Атлантика
Часть 1. Португалия

Первый раз мы увидели Атлантический океан близ Рыбачьего рынка в Нуакшоте, столице Мавритании. Был большой соблазн искупаться, но переодеваться нам на глазах мавританских рыбаков было затруднительно, а главное — вода в океане была холодной. Вода была серая, прозрачная, и ее было много — как-то вот очевидно было, что перед нами не море, не залив, а именно океан. Огромная такая штука.


Океан

Мы собирались в очередное европейское путешествие, я пытался придумать, что же именно мне обязательно хочется увидеть в Испании и Португалии, при том что европейская архитектура меня не очень интересует, и не мог. А потом я вдруг понял, что зря напрягаю память и воображение — ведь самое интересное и очевидное для меня лежало не на пиренейской земле, а вокруг нее — это была вода. Это была Атлантика.

Меня всегда приводили в восторг большие количества воды. Потому что казалось и кажется, что это какая-то неимоверная роскошь — чтобы вот просто так, бесцельно, было столько песка, солнца и радости. То есть, конечно, можно глядеть на океан и искать на волнах следы кораблей Васко да Гамы или другого отважного моряка, но ведь в океан еще можно и просто залезть. Забраться в стихию. И испытать ни с чем не сравнимые чувства.

В погоню за ними мы с Мариной и отправились.

Историческая справка

Спросите любого, и этот любой — за исключением, может быть, школьника — на вопрос “чем знаменита Португалия”, скорее всего, не найдется что ответить. Разве что вспомнит портвейн.

“Sic transit gloria mundi” — “так проходит слава мирская”, как говорили римляне и были абсолютно правы. Потому как в Эпоху Великих Географических Открытий именно португальцы среди прочих европейцев занимали очевидное первое место.

Это они прошли западным побережьем Африки и обогнули ее. Добрались до Южной Америки, до Индии, до Китая. В конце концов, именно Магеллан, который был португальцем, совершил первое кругосветное путешествие.

Португальцы открывали свои фактории и строили крепости и дома от Восточного Тимора, который недалеко от Австралии, до Тайваня — Формозы, — Макао и острова Кешм, что в Персидском заливе.

По договору конца пятнадцатого века весь вновь открываемый мир был просто разделен между Португалией и Испанией.

Все в прошлом.

Но как результат, на португальском языке говорят сейчас около 200 миллионов человек, и он по распространенности занимает седьмое место в мире.

Виза

Шенгенская.

Валюта

Евро.

Язык

Португальский. К которому заранее мы не готовились. Натурально — не выучили ни одного слова. А если вы соберетесь — то будете молодец, а если не выучите — тоже ничего страшного. Штука заключается в том, что по крайней мере в Порту, Лиссабоне и Албуфейре — не сомневаюсь, что и в других туристических местах — португальцы вполне себе говорят по-английски. Для приличия можно запомнить “си” — “да”, и “обригадо” — “спасибо”, когда говорит женщина — “обригада”.

Португальский язык удивил. Я и прежде слышал, что в нем широко применяется звук “ш”, но не ожидал, что настолько. Временами казалось, что мы в Польше.

Кроме того, чем дальше, тем больше возникало ощущение некоей “перпендикулярности” португальского. Вместе “л” — “р”, вместо “о” — “у”, вместо “с” — “ш”. Складывалось впечатление, что португальцы когда-то решили создать язык, который сильно отличался бы от того же испанского. То есть, казалось бы, португальский и испанский должны быть похожи. Ан нет.

Время

Западноевропейское, то есть на четыре часа меньше, чем в Москве зимой, и на три меньше летом. Азорские острова, впрочем, отстают от Португалии еще на час.

Погода

В конце сентября было тепло, но неожиданно дождливо. Днем — больше двадцати градусов тепла, но демисезонная куртка лишней не оказалась. Океанская вода в Порту была градусов восемнадцать, но чем дальше на юг, тем теплее.

Прибытие

Мы летели из Риги авиакомпанией “Райанэйр” рейсом на Брюссель с длинной стыковкой на Порту. Каждый перелет в расчете на одного человека стоил в районе 50 долларов за сегмент.

Аэропорт в Порту находится не очень далеко от центра города и добраться туда не сложно хотя бы на метро, которое работает до часа ночи, проезд стоит около двух с половиной долларов. Билеты покупаются в автомате, но, вероятно, как и в нашем случае, рядом будут находиться служащие метрополитена, которые просто заберут у вас деньги и, совершив все необходимые манипуляции, вернут билеты, сдачу и покажут, куда идти дальше. Забегая вперед, скажу, что с подобным отношением мы столкнулись и в самом Порту на станции “Триндаде”, то есть служащие здесь действительно служат. Я такого раньше не видел.

С аэропортовской линии “Е” пересадку на линию “В” надо сделать на следующей от аэропорта остановке. Названия остановок показывают внутри вагона бегущей строкой. Имеются схемы движения.

Как пишут, кроме того из аэропорта можно выбраться на муниципальных автобусах номер 601, 602 и 604. Цена за поездку сходная с метро.

Касательно метро, надо заметить, что оно находится не под землей и представляет собой по сути скоростной трамвай, из окон которого можно разглядывать окружающую жизнь, а не туннель.

Транспорт

В Порту по городу мы передвигались на метро и автобусе. Что касается первого, то билеты приобретаются на станциях, причем цена на билет зависит от зоны пользования — чем дальше, тем, понятно, дороже. Короче, на это придется потратить время, чтобы разобраться, но можно не тратить, а обратиться к служителю. Надо быть готовым к мысли, что билет будет стоит в районе двух–трех долларов.

Название следующей станции, как уже было сказано, демонстрируется на табло внутри вагона, а также его объявляют по трансляции. Оказалось на деле, что на звуковые объявления надежды мало, потому что между написанным и услышанным связи практически не обнаруживалось.

Надо иметь в виду, что никаких турникетов на метростанциях в Порту нет, а есть совершенно доступные перроны, куда может пройти каждый желающий. Билеты приводятся в готовность с помощью аппаратов желтого цвета, которые представляют собой небольшого размера желтый ящик на ноге. Билет к нему надо приложить. Если этого не сделать, то действительным он не будет, и при проверке дело обернется штрафом.

Расстояния между станциями метро не парижские, то есть не двести–триста метров, но и не московские, так что если вы проскочите нужную вам остановку, то несложно будет вернуться пешком.

Мы пользовались автобусом в Порту всего раз, и связано это было с тем, что нам очень не хотелось подниматься опять в гору. То есть, если вы будете жить где-то в центре, то к набережной реки Дуэро вам придется сильно спуститься. А там расслабляющая атмосфера, еда, портвейн — куда же без него… — короче, подняться можно на автобусе, например, номер 690, остановка которого находится вблизи моста Понте-де-Дон-Луиш со стороны старого города. Билеты покупаются у водителя и стоят около двух долларов и более, опять-таки в зависимости от зоны. Подробно о ценах и картах, с помощью которых можно оплачивать поездки во всех видах транспорта, можно посмотреть на сайте автобусной компании.

Лиссабон был освоен на автобусе, на котором мы проехались от вокзала Ориете до центра и назад. Билеты у водителя. Точно так же, как и в Порту, существуют самые разные карточки, которые позволяют экономить, если вы собираетесь часто пользоваться общественным транспортом. А его — транспорта — много. Метро, пригородные электрички, на которых можно ездить также по городу. Паромы, наконец.

Поезд. Мы ехали из Порту в Лиссабон, а потом из Лиссабона в Албуфейру. Да — удобно, быстро и чисто. Недорого. Билет из Порту в Лиссабон, а это около трехсот километров, стоил примерно 25 долларов на одного. Билеты проверяют уже в вагоне. Есть бар с бутербродами и туалеты.

Цены и прочие детали смотреть на сайте железных дорог.

Жилье

В этой поездке был вторично испытан способ найма жилья с помощью сайта airbnb.com. На котором, как известно, люди сдают свои собственные квартиры и дома, что называется, из рук в руки, в том числе и на короткий срок.

Первый наш опыт оставил двойственное впечатление, потому что если одна из двух снятых квартир была готова и нас там ждали, то во втором случае мы получили отказ в самый последний момент. Так что в результате мы были вынуждены искать в ночном Париже что-нибудь недорогое по приезду. Недорогое жилье в Париже — как вам это нравится?..

Что на этот раз — Марина договорилась в четырех местах, и в трех все прошло легко и приятно, однако в четвертом все оказалось сложно, нас не встретили, и по сути, только чудо помогло выпутаться из создавшейся ситуации.

Вывод — системой пользоваться можно, но важно читать отзывы, и в случае, если у вас лично произошла какая-то накладка, обязательно об этом писать. То есть как бы сама система декларируется как самоорганизующаяся, и те, кто постоянно не выполняют обещанное или чинят сложности, должны системой выталкиваться. Но это философия, а как это выглядит на самом деле — будет описано далее в разделах, посвященных конкретным местам.

Еда. И питье.

Это те радости, которые могут самое неинтересное путешествие сделать сносным. При условии, конечно, что еда недорогая и вкусная. Ну, или там напитки.

Про Португалию с чужих слов заранее было известно, что будет недорого и вкусно. Причем в ресторанах, что вызывало приятные фантазии. Но вот что мы обнаружили на самом деле.

Наверное, впервые в жизни я побывал в “семейном” европейском ресторане. То есть в Азии на каждом шагу кто-нибудь что-то готовит прямо на прилавке или в жаровне, и этот вариант тоже можно назвать “семейным”, тем более что лепить пирожки или жарить кальмаров могут действительно родственники. Но это не то.

“Домашний” европейский ресторан подразумевает, если брать литературные источники, мужа-хозяина за стойкой, жену на кухне и дочку, которая разносит заказы. Вот в пригороде Порту мы в подобное заведение и попали.

Место не туристическое, ресторан маленький, на десять столиков; найти его можно, если только зайти вглубь между домами. То, что называется у нас “блюдом дня”, стоит 5,60–7,00 долларов. Цены на остальные блюда — 8,40–9,80 доллара.

Что касается качества, то оно оказалось неожиданным. Еда оказалась именно домашней. Я, например, съел тушеные овощи с мясом, чрезвычайно похожие на то, что готовили у нас дома. Представить себе, что такую еду могут подавать в ресторане, а главное, что она может пользоваться спросом — сложно, но тем не менее, заведение было полно, люди уходили и приходили.

Другим местом, в котором мы побывали, была столовая в старом городе, где жарили рыбу. Свежая зажаренная рыба — это вкусно всегда, так было и на этот раз. По цене еда так же как и в первом случае разделялась на “предложение дня” и остальное. “Предложение дня” — семь долларов.

Обычно для еды мы выбираем места, где столуются местные — там дешевле всего и часто вкуснее просто потому, что готовят одну и ту же еду в больших количествах и постоянно. В Порту множество подобных мест нашлось в прибрежном районе, рядом с городским пляжем, на окраине, но вот и в самом центре такие места найти, как оказалось, тоже можно.

Продолжая о ресторанах в Порту, среди которых желающие могут найти себе без сомнения и очень дорогие, и совершенно блестящего вида, поговорим дальше не про еду, а про вино. Про вино в ресторанах и кафе. Еще перед поездкой мне было известно, что кроме понятного портвейна Португалия славится еще и так называемым “зеленым вином” — “винью верде”. Так вот — оказалось, что и в недорогих заведениях, и в недешевых это самое зеленое вино стоит порядка 7,00–8,40 долларов за литр.

Зеленое вино — это хорошее вино в том смысле, что если жарко, то ничего лучше и придумать нельзя. Легкое, подаваемое холодным, действительно какого-то соломенно-зеленоватого цвета, с мелкими пузырьками газа, так как его разливают совсем молодым — это замечательный напиток.

Переходя от ресторанной еды и напитков к обычным, сообщу, что первое же посещение продуктового магазина в центре Порту вызвало какую-то оторопь — я имею в виду зрелище полок с вином. Дело в том, что основную массу составляли вина не дороже четырех долларов за бутылку в 0,7 литра. А тут же стояло вино за 1,40 доллара, за 1,05, и в конце концов, в одном винном магазине нам попалась распродажа вина за 70 и 56 центов соответственно.

Примерно столько же, то есть те же 56 центов и дороже, стоит пиво в бутылках по 330 миллилитров.

Портвейн — от 5,60 доллара за бутылку, вкусный весь, а для тех, кто не любит сладкое, есть совсем сухие сорта. Этот портвейн будет стоить уже минимум долларов четырнадцать.


Волнующее зрелище

Хлеб — от 84 центов за багет. Копченая колбаса в магазинах — от 14 долларов за килограмм, в мясной лавке была за четыре доллара. Оливки на рынке — 4,20 доллара за килограмм.

Много лавок, в которых продают сладости — пирожные там всякие штучные или на развес. Начиная от 70 центов за изделие.

Порту

Древние римляне дали когда-то этому городу незамысловатое название “порт”. В результате чего город так и называется поныне. Более того, вся страна по сути носит название “портовой”.

Про город заранее мне было известно, что он делится рекой на две части, и с одной стороны от нее будет старый город, а по другую, что естественно, новый. Где находятся те самые винодельни, где изготавливается тот самый портвейн. В старом городе были соборы, которые нас не интересовали, но самое главное — в городе был пляж, за которым на запад была уже только вода Атлантического океана. Ради которого, как я уже говорил, мы и приехали.


Вид с моста на старгород

Снятая квартира оказалась в старом городе рядом со станцией “Триндаде” и порадовала следами предыдущего пребывания, а именно — двумя початыми бутылками с портвейном, закрытой бутылкой сухого белого и двумя замороженными и нетронутыми бутылками шампанского в холодильнике.

На следующее утро мы отправились на пляж. Если вы будете ехать из центра, то туда идет прямая синяя линия от станции “Триндаде”. Эта линия соединяет центр и город-спутник Порту Матозиньюш, так что конечная станция так и будет называться. “Синьор-де-Матозиньюш”. Ехать примерно полчаса, и выйти лучше за пару станций до конечной, или хотя бы на предпоследней, что называется “Меркадо” и означает “рынок”. Рынок там действительно есть, так же как и множество маленьких недорогих ресторанов.

Пляж и океан будут по левую руку от линии метро при движении из центра, и океан даже будет временами проглядывать между домами. Мы вышли к пляжу, и я был поражен совпадением ожидаемого и увиденного. И еще тем, как открывшаяся картина напоминала кадры из феллиниевского “Амаркорда”, когда девушка кричит “Фу Манчу!”, а мотоциклист в ответ мчится вдоль воды по бетонному пирсу.

Пляж длинный, широкий, в сотню, если не в две сотни метров, и по следам на песке видно, что водой он заливается до середины и даже дальше. С правой стороны его ограничивает бетонная стена, которая и вызывает ассоциации с фильмом. Не очень далеко от берега длинное низкое судно тянули два маленьких буксира, и оно исчезало потихоньку за этой бетонной стеной.

Из купальщиков на пляже были мы и полная веселого вида женщина в ярко-розовом бикини, которая ходила окунуться, а вернувшись, съедала бутерброд или выкуривала сигарету. Еще было три стаи серферов в процессе обучения. Они по команде лезли в воду со своими досками, вылезали из воды по свистку, отрабатывали лежание на доске и иные трюки. В основном это были дети.

Я разделся и пошел в океан. Он оказался точно таким же, как и в Мавритании, и это было удивительно — чтобы вода из таких далеких друг от друга мест выглядела абсолютно одинаково. Серая, прозрачная, холодная атлантическая вода.

Дно было неровным, я отвлекся, и в этот момент меня обдало волной. Волна была тяжелая и едва не сбила меня с ног. А потом я поплыл, взбираясь на следующие волны; спускаясь, я терял из виду берег, который был совсем близко. Это было прекрасно.

Омрачает картину пляжа окаймляющий его ряд домов какой-то очень “типовой” застройки, хотя, конечно, если сидеть внутри такого дома, то вид должен быть замечательным. Дальше, вглубь района, начинаются уже старые дома, некоторые из них заброшены, вокруг пальмы, платаны, все вполне живописное.

Будучи уверенным сторонником той мысли, что если ты видел один католический собор, то в какой-то степени видел все, тем не менее, мы побывал в Порту в двух из них. Один — это Клеригуш, самый старый, самый высокий, самый центральный, и второй, который, как следовало из описания, имеющегося перед входом, тоже удивителен.

И в первом, и во втором случае внутрь нас загнал сильный дождь, и в подобной ситуации собор, конечно, лучше кафе. В кафе ты не сможешь долго сидеть и просто ждать. Хотя бы стакан воды, а придется купить.

Чтобы закончить об архитектуре, скажу, что знаменитая расписная, синих в основном оттенков португальская плитка “азулежу” действительно красива, и декорированные ею дома выглядят интересно. Обильно украшен ею центральный вокзал Порту — Сан-Бенту, и я могу смело рекомендовать его для осмотра.


Вид с моста на винодельни

Что еще интересного было в Порту, так это зрелище фестиваля студентов. Если я правильно понял, то через две недели после начала занятий первокурсники празднуют свое поступление, вливание в братство, так сказать. И первую троицу, одетую в черные плотные сюртуки с жилетами, брюки и мантии, мы встретили сразу после того, как оказались в центре Порту. Трое юнцов были возбуждены, и у каждого в руках была гитара, на которых они бренчали.

На следующий день мы видели действие уже во всем размахе. Колонны закутанных в черное студентов и студенток маршировали по городу под предводительством студентов постарше и бодро что-то кричали. Поздним вечером, когда мы возвращались домой, проведя вечер на набережной Дуэро, моей соседкой в автобусе оказалась первокурсница, которая все и пояснила, согласившись, что в такой одежде жарко, “но что поделаешь — традиция”.

Набережная реки — хорошее место для времяпровождения. Вы можете сидеть за столиком в ресторане, но можно расположиться и просто на мостовой, свесив вниз ноги. У нас была бутылка сухого портвейна, по реке плыли редкие суденышки, слева возвышался мост, конструкцией совпадающий с фрагментом Эйфелевой башни, светились огоньки на том берегу, а неподалеку развлекал отдыхающую публику музыкант с гитарой. Все это даже в сравнении с портвейном было не просто сладко, а как-то почти марципаново, но мы это стойко перенесли и даже получили удовольствие.

Мосты. То, чем гордятся в Порту. И гордятся не зря. Потому что мостов много, практически все они разной конструкции, а самое главное, мосты как-то очень высоко вознесены над водой. Из-за этого возникает ощущение декорации, чего-то небывалого, созданного словно бы с целью развлечь твой взгляд.

Упомянутый уже мост Понте-де-Дон-Луиш, имеющий явное сходство с Эйфелевой башней неспроста, так как построен именно что учеником Эйфеля. Чуть дальше другой мост — уже творение самого мастера. Есть и другие, но именно с моста Дон-Луиш открывается прекрасный вид на реку и старый город, так что мы на него полезли, что можете сделать и вы, а если будет лень, то можно воспользоваться фуникулером.


Мост ученика Эйфеля

Лиссабон

Столица. Мощь, гордость, блеск былых эпох. Ничего этого мы не увидели, потому что приехали в Лиссабон на полдня, с тем чтобы сразу отправиться в Албуфейру. Поезд пришел на вокзал Ориете, один из пяти лиссабонских, и в центр мы добирались на автобусе, который шел что-то около получаса.

Вокзал находится напротив гигантского торгового центра, и остановка автобуса и станция метро — там же рядом. Кстати, если времени совсем мало, то, конечно, можно провести время, выбирая какой-нибудь товар или сидя в кафе.

Мы же отправились гулять на набережную реки Тежу — которую мы все знаем как “Тахо”, но это ее испанское название, — откуда увидели очередной португальский мост, способный потрясти воображение. Замечу, что пока мы ехали на поезде из Порту, мосты попадались нам не один раз, и все как один — так мне показалось — именно какой-то специальной наружности. Итак, мы увидели мост, который просто напросто пропадал в дымке над рекой, и не было никакой возможности рассмотреть, где же он все-таки заканчивается. Разгадка проста: мост Васко да Гамы — самый длинный мост в Европе, и надо обладать поистине орлиным зрением, чтобы увидеть его окончание больше чем в семнадцати километрах от начала.


Самый длинный мост

Когда мы нагулялись по набережной, то поехали в центр города, где оказались на площади Коммерции. На площади было много туристов, киоск с человеком, который отвечал на вопросы и раздавал бесплатные карты, статуя, голуби и распространители наркотиков.

Дальше начался проливной дождь, и мы с толком провели время в каком-то хипстерском кафе, где попутно продавались модные кеды и совсем недорогое вино.

Албуфейра

Место это интересно тем, что почти до конца прошлого века здесь был обычный рыбацкий поселок, но вот власти решили сделать из него морской курорт. И сделали. Для приезжих это существенно, потому что количество коренных жителей в Албуфейре так и осталось небольшим, и помочь сориентироваться может оказаться некому.

Вторая, а хронологически первая, если вы прибудете на поезде, штука заключается в том, что железнодорожный вокзал находится за городом. Откуда на автобусе вы прибудете на автостанцию. Откуда опять-таки на автобусе поедете в центр города. В котором вам надо будет найти аборигена, чтобы он помог найти нужное место.

Вот именно такой алгоритм мы и прошли, пока не оказались на центральной улице, где в темноте гремели рестораны, за столиками веселые люди предавались чревоугодию, в свете цветных фонариков качали своими листьями пальмы, и ни один человек не знал толком, где же находится то место, которое мы ищем.

Улица Фернан Магелаиш, судя по карте, находилась где-то недалеко, но мы все шли, крики гуляк уже стихли, и вокруг уже не было ни души, а на стенах домов — ни единой таблички, которая могла бы нам помочь. Короче, в какой-то момент мы растерялись по-настоящему, потому что что делать дальше — становилось неясно. И тут мы увидели этих двоих, которые выгуливали собак.

На вопрос, где находится искомый Магелаиш, они только пожали плечами.

— Магелаиш, — задумчиво протянул один, а потом обратился к другому на чистом русском. — Ты не знаешь, Миш?

Коротко говоря, этот самый пятидесятилетний на вид Миша нас и спас. Для начала он помог найти интернет-кафе, которое представляло собой обычный шалман, полный местных забулдыг. Мы, наконец, прочитали письмо от парня, который сдал нам квартиру в Албуфейре, и тот же Миша позвонил тетеньке, которая должна была нас встретить и отдать ключи. Потом он проводил нас.

— Как вы здесь оказались? — спросила его Марина, когда мы прощались.

— Приехал четырнадцать лет назад отпраздновать Новый год, — ответил он. Потом осмотрелся и чертыхнулся. — Блин, да я же на этой улице несколько лет прожил!

Только наутро я сообразил, что этот “Магелаиш”, который никак не давался нам вчерашним вечером, — не кто иной, как хорошо нам знакомый Магеллан.

Следующего русского мы обнаружили утром на ступенях закрытого бара. В руках у него был ноутбук, а пальцы были украшены тюремными наколками.

— Я из Лондона, — сказал он. — К другу приехал. У него сын здесь сидит.

Парень подсказал нам место, где можно было недорого поесть, мы попрощались и отправились на океан.

В Албуфейре то, что на карте выглядит заливом, называют океаном и, соответственно, говорят, что купаться идут не в залив, а в океан. Хотя вот купаются же люди в Финском или Рижском заливе. А не в Балтийском при этом море.

Полной ясности тут нет, потому что непонятно, как вообще поделить воду на отдельные части, но вот лично мне всегда казалось, что океан — это пространство, которое вода занимает между материками. То есть вот — здоровые куски суши, а вот — здоровые куски воды.

Пляж оказался широким, песчаным и лежащим в самом низу городка. Это в том смысле, что довольно крутая дорога сначала приведет вас к тому месту, где кончаются дома, а сам пляж будет лежать еще сильно ниже. Однако да здравствует коммерция, а как следствие — забота о туристах. Пляж в Албуфейре оказался снабжен длинным-предлинным эскалатором, который не только спускал отдыхающих, но и поднимал их наверх.


Пляж

Купающихся не было, небо хмурилось, дул ветер. Но вода, называй ты ее океанской, или еще как-нибудь, была в избытке, и о берег бились уже совсем большие волны.

Признаюсь, я медлил некоторое время, соображая, как мне забраться внутрь — очень уж сильным был прибой, и войти свободно никакой возможности не было. Короче, я выждал, пока очередная волна не пошла назад, побежал за ней и прыгнул навстречу следующей. К моему удивлению, внутри хотя качало и сильно, но все-таки не так экстремально, как это виделось с берега.

Искупавшись несколько раз, я обнаружил, что выход дается проще, когда ловишь, находясь лицом к берегу, волну, которая несет тебя, так что потом остается только выставить вперед ноги, встать на них в нужный момент, пробежаться, и вот ты уже на суше.

Вода в Албуфейре, в отличие от воды в Порту, оказалась гораздо теплее, цвет ее был темно-зеленым, а на пляже во множестве валялись разные, в том числе и немаленькие, раковины.

Когда мы пошли купаться второй раз, недалеко от нас расположился спасатель. Он сидел под желтым низким зонтиком и ждал. Спасать было некого, по-прежнему никто не купался, а вскоре пошел дождь.

Кроме океана и ресторанов, посещать в городке нечего, и часть времени мы потратили на разведку, попытались разобраться, далеко ли от нашего дома до автостанции. Оказалось, что пешком минут пятнадцать–двадцать, хотя ночью, по приезду, как всегда бывает в незнакомых местах, показалось, что расстояние это довольно значительное. Особенно если учесть, что не смотря на то, что в автобусе мы были одни, водитель с упоением объезжал какие-то закоулки.

По дороге на автостанцию, мы миновали пожарное депо и узнали, что “пожарный” на португальском — это “бомбейрос”. Или бомбейрош.

Ссылки

Интерактивные карты и спутниковые снимки Порту, Лиссабона, Албуфейры и Португалии.

Имена собственные

Азорские островаAzoresМатозиньюшMatosinhos
азулежуAzulejoОриетеGare do Oriente
АлбуфейраAlbufeiraплощадь КоммерцииPraca do Comercio
АмаркордAmarcordПонте-де-Дон-ЛуишDom Luis bridge
Атлантический океанAtlantic OceanпортвейнPort wine
Бискайский заливBay of BiscayПортуPorto
Васко да ГамаVasco da GamaПортугалияPortugal
винью вердеvinho verdeРайанэйрRyanair
ДуэроDouroСан-БентуSao Bento
ИспанияSpainТахоTagus
КлеригушIgreja dos ClerigosФернан МагелаишFernao de Magalhaes
ЛиссабонLisboaФу МанчуFu Manchu

дальше: Португальские фотки (930 КБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/mark/portugaliya.html

авторские права: © Марк Олейник, текст, фотографии, 2013–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2013–2017

обратная связь: markoleynik@hotmail.ru, sergei@zharov.com