Джамму и Кашмир
Лунный гималайский маршрут

Введение

Не так давно эти географические названия ассоциировались у слушателей и зрителей с некоей войной и беспорядком, за которыми советские люди должны были следить и сопереживать. Одним из самых часто упоминавшихся мест был западный берег реки Иордан, за ним — сектор Газа и, само собой, Джамму и Кашмир. Сектор Газа навевал ассоциации с немецкими газовыми камерами. Голанские высоты превращались в остатки Голландии, непонятно как оказавшиеся на Ближнем Востоке. Однако именно название северного индийского штата звучало особенно удачно из-за схожести слов Кашмир и кошмар.

Водяная лилия. На озерах в Сринагаре есть целые поля из цветов — лотосов и водяных лилий.

Можно предположить, что большинство читателей газеты “Известия” и даже телезрителей передачи “Международная панорама” вряд ли смогли бы не только описать причины и существо конфликтов в этих местах, но и просто показать их на географической карте. Суть такого положения в том, что по-настоящему реальным был только журналист на телеэкране. В существование обоих берегов Иордана приходилось верить ему на слово. Новости оценивались скорее как репортаж с территории сказок “Тысячи и одной ночи”, нежели из каких-то реальных мест. Массовое представление о предметной географии наступило лишь после начала афганской войны.

Существование Турции и Египта на данный момент доказано. Есть несколько миллионов свидетелей. Доказано существование многих других стран и отдельных мест. Там есть Пизанская или Эйфелева башни, Эскориал или какой-нибудь мост Вздохов. Мосты и башни сфотографированы и сняты на кинопленку, что является доказательством. Про Джамму и Кашмир есть только какие-то обрывочные фразы из прошлого. Что-то вроде “тысячи мусульманских фанатиков взорвали обстановку в этом и без того неспокойном индийском штате”.

Невозможно не поехать в место, которого как бы и нет вовсе. Мы поехали вчетвером. Марина, я и наши друзья Влад и Катя.

Слово “лунный” в названии не несет в себе мистики и не является магометанской приметой типа полумесяца. Просто по каким-то неведомым мне метеорологическим или другим причинам во время всей поездки через Гималаи ясными и не очень ясными днями ехала за нами по небу большая и низкая прозрачная луна.

География и история

Попробуйте представить себе самый север современной Индии, вершину ее континентальной части. Вот этот самый северный индийский штат и называется Джамму и Кашмир. Границы его отнюдь не совпадают с границами княжества Кашмир, которое входило в состав Британской Индии. Южные сохранились, а все остальные изменения претерпели. На западе граница простиралась до нынешней границы самопровозглашенного непризнанного государства Азад Кашмир, Свободный Кашмир, которое де-факто является частью Пакистана. На востоке княжество занимало плато Аксайчин, на данный момент аннексированное Китаем. И, наконец, север. Здесь, в состав княжества Кашмир входили те территории, которые называются сейчас в Пакистане Северными, то есть, по сути, весь север нынешнего Пакистана.

Карта Джамму и Кашмира, индийский вариант. Индийцам кажется, что этот мифический вариант — справедливый. В Пакистане и Китае думают иначе.

Индийская часть Кашмира также может быть разделена на несколько явно отличающихся друг от друга частей. Кашмирская долина с летней столицей штата Сринагаром на северо-западе, часть Пенджабской равнины с зимней столицей Джамму на юго-западе и, отделенное от них Большим Гималайским хребтом, нагорье Ладакх — восточная часть штата.

Такое разделение бывшего княжества отражает его историю, а история Кашмира — это почти беспрерывная череда вооруженных конфликтов.

После того как с запада в Кашмир и остальную Индию пришли арийские племена, эта территория стала индуистской в плане религии. При царе Ашоке распространился буддизм. В основном на востоке области. Далее с севера проник ислам. Конфликт этих трех религий и определил войну как прошлое, настоящее и, вероятно, будущее этого места. Мусульманский Кашмир, индуистский Джамму и буддистский Ладакх, который еще называют Малым Тибетом, вероятно, давным-давно обошлись бы друг без друга, но пока из этого ничего не выходит.

Из интересных фактов можно упомянуть, что, скорее всего, именно в кашмирской долине сохранились генетически наиболее чистые типы ариев, что связывают с изолированностью долины от остальной Индии.

Брахманы из Кашмира — представители жреческой касты — имеют непосредственное отношение к общественной жизни как Индии, так и Пакистана. Что касается Индии, то из брахманской среды вышел премьер-министр Индии Джавахарлал Неру. Кашмирским брахманам также приписывается создание литературного урду — языка, который является государственным в Пакистане.

Княжество Кашмир стало разваливаться на куски после того, как англичане покинули Индию и вместо одной страны появились две. 15 августа 1947 года стало днем независимости как для Дели, так и для Карачи — тогдашней столицы Пакистана.

Пакистан, так же как и Индия, претендует на практически всю территорию бывшего княжества, в связи с чем уже случились три полномасштабных войны: 1947, 1965 и 1971 годов, не считая бесконечных конфликтов. Война 1965 года поражает воображение числом подбитых в ней танков: больше чем по сотне как с одной, так и с другой стороны; конфликт 2002 года едва не закончился применением ядерного оружия.

По сути, боевые действия между Индией и Пакистаном не прекращаются. “Линия контроля”, проходящая по горам и ледникам, в частности, по леднику Сиячен, является воображаемой. И перестрелки, в том числе и на высоте в шесть километров над уровнем моря, — не редкость. Не говоря уже о деятельности разных террористических групп.

За месяц до нашей поездки в штате Джамму и Кашмир прошли массовые выступления. Протестуя против выделения участка леса индуистским паломникам, на улицы вышли сотни тысяч мусульман. После отмены правительственного решения то же самое сделали индуисты, которые блокировали трассу, идущую на Сринагар, и устроили мусульманские погромы. В разных столкновениях погибло около 40 человек. Был объявлен комендантский час.

* * *

В июле, в первый раз собираясь в Кашмир, мы оказались в государственной туристической конторе в Дели.

— Вы обязательно должны туда поехать, обязательно.

— Почему?

— Как почему? Что за вопрос?! Кашмир — это рай.

Маршрут

Место слияния Инда с Заскаром. Река, которая значительно шире, — не Инд, а Заскар. Это уже потом, в Пакистане, Инд превращается в огромную реку с тяжелой серой водой. Здесь — юность Инда.

Основная автомобильная трасса в штате, по сути, является единственной: Джамму–Сринагар–Каргиль–Лех. Далее можно отправиться на юг в Манали, а из Каргиля — в Падум. По территории штата проходят Заскарский, Ладакхский и Больший Гималайский хребты с высокими перевалами, проходимыми только в определенный сезон.

Мы торопились выехать, так как по разным источникам перевалы на дороге Сринагар–Каргиль–Лех закрывались 15 октября. Есть, правда, один справочник, в котором говорится про конец месяца, но, как известно, перевалы закрывают из-за снега, который может пойти, например, и раньше намеченного. Справочник тут не поможет. Вторым сложным моментом был вылет из Леха. Даже в сезон рекомендуется иметь запас в планах в несколько дней, так как рейс по погодным условиям может и не состояться.

Вылет из Дели в Лех не рассматривался, так как с большой вероятностью потребовалась бы акклиматизация к высоте и, следовательно, потеря времени.

Итак, мы планировали лететь на участках Москва–Дели и Дели–Сринагар — это была наиболее ясная часть маршрута. Далее в зависимости от погоды либо проводить время в Сринагаре и окрестностях и возвращаться в Дели через Джамму, посетив или не посетив Каргиль, — первый вариант. Либо, вариант второй, доехав через Каргиль до Леха, лететь в Дели оттуда, при невозможности — в Джамму, либо на машине пробираться на Манали в Химачал-Прадеше. Третий, идеальный вариант предусматривал отличную погоду на каждом из участков и как следствие — поездку из Сринагара в Лех с дополнительной экскурсией в Падум, столицу Заскара.

Итоговый маршрут: Москва, Дели, Сринагар, Каргиль, долина Суру, Лех, перевал Кардунг-Ла, гималайские монастыри, Дели, Москва.

Дели–Сринагар

Международный аэропорт имени Индиры Ганди привели в полный порядок за три месяца с прошлого нашего приезда — все блестит.

Билет до Сринагара стоил 92 доллара и был куплен примерно за три недели до поездки. Авиакомпания “Кингфишер ред” образовалась слиянием “Кингфишер эйрлайнз” с более крупной “Эйр Декан”; символика с зимородком на стойках регистрации, самолетах, проспектах, билетах и прочем сохранена. Если покупать заранее или лететь, когда туристический сезон закончился или еще не начался, то стоимость билета может быть значительно ниже — например, 60 долларов.

Прилетели мы в Дели ночью, около часа по делийскому, вылетали рано утром, поэтому не стали искать гостиницу, а отправились в другой терминал. Наверняка найдется множество желающих, готовых за деньги отвезти вас из международного терминала в местный, как в нашем случае. Этой возможностью следует пренебречь и воспользоваться бесплатным автобусом для транзитных пассажиров, про который надо спрашивать, не выходя из таможенной зоны.

Регистрация рейса на Сринагар начинается не за обычный для Индии час, а за два часа. Есть целый список того, что нельзя брать с собой в кабину и что лучше сдать. Кроме очевидных тюбиков с кремом или зубной пастой, зажигалок и спичек в список входят батарейки, даже для мобильных телефонов, чтобы лишить возможности снимать с воздуха, — все это лучше заранее положить в багаж.

Полет длится около полутора часов. Кормят.

Сринагар

Прибытие

Сринагар (Шринагар, как Шри-Ланка) — “святой город” (другой вариант — “богатый, изобильный”), основан в 3-м веке до нашей эры царем Ашокой, место туристическое. И либо в городе покой, и тогда приезжих как сельдей в бочке, либо беспорядки — и тогда туристов и путешественников можно пересчитать по пальцам. В любом случае ждут их всегда. Мы приехали после закрытия сезона, после недавно прошедших массовых и продолжающихся вялых беспорядков, но стоило нам оказаться в здании аэропорта, как тут же за нас взялись агенты с самыми разными предложениями. Будьте готовы.

Сринагар — город, если можно так выразиться, режимный, поэтому при въезде необходимо будет заполнить анкеты. Возможно, попросят показать вещи.

Сринагар находится от аэропорта на расстоянии 14 километров. Уехать можно на такси, нормальная цена — $6,70, а можно попытаться найти общественный автобус за какие-нибудь 22–44 цента — предположительно. Мы договорились с очень настойчивым владельцем гостиницы, который предложил вернуть деньги, если мы у него поселимся. Если нет, то стоимость проезда — $4,50.

Сринагар — город, в котором много военных. На машинах, блокпостах, просто вдоль дорог полно людей в военной форме с оружием. Кстати, это первое место из виденных нами, где военные были нарочито неприветливы. Угрюмые пристальные взгляды, нежелание отвечать на приветствия. Притом что мы никак не подходили под категорию потенциальных врагов. Мое предположение: так могут вести себя солдаты оккупационной армии. То есть дело не только в возможности получить пулю, но и в самом безрадостном факте нахождения на чужой земле.

Гостиницы

Я читал, что первоначально дело было в запрете для иностранцев покупать землю в Кашмире. Следовательно, и жить на ней. То есть жить можно было только на воде. Якобы именно с тех времен возникла традиция водных гостиниц-лодок.

Плавучие гостиницы на озере. На проводе сидит кингфишер — зимородок.

Плавучий дом (houseboat) — внешне похожее на плоскодонное корыто сооружение. С большой или поменьше открытой площадкой в передней части, где можно на открытом воздухе под навесом пить чай или что там еще, и собственно гостиницей. Помещения — это общий салон в начале, потом столовая, а после коридор, из которого можно попасть в отдельные комнаты-спальни, объединенные с удобствами. К таковым относятся горячая и холодная вода, ванна, сливной туалет. Комнат с двуспальными кроватями может быть две или четыре. Есть выход на крышу, где также можно оттягиваться.

Лодки-гостиницы имеют радужные названия типа “Новых Афин” или “Коронации”; горячая вода не всегда горячая, душем пользоваться затруднительно из-за отсутствия напора, но жить на такой штуковине интересно. Обстановка внутри лодок явно не менялась много лет. И дело даже не в антикварных тумбочках или шкафчиках, которых на дорогих лодках больше, а на других меньше, но все равно есть. Дело, вероятно, в ощущении, что живешь в декорациях, но жить в этих декорациях — старая местная традиция.

Плавучим гостиницам есть где разместиться. Через город протекает река Джелам, есть несколько больших озер — Бод-Дал, Нагин и другие. Гостиниц — сотни. Некоторые из них пришвартованы к берегу, некоторые находятся на открытой воде. Что выбрать — ваше дело, однако надо помнить об одной тонкости: гостиница на открытой воде подразумевает пользование шикарой, лодкой-такси.

Гостиницы делятся на категории “люкс”, “A”, “B”, “C” и “D”. Класс, подозреваю, как и в обычной гостинице, определяется многими вещами, но мы принципиальной разницы не обнаружили.

Гостиницы предлагаются с полным пансионом, или только с завтраком, или только для ночлега. В сезон — официальные расценки “Ассоциации владельцев лодок-гостиниц” — полный пансион на лодке класса “люкс” будет стоить 80 долларов, постой без еды на лодке класса “D” — 11 долларов. Примечание: без налогов и шикары. Ассоциация находится на Резиденси-роад.

Кроме основной ассоциации есть еще несколько групп. Которые объединяют по многу гостиниц. Это, например, “Колу хаузбоатс” и “Шелтер груп ов хаузбоатс”. Контора первой находится напротив гостиницы “Дюк” на озере Бод-Дал, второй — рядом с Музеем на Лал-Манди-роад.

Мы договорились об аренде, может быть, не самой блестящей, но вполне чистой гостиницы “Золотая вершина” с двумя комнатами на открытой воде за 13 долларов, включая налоги и бесплатную перевозку на берег и обратно. От того места на озере Бод-Дал, где находилась гостиница, и до берега, до Бульвара, нас довозили минут за пять–семь.

Султан — хозяин гостиницы — если требовалось, устраивал завтрак или ужин, организовывал лодку для поездки на плавучий рынок, экскурсию на машине по могольским садам, обмен денег и так далее. Вечером он приходил выпивать с нами, курил и рассказывал разные байки, самая занятная из которых была про то, что у местных мусульман нет паспортов. Перепроверить не удалось.

Передвижения

Как обычно, есть такси и рикши. Принципиальное отличие Сринагара от других индийских городов, да и не только индийских, но и всяких других, за исключением Венеции, состоит в том, что здесь множество людей перемещается на лодках, что предстоит и туристам, так как кое-куда, кроме как на лодке, никак не попасть.

Вряд ли вы будете ездить каждый день на рынок за овощами, поэтому имеет смысл рассмотреть единственную длительную поездку, в течение которой можно будет посмотреть плавучие огороды, поля лотосов и водяных лилий, деревни на воде, в конце концов, мосты, путь на которые по земле преграждают блокпосты — вас не пустят.

Официальные цены написаны на синих щитах в местах парковки шикар — 200 рупий в час, примерно $4,50, однако надо знать, что это как бы утренняя цена, днем цены падают, еще больше падают к вечеру. Но и днем и вечером торговаться с вами будут профессионально.

— Вы хотите проплыть по озеру? Нет проблем. Это займет примерно десять часов.

— Нет, это слишком долго! [в ужасе]

— Можно посмотреть за восемь.

— Все равно. Мы хотим за три часа! [решительно]

— Можно и за три. Тогда вы не увидите … [идет перечисление]

— Почему? [с подозрением] Нам говорили, что трех часов достаточно [с хитростью]. Наши знакомые…

— А, знакомые… [думает] тогда другое дело… Можно попробовать…

— Давайте пробовать. [скрывая радость]

— Можно за три с половиной.

— Отлично! [уже не скрывая]

— Мы будем грести вдвоем с Махмудом. Махмуд сильный. Это будет быстро. В общем, 1600 рупий.

— Почему?! [с гневом] Аренда стоит 200 рупий в час, значит, 700 рупий всего.

— Нас двое. Я могу один, но тогда будет очень медленно…

— Ладно. Но подождите… 700 и 700 — это 1400, а не 1600!

— Ладно [уныло], пусть будет 1400.

Особенности торговли с лодочниками подразумевают, что нельзя забывать о двух вещах. Первая: с плывущей лодки в любой момент не уйдешь, и поэтому все вопросы до единого должны быть решены на берегу, потом будет поздно. Второе: лодочник — аналог велорикши, и сильно давить на него во время торговли вроде бы язык не поворачивается — нет колонизаторских навыков, а бедняга будет три часа грести, а не кнопку на моторе нажимать… Если вы так подумаете, то это будет неправильно. Правильно — пытаться понять, ниже какой цены на данный момент не пойдет ни один из трех или пяти лодочников на разных стоянках, где вы торговались.

Еда

Дама в черном. Старый город. Вообще, в Сринагаре — большое разнообразие в смысле женских нарядов. Можно встретить и барышень с голыми руками и открытым лицом.

Панир — на хиндустани “сыр”. Слово пришло из персидского. Делается панир так. Надо взять свежее молоко и поставить его подогреваться. Когда молоко начнет подниматься, добавить лимонный сок. В результате молоко разделится на сыворотку и собственно то, из чего получится панир. В этот момент кастрюлю надо с огня снять, то, что собралось на поверхности, отфильтровать через марлю, промыть холодной водой, отжать и либо подвесить в марле же для удаления остатков жидкости, либо положить в любую форму и установить сверху груз. Это все. Панир будет готов через несколько часов.

Если потом взять простой йогурт. Если взять масалу — смесь индийских пряностей (наверное, ни для кого уже не секрет, что смесь под названием “карри” в индийской кухне не существует — ее придумали англичане для создания “восточного вкуса”). Если взять масалу для приготовления панира, прокипятить йогурт с пряностями, а в получившейся смеси прогреть панир — то это будет хорошо. Почти как в Индии хорошо. Особенно если сварить к этому блюду рис. Такая питательная радость для тех, кто не ест мяса.

Наши друзья Влад и Катя не едят мяса. Могут съесть, но без удовольствия. Первое же место, где мы пообедали в Сринагаре, пришлось им по душе. На вывеске было написано: “Южная индийская кухня. Полностью вегетарианская”. Даал, карри из грибов, острая смесь овощей, рис с овощами, тоже острый, нан, чапати и… панир в соусе.

Панир можно приготовить в разном соусе, его можно поджарить, с ним можно сварить плов, его можно добавить в смеси с зеленью в тибетские пельмени момо, и так далее. Вот, наверное, практически все варианты приготовления панира наши друзья и попробовали и, по-моему, остались довольны. Тем более что куда бы мы ни приезжали, блюда с паниром всегда были в наличии.

Если вы все-таки любите мясо, то вам наверняка понравится кашмирская кухня. Кухня эта интересна отдельными свойственными только ей способами обработки продуктов. В частности, для приготовления гоштабы, которую называют “блюдом королей”, нарезанное небольшими кусочками мясо разбивают в однородную кремообразную массу, куда добавляют топленое масло, различные пряности и прочее. Из такой массы делают большие или не очень (этот вариант называется риста) круглые клецки, которые тушат в йогурте с разными приправами. К кашмирской кухне также относится такая еда из мяса как роган джош, яхни, кофта.

Для ориентации неплохо знать, что рис в меню может быть обозначен как “бата”, а также может встретиться нечто с названием “хак” — это тушеные листья какого-то сезонного местного растения, идентифицировать которое мне не удалось.

Рис — около полудоллара. Рис с овощами, смесь овощей, карри с грибами, панир в соусе — доллар или чуть больше. Гоштаба, роган джош, яхни — три–четыре доллара. Нан, чапати — 5–10 центов.

Алкоголь мы нашли рядом со стоянкой джипов на Бульваре — несколько магазинов, в которых был какой угодно крепкий алкоголь, в районе пяти–шести долларов за 700 мл. Пиво “Кингфишер” — два доллара за бутылку в 650 мл или банку в 500 мл.

Деньги

Курс рупии немного уменьшался по ходу поездки. В Сринагаре он составлял 45 рупий за доллар и 62 за евро. Менял можно найти на озере Бод-Дал, вероятнее всего деньги поменяют в гостинице, где вы остановитесь, либо это можно будет сделать в какой-нибудь конторе на берегу. Мы без особых усилий нашли такую на Бульваре.

Что посмотреть

Кроме уже упомянутой прогулки по озерам, которая действительно интересна, в Сринагаре рекомендуется смотреть могольские сады, в частности Нишат-баг (Сад Удовольствий) и Шалимар-баг (Сад Любви) — вход за $2,20. Кроме этих есть и другие могольские сады по той же дороге, которая продолжает Бульвар. В садах много георгинов и других цветов, что, конечно, должно производить впечатление на индийцев, так как во многих других местах Индии из-за жары такую роскошь не увидишь. Мне же в этих садах понравились чинары — такой вид платана, который растет и в Средней Азии. Конечно, дело в моем азиатском детстве, но, кроме того, чинары в Сринагаре огромные и очень красивые, какими могут быть только деревья со стволами во много обхватов. Под чинарами хорошо лежать и смотреть на солнце сквозь большие пыльные листья.

Заход солнца на озере Бод-Дал

На берегу озера Бод-Дал, со стороны, обратной той, где проходит Бульвар, находится мечеть Хазратбал. Она белая и красиво смотрится со стороны озера. Внутри она совсем небольшая, к тому же в молельный зал не пускают — вернее, пускают, но только мусульман. Мечеть знаменита тем, что в ней хранится волос из бороды пророка Мухаммеда, однако его демонстрируют только по большим праздникам.

В Сринагаре есть одно по-настоящему уникальное место, которое называется Розабал. Это — могила Иисуса. Коран не рассматривает Христа как сына божьего на том простом основании, что у Бога не может быть родственников. Христос в Коране — обычный человек, хотя и великий пророк, вроде Мусы (Моисея), Лута (Лота), Нуха (Ноя) и других.

Будучи человеком, Христос не в состоянии был вознестись. Одна из легенд гласит, что, снятый с креста, он выжил стараниями Марии Магдалины, а потом пустился в странствия, которые и привели его в Кашмир, где он скончался через много лет. Так это или нет, конечно, никто не знает, однако могила действительно существует, и, как пишут, здесь можно почувствовать некую мощную энергию.

Как найти Розабал? Это просто. Надо доехать до мечети Дастгир Сахиб в старом городе — ее все знают — и уже рядом с ней спросить про Розабал. Розабал находится всего метрах в двухстах–трехстах от мечети.

Никакой особой энергии я вблизи Розабала не ощутил, но так как не исключено, что в отношении сути Иисуса прав именно Коран, то мысли при виде могилы человека, которому поклонялись и поклоняются миллиарды людей, возникают свежие.

Опасности

Город набит военными, и если в каком-то квартале происходят беспорядки, то проникнуть туда невозможно. Выставляется оцепление. Чтобы влипнуть во что-нибудь — надо приложить усилия.

Около семи вечера лавки закрываются и жизнь в городе прекращается — на улицах никого нет. Опять-таки, кроме солдат.

Была единственная ситуация, которая заставила поволноваться. Когда мы в первый вечер вышли из ресторана, неожиданно из темноты вылетела большая стая бродячих собак, которые затеяли драку. Нас не тронули.

Сринагар–Каргиль

Конечной целью поездки для нас был Лех, но в случае хорошей погоды и открытых перевалов мы планировали задержаться в Каргиле, для того чтобы съездить в Падум. Для этого необходимо было нанять джип. Известно, что нормальная цена аренды джипа с водителем и шофером на два дня (а именно столько составляет путь до Леха; ночевка в Каргиле обязательна, даже если вы едете на автобусе) составляет 150–200 долларов. В нашем случае торговаться начинали с цены в 190 долларов и очень неохотно сбавляли ее.

Непогода по дороге в Каргиль. Смена погоды в горах происходит молниеносно. Между Сринагаром и Каргилем — Большой Гималайский хребет.

Автомобили предлагают на каждом шагу — при гостиницах, на специальной стоянке с множеством машин… Возникало ощущение, что можно просто остановить любой джип на дороге, и он тут же, бросив все дела, повезет тебя хоть на край света.

В конце концов, мы договорились об аренде с владельцем нашей гостиницы. Итог — 177 долларов за дорогу до Леха, плюс 22 доллара за каждый день простоя в Каргиле. Возможный простой в Каргиле мог состояться по причине путешествия в Заскар. До Падума и назад двое суток, и ехать туда можно только на машине из Каргиля — каргильские водители создали профсоюз, и чужак там не имеет никаких шансов.

Автобус до Леха из Сринагара стоит примерно 11 долларов.

При выборе джипа следует обращать внимание на конструкцию салона. Мы отвергли целый ряд машин из-за слишком маленького пространства между сиденьями. Отобранная машина была наиболее удачна. Расстояние между сиденьями было больше, чем обычно, а за вторым рядом было пространство, обычно пустое, а в нашем случае снабженное двумя дополнительными сиденьями друг напротив друга.

Выехали мы в восемь утра, и к десяти доехали до Балтала, где позавтракали. Следующие полтора часа провели в ожидании разрешения подниматься на перевал. В такой же очереди стояло несколько десятков грузовиков и легковых машин. Наконец, тронулись и въехали в царство высоких гор. Сринагар находится на высоте 1700 метров над уровнем моря. Высота перевала Зоджи, который мы проехали, — 3529 метров.

Мы пересекали Гималаи. По территории штата Джамму и Кашмир проходят три хребта этой горной системы, самой высокой в мире.

На подъездах к месту под названием Драс нас остановили на блокпосту. Рядом с полуразрушенной стеной были поставлены две брезентовые палатки, в одной из них долго переписывали данные наших паспортов. Тем временем небо резко затянуло тучами, подул сильный ветер и пошел снег. Он шел минут десять и так же внезапно закончился.

В Драсе еще была золотая осень. Тепло, и много желтых листьев. Вообще же, если верить индийским источникам, долина Драса второе из наиболее холодных мест на земле. Зимой температура здесь доходит до 45 градусов мороза.

К четырем часам пополудни машина въехала в Каргиль.

Каргиль и долина Суру

Каргиль находится на высоте 2704 метра, а за ближайшей к городу горой начинается Пакистан. Как пишут, когда-то город был важным пунктом на Шелковом пути. Сейчас Каргиль является вторым по значимости и величине в Ладакхе. После Леха. Из города уходит дорога на юг; там, в 243 километрах, лежит столица Заскара — Падум.

Гостиницы

Улица Каргиля. Справа видны горы, за которыми находится Пакистан. Как сказал мне один местный парень: “Там живут бандиты”.

Если идти по главной улице, которая называется Мэйн Базар, то вам наверняка попадутся указатели, ведущие к гостиницам, или просто вывески. Мы таким образом без всякого труда обнаружили несколько гостиниц и зашли в две из них. В первой двух равноценных комнат не было, то есть одна комната была с удобствами, другая — без. Цена после торговли — пять долларов за каждую.

Вариант был неплох, так как внутри было чисто, а удобства были на той же площадке, однако мы решили еще пройтись. И обнаружили гостиницу “Гринленд”, где нас подкупили обещанием горячей воды. Воду долго пытались запустить, но то, что в результате получилось, было едва теплым. Много времени ушло на попытку добиться чистых простыней, что с грехом пополам было сделано. Починить протекавшие в обоих номерах унитазы не удалось, да никто и не пытался всерьез. Цена за номер — $5,50. Мы остались.

Когда мы въехали в город, водитель автоматически привез нас в гостиницу, где мы увидели еще пару европейцев. Выглядела она чуть лучше “Гринленда”, но за номер просили 40 долларов.

Рядом со стоянкой джипов и автобусов находится бюро туристической информации. Не сомневаюсь, что у них также есть информация о гостиницах.

Еда

Азан в Каргиле
49 секунд, 192 КБ

На Мэйн Базар много ресторанов и других заведений самого разного уровня. Можно купить свежие лепешки, которые кроме привычных нанов и чапати могут называться кашмири-роти. Мы обнаружили лавку, где торговали молочными продуктами.

Смесь овощей и даал — доступны, но в Каргиле можно еще найти кашмирскую еду, и это того стоит. В Сринагаре мы побывали в самом, наверное, известном заведении, где готовят блюда кашмирской кухни, — “Мугал дарбар” на Резиденси-роад. В Каргиле есть ресторан “Лас-Вегас”. И кашмирскую еду готовят там не хуже, если не лучше, чем в Сринагаре. То есть отлично готовят.

В Каргиле два ресторана с таким названием. Вам нужен тот, что находится на Мэйн Базар на втором этаже. Еда оказалась дешевле, чем в Сринагаре. Примерно в полтора раза.

Что посмотреть

В Каргиле интересно находиться. То есть каких-то определенных достопримечательностей здесь нет. Есть атмосфера приграничного города, ощущение движения, постоялого двора.

Будда в Санко

За зрелищами надо из Каргиля уехать.

Неожиданно сложно оказалось договориться с каргильскими таксистами. Мы дважды побывали на стоянке, где на ветру, ослепляемые фарами движущихся машин, в пыльных вихрях попытались договориться о поездке в Падум.

Первый раз прошел более или менее успешно. Нам понравился водитель, который свободно говорил на английском, понравилась машина. Неожиданно высокой оказалась цена — 270 долларов за дорогу туда и назад, и мы решили поискать еще.

Вторая попытка закончилась крахом. Таксисты собрались вокруг нас толпой, говорили все одновременно, и лишь один из них — по-английски. У того, с которым мы договорились днем, каким-то образом сломалась машина. Это была первая новость. Вторая заключалась в том, что англоязычного водителя мы ни за что не найдем. И подойдет вот этот или вон тот — все как на подбор хорошие парни. Третья новость — если днем мы слышали о продолжительности поездки в 10 часов, к вечеру она увеличилась до 14. То есть мы успевали приехать в Падум в темноте и в темноте на следующее утро должны были уже уехать.

Мы сказали твердое “нет” и таксисты разошлись, громко переживая ситуацию.

На следующий день мы поехали в долину реки Суру, на советских военных картах называемой Карча-Нар. Водитель сам подошел к нам на улице. Сказал, что слышал в гостинице, что мы ищем машину.

Мы договорились, что за 45 долларов он нас провезет по долине Суру до Санко в 42 км от Каргиля, а в случае хорошей погоды — километров на двадцать дальше, на место, откуда хорошо видны Нун-Кан и Кун, гималайские семитысячники. За дополнительные 22 доллара. Вообще, сложилось ощущение, что дешевле, чем за полдоллара за километр, машину в Каргиле нанять невозможно.

По долине Суру течет одноименная река, кроме того там множество деревьев. Желтые деревья, бирюзовая вода в реке, горы в снегу — красиво. Сразу после выезда из города мы остановились, и водитель показал скалу с высеченным на ней изображением Будды. Скала спрятана за ветвями и листьями, но если вы спросите, то местные наверняка про нее знают.

С дороги перед въездом в Санко открывается красивый вид сверху на долину. Дальше уже пешком надо пройти буквально метров сто, и можно посмотреть на главный здешний аттракцион — девятиметровую статую Будды. И если первое изображение просто вырезано на поверхности камня, то второй Будда — настоящий глубокий барельеф.

Небо покрылось тучами, и мы не поехали смотреть на вершины Нун-Кан и Кун — можно было быть уверенным, что их не видно.

Мы подвезли учительницу местной школы. Она сказала, что слышала, что дорога на Сринагар вчера закрылась. Выпал снег.

Каргиль–Лех

Дорога из Каргиля следует через Заскарский хребет. Дорога хорошая, во многих местах на ней просто оказалось новое покрытие. Минует два перевала: Намиг-Ла — 3760 метров и Футу-Ла — 4108 метров.

Недалеко от первого перевала есть городок, где можно перекусить. На выезде находится буддистский тибетский храм Мальбек-Гомпа, возведенный у подножия скалы, на которой высечен очередной огромный Будда — получается, что он находится как бы внутри помещения, по крайней мере, его ноги. Вход — 45 центов.

После второго перевала дорога проходит вблизи Ломаюру-Гомпы — это очень известный буддистский монастырь. Вообще, после Мальбек-Гомпы появляются ступы вдоль дороги, разноцветные буддистские флажки на веревочках, по-другому выглядят дома — недаром Ладакх называют Малым Тибетом.

Немного о буддизме

Основатель буддизма индийский принц Сиддхартха Гаутама — лицо историческое. Жил он примерно в 6-м веке до нашей эры и происходил из царского рода Шакья, откуда взялось еще одно его имя — Шакьямуни.

Якобы до 29 лет просто наслаждался жизнью, однако прозрел и стал учиться, для чего ушел из дома. Окончательно просветление пришло к нему в 35 лет, под неким деревом, которое изначально не сохранилось в Индии, но сохранилось на Шри-Ланке, куда в свое время был перевезен росток от дерева номер один. Из его ростка было вновь выращено дерево в Индии — круг замкнулся.

Еще одно дерево Будды есть под Равалпинди в Пакистане, в Таксиле — можно посмотреть, и тоже стащить какой-нибудь листок.

Просветление принц сформулировал в виде четырех благородных истин, как-то: существует страдание, существует причина страдания, существует возможность освобождения от страдания и существует путь, ведущий к освобождению от страдания.

Путь, ведущий к освобождению, — так называемый срединный путь. Желания надо лишать страстности, но не избегать их совсем. Буддизм декларирует стремление к терпимости, доброте, мягкости и непричинению вреда окружающему.

Медитация — еще одна характерная для буддизма вещь, так называемое созерцательное мышление, когда внешний и внутренний мир как бы объединяются.

Реинкарнация — перевоплощение в следующей жизни, карма — сумма всех поступков, которая повлияет на реинкарнацию и дальнейшую жизнь, дхарма — закон, долг, добродетель, образец в широком смысле и нирвана — то, к чему надо стремиться, идеальное состояние — все эти понятия есть в буддизме. Но не только. Точно так же они существуют и в индуизме и джайнизме.

Существуют два основных направления в буддизме: северное — махаяна, или большая колесница — и южное — хинаяна, или малая колесница. Нюанс заключается в том, что хинаяна получила распространение раньше — до нашей эры, и собственно название “малая колесница” (или узкий путь) придумано представителями махаяны, которая распространилась позже. Сами южные буддисты называют свое учение тхеравадским буддизмом — “учением старейших”.

Ломаюру-Гомпа, монастырь ордена кагьюпа

Из ясных вещей, которыми одна колесница отличается от другой, можно назвать отношение к принцу, с которого все началось. Если для северных это человек достигший просветления, то для южных Будда не человек, а нечто космическое.

Из житейских вещей различия касаются кармы. Если в варианте хинаяны всякое движение может быть правильным и неправильным, и за неправильное могут заставить ответить, то в махаяне отношение к ошибкам терпимее, потому что есть так называемые бодхисатвы, которые приходят на помощь, если даже человек не совсем прав. Таким образом, иногда можно не соблюдать правила, но все равно надеяться на просветление.

Кроме основных существует масса различных направлений в буддизме. Из них стоит упомянуть о тантрическом буддизме, который распространился примерно в пятом веке нашей эры. Идея этого ответвления в том, что то, какой ты человек, значения вообще не имеет. Имеет значение чтение молитв (мантр), медитация, поклонение своему духовному учителю, всякого рода магия и прочее. Результат — можно в течение одной жизни превратиться в будду.

Упоминание о мантраяне или тантрическом буддизме необходимо, чтобы, наконец, добраться до буддизма тибетского, который получился в результате смешения тантрического буддизма с местными идеями насчет загробной жизни и прочего.

Монастыри-гомпы и ступы — молитвенные сооружения, которые можно встретить по дороге в Лех из Каргиля, — принадлежат школам тантрического тибетского буддизма ньингмапа, кагьюпа, сакьяпа, гелугпа. В частности, монастырь Ломаюру-Гомпа основан последователями кагьюпы.

Есть мнение, что именно в Ладакхе и, особенно, в Заскаре тибетский буддизм сохранился в нетронутом, в отличие от китайского Тибета, виде.

Лех

Столица Ладакха. Стал таковой в 17-м веке, когда был построен королевский дворец, который и до сих пор является самым большим зданием в городе.

Большой молельный барабан

Лех находится на высоте 3505 метров. Если вы влезете на крышу королевского дворца, который стоит на холме, — окажетесь еще метров на сто выше. Это к тому, что если прилететь из Дели на самолете, то можно получить горную болезнь. Головокружение, сильные головные боли, тошнота, упадок сил, плохой, прерывистый сон и прочее. Выход — добраться до гостиницы, пролежать сутки или двое, много пить, глотать анальгин.

Выход номер два: за сутки до высадки выпить две таблетки диакарба, это легкое мочегонное, оно поможет избежать накопления в организме жидкости. После высадки, если симптомы все же появятся, выпить еще таблетку.

Выход номер три: прилететь в Сринагар или Манали и за двое суток добраться до Леха. Такой адаптации, скорее всего, будет достаточно.

В любом случае, по приезде не будет хватать кислорода, но с этим ничего не поделаешь — просто не надо спешить.

Гостиницы

Лех в некоторых его частях производит впечатление города, который застроен одними гостиницами. Их много.

Мы остановились в “Падма отель энд гестхауз”. Найти ее можно, если идти по Форт-роад от центра и искать указатель с левой стороны, ночью он даже подсвечивается. Дальше — по дорожке. Контора, как и следует из названия, состоит из двух частей — гестхауза, где большие комнаты с большими окнами сделаны в ладакхском стиле, удобства общие; и отеля, где комнаты чуть меньше, но зато удобства имеются внутри комнаты и есть горячая вода. Мы поселились в гестхаузе и платили по $6,40 за сутки, наши друзья в гостинице — $12,80. За дополнительные $3,20 можно получить в номер газовый обогреватель.

Гостиница отменно чистая, люди приветливые. Есть прачечная, интернет. Есть возможность заказать джип для экскурсии — в результате переговоров Марина добилась цены значительно ниже, чем в тех местах, где мы узнавали до этого. Есть библиотека с путеводителями и комната для медитаций. Есть цветочки во дворе и ресторан. Короче, почти противно — так все хорошо.

Деньги

Лучший курс — в обменном пункте “Банка Джамму и Кашмира” на Мэйн Базар; если стоять спиной к Форт-роад, то направо. На улице есть вывеска. Надо подняться на второй этаж. В гостинице Влад и Катя платили карточкой, а мы — наличными евро. Так же как и в одной из лавок.

Еда

Житель Леха с молитвенным барабаном в руке. Вращать надо по часовой стрелке. Внутри барабана — мантра, написанная на рулоне бумаги.

Не буду описывать чоумейн или лимонный, вполне европейский торт, которые тоже без особых проблем можно найти в Лехе. В Лехе надо есть тибетскую еду. В Лехе надо есть момо.

По виду, момо — обыкновенные пельмени, крайние части у которых могут быть скреплены или оставлены свободными как у вареников. В качестве начинки выступают овощи, овощи с сыром (панир), просто сыр, шпинат с сыром, просто шпинат и, конечно, баранина. Возможны другие варианты. Интересно, что в тех местах, где мы побывали, предлагали или исключительно вегетарианские момо, или исключительно с бараниной. Лишь в одном можно было заказать разные виды.

Момо готовят на пару или жарят. Жареный вариант носит название котай. Стоит порция момо из десяти штук $0,85–$1,10 — принято просить не “десять штук” и не “порцию”, а “тарелку”.

Не стоит избегать тибетских супов. Суп может носить название тукпа, тантук или “special noodle soup” плюс название ресторана — это не столь уж важно. Составляющие — бульон, овощи, омлет, лапша, грибы или панир — одинаковые. Супы отличаются только тем, какие именно из составляющих входят в состав. Как пишут, может быть и мясной вариант. Супа подают много. Не как в Китае, но все равно для одного человека чересчур.

Есть комбинированные с момо варианты супа. Например, вегетарианский момо суп с сыром: лапша, бульон, овощи, панир, десяток момо.

Можно попробовать цампу — это довольно жидкая каша из ячменя. Или тибетский хлеб тингмо — представляет собой нечто похожее на кекс домашнего изготовления. Диаметр — около 30 сантиметров, высота — около пяти. Говорят, что обычно эта штука по размеру меньше. Вернее, хозяйка ресторана хвастала, что у нее тингмо самые большие.

Вся тибетская еда имеет одну особенность — за исключением момо с бараниной, она практически не соленая и без специй. Исправить это не сложно.

Как обычно, надо помнить о том, что еды принесут много.

Азан в Лехе
44 секунды, 174 КБ

Цампа — 75 центов, чоумейн — $1,20, тингмо — доллар, тантук с яйцом — 85 центов, тукпа с яйцом и сыром — $1,30, “Norlok special noodle soup” — $1,30. “Норлок” — это ресторан. Находится недалеко от мечети, в конце улицы Мэйн Базар, на втором этаже. В обеденном зале висит плакатик, который уверяет, что в этом заведении самые лучшие вегетарианские момо в мире. Это не совсем так. В частности, в заведении “Коконор” все на той же Мэйн Базар и напротив уже другой мечети вегетарианские момо уж точно не хуже, однако и в “Норлоке” совсем неплохо кормят.

Место это, вероятно, известно среди белых путешественников, так как на стенах много бумаг с призывами, например, заняться рейки, переводами высказываний далай-ламы на английский и так далее. К цене каждого блюда берут лишние 10 центов на дело борьбы за освобождение Тибета. Кому-то эта неожиданная революционность может, вероятно, улучшить аппетит.

На Форт-роад есть магазин со спиртными напитками. $5,50 за 700 мл рома, $1,20 — 650 мл крепкого, девятипроцентного пива “Кингфишер”. Кстати, выпивали мы довольно много и каких-то особых последствий, несмотря на высоту, не заметили.

Что посмотреть

Старый город в Лехе — это всамделишная старина. То есть старыми являются не только дворец или храмы, а собственно дома и улицы, которые при царе Горохе кто-то как мог смастерил из глины и камней на чудовищно крутых склонах, и такими они и остались — закопченными, узкими, неудобными. Там живут.

Марина на последнем этаже королевского дворца. Внизу — Лех, за спиной — Заскарский хребет. Одежда рыжего цвета сделана из верблюжьей шерсти, крашенной кустарным способом; называется “перан”. Такую одежду носят в мусульманской части Джамму и Кашмира.

В старом городе есть крошечный храм Чамба-Гомпа с большой статуей будды Майтрейи и фресками внутри. Храм сложно найти, но если захочется, то начинать надо от конца улицы Мэйн Базар, оттуда, где находятся ресторан “Норлок” и мечеть. Входить в старый город лучше рядом с большой белой ступой, в нижней части которой на красноватом фоне есть барельеф кого-то, кто скачет на коне. Второй ориентир, уже внутри старого города — три маленьких ступы, желтая, белая и фиолетовая, которые находятся как бы на втором этаже некоего сооружения на столбах. Все сооружение, включая столбы, разрисовано и покрыто резьбой, есть надписи. Кстати, такие штуки встречались нам несколько раз, так что наверняка они имеют какое-то название.

У постройки, которую я описываю, в нижней части между столбами сложены мешки с землей. Если вы стоите к ней лицом, то надо обогнуть ее слева, и на узкой крытой темной улочке практически сразу справа будет маленькая ничем не примечательная дверь. Это вход в Чамба-Гомпу.

Мы не сразу отыскали это место, а когда отыскали, то оказалось, что гомпа закрыта. Пришлось привлечь местного жителя, который нашел человека с ключами в одной из ближайших лавок. Прилично оставить небольшое пожертвование.

Немного дальше и значительно выше находится монастырь Махакали — яркий, с большой наружной площадкой, откуда открывается отличный вид на старый город. Монах успел запереть дверь, но по нашей просьбе открыл. Внутри — старые танка — тибетские тряпичные иконы — некоторые от времени совсем потемневшие.

В королевский дворец Леха можно добраться по крайней мере двумя путями. Один предполагает маршрут через старый город и кажется вполне естественным — до дворца вроде бы рукой подать. Мы этим путем и пошли.

Тропинка пролегала все круче и круче, пока мы, наконец, не оказались на практически отвесной скале, и назад вернуться возможности уже не было. Пришлось карабкаться дальше. В общем, со скрипом, но мы добрались. Причем, как выяснилось, потянули за собой наших друзей, которые шли за нами, а мы их не видели.

Другой путь пролегает по объездной дороге на севере города. Если ориентироваться на поле для поло (любой покажет направление, в котором оно находится), то после того как его пересечете, вы и очутитесь на объездной дороге. По дороге надо будет пойти налево, и буквально через 20 минут без всяких хлопот вы дойдете до дворца.

Пуджа в гомпе Сома
45 секунд, 175 КБ

Этот дворец построен примерно в середине 17-го и оставлен примерно в середине 19-го веков. После он был заброшен, а королевская семья перебралась в новый дворец, который построили в Стаке недалеко от Леха.

Издалека дворец напоминает слегка суживающийся кверху многоэтажный дом советской постройки. Одинаковые ряды окон и балконов. Гладкие однотонные стены.

Всего во дворце девять этажей, однако когда вы входите в него, то сразу попадаете на третий. Внутри — множество пустых и частью совершенно темных комнат, но лазать по ним интересно, потому что оказываешься в лабиринте с неожиданными ступеньками, маленькими окошками и прочим. Верхние этажи соединены между собой приставными лестницами. Перил нет. На одном из самых верхних этажей сохранились остатки настенных росписей и резьбы на потолочных столбах.

Вид на округу с крыши дворца можно использовать для ориентирования — Лех картой лежит под ногами.

Главная гомпа Леха называется Сома. Это такой главный буддистский храм. Он большой. Я зашел туда во время пуджи — некий аналог мессы, чтение молитв священником с участием хора из прихожан. Удивило, что при всей толерантности буддизма оказалось, что женщины и мужчины сидят отдельно. Еще удивило, что при входе публика не просто кланялась алтарю, а прямо ложилась на пол — такую степень приниженности я не видел в храмах других религий. Рядом с гомпой находится Буддистская ассоциация Ладакха. Именно эта контора подбивала местных на выступления против власти.

Ступы в Чогламсаре

Из многочисленных ответвлений тибетского тантрического буддизма обычно знают два: сакьяпа — “красношапочники” и гелугпа — “желтошапочники”. Шанкар — монастырь ордена гелугпа. В монастыре есть двадцать монахов и резиденция главного ламы ордена в Ладакхе. Ни главного ламы, ни монахов мы не увидели. Несмотря на то что в путеводителе было написано, что посещать монастырь можно только в определенные часы и за деньги, мы приехали в неурочное время и просто зашли. Как уже говорилось, внутри мы не встретили ни одного человека.

От Шанкара есть дорожка к другому монастырю — Намгъял-Цемо, он находится позади и метров на двести выше королевского дворца, от которого туда тоже есть путь.

Примерно на такой же высоте находится Шанти-ступа — построенное на деньги японской буддистской секты сооружение. Его, так же как и королевский дворец, видно из любой точки города и, следовательно, можно использовать как ориентир. В частности, если двигаться в сторону Шанти-ступы, то рано или поздно можно попасть в Чангспу — деревню, пригород Леха, где также много гостиниц, очень тихо и уютно.

Гималайские монастыри и перевал Кардунг-Ла

Дверь в монастыре Химис

Дорога на юг из Леха проходит вдоль реки Инд. Буквально в десяти минутах езды по ней находится Чогламсар. В этом месте живут тибетские беженцы, здесь находится Центральный институт буддистских наук, здесь можно посещать курсы медитации, в конце концов, тут находится резиденция далай-ламы и, вероятно, можно с ним повстречаться.

Химис. Чтобы попасть в этот монастырь, надо через Инд перебраться, а потом довольно долго ехать в гору. Когда добираешься до места, невольно задаешься вопросом: как в начале семнадцатого века могли все это построить? Конечно, это не египетские пирамиды, но от реки далеко, а каждую доску или кирпич надо было как-то сюда доставить. Внутри мы нашли двух монахов, один из которых пропел молитву, показал нам храм, потом улегся рядом с входом и заснул. Второй был обнаружен на задах монастыря, где он говорил по мобильному телефону.

Монастырь мне понравился. Внутри сразу появилось ощущение легкости и покоя, какое бывает в только по-настоящему религиозном месте, вне зависимости от того, исламское ли это место, православное, буддистское или еще какое.

Вход — 45 центов.

Тикси. Здесь, в отличие от первого места, людей было много. Монахи, ученики монахов, туристы, при входе в монастырь — продавец сувениров из лавки. Тикси — один из самых популярных монастырей в Ладакхе. Отличный вид сверху — монастырь находится на высоком холме, множество храмов на нескольких этажах, — все парадное, блестит. За вход должны были взять деньги, те же 45 центов, но, видно, забыли.

Ше. Здесь когда-то была столица Ладакхского княжества. Собственно от города ничего не осталось, кроме дворца, во внутренний храм которого мы никак не могли попасть — оказалось, что надо подняться на самый верх по лестнице справа. Есть несколько лестниц внутри дворца; в частности, две идут от входа; имеется в виду та, которая ведет на крышу. Если вы найдете храм, то сможете увидеть старые, очень темные фрески и двенадцатиметровую статую Будды, установленную в первой половине семнадцатого века.

Молитвенный барабан в Тикси
38 секунд, 151 КБ

С площадки в задней части дворца хороший вид на долину, в которой, в частности, множество старых чортенов — тибетских белых ступ. Ступ вообще много вдоль дороги. Белые ступы на пустынной земле, близкие горы и ослепительно синее небо.

Вход в храм стоит стандартные 45 центов.

После Ше мы поехали в Стак — новый дворец князей Ладакха, куда они переселились примерно в середине 19-го века. Во дворце нам сказали, что наступила зима и все закрыто. Мы предложили деньги, но от них отказались, и мы поехали домой. Вся поездка заняла около пяти часов.

Кардунг-Ла

“Ла” означает “перевал”. Ладакх — “страна множества перевалов”.

Кардунг-Ла — Паучи на советских военных картах — считается самым высоким перевалом в Ладакхе, 5602 метров над уровнем моря, что делает его и самым высоким в мире перевалом, который можно пройти на машине. Что отмечено на установленной на перевале доске.

Увы, спутниковый навигатор на высшей точке перевала показывает только 5364 метра. Причина в том, что на старых британских картах тропа — как и сам перевал, определяемый именно тропой — проходила слегка в стороне, и действительно через 5602 метра. Нынешняя дорога находится гораздо ниже. Как и мемориальная доска. В Ладакхе, в таком случае, есть более высокие перевалы, а в Тибете можно найти и более высокие автомобильные. Рекорды все равно официально не отменяют, а доску не переносят — с ней рядом можно эффектно сфотографироваться. В любом случае, Кардунг-Ла — это высоко.

Колокол перед молельней на Кардунг-Ла
17 секунд, 67 КБ

Для посещения перевала необходимо получить разрешение, которое оформит та контора, у которой вы будете нанимать машину. Цена стандартная — $2,10 за человека.

Николай Рерих, который начал свою экспедицию по Центральной Азии из Сринагара и через Каргиль достиг Леха, далее пошел через Кардунг-Ла в долину Нубры. Не надо быть живописцем, чтобы оценить виды, которые открываются при подъеме на перевал. Надо быть мужественным человеком, чтобы пешком, с караваном преодолеть такую преграду, как это сделал Рерих.

Подъем на машине занимает полтора часа. Наверху можно героически фотографироваться, ударять в колокол перед маленьким храмом. Или посетить один из туалетов, которых на вершине удивительно много.

Выше нас летали птицы.

Обе экскурсии обошлись в 64 доллара.

Лех–Дели

Все рейсы из Дели в Лех и назад происходят только ранним утром — это связано с тем, что плотность воздуха, и так разреженного, после восхода солнца уменьшается, и в этом смысле выбирать более ранний рейс выгоднее — меньше шансы на отмену из-за низкой грузоподъемности самолета в разреженном воздухе.

Полеты из Леха иногда откладывают. На несколько часов. На сутки. Или больше. Поэтому правило номер один гласит, что надо иметь запас хотя бы в два дня для перелета в Дели или куда там еще. Правило номер два состоит в том, что в день перед полетом надо посетить представительство авиакомпании, которой вы летите, и осведомиться, состоится ли рейс. В частности, конторы “Джет эйруэйз” и “Кингфишер ред” находятся на Мэйн Базар.

Третье правило — подтвердить билеты как можно раньше — прописано в одном путеводителе как очень важное. В нашем случае женщина из “Кингфишер ред” сказала, что это не обязательно, но, возможно, дело было в том, что закончился сезон. Короче, в любом случае, привычка подтверждать билеты — это хорошая привычка.

И, наконец, четвертое — в аэропорт надо приехать за два часа до отправления рейса. О такси надо договориться с вечера — Лех такси не переполнен ($3,20 за 5 км — нормальная цена). Время в аэропорту уйдет на подробную проверку багажа, на упаковку в багаж всего того, что нельзя взять в кабину (см. описание рейса в Сринагар), на регистрацию в книге для иностранцев. Отдельным неожиданным номером программы может быть приглашение опознать свой багаж после того, как вы его сдали. Марина сталкивалась с подобным порядком в Индии лет десять назад, так что это не новинка.

Билет стоит 102 доллара. Лететь чуть больше часа.

Дели

35 градусов тепла. Терминал делийского аэропорта, куда прибывают самолеты местных линий, находится гораздо ближе к городу, нежели международный. То есть по сути аэропорт находится в Дели. Нам надо было в Низамуддин-басти.

Женщина из Делийской корпорации туризма в Индии, одного из официальных туристических информационных центров, на вопрос о такси ответила четко — 10 долларов. Мы решили поискать автобус до Коннот-Плэйс за 10 центов, а потом нанять рикшу. Не сложилось. Нас отправляли то в одну сторону, то в другую. Точно удалось выяснить, что нужный автобус зеленого цвета. С этим были согласны все.

Таксисты просили от $8,50 до 15 долларов. Мы отошли немного в сторону и нашли машину за $4,25.

Гостиницы

Когда мы спросили в Делийской корпорации про гостиницы в Низамуддин-басти, нам ответили, что бюджетных гостиниц там нет, однако мы все равно поехали туда. Нас по-прежнему не привлекал Пахарганж или Коннот-Плэйс, а в Маджну-ка-Тилла мы уже жили.

В первый свой приезд в Дели мы обнаружили в Низамуддин-басти очень чистое и красивое место, прохладное, с выложенными мрамором полами. Номер с кондиционером — 30 долларов. Вход в эту гостиницу немного перестроили, и мы ее не идентифицировали, к сожалению. Может быть, там поселитесь вы. Это “Суфи резиденс” — “Резиденция суфиев”. Мы остановились в “Аль-Рахман пэйинг гестхауз”, который находится в соседнем здании. 21 доллар за номер с кондиционером. Нам с Мариной достался номер на втором этаже с двумя двуспальными кроватями. Если бы мы сняли его на четверых, за него бы пришлось заплатить 28 долларов.

К “Аль-Рахману” претензий нет. Были мыло, зубная паста и полотенца, а простыни, которые не понравились, просто заменили. Не на свежие, а на новые. В Низамуддин-басти еще имеет смысл поселиться, потому что здесь нет туристов. Вы будете редкой птицей.

Еда

Если дойти до перекрестка улиц, на одной из которых находится “Аль-Рахман”, а другая ведет к дарге Низамуддина, и свернуть налево, то сразу с левой же стороны будут два ресторана. В обоих залы для тех, кто пришел с барышнями, находятся на втором этаже.

Один из ресторанов, неуютный и не очень чистый, имеет преимущество в том, что рано открывается. Во втором, с большим выбором блюд, кондиционером, какими-то зеркалами и оборотистым персоналом, недостаток в том, что начинает он работать только с 12 часов дня. Вкусно кормят и там, и там. Самое дорогое блюдо, которое мы заказывали — курица тандури, то есть испеченная в специальной печи-тандуре курица, небольшая, но действительно целая курица, — обошлась в $2,60.

Если вы питаете пристрастие к южноиндийской кухне, хотите, чтобы было очень чисто, а официанты не отходили от стола в ожидании ваших пожеланий или вопросов, то вам путь в “Сагар”. Это сеть ресторанов. В Дели их 18.

Мы побывали в “Сагаре”, который находится в богатом районе Дифенс-колони (надо спрашивать “Дифенс-колони маркет”). Имеет смысл подняться на третий, последний этаж ресторана. Будет вид. Особенно в вечернее время, когда сверкают витрины, швейцары и отели с автомобилями. Самый дорогой рассчитанный на одного человека набор еды — вегетарианское тали, два доллара.

Менеджер беспрерывно говорил, полы беспрерывно натирали, молниеносно доставляли груды еды. Короче, это вариант “Макдоналдса” с вкусной и здоровой едой. Как бы парадоксально это ни звучало.

Практически дверь в дверь с описанным находится “Сагар” невегетарианский, хотя там ощутимо дороже.

Ошибкой с моей стороны было съесть порцию кебаба из молотого мяса на ночном рынке в Низамуддин-басти. Четыре кебаба и две лепешки стоили недорого, 85 центов, но отравился я прекрасно.

Кроме бананов и яблок мы в этот раз обнаружили фрукт, который называется шарифа, кремовое яблоко. Внешне шарифа похожа на артишок, то есть на что-то вроде шишки с крупными чешуйками серовато-зеленоватого цвета. Помыть, разломать руками и съесть сердцевину — вкус, который не описать, но приятно и сладко. Есть косточки. Стоит $1,30 за килограмм.

Про напитки, алкогольные и прохладительные, как и про другую еду в Дели информацию также можно получить из предыдущего отчета по Индии.

Что посмотреть

Могольские сады и усыпальница Хумаюна. Находятся напротив полицейского участка в Низамуддин-басти, через дорогу под названием Матхура-роад. Есть подземный переход.

Можно провести полдня, так как кроме самой усыпальницы внутри есть множество разных зданий, красивых и интересных.

В зданиях есть лестницы, тупики, переходы, колонны — словом, все для того, чтобы практически любой мальчик лет десяти был счастлив здесь полазать.

Взрослым это тоже может доставить удовольствие. Главное — отрешиться от того, что, якобы, в такой ситуации прилично замереть и нечто такое почувствовать. Типа течения веков. И мимолетности земной славы. Хотя все так. И века текут, и слава мимолетна.

Еще мне понравились стаи зеленых попугаев, которые перелетали с одного олеандрового цветущего дерева на другое, какое-то паукообразное существо — несколько таких полукрабов-полупауков мы с Мариной обнаружили под водой в маленьком бассейне у начала дорожки, ведущей к усыпальнице, — и возбужденная, с широко открытыми глазами барышня с большим фотоаппаратом, с которой я столкнулся внутри мавзолея. Она выглядела так, словно рассчитывала через секунду встретить самого Хумаюна и поцеловать его, что-ли.

Вход — $5,30, но есть еще участок сада с деревьями и лужайками, куда можно пройти бесплатно и поваляться, например.

Вечерний намаз в Пурана-Киле
26 секунд, 104 КБ

Пурана-Кила (Старая Крепость). Считается, что территория современного Дели объединила территорию семи исторических городов, которые в разное время основывали те или иные правители.

Восьмой город, от которого ничего не осталось, и который упоминается еще в “Махабхарате”, якобы был именно здесь, на территории Пурана-Килы. То есть примерно за 1000 лет до нашей эры здесь уже жили.

То, что мы видим сейчас, построено в 16-м веке. Тем же Хумаюном.

Много все того же красного песчаника, что и в могольских садах. Здания вообще очень пропорциональные — и в целом, и в деталях. Я подумал, что подобная мусульманская архитектура — великолепное достижение гармонии, не меньшее, чем готические соборы или Парфенон.

Имеет смысл отдельно поискать восьмиугольную башню, в которой вроде бы была библиотека, и в которой, полетев с лестницы, разбился насмерть Хумаюн — второй из Великих Моголов. Поставил точку.

Достойно выглядят лужайки с розовыми кустами. За одним из них мы увидели милующихся юношу с барышней, позы которых выглядели в точности как в индийском фильме. Понятно, что они могли изображать любимых героев, но, скорее, наоборот — “индийское кино” существует сначала на улице, а потом на экране.

Вход — $2,15.

Направо от входа в Пурана-Килу — дорожка, которая ведет к входу в делийский зоопарк. Про него нам рассказали, что там созданы чрезвычайно гуманные для животных условия, в частности, огромные вольеры. Беда одна: из-за величины вольеров самих животных часто не видно.

Ворота Индии. Этот монумент можно и не посещать — по виду это просто большая триумфальная арка, однако если придти вечером, то рядом будет полно местных, которые прогуливаются, что-то едят, покупают сувениры, короче, проводят время. Даже в будни. Если интересно, то вперед. Помнить надо только о том, что вокруг здоровенные автострады, на которых сложно поймать рикшу. И перейти их сложно. Для этого нужна сила духа.

Резьба по камню в комплексе Кутб-Минар. Такая зримая красота языка, мысли.

Кутб-Минар. В самом конце 12-го века Дели захватили афганцы — был такой поворот. И не в последний раз. Например, того же Хумаюна выгнал в Персию тоже афганец — Шер-шах. Однако это было уже в 16-м веке. В 12-м во главе афганцев был некто Мухаммед Гури, который завоевал всю Северную Индию. После чего умер.

Дели стал контролировать один из военачальников Мухаммеда Кутб уд-Дин Айбек — освобожденный раб Гури.

Вот он-то и решил построить гигантскую мечеть и не менее гигантский минарет (72,5 метра), который успел довести только до половины. Мечеть построили из остатков делийских индуистских храмов.

Кутб-Минар — то есть минарет бывшего раба Кутба — это одно из признанных чудес света.

Рядом с минаретом находится нечто, что я мечтал увидеть с детства. Это железная колонна, которая стоит больше чем полторы тысячи лет и не ржавеет. На ней есть надпись на санскрите. В детстве я видел фильм, в котором, по мнению автора, эта колонна являлась доказательством высадки на Землю пришельцев, так как, несомненно, была сделана из инопланетного сверхчистого железа.

Колонна действительно оказалась практически не ржавой. А из опытов, которые провели ученые, следует, что ее состав на 98 процентов — чистое железо. Вряд ли есть много людей, которые верят в пришельцев, но это не значит, что пришельцы не существуют.

Инопланетян рядом с Кутб-Минаром мы не встретили, зато увидели толпы делийских школьников из разных школ. Почему из разных? Потому что они были одеты в однотипную форму, которая отличалась от формы других школ цветом, фасоном, деталями. Мне понравился такой подход. Одинаковая школьная форма в масштабах страны — нелепость, но одинаковая в каждой отдельной школе — нормально как способ воспитания скромности или гордости.

Билеты в комплекс продаются через улицу от входа за $5,30.

Дилли Хаат
59 секунд, 231 КБ

Дилли Хаат. Находится рядом с большой развязкой кольцевой дороги и Ауробиндо-марг. Дилли Хаат — это туристический аттракцион, суть которого в возможности на одной площадке посмотреть образцы ремесел из всех частей Индии, попробовать еду, характерную для Пенджаба, Шри-Ланки, Ладакха, других частей Индии.

Все правда — полно всяких ремесленных штук, начиная от шарфиков, заканчивая коврами и деревянными змеями в натуральную величину. Одна из самых заманчивых для меня вещей, которую видел только там, — гербовая бумага определенной стоимости за лист, с марками — все это разных княжеств, в частности, Раджастана. Времени, понятно, до обретения Индией независимости. На листах кроме герба и названия княжества — обязательная картинка, слон, птица или еще чего; наклеена марка — можно написать привет милой и послать письмо со слоном. Стоит примерно 10 долларов. Не купили.

В кафе, которых в Дилли Хаат больше двадцати, основная публика — это индийцы на отдыхе. Интересно наблюдать. Мы попробовали еду в двух разных местах, ожидаемо она оказалась вкуснее там, где было больше людей. Стоит еда ненамного, но дороже, чем обычно в туземных ресторанах.

Вход в Дилли Хаат — 30 центов с головы. На входе есть полицейский, надо показать, что в рюкзаке, и пройти через металлодетектор. Мы ушли из Дилли Хаат, а потом захотели вернуться — полицейский пустил нас по старым билетам.

Через дорогу от Дилли Хаат находится большой базар. Надо перейти улицу через подземный переход, и можно приобрести фрукты или, например, алкоголь — в правом конце базара есть несколько лавок. Удивительная надпись есть на щите рядом с ними — “взрослому человеку более 36 литров крепкого алкоголя одномоментно отпускать запрещается”.

Дигамбара Джайн. Джайнский храм. Положено снять перед входом обувь и носки, оставить снаружи все предметы из кожи — ремень, например, — помыть руки и ноги. Нам не дали взять с собой рюкзаки. Фотографировать тоже нельзя.

Одна из сторон джайнизма — не причинить вред чему-либо живому. Поэтому сильно продвинутые джайны ходят в марлевых повязках, чтобы не скушать какую-нибудь мошку.

Дигамбара — одно из двух направлений в джайнской религии. Переводится, в том числе, как “обнаженные”. Среди прочих идей этого направления — нудизм.

Внутри храма на втором этаже — прохладно и интересно. На первом есть комната для медитаций, можно зависнуть. Снаружи храм украшен свастиками. Много цветов. Если обойти храм справа, то будут больница для птиц и столовая.

Вход свободный.

Соборная мечеть Джама Масжид. Находится недалеко от форта Лал-Кила и Дигамбар Джайна. Надо спросить, все знают.

Место посещения не стоит. На входе вымогают деньги за хранение обуви, за фотографирование внутри мечети, пытаются навязать какие-то книжки, короче, хочется дать по морде.

Мы зашли по очереди, оставляя вещи друг другу.

Мечеть большая и в духовном плане похожа на высохший колодец — кажется, что в универсальном магазине больше божественного, чем в этой мечети. Причина такого положения дел осталась мне неясной.

Развалины мечети в Фироз-шах Котла. У этого михраба — ниши, показывающей направление на Каабу, в котором надлежит совершать намаз, — молился Тимур.

Фироз-шах Котла. На этом месте был пятый из исторических городов Дели.

Может оказаться, что место это рикша знать не будет. Тогда вам надо попросить отвезти вас к издательскому комплексу “Индиан экспресс” на Бахадур-Шах-Зафар-марг. Стоя лицом к комплексу, развернуться налево и идти, пока не упретесь в перпендикулярно отходящую от магистрали дорожку. Она приведет к воротам, где вам продадут за два доллара входной билет, и за которыми будет находится нужное место.

Что есть? Есть живописные развалины среди зеленых лужаек и деревьев. На руинах видели попугаев, стаю обезьян и змею. На лужайках — пару белок, пару самостоятельных собак и пару охранников, которые непонятно что охраняли.

Есть четырехэтажное сооружение за железным забором — один из дворцов султана Фироз-шаха. Сооружение надо обойти, и если ничего не изменится, то на задах с левой стороны найдете дырку на месте выломанного прута. Внутри дворца есть летучие мыши и множество кошек. Кроме того, копоть на стенах, цветы и разложенные в некоторых местах сладости наводят на мысль о неких религиозных ритуалах. Над остатками сладостей жужжат десятки и сотни шмелей.

Если подняться на крышу, то там будет колонна царя Ашоки, трофей, установленный Фироз-шахом в знак победы над индийцами. Колонна вполне целая и гладкая. В одном месте есть несанкционированная надпись, сделанная неизвестным хулиганом тысячи полторы лет тому назад.

Рядом с дворцом — самая интересная руина, остатки мечети, в которой молился Тимур после завоевания Дели. На наших глазах в развалины пришли несколько мужчин и стали совершать в руинах намаз, совершать на том месте, на котором, вероятнее всего, когда-то стоял Тамерлан.

Лакшми Нараян. Построенный недавно по сравнению с другими, в первой половине 20-го века, индуистский храм. Входить обязательно без обуви, фото- и видеотехника запрещены. Вход бесплатный, зато на выходе попросят что-нибудь пожертвовать. Можно уклониться.

Во внутреннем дворе картина вообще напоминает детский сад для великанов, такие огромные пластмассовые слоны и прочие фигуры там расположены.

Вполне можно сравнить постройки Лакшми Нараяна с чем-то кондитерским, типа шоколадного торта, украшенного свастиками. Интересно, сколько должно смениться поколений, чтобы мы перестали реагировать на этот знак с гадливостью?

Обсерватория Джантар Мантар. Построена в начале 18-го века. Представляет собой вполне сохранные сооружения из красного кирпича, плюс деревья и лужайки. Про сооружения — ничего не понятно, но под деревьями можно спасаться от жары, пить пиво, спать. Я спал. Вход — два доллара.

Отъезд из Дели

Представительство “Аэрофлота” находится на юг от Коннот-Плэйс на улице с интересным названием Толстой-марг — в общем, на улице имени Льва Толстого. Там надо подтвердить билеты.

Вылет был ранним утром, и практически всю ночь мы провели в аэропорту. Запомнились невежливый продавец в дьюти-фри и парень из службы безопасности, который, обнаружив у меня пачку сигарет, стал допытываться, где это я собираюсь курить при отсутствии спичек. Я сказал, что на родине.

Занавес опускается

Известно, что никогда не надо говорить “никогда”. И это, в частности, касается путешествия в Индию. Которая является страной такой большой и такой разнообразной. Ведь остались неохваченными Агра и Тадж-Махал, Варанаси и Дхармсала, Дарджилинг с его приятным климатом и первоклассными чайными плантациями, пустыня Тар в Раджастане, где разноцветные города, или вот Андаманские острова, откуда родом был верный дикарь Тонга, персонаж повести “Знак четырех” из серии историй про Шерлока Холмса.

Лучше скажем “пока”. Пока мы опустим занавес и не будем печальными. Ведь кроме Индии есть еще весь остальной белый свет. И нам туда.


Снежные реки Гималаев

Ссылки

http://www.indianembassy.ru — информация о получении индийской визы в России.

http://www.indianconsulate.ru — консульство Индии в Санкт-Петербурге.

http://www.indianembassy.se — посольство Индии в Стокгольме.

“Северная Индия”, Давыдов А.В.

Статья из энциклопедии Брокгауза и Ефрона

Про индо-пакистанские войны

Имена собственные

Азад КашмирAzad Kashmirмантраmantra
АксайчинAksai ChinмантраянаMantrayana
Аль-Рахман Пэйинг гестхаузAl Rahman Paying Guesthouseмасалаmasala
Андаманские островаAndaman IslandsМатхура-роадMathura Road
Ассоциация владельцев лодок-гостиницHouseboat Owners AssociationМахабхаратаMahabharata
Ауробиндо-маргAurobindo MargМахакалиMahakali Temple
АшокаAshokaмахаянаMahayana
АэрофлотAeroflotмогольские садыMughal Gardens
БалталBaltalмомоmomo
банк Джамму и КашмираJammu & Kashmir BankМугал дарбарMughal Darbar Restaurant
батаbatahМухаммед ГуриMuhammad of Ghor
Бахадур-Шах-Зафар-маргBahadur Shah Zafar MargМэйн БазарMain Bazaar Road
Бод-ДалDal LakeНагинNagin Lake
бодхисатваbodhisattvaНамгъял-ЦемоNamgyal Tsemo Gompa
брахманBrahminНамиг-ЛаNamika La
Британская ИндияBritish Indiaнанnaan
БуддаBuddhaНизамуддин-бастиNizamuddin Basti
буддизмBuddhismНишат-багNishat Bagh
Буддистская ассоциация ЛадакхаLadakh Buddhist AssociationНовые АфиныNew Athens
БульварBoulevardНорлокNorlok
Великий МоголGreat MughalНубраNubra Valley
Ворота ИндииIndia GateНун-КанNun
гелугпаGelugньингмапаNyingma
ГималаиHimalayaПадма отель энд гестхаузPadma Hotel & Guesthouse
гомпаgompaПадумPadum
гоштабаgoshtabaПакистанPakistan
ГринлендHotel Greenlandпанирpaneer
даалdhalПахарганжPaharganj
далай-ламаDalai LamaПенджабPunjab
ДарджилингDarjeelingпуджаpuja
Дастгир СахибDastgir Sahib MosqueПурана-КилаPurana Qila
ДелиDelhiРавалпиндиRawalpindi
Делийская корпорация туризма в ИндииIndia Tourism Delhi CorporationРаджастанRajasthan
Джавахарлар НеруJawaharlar NehruРезиденси-роадResidency Road
джайныJainsрейкиReiki
Джама МасжидJama Masjidристаrista
Джамму и КашмирJammu & Kashmirроган джошrogan josh
Джантар МантарJantar MantarРозабалRoza Bal
ДжеламJhelumрупияrupee
Джет эйруэйзJet AirwaysСагарSagar
Дигамбар ДжайнDigambar Jain MandirсакьяпаSakya
ДигамбараDigambaraСанкоSanku
Дилли ХаатDilli HaatСиддхартха ГаутамаSiddhartha Gautama
Дифенс-колониDefence ColonyСомаSoma Gompa
Дифенс-колони маркетDefence Colony MarketСринагарSrinagar
ДрасDrassСтакStok
дьюти-фриduty freeступаstupa
ДюкDuke HotelСуруSuru River
ЗаскарZanskarСуфи резиденсSufi Residence
ЗоджиZoji LaТаксилаTaxila
Золотая вершинаGolden Crestталиthali
ИндIndusТамерланTamerlane
Индиан экспрессIndian Expressтандуриtandoori chicken
Индира ГандиIndira Gandhiтантукthenthuk
ИндияIndiaТарThar Desert
индуизмHinduismТиксиTikse Gompa
кагьюпаKagyuТимурTimur
КарачиKarachiтингмоtingmo
КаргильKargilТолстой-МаргTolstoy Marg
Кардунг-ЛаKhardung Laтукпаthukpa
кармаKarmaФироз-шах КотлаFiroz Shah Kotla
карриcurryФорт-роадFort Road
КашмирKashmirФуту-ЛаFotu La
КингфишерKingfisherХазратбалHazratbal Mosque
Кингфишер редKingfisher Redхакhak
Кингфишер эйрлайнзKingfisher AirlinesХимачал-ПрадешHimachal Pradesh
КитайChinaХимис-гомпаHemis Gompa
КоконорKokonor Tibetan RestaurantхинаянаHinayana
Колу хаузбоатсKolu HouseboatsХумаюнHumayun
Коннот-ПлэйсConnaught Placeцампаtsampa
КоронацияCoronationЦентральный институт буддистских наукCentral Institute of Buddhist Studies
котайkotheyЧамба-ГомпаChamba Gompa
кофтаkoftaЧангспуChangspa
КунKunчапатиchapati
Кутб уд-Дин АйбекQutb-ud-din AybakЧогламсарChoglamsar
Кутб-МинарQutb Minarчоумейнchow mein
ЛадакхLadakhШакьяShakya
Лакшми НараянLakshmi Narayan TempleШакьямуниShakyamuni
Лал-КилаLal QilaШалимар-багShalimar Bagh
Лал-Манди-роадLal Mandi RoadШанкарSankar Gompa
ламаlamaШанти-ступаShanti Stupa
Лас-ВегасLas Vegas Restaurantшарифаsharifa
ЛехLehШеShey Gompa
Ломаюру-ГомпаLamayuruШелтер груп ов хаузбоасThe Shelter Group of Houseboats
Маджну-ка-ТиллаMajnu-ka-TillaШер-шахSher Shah Suri
МайтрейяMaitreyaшикараshikara
МакдоналдсMcDonald'sШри-ЛанкаSri Lanka
Мальбек-ГомпаMulbekhЭйр ДеканAir Deccan
МаналиManaliяхниyakhni

дальше: Индийские фотки II (4,3 МБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/mark/indiya2.html

авторские права: © Марк Олейник, текст, фотографии, звукозаписи, 2008–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2008–2017

обратная связь: markoleynik@hotmail.ru, sergei@zharov.com