нолю.

Небольшое отступление про животных на Суматре. Про которых мы знали, что там есть бабочки и некий макак суматранский — вот и все сведения, полученные из фильмов. Однако вот в букитлавангском лесе водятся, как пишут, 285 видов птиц, девяносто видов млекопитающих, 35 видов земноводных. Из птиц здесь можно увидеть тукана, из млекопитающих того же тигра и суматранского слона, который является отдельным подвидом — самым маленьким из слонов. Или макака суматранского, с которыми мы познакомились вплотную.

Завершая разговор об опасностях в джунглях, можно было бы написать, что их попросту нет, однако вот мы смогли убедиться, что все-таки это не зоопарк.

Решив самостоятельно прогуляться по джунглям, не успели мы вступить на тропу, как увидели здоровенного орла, который нес в когтях нечто, что, как мы секундой позже рассмотрели, было маленькой обезьянкой. Орел промчался, и тут, преследуя его, из-за деревьев выбежала целая стая макак, которые моментально решили на нас напасть. Их было около двух десятков, наступали они с разных сторон, и в первый момент я немного оторопел — ведь сражение даже с дюжиной кошек не сулит ничего приятного, а тут макаки.


Листовая обезьяна Томаса

Собрав воедино те скудные знания, которые у меня были, я решил атаковать вожака, который выделялся своей величиной и шел отдельно. К своему последующему удивлению начал я с того, что стал скалить зубы и издавать некие агрессивные звуки, и только потом подобрал камень побольше и метнул в противника.


Макак суматранский

Вожак побежал, стая следом за ним, однако главный макак некоторое время еще преследовал нас, прыгая по верхушкам деревьев, как настоящий руководитель демонстрируя публике, что его отступление было ловким маневром, после которого последовало его единоличное изгнание чужаков с территории племени.

Позже проводник рассказал нам, что макаки часто демонстрируют агрессию, но редко нападают по-настоящему. Иногда только нападают.

Закончив об опасностях и неприятностях, перейдем теперь собственно к тому, что мы увидели. Билетами на кормление можно обзавести в отдельной будке, которая теоретически должна открываться до восьми утра, но в ней никого не было. Тогда мы просто отправились по дорожке вдоль реки, пока не добрались до гостиницы “Джангл инн”, рядом с которой находится переправа.


Кормление

Она представляет собой резиновую лодку, на которой нас быстренько доставили на противоположный берег. После чего мы заплатили в конторе требуемые деньги, не получив взамен никакой бумажки — о том, что разрешение необходимо отдать проводнику, ясно написано в памятке ассоциации индонезийских гидов.

Потом вместе с проводниками, которые тащили молоко и бананы, мы отправились к месту кормления, смысл которого заключается не в том, чтобы не дать погибнуть орангутанам от голода, а напротив, проверить, не начал ли орангутан самостоятельно искать еду. То есть получается, чем меньше обезьян приходило получать банан, тем лучше. Лучше для работников центра, которые, собственно, занимается тем, что выхаживают больных или пострадавших орангутанов.

Туристам же, напротив, хочется, чтобы обезьян приходило больше. Вначале надо было идти по удобной дорожке, которая с какого-то момента резко уходит вверх по склону и надо уже шлепать по грязи, хвататься за ветки, чтобы не упасть — в общем, упражнение. Забираться минут двадцать, а потом надо подождать, пока какая-нибудь из обезьян откликнется.

Нам рассказали, что бывают случаи, когда не приходит ни один орангутан. Нам повезло — мы увидели пятерых. Двое из них были самками с детенышами, которых, как нам рассказали, они не отпускают от себя, воспитывают и обучают в течение пяти–семи лет. Да, обезьяны интересные, детеныши умилительные, и те, и другие едят очень быстро, и бананы, к слову сказать, предварительно очищая от кожуры.

На следующий день, когда мы отправились в джунгли, начали мы снова с кормления, где на этот раз были только три другие обезьяны — проводники внешне узнают орангутанов и дают им имена. Потом мы немного спустились и пошли вдоль реки. Что видели — еще одного орангутана, стадо макак, много бабочек и много обезьян под названием листовая обезьяна Томаса.

Последние в отличие от макак чрезвычайно доверчивы, при появлении людей не убегают, спокойно дают себя фотографировать, а фотографировать их интересно, потому что у них забавный внешний вид, в частности, чрезвычайно длинный и толстый хвост.

Попадалась нам гнезда термитов. И большие, длиной сантиметра полтора, муравьи.


Гнездо термитов

Жук

Прогулка по джунглям оказалась не утомительна. Ходили мы чуть больше трех часов, и хотя дневной трек один из проводников презрительно назвал “цыплячьим”, мне кажется. для знакомства с джунглями его вполне хватает.

Наша новая знакомая полька рассказала о своем участии в двудневном треке, где пришлось идти в течение всего времени то вверх, то вниз, и что за время экскурсии они видели тринадцать орангутанов. Ну то есть, увиденный орангутан — это главная цель похода, типа сбитого вражеского самолета. Хотя по мне, если вы видели пару из них, то видели всех.

Как еще можно развлечься в Букитлаванге? Преодолеть свою неприязнь к макакам, и все же отправиться на самостоятельную экскурсию. Для этого, как уже было сказано, надо добраться до гостиницы “Эколодж”, откуда будет идти тропинка с понятными указателями. Они будут вести к пещере летучих мышей.

Для начала вы окажетесь среди деревьев и прочей зелени, которая снабжена табличками, из которых следует, что вы видите какао-дерево, дерево, на котором вызревает дуриан и так далее. Потом будет каучуковая плантация, со сделанным на стволах надрезами и прицепленными чашками для сбора сока из половинок кокосовых орехов. Многие плошки были полными, я уже предвкушал, как привезу и буду показывать слиток настоящего каучука, как оказалось, что он сильно и очень неприятно пахнет. Свежесобранный каучук пах так же, как пахнет выгребной туалет. К слову сказать, есть сведения, что за кражу каучука можно физически пострадать — еще один аргумент в пользу того, чтобы его не трогать.

Неожиданностью для меня оказалось, что ананас вырастает окруженный листьями со множеством острых колючек.

Так рано или поздно вы дойдете до навеса, под которым будет сидеть очередной проводник, который возьмет с вас за посещение пещеры восемьдесят америкоцентов и предложит себя в качестве провожатого, что будет стоить уже шесть долларов. Мы отказались и полезли в пещеру сами.

Ну то есть. сначала нам пришлось до нее добраться, что предполагает легкие акробатические упражнения, а после вы попадаете в зал, куда через пролом еще падает свет, который пропадает окончательно довольно скоро. Так что если собираетесь в пещеру — берите с собой фонарик.

После пещеры мы вернулись на тропинку и продолжили путь в прежнем направлении, пока не свернули направо и не достигли речки. Это было настоящее удовольствие поплавать в чистой холодной пресной воде.

Еда и питье в Букитлаванге

Питательных заведений множество, и все они вас не разорят. В навороченном месте с пиццей и пастой еда в среднем стоила два с половиной, три доллара, мы же облюбовали ресторан, который представлял собой помещение под жестяной крышей, где стояли несколько пластиковых столов со стульями. Вся еда здесь стоила в пределах двух долларов и включала в себя наси горенг, то есть жареный рис, либо просто рис с разными добавками — кусочком мяса, рыбкой, какими-то овощами.

Я попросил, чтобы нам нажарили свежей рыбы, и нашу просьбу удовлетворили. Местная речная рыба напоминала маленьких сомов, стоила в готовом виде восемьдесят центов США за средний экземпляр, и как всякая только что зажаренная рыба была очень вкусной.

Мы несколько дней ходили в этот ресторан, познакомились с его хозяином, которого звали Бамба, и с его женой, которая была в ресторане персоналом. Познакомились и привыкли к курам и петухам, которые бродили по двору под окнами, а ночевали на деревьях.

Настала суббота, и Бамба торжественно пригласил нас в гости на барбекю из петуха. Мы заподозрили неладное, потому что в наличии у Бамбы было два петуха — старый с масляной бородушкой и гребешком и молодой без гребешка и бородушки. Стало ясно, что погибель ждет, скорее всего, того, что помладше.

Мы пришли в тот момент, когда Бамба уже вовсю жарил ободранную тушку с торчащими когтистыми лапами. Через десять минут мы сели за стол, но Марина есть отказалась — получалось, что мы готовимся слопать знакомого. Я тоже не испытывал особого аппетита, но отказаться — означало обидеть Бамбу, который явно гордился своей щедростью. Я съел кусок несчастного петуха, который, кстати оказался вкусным, мы немного поболтали и разошлись.

Скотный двор на следующее утро выглядел осиротевшим. Старый петух, который до этого вечно гонял молодого конкурента, задумчиво расхаживал взад и вперед. Две курицы, каждая с выводком цыплят, бродили в поисках еды. И только Аяма — так звали съеденного петуха — уже не было.

Мы принялись за завтрак, как вдруг как ни в чем ни бывало из-за угла вышел… живой и здоровый Аям.

— Бамба! — вскричал я. — Мы же его вчера съели!

— О, нет, — ответил славный Бамба. — Это был другой аям. Я его купил.

Во время всей этой суеты я как-то совершенно выпустил из виду, что “аям” переводится как курица, и когда мы пару дней назад спрашивали как зовут молодого петушка, то нам просто ответили — “петушок”.

Мы забрали наши вещи, пешком дошли до автобусной станции, сели в маршрутку до Бинджая и примерно через четыре часа оказались в аэропорту Медана.

Острова

В эту поездку мы не посетили ни одного вулкана, хотя в Индонезии их много. Как действующих, так и погасших. В жерле одного из них находится озеро Тоба.

Мы не побывали в Сурабае, куда стоит приехать только ради названия, ну или для того, чтобы сделать татуировку в самом большом в Азии квартале красных фонарей.

Также достойна посещения пещера Лианг-Буа на Флорес, где в 2003 году нашли остатки человека флоресского, рост которого был не больше метра, и он тоже был нашим предком. Короче, мы много чего не увидели.

В связи с чем встает вечный концептуальный вопрос — следует ли стремиться в поездке увидеть как можно больше или же следует беречь себя, не надрываться, и увидеть меньше, но тщательнее? А потом приехать еще раз.

Ответ тут, вероятно, в том, чтобы выделять на путешествие как можно больше времени. Чтобы его хватило на то, чтобы твердо забыть о домашних заботах и легко отдаться пьянящему чувству красоты и огромности жизни, скользя на деревянной лодочке среди тропических островов.


Остров

Ссылки

Брокгауз и Ефрон про колонизацию, Яву и Малайский архипелаг.

Интерактивные карты и спутниковые снимки Бали, Денпасара, Малых Зондских островов, Флореса, Лабуан-Баджо, Саболо, Бидадари, Келора, Ринчи, Комодо, Больших Зондских островов, Явы, Джокьякарты, Мерапи, Боробудура, Прамбанана, Мендута, Суматры, Медана, Букитлаванга и Индонезии.

Имена собственные

Аника Мелати отель и спаAnika Melati Hotel And SpaЛоунли плэнетLonely Planet
БалиBaliМалайские авиалинииMalaysia Airlines
БатавияBataviaМалайский архипелагMalay Archipelago
батикbatikМалиобороJalan Malioboro
бечакbecakМалые Зондские островаLesser Sunda Islands
БидадариBidadariМеданMedan
БинджайBinjaiМедитерранеоMediterraneo
БинтанBintangМендутMendut
Большие Зондские островаGreater Sunda IslandsМерапиMerapi
БорнеоBorneoнаси горенгnasi goreng
БоробудурBorobudurПодземная мечетьUnderground Mosque
БукитлавангBukit LawangПонтианакPontianak
Варунг мамаWarung MamaПравиротаманPrawirotaman
ваянг-кулитwayang kulitПрамбананPrambanan
Висма Леузер сибаякWisma Leuser Sibayakринггитringgit
Водяной дворецTaman SariРинчаRinca
Восточная Нуса-ТенгараEast Nusa TenggaraРок гарденRock Garden
гадо-гадоGado-gadoрупияrupiah
Грин Хилл бутик отельGreen Hill Boutique HotelСаболоSabolo
гудегgudegСонобудойоSonobudoyo
ДенпасарDenpasarСосровиджаянSosrowijayan
ДжакартаJakartaСулавесиSulawesi
Джангл иннJungle InnСуматраSumatra
ДжокьякартаYogyakartaСумбаSumba
ИндонезияIndonesiaСумбаваSumbawa
КалимантанKalimantanСурабаяSurabaya
кассаваcassavaТиморTimor
КеролKerolТобаToba Lake
КомодоKomodoТри топTree Top
КратонYogyakarta KratonУтар лосменUtar Losmen
Куала-ЛумпурKuala LumpurФлоресFlores
КутаKutaЦелебесCelebes
Лабуан-БаджоLabuan BajoЭй-эл-эсALS Bus
Лайон эйрLion AirЭйр ЭйжаAir Asia
Лианг-БуаLiang BuaЭколоджEcolodge
ЛомбокLombokЯваJava

дальше: Индонезийские фотки (5 МБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/mark/indoneziya.html

авторские права: © Марк Олейник, текст, фотографии, 2015–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2015–2017

обратная связь: markoleynik@hotmail.ru, sergei@zharov.com