Три возраста

Три возраста взялись в названии из романа писателя Валентина Пикуля “Три возраста Окини-сан”, где речь шла в том числе о русско-японской войне, о Японии. Кроме того, три возраста — это три периода моей жизни, когда в первом, в детстве, Япония была баснословно далекой и такой же экзотической страной с самураями, гейшами, нэцкэ и тому подобным.

Второй возраст, в котором Япония усилила свою экзотичность в моем восприятии за счет всякой небывалой электроники, домашних роботов, поездов, летящих со скоростью пули, и прочего, длился очень долго, плавно соседствуя с главным мифом об этой стране — мифом о безумной дороговизне жизни в ней.

Третий период начался с того, что я почитал немного, и вдруг оказалось, что главный миф — не что иное как выдумка, так что мы сразу собрались и поехали. Ведь так хочется успеть развенчать как можно больше мифов самостоятельно.


Токио сверху

Историческое удивление

С приходом к власти в 1867 году императора Муцухито начался период Мэйдзи, который закончился в 1912 году. Период Мэйдзи сделал Японию такой, какой мы видим ее сейчас. Главная же штука тут заключается в том, что до начала этого достославного периода страна была феодальной. То есть вот ровно с княжествами, замками, сюзеренами, вассалами и самураями, которые, если их князь проигрывал битву, должны были в качестве солидарного жеста сделать себе сэппуку — по-нашему, харакири.

Меньше чем за пятьдесят лет из этой замшелой древности удалось сделать одну из самых мощных стран мира, которая, в частности, выиграла войну у Российской империи — не самой последней империи на тот момент.


Японцы

Виза

Самая непростая часть мероприятия, при том что для российских граждан японская виза является бесплатной. В смысле, консульский сбор равен нулю. Детали — на сайте посольства Японии в России.

Если у вас есть знакомый японец и он готов оформить приглашение, то можно пробовать подать документы самому, собрать нужные справки. В связи с тем, что знакомые японцы — по-прежнему вещь не самая распространенная, второй и, по сути, единственный путь — попытаться получить визу через турфирму.

Мы использовали этот вариант и в течение пяти дней получили визу на десять дней. Для этого обратились к нашей хорошей подруге, которая руководит одним из турбюро. В ее конторе составили маршрут по дням, с указанием городов и экскурсий. Заполнили анкеты — короче говоря, подготовили документы как для обычной турпоездки по путевке.

С нашей стороны понадобилось подтверждение платежеспособности, любые свидетельства состоятельности, и здесь в ход пошли и справки о доходах с работы, и наличие средств на банковском счету для меня и Марины.

Важно иметь в виду, что виза действует в указанные в поданных документах сроки (броня билетов входит в пакет), которые должны быть внутри трех месяцев со дня выдачи. То есть надо считать, когда подавать.

Валюта

Иена. Несмотря на то, что Япония для многих рисуется страной чрезвычайно электроннофицированной, наличные здесь не просто в ходу — есть много мест, где вы встретите надпись “только за наличные”.

При этом к своим купюрам японцы, как видно, относятся трепетно — обветшалую, помятую, каким-либо образом вандализированную купюру мы не видели ни разу.

Обозначения на монетах и купюрах сделаны понятными цифрами, для перевода в рубли при нынешнем курсе удобно считать, что один рубль — это примерно две иены.

Евро считается примерно как сумма в иенах, деленная на сто, минус двадцать процентов.

Пункты для обмена денег очевидны, хотя их и немного. В тех, куда мы обращались, комиссии за обмен не было.

Из предварительной информации следовало, что менять деньги лучше на родине или сразу по прилету в аэропорту, потому что там говорят по-английски и все будет сделано быстро — не так, как в банках.

Банки не исследовались, но в Токио курс во всех местах обмена кроме одного действительно был ниже, чем в Латвии, где мы меняли, однако разница составляла примерно одну иену на евро.

В качестве вывода: логичным представляется поменять дома всю или крупную часть суммы. Как уже было сказано, пунктов обмена даже в центре Токио не очень много, а город очень большой — можно потерять много времени на поиски и сравнения.

Язык

Японский. Рай для знающих английский в пределах скудных остатков школьной программы. Можно было бы и без скудных остатков, но надписи в токийском метро продублированы на английском, остановки озвучивают на английском, на этом языке говорят люди в туристических информационных бюро. Поэтому надо.

Почему рай? Потому что на улице он вам, скорее всего, не понадобится. Во-первых, количественно мало японцев говорят на английском. Во-вторых, говорят они тихо, как-то неуверенно и со странным акцентом — надо напрячься, чтобы понять хоть что-нибудь. В-третьих, может оказаться, что прохожий знает всего в буквальном смысле пару слов, и вы просто потеряете время, пытаясь с ним объясниться.

Вывод — говорите по-русски. Как бы неправдоподобно это ни звучало, но уверенно заданный по-русски вопрос воспринимается как-то более отчетливо, люди не тушуются как с английским и даже вроде бы лучше понимают. Подозреваю, что дело тут не собственно в русском языке, а во внятной интонации. С другой стороны, японец может стесняться того, что не знает английского, но совершенно не обязан знать русский, то есть никак не стесняется, а начинает соображать.


В меню на стене и в меню, которое мы получили в руки, можно было разобрать только одно слово: собственно “меню”. Довольно частая вещь в Токио, между прочим. То есть пара слов на английском, остальное на японском. А вообще — это кафе по дороге в Камакуру из Хасэ. Окономияки с гребешками и креветками, около семи евро. Вкусно.

Из собственно японского можно рекомендовать “аригато” — “спасибо”, “аригато годзаимас” — “большое спасибо” и “хай” — что как бы означает “да”, но в более широком смысле, типа “я вас понял”.

Можно еще научиться кланяться постоянно.

Время

В Токио на шесть часов больше, чем в Москве. В смысле, рассветает раньше. Как заставить себя лечь спать в обычное время в такой ситуации — вечная проблема, разве что рекомендовать виски или что вы там любите.

Прибытие

Это первое и вполне ощутимое техническое препятствие, которые ждет вас, если вы решились на поездку в Японию.

Дело в том, что в Токио два аэропорта — Нарита и Ханэда, каждый принимает международные рейсы. И если вы прилетаете в Ханэду, к примеру, из Бангкока, то это еще полбеды, потому что аэропорт находится от центра города всего в 14 километрах — в конце концов, пешком дойдете.

Хуже с Наритой, которая от центра уже в семидесяти пяти километрах.

А что — спросите вы, — в чем проблема? Что четырнадцать километров, что семьдесят пять — садись, в зависимости от бюджета и желания, на такси, автобус, поезд — на что угодно — и езжай.

Ответ — головоломка, в особенности что касается аэропорта Нарита, заключается в количестве вариантов. Я не буду перечислять их, просто откройте сайт hyperdia.com — именно он предназначен для помощи в поисках маршрута и цены при перемещении, в частности, из аэропорта, и посмотрите — я думаю, вы будете удивлены.

Вот результат, к которому пришли мы. Выйдя в зал прибытия, идете к ближайшему информационному бюро или конторе, над которой есть вывеска “билеты на автобус”, и спрашиваете “шаттл-бас до станции «Токио»”.

Станция “Токио” — это железнодорожный вокзал, где, естественно, есть станция метро, и не одна. Узел, короче. Ехать минут сорок. Когда выйдите — спросите метро. Вот, собственно, и все.

Вопрос — почему не воспользоваться предложенными тем сайтом вариантами? Ответ — потому что они сложные и неочевидные. И цена на них начинается от полутора тысяч иен на одного. Мы заплатили за одного тысячу двести, и все, что нам понадобилось на первом этапе, это заплатить по тысяче иен за билет, выйти из аэропорта и сесть в автобус.

На самом деле, конечно, вы, скорее всего, будете разбираться заранее и выбирать способ, который вам больше подойдет. Например, воспользуетесь проездным, который покрывает поездки на линиях, принадлежащих “Железным дорогам Японии”, либо доберетесь специально построенной для выезда из аэропорта железнодорожной веткой Кэйсэй. Есть вариант с автобусами.

Короче, я написал про самый простой и самый дешевый вариант. Есть, однако, люди, довольные тем, что их на лимузинном автобусе, а следом на такси, доставили в гостиницу в центре Токио всего за 4 тысячи иен с головы.

Еще пару слов про то, как мы, в конце концов, добрались до дома. Итак — если вы живете не в гостинице, которые так или иначе очевидны, то готовьтесь дома и тщательно читайте инструкцию. Это я к тому, что мы привлекли в помощники с полдесятка людей, которые жили или работали в том квартале, где находился наш дом — это не помогло. Только когда мы в сотый раз достали помятые листки с подробной расшифровкой того, как нам надо действовать, и вникли в них, мы, в конце концов, оказались на месте.

Транспорт

Сразу оговорюсь, что все девять дней путешествия мы провели в Токио, за исключением единственного выезда в Камакуру, и поэтому рассказать про перемещения по стране я не смогу.

Про сам Токио я первоначально думал, что коль скоро мы будем жить в центре, то как-то будем прогуливаться и потихоньку все осматривать, транспортом пользуясь лишь изредка.

И правда — мы совершили пеший бросок из района Синдзюку в район Гиндзы, на что убили около двух часов — не так страшно, но довольно утомительно. Домой вернулись на метро.

Токийское метро — самый простой и понятный способ перемещения по городу, если вам не нужны какие-нибудь очень специальные места, а нужны, скажем, места туристические.

После этой фразы вам следует посмотреть карту метро в Токио — и придти к выводу, что я сумасшедший. Дело в том, что кроме собственно государственного токийского метро и веток частного метро Тоэй по городу ходят электрички “Железных дорог Японии”, монорельсовые поезда и кое-что еще. Это только практически в центре. Целиком, если брать так называемое “Большое Токио”, которое включает в себя, в частности, города Тиба и Иокогама, схема выглядит просто умопомрачительно.

Утешение — не надо всего этого пугаться, потому что к вам, скорее всего, этот лабиринт никакого отношения иметь не будет. Итак — для начала просто посмотрите, можно ли попасть в нужные места с помощью девяти веток собственно токийского метро, которое государственное и значок которого — стилизованная белая буква “М” на голубом фоне. Ветки обозначены разным цветом — разобраться несложно.

Если так — то ура, вы оказались в самой выгодной ситуации, и вам понадобится либо проездной, либо однократные поездки, цены на которые начинаются от 170 иен и обозначены на карте метро над автоматами для продажи билетов. Понятно, внутри самого метро. Найти несложно — есть указатели.

Билетные автоматы имеют английское меню, которое надо выбрать, дальше все ясно — смотрите на монитор и нажимайте. Единственное, на что стоит обратить внимание, так это на то, что если вы не один (вдвоем, втроем, с ребенком), то выбор вариантов осуществляется кнопками, идущими слева сверху вниз. Впрочем, билет можно купить каждому пассажиру отдельно, просто это будет дольше, и вы заставите японцев ждать.

Приемники для монет и купюр находятся на автомате внизу справа. Как уже было сказано, есть минимальная цена за поездку, и чем дальше, тем, понятно, она будет больше.

Можно не забивать себе голову покупкой билетов, а просто платить карточкой. Есть два вида “PASMO” и “Suica”. Купить их можно прямо в аэропорту, положить на карточку некую сумму и прикладывать к валидатору при входе и выходе с любой станции метро. Более разумным представляется покупка проездных, действие которых распространяется на день, два и три.

Мы использовали 24-часовой проездной на линиях исключительно токийского метро. Его стоимость — 600 иен. Такой же проездной, включающий в себя еще и линии метро Тоэй, стоит 800 иен на сутки, 1200 — на двое и 1500 на трое. Действуют с начала использования до истечения, соответственно, 24, 48 или 72 часов.

Есть много всяких других вариантов, сочетающих метро с билетами, в частности, на аэропортовский автобус. Далее — почти до бесконечности. Короче, изучайте сайт токийского метро.

Про единственную нашу поездку из Токио. Контора под названием “Одакю” — ей принадлежит огромный универмаг на вокзале Синдзюку, железнодорожная линия и так далее — предлагает для туристов по низким ценам билеты в популярные для путешествий места. Одним из которых является Камакура. Маршрут сначала идет в место под названием Эносима, там надо пересесть на местную линию уже до Камакуры и других близлежащих мест.

На сайте “Одакю” рекомендуется обращаться в ее экскурсионный центр, где помогут с информацией и продадут билеты. Мы эту контору на вокзале Синдзюку нашли, но билеты купить не сумели, потому что было закрыто.

На следующий день мы было принялись искать ее снова, но войдя в южный вход вокзала Синдзюку, обнаружили турбюро, где нужные билеты нам тут же продали. Более того, по возвращении выяснилось, что часов до семи вечера билеты можно купить в самом обычном автомате по их продаже, находится напротив Южного входа у противоположной стены. И информация об этом есть на сайте, но кто же сможет столько прочесть?!

Про поездку в Камакуру будет еще написано отдельно.

Жилье

Первый, и второй, и следующие несколько раз, когда я задумывался о поездке в Японию, пришлись на те сумрачные годы, когда поселиться в Японии можно было только в гостинице. Эдак евро за сто пятьдесят. С наступлением эры сдачи жилья в наем по дням все изменилось, и мы жили в самом центре Синдзюку за 70 евро в день, а Синдзюку — один из центральных районов Токио. Можно найти и менее дорогое жилье в центре, например, квартиру за 45 евро на двоих, что, согласитесь, совсем неплохо.


Дом на Гиндзе

Как выбрать район для проживания — зависит от ваших приоритетов. Однако Синдзюку, про который будет написано подробно, показался мне одним из самых удачных вариантов. Посколько разнообразен сам по себе, есть парк для любования, есть громадный железнодорожный вокзал, если захочется куда-нибудь помчаться, ночная жизнь, наконец.

Вообще, идея снимать задешево и каждый день тратить время и деньги, чтобы смотреть достопримечательности, мне давно кажется не очень удачной, просто хотя бы потому, что вы можете устать за день, а вам еще домой тащиться. Хотя далеко от центра и от метро можно снять комнату, начиная от 10 евро за двоих.

Технически при бронировании через сайт AirBnB никаких проблем не возникает. Токио от Ленинграда тут ничем не отличается. Все вас любят и ждут.

К слову сказать, нашу квартиру сдавали не японцы, а китайцы — реагировали молниеносно.

Еда

Дома. Если вы экономите и снимаете квартиру с кухней, то у вас есть все основания надеяться, что на еду в Японии вы потратите копейки. Пачка в 600 граммов лапши рамэн, для удобства пользователей разделена на пучки по сто граммов — полтора евро. Полукилограммовая упаковка густого йогурта без добавок — 1,70 евро. Банка протертого манго — около двух евро; правда, это была распродажа. Яйца — два евро за десяток. Соевый соус, либо какой-то другой соус, которым вы будете удобрять макароны — от евро до двух за бутылку, которой вам хватит на неделю. Неопознаваемая маринованная трава с кунжутными зернами — примерно 30 центов за двести граммов. Рис — четыре–шесть евро за килограмм, и может показаться, что это дорого, но килограмм вы будете есть неделю. Это спартанский вариант. Разнообразить который можно, например, курицей. Нижняя часть ножек — девять евро за килограмм.

Полуторалитровая бутылка газированного напитка — лимонада известных марок — примерно 1,20 евро.

Около семи вечера как в самых дорогих, так и в самых демократического склада супермаркетах вся кулинария уценяется. Начинают со скидки в двадцать, потом тридцать процентов, а заканчивают пятьюдесятью. Не пропустите — можно разжиться всякими вкусными штуками.

Наконец, вам все это надоело, и вы решаете, что дома теперь будете только завтракать. На улицу!

Надо иметь в виду, что количество мест, где можно поесть, в Токио очень велико. Не будет преувеличением сказать, что если вы повернете голову на любой улице в центре, то обнаружите по крайней мере одно съедобное заведение. При бюджетной жизни следует выделить из всего числа несколько важных разновидностей.

Сетевые рестораны быстрого питания типа “Ёсиноя” или “Мацуя” находятся по всему Токио, и если у первых вывеска сделана на понятном языке, то у вторых — только иероглифами, определить можно по знаку в виде красного круглого пятна с синим и желтым, соединенным кругляшками внутри. Самое минимальное по цене из горячей еды как в одном, так и в другом месте выглядело как рис с тонкими лепестками мяса, луком и соусом. Стоимость — около трех с половиной евро. От пуза наесться этим нельзя, но в качестве неплотного обеда — пожалуй. Маринованный имбирь в обоих случаях предлагается без ограничений.

Блюдо, кстати, называется гюдон. Очень распространенное. Классика, так сказать.

Про “Ёсиною” интересно знать, что сеть основана в 1899 году.

Кайтэн-дзуси. Вот в десяти отчетах прочел, что в Японии сложно найти суши. Это не совсем так. Во-первых, суши продают в магазинах, во-вторых, есть заведения, подобные тем, что есть у нас, где предлагают разные наборы из суши и сашими. В-третьих — зачем вам сдались все эти магазины и другие места, если есть кайтэн-дзуси?

Кайтэн-дзуси — это контора, где посетители сидят вокруг овальной стойки, внутри которой находятся повара, без перерыва делающие суши. Потом продукция попадает на тарелочки, тарелочки — на движущуюся мимо вашего носа ленту, вы выбираете то, что вам нравится, снимаете тарелочку и лопаете. В том заведении, куда мы несколько раз ходили, каждую группу тарелочек с сашими, сделанными из одинаковой рыбы, предваряла тарелочка с плакатиком, где было написано, что это, собственно, за рыба.


Кайтэн-дзуси в Синдзюку

Кроме того, в заведении есть меню, в том числе и на английском, куда вы можете ткнуть или сказать название, и специально для вас повар зафигачит из той рыбы, которой вам срочно занадобилась.

Имеется суп трех видов. Любая единица еды в заведении — 1,30 евро. На тарелочки обычно два немаленьких сашими с тунцом, лососем, угрем, мальками сардин, икрой летучей рыбы, бог еще знает с чем. Имбирь, васаби и соевый соус — бесплатно. Так же как и чай маття. Прямо в стойку вделаны краны, чтобы доливать кипяток. Короче — не оторваться. Правда, в последний раз после двенадцати тарелочек мы все же были вынуждены остановиться.

Контора интересна еще в этнографическом смысле — где вы еще сможете перепробовать такое большое количество сортов свежей и самой разной рыбы.

Кафе с автоматами, где вы выбираете и оплачиваете еду. Здесь тоже недорого, и особое внимание необходимо обратить на наборы из нескольких блюд. Мы, в частности, съели суп и лапшу с тэмпурой за шесть евро — это на двоих. Можно, конечно, и в одиночку справиться.

Механизм заказа простой — надо сначала бросить в автомат деньги, соответствующие стоимости нужной еды, потом нажать кнопку с ее названием и изображением. Выпадут чек и сдача. Как пишут, иногда, чтобы получить сдачу, надо нажать рычаг.

Далее чек надо отдать на стойке, где могут уточнить, что именно вы хотите — набор иногда подразумевает, что в качестве основного наполнителя второго блюда может быть разная лапша или рис, — и остается получить через пару минут заказ.

Здесь, мне кажется, надо сделать небольшой перерыв для разъяснения названий японской еды, которые могут быть не всем знакомы.

Итак: рамэн — тонкая пшеничная лапша. Удон — пшеничная лапша, только толстая, по внешнему виду сильно отличается от рамэна, тот явно выглядит как сделанный на фабрике, как всем знакомые спагетти, а удон кажется сделанным вручную, чуть не толщиной в мизинец макароны в клубках. Соба — гречневая лапша коричневого цвета, в остальном похожая на рамэн.

Тэмпура — в широком смысле, нечто панированное и зажаренное во фритюре. Рыба, морепродукты, овощи. Нам попалась тэмпура из здоровых креветок — вкусно.

“Яки” — “жареное”. Следовательно, якитори — шашлыки, в Японии они маленького размера, буквально три–четыре небольших кусочка, например, куриные сердца. Якитори изначально делали из курицы и ее потрохов. Остальные виды мяса и овощей, приготовленные так же, называют кусияки. Якинику — место, где продукты жарятся у вас на столе в жаровне, чаще всего с углями. Говорят, бывают газовые горелки.

Окономи-яки — пишется по-русски слитно, я просто выделил “яки”, слово здесь находится в конце, но означает все то же самое — “жареное”. Блюдо, как пишут, появилось во время второй мировой войны, когда с едой и у японцев было не очень. Как гласит слово “окономи” в названии — клади, дескать, в это блюдо, что хочешь, что тебе нравится, что у тебя есть.

Представляет собой, по сути, омлет с мукой и капустой, в котором могут быть разные добавки — мясо, креветки какие-нибудь. Есть несколько обязательных компонентов, среди которых спецсоус, которым в конце эта круглая толстенькая штука поливается. В Токио размером в диаметре сантиметров пятнадцать, в Осаке, говорят, все тридцать. Сверху посыпают стружкой высушенного тунца, которая от жара, издаваемого окономияки, колышется — интересно, обязательно попробуйте.

Мондзя — тоже нечто вроде окономияки, но как бы для бедных. Мы пробовали и то, и другое, и если окономияки — это как бы такая котлета, то мондзя — эта некая размазня на тэппане. Хотя составляющие вроде те же.

Тэппан — жаровня, прямоугольной формы электрическая поверхность, на которой можно поджарить что-нибудь прямо за столом.

* * *

Чтобы закончить с уличными бюджетными вариантами — обратите внимание на ассортимент горячих закусок в сетевых магазинах. Магазинов полно, и будь это “7–Илевен”, “Уолмарт”, или “Лоусон” — везде рядом с кассой вы обнаружите устройство с нагревом, где за стеклом будут лежать какие-нибудь котлетки, якитори и так далее.

Якитори из “Лоусона” — хороша штука, весит граммов сто, стоит чуть дороже евро. Парочка вполне может поднять дух. По определению все эти куски греются (можно отказаться), часто снабжаются соусом в пакетике, тщательно упаковываются.

В сетевых магазинчиках можно пробавляться онигири (помните у Пелевина: “он и гири”?). Представляет собой треугольное сооружение из риса с начинкой внутри, завернутое в водоросли-нори. Если кто не знает, нори — темно-зеленого, красивого такого цвета. Весит онигири граммов восемьдесят–сто и стоит тоже чуть больше евро.

* * *

Если вы не в силах больше экономить и тратить меньше пяти евро на обед или ужин, отправляйтесь в лапшичные, где готовят рамэн или собу. Миска будет большая. Внутри будет мясо, бульон, яйца, зелень, овощи. За все — начиная от шести евро.

Поблизости находятся заведения с карри — его в Японии тоже любят. Основной компонент — тандырная лепешка, плюс пара мисочек с собственно карри, тоже в районе шести евро.

Лепешка, кстати, продается отдельно, стоит 2,50 евро и с двумя якитори вновь возвращает нас к небольшим деньгам за еду.

Далее писать бессмысленно, потому что еда в Токио, понятно, может быть сильно дороже, и к подобным штукам относится, например, упомянутое якинику. За которым мы отправились в корейский квартал Син-Окубо, но это делать не обязательно, потому что подобные заведения есть везде.

Что дают? Приносят немаленькую жаровню с углями и решеткой над ними. Сверху над жаровней пристраивают трубу вытяжки (она есть над каждым столом). Потом приносят бумажные передники, которые надо на себя нацепить. Закуски и заедки — у нас их было восемь маленьких мисочек. Тарелку с листьями салата. И тарелку с маринованным мясом.

Дальше — элементарно. Либо будет подходить спецчеловек и выкладывать мясо на решетку и ворочать его там до готовности, либо вы это будете делать сами. Когда мясо готово, полагается положить кусочек в салатный лист, добавить какую-нибудь заедку, свернуть комплект и слопать.

Холодный чай со льдом на столе. Бесплатен, и в большом количестве.

Хотелось мяса, но в результате долгих переговоров нам принесли что-то, что оказалось петушиными гребешками. В Китае, вероятно и в Японии (Корее?), считается деликатесом. Воображения не поражает, но в качестве этнографического эксперимента — сойдет. Стоимость представления — 26 евро на двоих. Еще раз повторю, что в корейский квартал ходить не обязательно — в иных, нормальных японских местах все то же самое будет стоить столько же или дешевле, а понимать вас, может быть, будут больше. Искать на гуглокарте якинику.

Слово о вкусе японской еды — он нежный. В том смысле, что если вы бывали в Китае, то вкус в сравнении с китайским менее выражен, сладковатый в основном. Пища совершенно не острая. Ну, разве что вы кусок васаби в рот засунете.

Алкоголь

Японцы пьют. То есть вот эта милая, гламурная в стиле техно картинка, когда японцы как заведенные работают, а потом весело поют караоке или ездят на групповые экскурсии — все это правда. Картинка верная, да, но если вы зайдете в самый обычный сетевой магазин типа “7–Илевен”, то там обнаружите виски в пластиковых бутылках по 1,75 литра и больше. Вопрос — для кого? Для приезжих русских, ирландцев или англичан? Конечно, нет — все это для аборигенов.

Наступает вечер, и заполняются не только кафе и рестораны. Заполняются бары — и это происходит каждый день. К слову сказать, наливают даже в кайтэн-дзуси, и я лично видел дяденьку, который кушал сашими, но одновременно интенсивно заказывал саке — он был очевидно пьян.

Видели мы подростков, двое несли третьего — он не мог идти. Видели дяденек, которые, сидя на ступеньках компанией, распивали пиво с утра.

Вне ресторанов и баров алкоголь есть на каждом шагу, и бутылка простого виски “Блэк” в 720 мл стоит от шести евро. Южноамериканское вино практически по европейским ценам — четыре–пять евро за бутылку. Собственно европейское вино — чуть дороже, семь–десять.

Хуже с пивом, самое недорогое — пол-литровая банка за примерно 1,90 евро. Остальное — дороже двух евро.

Саке. Которое все-таки рисовое вино, а не водка, потому что получается путем брожения, а не перегонки. Максимальная крепость — градусов двадцать. На мой взгляд — лучше пить холодным, хотя, как пишут, такой способ применим для неважных сортов. Для пробы можно купить в тех же сетевых магазинах бутылочку в 350 мл. Это будет стоить примерно четыре евро. Виски лучше.

В качестве аттракциона, но не еды, рекомендуется мраморное мясо японских бычков. Есть в дорогих магазинах и стоит от пяти евро за сто грамм. Можно попросить один кусочек — мясо очень тонко нарезано, буквально на лепестки. Лепесток может весить граммов сорок–пятьдесят.

Чай

Есть всякий, но рекомендую попробовать чай маття. Он есть и в привычном листовом виде, но интереснее смолотый в порошок ярко-зеленого цвета. На чашку кладется крошечное количество. Можно несколько раз заваривать, получая порции веселого, с выраженным вкусом напитка. Пакетик в пятьдесят граммов — около четырех евро. Написано, что хватает на шестьдесят чашек.

Курение

Сигареты стоят четыре–пять евро, продаются повсюду — например, в любом сетевом магазинчике. Курить на улице можно только в спецместах, которые часто выглядят как загородка, в которой толкутся курильщики, и хорошо, если просто под крышей. Мы видели места для курения, оформленные как комнатки, запертые со всех сторон — думаю, внутри запросто можно погибнуть. Подобные дискриминационные сооружения есть в аэропортах, чтобы было понятно, о чем идет речь.


Зона дискриминации

То есть с одной стороны курящим в Японии плохо, но это не вся истина. Вся заключается в том, что во всех питейных заведениях, барах, идзакаях, ресторанах — курить разрешено. Соседний столик может быть объявлен некурящим, но это будет чистая фикция.

Японские женщины тоже курят, если не в массе, но увидеть можно часто.

Достопримечательности

В порядке от простого к сложному, я выделил бы устройство туалетов, устройство японской квартиры, районы Токио, а в них — отдельные забавы.

Туалеты

Итак. Про них, а точнее, про унитазы, можно услышать из многих отчетов про поездку в Японию. Действительно, чудо. Тот, что был у нас в квартире, приветливо поднимал крышку при появлении, имел теплое сиденье, смывал после самостоятельно, при нажатии определенной кнопочки совершал орошение, проще говоря — мыл задницу теплой водичкой. Напор струйки можно было регулировать. Самой трогательной мне показалась кнопочка, с помощью которой можно было вызвать звук журчания — ну, мало ли, вот почему-то не писается. Закрывал крышку, перед этим продезинфицировав свои внутренности.

Унитаз был настолько величав и самостоятелен, что ему хотелось дать имя.

Подобные устройства стоят и в общественных туалетах Токио. Не то чтобы в каждом заведении, но в метро, мэрии, магазинах — часто, в общем. Проще сказать, что устройства с дыркой в полу я видел только в парках, а неэлектрифицированный вариант с унитазом — в паре съедобных заведений.

Унитаз, обнаруженный у нас в квартире, был отнюдь не самым сложным. В общественных туалетах можно встретить гораздо более замысловатые. В частности, с кнопкой, позволяющей регулировать не только напор подмывания и выбирать его направление, спереди или сзади, но и регулировать звук журчания. И прочее.


Часть панели управления унитазом в общественном туалете

Говорят, есть такие, которые оперируют горячим воздухом для вашего высушивания, включают ультрафиолетовый свет для обеззараживания, могут использоваться как обогревательный прибор в туалете. Восторг.

Даже если устройство туалета будет самым примитивным, вы все равно найдете инструкцию, которая расскажет, что и как делать.

Есть общественные туалеты с одноразовыми сиденьями, но часто встречаются другие — которые мне показались просто вершиной мысли. На стенке у них внутри был прикреплен ящик, при нажатии кнопки на котором вы могли брызнуть на клочок туалетной бумаги дезинфицирующей жидкостью. После чего тщательно протереть сиденье унитаза. И сесть на него свободно. Это гениально, особенно если учесть, что одноразовые сиденья сползают, а сесть все равно хочется — ей-богу, иногда надоедает какать стоя.

Мой личный вклад в решение проблемы безопасного пользования общественными удобствами заключается в идее носить флакон с такой жидкостью с собой.

Квартира

Я специально несколько раз останавливался, чтобы почитать объявления о продаже в токийских агентствах недвижимости. Результат: по крайней мере, в центре города средний размер квартиры — около двадцати двух квадратных метров. То есть до того как оказаться в Токио, я с чувством некоторой гордости, иногда — часто — натыкаясь на недоверие, рассказывал, что вырос в Душанбе в трехкомнатной квартире, общей — общей! — площадью тридцать шесть квадратных метров.

Душанбе — не Токио, но получалось, по здешним меркам я вырос в шикарных апартаментах.

А теперь о том месте, где мы жили. Синдзюку — центр Токио. Один из “самых иностранных”, то есть излюбленных иноземцами районов. Здесь находится самая крупная в Японии, а может быть и в мире железнодорожная станция. Здесь находится токийская мэрия. Здесь находится самое большое скопление самых высоких небоскребов в столице. Здоровенный развлекательный квартал Кабуки-тё тоже здесь.


Кладбище во дворе жилого дома

Вот в паре шагов от станции метро. В пяти минутах ходьбы от одного из самого известных токийских парков. В двадцати минутах ходьбы от вокзала Синдзюку. Окруженный ресторанами, кафе и магазинами, стоял наш дом из полированного камня, стекла и металла. С консьержем и лифтом, который в пути радостно показывал нам на дисплее картинки с водопадами и прочими речками, ласково здороваясь в начале и прощаясь, желая хорошего дня.

Новехонький ковролин в коридорах, новехонькая железная дверь в квартиру с двумя замками на разной высоте, которые, тем не менее, открывались одним ключом — странно.

Что внутри. Маленькое пространство — примерно семьдесят на семьдесят сантиметров, где полагается оставить обувь и надеть тапки. Дальше — метровой величины коридорчик, откуда можно попасть в туалет чуть больше квадратного метра с чудо-унитазом с одной стороны, с другой — пространство, ограниченное раковиной для умывания, дверью в ванную комнату и стиральной машиной. Половина квадратного метра.

Ванная комната — около двух квадратных метров. В ней две зоны: сразу как заходишь — для того, чтобы принимать душ, стоя прямо на полу, дальше ванна, где можно сидеть, чуть разогнувшись.

Комната — примерно десять метров, в начале ее находится кухня — стол с раковиной, плитой и огромной вытяжкой над ним. Шкаф с посудой. Стол для еды с двумя стульями. Дальше пространство с тумбой под телевизор и диваном, рассчитанным на двоих. Маленький столик при диване.

За диваном кровать, рекламируемая как двуспальная, но при метровой ширине вряд ли годящаяся на эту роль. Примерно двух с половиной метровый отдел квартиры с кроватью может изолироваться от комнаты с помощью раздвижной двери. В этом закутке есть окно, и погибнуть от клаустрофобии сложно, хотя и можно — местечко получается тесноватое.

Если сложить вместе все перечисленные площади, получается метров двадцать, к которым надо прибавить еще примерно двухметровый балкон — вот оно, токийское стандартное счастье для тех, кто любит центр. Все новенькое, блестит. Про унитаз уже рассказано, ванна тоже непроста. Управление — с помощью электронной панели на стене, вторая такая же находится на кухне, можно вмешиваться в омовение оттуда. И регулировать не только температуру — предусмотрено караоке, можно распевать, намыливаясь.

Стоимость жилья в указанном месте — пять–шесть тысяч евро за метр. Самое главное — примерно через неделю ты вдруг начинаешь думать, что, вообще-то, ничего больше и не надо. Ты можешь мыться, какать, смотреть телевизор, есть, спать. Петь, наконец. Все остальное — на улице.

Чтобы закончить с жилищем, пара слов про мусор. История с ним непростая и поначалу может вас напрячь. Начать с того, что вы не встретите в Токио урн на улицах. И куда девать разные пакетики — а упаковывают в Японии все не жадно — совершенно не очевидно.

Лежащая на поверхности мысли — “принесу домой и выброшу там” — не работает, потому что никто вам выбрасывать мусор не разрешит.

В некоторых странах принято мусор сортировать. В Германии, например. Однако немцам есть еще куда расти, потому что в сравнении с японцами они просто дети какие-то. В Токио прежде, как пишут, для каждого вида мусора полагался еще и специальный пакет, и только лишь относительно недавнее послабление позволило использовать для складирования отходов просто прозрачные мешки.

Мусор делится. На “отходы, которые можно переработать”, “сжигаемый”, “несжигаемый” и “большой”. К последнему относится, например, костюм. Разный мусор вывозят в разные дни, и если в месте складирования окажется не тот, что нужно, мусорщики его не заберут, и община будет оштрафована.

Теперь для примера возьмем обычную пластиковую бутылку. Если на ней есть значок “ПЭТ”, то есть полиэтилентерефталат, это означает, что бутылку можно вторично переработать, и ей путь в мешок для таких отходов. При этом бутылку перед выбрасыванием полагается сполоснуть, если там что-то осталось, пробку открутить и положить в другой мешок. Хорошо бы, конечно, и этикетку оторвать, но это уже высший пилотаж.

Пробка. Бутылка лежит в нужном месте, но что делать с пробкой? Ведь на ней нет надписи “ПЭТ”. Можно вспомнить детство, когда любой пластик горел по определению. Но это было давно, и горит ли эта пробка — непонятно.

В общем, так и осталось неясным, учат ли маленьких японцев с детства различать пластики, но вы можете попытаться, потому что так или иначе вам предстоит мусор по пакетам раскладывать. Рискну предположить, что уборщица после вашего отъезда перепроверяет, как вы выполнили задание.

Подводя итог — весь мусор, который у вас скопится, так или иначе, а останется после вас в квартире, и если, например, вы будете выпивать, что не исключено, то батарея бутылок выдаст вас с головой. Выход — в каждом из сетевых магазинов есть баки с нарисованными на них изображениями, бутылки сюда, банки туда. И при небольшой сноровке вы можете научиться выбрасывать ежедневный мусор в них.

Из привычных домашних вещей может удивить японская туалетная бумага — она очень тонкая.

Районы Токио

Синдзюку

Станции метро Токио: “Синдзюку”, “Синдзюку-Сантёмэ”, “Синдзюку-Гёэммаэ”.

На английском пишется “Shinjuku”, и именно через “ш”, даже через “щ” это слово произносится на японском. Проследив за тем, как пишутся и произносятся другие знакомые слова, я так и не пришел для себя к разгадке старого спора — как все-таки правильно произносить некоторые японские слова, через “с” или через “ш”.

Сасими или сашими? Мицубиши или мицубиси? Суши или суси? Ответ — читайте про систему Поливанова.

Пару слов про этот район я написал выше, теперь подробнее. Район разноликий и традиционно делится на две части — Западный Синдзюку, где небоскребы со штаб-квартирами корпораций, мэрия, магазины всякие дорогие и прочее, и восточную часть, где дома невысокие, много развлекательных заведений, собственно квартал Кабуки-тё, где бары и бордели. То есть все как обычно — на западе работают, на востоке бездельничают, прожигают жизнь, нежно надеясь, что новый день все изменит к лучшему.


Западный Синдзюку. Дух захватывает.

Походить между небоскребами Западного Синдзюку безусловно стоит. Сильное ощущение. Хочется выпрямиться, и начинаешь немного гордиться, что человек смог такое построить.

Мэрия поражает не только внешне — она состоит из двух башен с перемычкой-зданием между ними, оно заканчивается тридцать третьим этажом, но и обзорными площадками, которые есть в обеих башнях и бесплатны.

Искать аттракцион просто — когда подойдете к зданию, обязательно обнаружите указатели. При входе в мэрию вас встретят и направят к лифту — есть отдельный служитель. Площадки находятся на сорок пятом этаже, на высоте двухсот метров. Лифт поднимается 55 секунд, то есть, как несложно подсчитать, со скоростью примерно двенадцать километров в час. Каждая площадка открыта во все стороны, имеются сувенирный магазин и кафе. Туалеты, естественно.

Про это вообще надо написать отдельной строкой — в Токио нет проблем с общественными туалетами. Они есть повсюду, и все бесплатные. В крайнем случае, можно зайти в кафе — там денег тоже не возьмут.

Площадки рекомендуется посещать с утра и вечером, во время и после заката. При этом надо иметь в виду, что обе башни открыты с 9:30, а закрываются — в 17:30 южная, она будет слева, если стоять к входу в мэрию лицом, и в 23:00 северная справа.

С утра следует приходить потому, что якобы можно увидеть верхушку горы Фудзи, а в сумерках и вечером, что, в частности, проделали мы, — чтобы увидеть Токио в ночных огнях. Очень круто.

Выходные для южной башни, как пишут, — второй и четвертый понедельник. Для северной — первый и третий. Когда северная башня закрыта, южная работает до одиннадцати вечера. Обе башни не работают с 29 по 31 декабря, так что старый год там не проводить.

Небоскреб “Кокон” сделан в виде кокона и выглядит волшебно — не проходите мимо. Недалеко от него скульптура “LOVE” — даже если думаете, что не знаете, что это такое, то когда увидите, поймете, что где-то уже встречали. Четыре большие, окрашенные в красный металлические буквы — две сверху, две снизу.

Вокзал Синдзюку — как водораздел между двумя частями района. Избежать его посещения вам вряд ли удастся, если соберетесь куда-нибудь уезжать из Токио. Если не соберетесь, можете заглянуть на минуту — подивиться количеству сосредоточенно идущих людских масс или пройтись по магазинам. Магазинов внутри станции полно, есть также информационные и туристические бюро, где можно получить всякие сведения, карты и прочее.

Восточный Синдзюку — место, где я получил первое мощное впечатление от Токио, которое осталось одним из самых сильных переживаний от поездки. Мы побывали в мэрии, полюбовались на освещенный изнутри “Кокон”, а потом окунулись в Кабуки-тё — гигантский квартал развлечений.


Восточный Синдзюку. Вечерняя улица.

Существо впечатления состояло в том, что мы шли по улице мимо высоких, не таких как небоскребы, а просто мимо десяти-пятнадцатиэтажных домов, мимо текло множество людей, а дома сверху и донизу были раскрашены поразительно яркой шикарной брызжущей рекламой.

Реклама отражалась от полированных скользящих автомобилей, от лиц, от стекол других домов, и была она настолько необоснованно щедра, что мысли о коммерции просто не приходили в голову. В эту с открытым ртом голову, что кружилась в ощущении удивительного праздника.

Был самый обычный день, и праздник воспринимался как радость, какую могут себе позволить только взрослые, заработавшие на такую роскошь люди. Словом, возьмите сияющую блондинку в кабриолете и умножьте на миллион — получится приблизительно похоже. И все это будет ваше.

В Восточном Синдзюку можно встретить заведение для караоке, которое занимает сразу девять этажей. Можно найти ресторан, который будет размещаться на высоком этаже многоэтажного здания, и на этом этаже туда будет стоять очередь. Можно перекусить или плотно пообедать в самых разных заведениях — от описанного кайтэн-дзуси до сябу-сябу, где лепестки мраморного мяса вы сами будете варить в бульоне, кипящем на столе.

Упоминаются целые улицы борделей.

Мы дважды побывали в квартале Голден Гай. Квартал часто называют улицей, Золотой улицей, но на самом деле это не так. Узеньких, длиной метров в двадцать улочек несколько, и каждая из них образована двухэтажными домиками, на первых, а иногда и на двух этажах которых расположены бары. Зрелище действительно интересное — нам, например, встретилось заведение, где было всего два стула для посетителей. Бывает четыре–шесть, максимум неизвестен, но вряд ли много больше.


Голден Гай

На дверях и окнах много табличек, извещающих о плате за вход — четыре–девять евро, много табличек, сообщающих о фиксированной цене на выпивку, стакан пива или порция виски — пять–семь евро. Изредка встречаются таблички, сообщающие, что заведение “только для членов клуба”.


Голден Гай. Отражаюсь не только я, но и известная картина с изображением кинозвезд.

Место позиционируется как нетуристический аттракцион, для местных то есть, но иноземцы сюда тянутся, тем более что вроде бы тут любят проводить время местные писатели, музыканты и прочие поэты.


Голден Гай. И надо остановиться, потому что баров несколько сотен. В большинстве вход за деньги.

Поэтов мы не видели, а видели в одиннадцать утра компанию из юных гуляк, где трое парней еще о чем-то говорили, сидя за стойкой, а две девицы, положив на эту самую стойку свои растрепанные непутевые головы, сладко спали.


Голден Гай. И все-таки еще один. Очень уж стильно. Обломки жизни. Чарльз Буковски.

Именно про это место рассказывают, что можно купить здесь в баре бутылку выпивки, отпить из нее рюмку и оставить, так сказать, “на хранение”. К бутылке прицепят бумажку с вашим именем — сможете в следующий приезд придти в “свой” бар и попросить “свою” бутылку.

Парк Синдзюку-гёэн

Понятно, что кроме гейш, самураев и театра каждый русский, так или иначе, при упоминании Японии может вспомнить сакуру, которая не что иное как вишня.

Сезон цветения вишни-сакуры — один из явных и распространенных ориентиров для поездки в страну. Может быть, сравним среди японцев с сезоном момидзи-гари, это когда краснеют листья кленов, но о нем у нас мало кто знает.

Стандартно сначала зацветает слива; если говорить о Токио, это где-то в середине марта, а к концу, в двадцатых числах, и по начало апреля — собственно вишня. Механистическое представление, что все происходит ровно по расписанию, как обычно в отношении природы истине не соответствует, и в нашем случае, хотя официальный сайт обещал старт 24 марта, четырнадцатого мы обнаружили в парке первую цветущую вишню.


Цветет абрикос. Или слива.

Кроме того цвела слива, магнолия, еще какие-то деревья — если вы специалист-ботаник, то разберетесь.

Вход в парк стоит 1,70 евро. Стоит обратить внимание, что с 24 марта по 25 апреля, так же как с 1 и по 15 ноября, парк открыт все время. Нельзя приносить алкоголь и забирать павшие листики и цветочки. Не скрою, оба запрета были нами нарушены.

У каждого из входов можно найти велосипеды — использование их бесплатно.

Мы уезжали из Токио — вечером у нас был самолет на Стамбул, — и, промучившись первую половину дня, мы нашли на токийском вокзале место, откуда отходил наш автобус, и сложили вещи в камеру хранения. Сели на метро и приехали в парк Синдзюку-гёэн. Немного погуляли — количество людей в сравнении с днем приезда намного увеличилось, — потом сели на скамеечку с видом на цветущее дерево, выпили по стакану холодного белого вина — жизнь была прекрасна.

Синдзюку — прекрасное место для посещение идзакаи, заведения, которое многими идентифицируется как пивная, хотя, на мой взгляд, здесь скорее подходит слово трактир. Определяется внешне как контора с красным бумажным фонарем у входа и занавеской норэн, закрывающую верхнюю часть двери. Как выглядит фонарь — все знают, занавеска доходит примерно до середины двери и имеет разрезы почти до самого верха.

Как пишут, в идзакае любят собираться по пятницам служащие, которые пьют там и мило безобразничают, на что интересно посмотреть. Мы не видели, но и в самый обычный рабочий день вечером все было занято.

Еда в идзакае оказалась от шести–семи евро за блюдо, выпивка — четыре евро за двойную порцию виски. Японцы шумели, было интересно.

В идзакае можно спросить номи-хоудай — возможность пользоваться всеми имеющимися алкогольными напитками в заведении на протяжении двух часов. Коротко — надо заплатить 25–30 евро с человека, и вам будут приносить содержимое бара в идзакае, пока в вас будет лезть.

Такая же система, касающаяся еды, называется табэ-хоудай.

Гиндза

Станции метро Токио: “Гиндза”, “Гиндза-Иттёмэ”, “Хигаси-Гиндза”, “Цукидзи”.

Из прочитанного предварительно в моем воображении сложился образ района, напичканного очень модными дорогими магазинами. Где по улицам ходят необыкновенные красотки с сумочками за тысячу и в туфельках за две. Нарядно и сверхбогато, в общем.

Мы побывали на Гиндзе несколько раз, впервые пустившись туда пешим ходом, планируя не только людей посмотреть, но и оказаться в театре кабуки, который тоже находится в этом районе.

Идти оказалось нескучно, но долго, и когда мы, наконец, оказались на Гиндзе, то уже приподустали. Шикарные машины не казались шикарными, толпа — обыкновенной. Но это только на первый взгляд.

Гиндза — это в первую очередь магазины. Они расположены в зданиях этажей по десять, которые отличаются между собой. Гиндза — современная архитектурная радость. Для того чтобы представить ее, вообразите улицу, которая застроена многоэтажными домами, каждый из которых сделан по индивидуальному проекту — загляденье.


Храм на Гиндзе. Фото на память. Вот придумал новый жанр — фотографировать тех, кто фотографирует.

Вслед за домами начинаешь обращать внимание на более мелкие детали. Вот собачка в атласной стеганой попонке, похожая на механическую игрушку, но живая. Вот выставлена в витрине магазина другая игрушка — несколько домов и улица между ними. На улице человечки. Стоимость макета удивительная. Вот магазин, а внутри дамские шляпки из соломки — распродажа, шляпка за двести евро.


Игрушка в витрине магазина на Гиндзе. Цена — примерно 3000 евро.

Через некоторое время начинаешь обнаруживать девушек. Неоднократно высмеянное и пошлое по определению для многих людей понятие “гламур” на Гиндзе поворачивается неожиданной стороной. Девушки на Гиндзе прекрасны. Доведенные до совершенства брови, ресницы и губы. Волосы, выглядящие так, словно их только что закончили причесывать и укладывать, глядя в зеркало, но это зеркало — вы. Белые пальто, блестящие туфли, сияющие украшения.

Когда смотришь на такую девушку, вопрос о ее внутреннем мире абсолютно неактуален. Черт с ним, с внутренним миром, при таком совершенном внешнем. Тот случай, когда с девушкой не хочется знакомиться — достаточно просто любоваться ею. Одна, еще одна, а вон еще две — радуется взгляд.

Рыбный рынок Цукидзи

Очень известное место, куда интересующиеся могут приходить к пяти утра, чтобы полюбоваться на аукцион тунцов. Зачем — непонятно, но кто-то ходит. Если вам это неинтересно, можно просто приехать не так рано и поболтаться по рядам. Внутренний рынок, где производится оптовая торговля и те самые аукционы, закрывается в семь утра. Активность остальной части сильно падает к одиннадцати. В час — все закрывается.

Мы были на рынке около часа дня — что-то закрыто, да, но многие ряды функционируют. Продают в массе сухую рыбу, водоросли и тому подобное, есть и свежие штуки — можно купить омара.

Работают лотки с едой. Мы съели омлет на палочке за восемьдесят центов, какие-то жареные побеги, которые рекламировались как некая древняя японская еда, и полтора десятков гребешков. Палочка с четырьмя зажаренными на гриле гребешками стоит 1,70 евро, и оторваться от них невозможно — очень вкусно. Естественно, есть заведения где делают разные суши.

В рядах торгуют кроме того всякими штуками для кухни, в том числе и ножами.

Все знают, что японские ножи очень хорошие. Цукидзи — место, где вы можете что-нибудь для себя выбрать. Удовольствие недешевое, поэтому я лично ограничился чрезвычайно примитивным на вид складным ножиком за пять евро, который неожиданно оказался японской ножевой классикой — хигоноками. В ноже всего три детали, он легкий и очень острый.

Театр кабуки

Побывав, я бы рекомендовал посещение театра не собственно ради представления — все равно вы ничего не поймете, — а ради того, что будет перед ним.

Для начала вам надо разобраться, насколько вы любите театр кабуки, что в данном случае имеет абсолютно материальный эквивалент. Проще говоря, вы можете купить билет на все представление целиком, а можете только на один акт. Продолжительность всего спектакля — четыре–пять часов с двумя перерывами. Продолжительность одного акта — час–полтора.

Минимальная цена билета на шоу целиком — 34 евро. На одни акт — 8,50. Имеет также значение продолжительность даже части представления. Самая минимальная — 44 минуты. Она же, понятно, самая недорогая. Здесь можно посмотреть стоимость, длину и время начала отдельных актов, равно как и время начала покупки билетов.

На представление целиком билеты можно забронировать заранее и по интернету, на один акт билеты продаются строго в день спектакля, строго один билет в одни руки и строго в определенный период, примерно за полтора–два часа до начала.

Важно: одноактное шоу — товар дефицитный, тем более самое короткое, поэтому лучше придти заранее. Во-первых, примитивно могут кончиться билеты, их всего порядка 180, разбираются мгновенно, а во-вторых, только половина из них — сидячие. Любите ли вы японский традиционный театр настолько, чтобы простоять час без движения?

Теперь собственно о процедуре. После покупки билета за сорок минут до начала вы должны войти и подняться на четвертый этаж. Почему не сделать сидячие билеты с местами — кажется непонятным, особенно потому, что всех будущих зрителей для начала собирают в одной части фойе, а потом вызывают в другую партиями — с номера X по номер Y. Там зрителей выстраивают согласно номерам в очередь — четыре шеренги по примерно пятьдесят человек. Далее также частями разрешают входить в зал. В общем, все это занимает много времени, торжественно и муторно одновременно.

Наконец вы внутри — не зевайте. Дело в том, что даже если вам достались стоячие места, как нам, например, то шанс усесться все равно есть. Например, потому, что кто-то из “сидячих” не пришел. Еще раз — вход за сорок минут. Кто прозевал, тот плачет. Либо потому, что на этом самом дальнем ярусе распродали не все билеты для тех, кто смотрит шоу целиком. Мы высмотрели пару мест и счастливо приземлились. Ноги благодарно расслабились, и в течение отведенных сорока четырех минут я даже немного поспал.

Если серьезно. Представление необычное. Музыканты, они на сцене, играют и поют, артисты проделывают разные штуки, в частности, танцуют, произносят монологи и переменяют внешность прямо на сцене, курого — так называют рабочих сцены — двигаются таким необычным образом, что только ради этого стоит придти и посмотреть. Описать это движение довольно сложно — курого находятся в положении “на коленях”, при этом быстро перемещаются, сами колени не поднимая, так, словно к ногам у них приделаны гусеницы, — очень сильно.

Еще пара технических вещей. Можно получить аудиогид, не бесплатно, чтобы ориентироваться в происходящем, в зале можно есть — коробки с едой продают прямо в театральном буфете, но, думаю, можно и с собой принести. Можно кричать — традиционно выкликают имя артиста, который на сцене, типа для того, чтобы его поддержать. Фотографировать нельзя — тетеньки из обслуги смотрят не на сцену, а в зал, но иногда меняются — так что момент можно поймать.

Зал в будний день был практически полон.

* * *

На Гиндзе недалеко от рыбного рынка есть буддистский храм — тоже можно сходить. Когда мы пришли, съезжались начищенные черные автомобили, были разбиты палатки, стояли люди в черных костюмах и черных очках — чистая якудза.

Асакуса

Станции метро Токио: “Асакуса”, “Таварамати”.

Туристическое место, где главным магнитом является храм Сэнсо-дзи — якобы самый старый буддистский храм в Токио. Вот туристы и топают на него смотреть. А их тут как раз и ждут.

Толпу обнаруживаешь сразу после выхода из метро. Имеется множество магазинов, рикши, пункты проката кимоно, еда, сувениры. В принципе, вся улица, которая идет к храму, представляет собой торговый ряд, до предела забитый гуляющими. Можно купить зонтик за двадцатку, маску театра но из папье-маше за 50 евро, копию известной гравюры Хокусая за сорок. Ширпотреб, конечно. Если что-то сделанное индивидуально и с любовью — совсем дорого.

Говорят, что больше всего иностранцев можно увидеть на Синдзюку — не верьте, больше всего их на Асакусе, на дороге к храму, так сказать.

Про храм сказать ничего особенного не могу, кроме того, что он большой — внутрь мы не попали, да и бог с ним, мало ли на свете буддистских храмов. Интересно другое — вблизи храма можно погадать на судьбу. Делается это недалеко от входа, место идентифицируется по многочисленным небольшого размера выдвижным ящичкам с иероглифами.

Механизм такой — бросаете в щель прямо в столешнице монетку в сто иен (примерно 0,80 евро) — за вами никто не следит, то есть можно сжульничать, но не нужно. Потом берете в руки металлическую коробку, похожую на большой пенал, встряхиваете ее как вам хочется и через маленькую дырочку в основании выуживаете палочку с написанным на ней иероглифом. Ищете такой же на ящичке — внутри его бумажка, где, в том числе на английском, написано, что вас ждет.

Неожиданность заключается в том, что предзнаменование может быть, в том числе, и не сильно приятным — если так, выход в том, чтобы взять бумажку и завязать ее вокруг одного из прутьев конструкции, которая внешне похожа на поставленную вертикально сушку для белья и находится поблизости. Таким образом заявленное грядущее безобразие вроде бы нейтрализуется.

Территория вокруг храма Сэнсо-дзи большая, есть иные культовые сооружения, какие-то памятники — в общем, можно побродить.

Что еще можно посетить в Асакусе? Назван самый старый в Токио ханамати, то есть квартал гейш, который якобы до сих пор функционирует, но вот в турбюро о нем ничего не знали почему-то. Дяденька отрицательно качал головой, несмотря на все мои попытки объяснить, что нам нужно, и я даже подумал, что, может быть, власти не гордятся этим кварталом и почему-то скрывают. С другой стороны, даже если вы квартал с гейшами найдете, то что вы там будете делать? Гейши ведь по определению — не проститутки, а по-японски вы вряд ли говорите. Да и вообще — сложно там все.

Пишут, правда, что где-то в Японии в 2010 году стала работать гейшей представительница Украины, но для того, чтобы ее найти, надо будет покинуть Асакусу.

Не покидать же район есть по крайней мере еще две причины. Во-первых, это круизные кораблики на речке Сумиде, а во-вторых — улица Каппабаси-дори. Кораблик нас не заинтересовал — шел дождь, — а улицу мы посетили.


Вход в улицу Каппабаси-дори. Внизу на углу — магазин кухонной утвари.

Добираться до Каппабаси-дори лучше от метро “Таварамати” — выйдете и спросите, идти минут десять. Ориентир — два заглавных здания по бокам улицы украшены, одно — большущим макетом головы человека в поварском колпаке, напротив — по стене дома расположена вереница здоровых макетов чайных разноцветных чашек. Все это неспроста, так как на Каппабаси-дори продают всякие кухонные штуки, в том числе для ресторанов.


Вход в улицу Каппабаси-дори. Внизу на углу — магазин фарфора.

Главное, что на Каппабаси-дори вы можете обзавестись не бессмысленными, а вполне всамделишными сувенирами; в частности, фарфоровой посудой, какой-нибудь хитрой теркой, пароваркой из бамбука, японским ножом для изготовления суши, ну, или на крайний случай красным традиционным фонарем, который повесите у себя дома.

Мы обзавелись отличными ножницами за восемь евро, кучей чашек и тарелок — все не дороже трех–четырех евро, была распродажа — и маленькой чугунной сковородкой, которая по цене вышла дешевле белорусской.

Харадзюку

Станции метро Токио — “Китасандо”, “Мэйдзи-Дзингумаэ”.

Зачем ехать. С одной стороны район ограничен парком Ёёги, который рекомендуется посетить, и могу сказать — это действительно интересно. С другой — это очень модное молодежное место.

Начнем с парка. Доехать лучше до станции “Китасандо”, дальше искать вход, который бесплатный. За деньги предлагается посетить пруды, храмы и прочие аттракционы внутри, и осмотр их заканчивается в пять пополудни. Стоит недешево, и зачем тратить деньги — неясно. Ясно, что можно и так прекрасно побродить по дорожкам среди дерев, тем более что по-настоящему это не парк, а настоящий лес. Заросли. И все это в центре города. Птицы орут — в Токио оказалось много черных воронов.

Теперь про район. Харадзюку известен как место тусовки молодых и сильно модно одетых людей, которые не то чтобы сумочки от “Гуччи” друг другу показывают, а наряжаются и красятся, чтобы создать образ, иногда крайне экстравагантный. Почему они бродят по Харадзюку — вероятно, потому, что здесь скопление магазинов, где всякие нужные тряпки и прочие штуки продают, в общем — специальное место для подростков.

В районе рекомендуется посетить мост Дзингубаси, где якобы по воскресеньям происходит настоящий парад юных модников — не знаю, не проверили. Зато мы прошлись по улице Такэсита, и решиться на эту прогулку было не так просто.


Улица Такэсита

Штука в том, что Такэсита, если смотреть на нее со стороны парка Ёёги, уходит вниз, так что вам хорошо видно, что на всем протяжении улица забита под завязку тысячами идущих голов. Головы в основном, конечно, покрыты черными волосами, но есть и лиловые, сиреневые, ярко-рыжие, всякие, и имя этому потоку — легион.

Если свернуть с улицы в боковые проулки, то можно обнаружить разнообразные оригинальные кафе, салоны шляпок, тайные красивые местечки, где можно снисходительно и шикарно постоять, покурить, например. К слову сказать, вычурно и странно одетых молодых людей можно встретить свободно и в других центральных районах Токио, то есть Харадзюку — это не заповедник, а скорее питомник.

Сибуя

Станции метро Токио: “Сибуя”.

Магазины, высокие дома, занавешенные рекламой, много стильно одетых людей — такое есть и в других местах Токио. В Сибую же едут посмотреть на памятник Хатико и пройтись по якобы самому оживленному перекрестку в мире.

Я не люблю слезливых историй, так же как не люблю памятники и скопление множества людей. К тому же, у меня был полноценный понос, когда мы добрались до этого района. В общем, были созданы все предпосылки для того, чтобы покинуть это место как можно быстрее.

Результат — признаться, памятник собачке, которая ждала-ждала своего хозяина, пока не померла, особого впечатления не произвел. Тем более что подобную композицию, но с более сложным сюжетом, я уже видел в Львове. На Лычаковском кладбище есть могила врача, которая украшена двумя фигурами собак, появившимися позже основного памятника. Как гласит городская легенда, собаки жили на могиле хозяина, пока не умерли.

У памятника фотографируются — куда без этого.


Хатико. Фото на память.

Перекресток. Штука в том, что в непосредственной близи находится выход с железнодорожной станции “Сибуя”, и по сигналу светофоров на проезжую часть выходит действительно много людей. Совсем много. Гигантское количество. Они пересекают перекресток во всех направлениях, вокруг торчат дома в сияющей рекламе, гремит музыка. Ну, вот если попытаться в паре слов описать, что ты чувствуешь на этом маршруте — ощущение как на рок концерте.

Впрочем, как часто бывают, слабы тут слова, но вот окажетесь в Токио — не откажите себе в удовольствии погулять в этом месте. Мы прошли по перекрестку три раза — уходить не хотелось, что естественно. Кто же уходит с праздника по собственной воле?

Кацусима

Станция метро Токио — нет. Есть остановка “Ой Кэйбадзё-маэ” на линии Токийской монорельсовой дороги. Из центра удобнее всего ехать по кольцевой линии “Яманотэ” которая управляется “Железными дорогами Японии” (у кого будет их проездной, сможет его использовать) до станции “Хамамацутё” и там пересесть на монорельс.

Зачем сюда ехать? Для нас цель была совершенно ясна — это самый большой в Токио блошиный рынок. Однако усевшись на монорельс, который, в отличие от того же Куала-Лумпура, двигался очень быстро, мы оказались как на экскурсии — это был совсем другой Токио.


Таблички с пожеланиями у храма Ханадзоно. У храма, так же как и в Кацусиме, находится блошиный рынок.

Причалы, краны, огромные склады — обязательно прокатитесь, тем более что вагоны идут на высоте пятого–шестого этажа, очень интересно. К слову сказать, конечная остановка этой линии — аэропорт Ханэда. Если вам вылетать оттуда — можете потренироваться.

Собственно про рынок. В списке рекомендованных Национальной туристической ассоциацией других подобных мест указанного рынка нет, но он, как уже было сказано, самый большой и работает каждую субботу и воскресенье с девяти утра и до трех пополудни. А не время от времени, как большинство других.

Конечно, вы можете купить сувениры на туристической улице у храма в Асакусе, но мне милее блошиные рынки. Потому что здесь все настоящее и совершенно недорого. Каков улов? Традиционная занавеска норэн — пять с половиной евро, просили девять. Старые картинки — копии гравюр в стиле укиё-э, в том числе жанра сюнга — это уже неприличные — от четырех до девяти евро за штуку, но процентов двадцать пять уступили. Другие картинки, натурально, тушью на картоне. Правда, совсем небольшого размера, но за две я отдал полтора евро. Ваза за три с половиной. И так далее.

Есть по определению дорогие вещи — например, старые курительные трубки или какие-нибудь ножны от самурайского меча, это уже ближе к сотне евро и больше. Продают упакованные новые белые рубашки по семь евро. Продают поношенную обувь. Много разного — рынок действительно не маленький.

* * *

Из неохваченного рекомендуют Уэно — там зоо- и просто парк, также Роппонги — ночная жизнь типа. Может, в следующий раз.

Камакура — единственная поездка за пределы Токио

Про покупку билетов до этого места написано в разделе “Транспорт”. Вам будет нужен проездной. Стоимость — 1470 иен, чуть больше 12 евро. Если вы войдете в южный вход железнодорожного вокзала Синдзюку и купите билеты там, в зале сразу после входа, то останется только добраться до платформы номер четыре или пять, которые находятся в одной минуте ходьбы — то есть из зала с билетами видны цифры над платформами. Дальше едете до Фудзисавы, это минут пятьдесят, рассматривая Токио, который по пути следования местами будет многоэтажный, а потом двух- и одноэтажный. Временами попадаются парники и посевы. Блеск центрального Токио быстро пропадет.

В Фудзисаве надо выйти и пересесть на местную электричку, которая старенькая и симпатичная.

Электричка идет мимо Эносимы, где можно выбраться и посетить достопримечательности — в частности, за деньги залезть в обсерваторию и любоваться океаном. Мы не пошли.

Билет со скидкой на однодневную поездку дает возможность ездить по местной линии в любом направлении хоть до посинения, поэтому, когда дорога пошла вдоль океана, мы вышли на станции Хасэ, спустились на пляж и двинулись к воде.

Дул сильный ветер, температура воздуха была градусов десять–двенадцать, и лезть в воду не хотелось. Но! Вот вы стоите на берегу Тихого океана и боитесь простыть — прочь, прочь слабые и грустные мысли! Я разделся, напялил купальные трусы и пошел в воду.


Тихий океан

Как здорово здесь должно быть летом. Полого, но быстро спускающееся песчаное дно, большие волны — красота. Вода на ветру в первый момент обожгла, но потом накатила океанская волна, и я поплыл. Очень хорошо.

Потом мы побродили немного по пляжу и пособирали ракушки. Попадаются большие — устричные. Поднялись с пляжа наверх и прошлись между домов вдоль рельсов — городок был пуст. Во встреченном крошечном кафе съели окономияки с креветками и гребешками — оно было дешевле, чем с мясом, около семи евро.

Ну, вот и Камакура. Это слово хорошо вставить в название. “Солнечный день в Камакуре”. “Прощай, Камакура!”, “Смерть в Камакуре”. Туристическое место. Выходишь со станции, начинаются магазины. Тут же обнаруживается указатель на улицу Комати-дори, так же как и она сама. Магазины, кафе, кафе, магазины. Здесь рекомендуется покупать сувениры, но если вы свернете на параллельную улицу, то обнаружите то же самое, при отсутствии людей и с ценами чуть пониже.

Из увиденного мы приобрели традиционные японские полотенца-тэнугуи, которыми можно руки вытирать, можно на стол вместо скатерти положить, можно подарок завернуть, можно на стену повесить. Голову повязать. Есть из разной ткани, в основном это то, что у нас называется набивной ситчик. В описании интересно, но на деле это просто кусок ткани. То, что купили мы, было из чего-то более мягкого, чем ситец, и имело размер 90×30 — это стандарт. Стоит около пятерки.

Заинтересовала окарина — прежде я про этот инструмент только читал. Мне вообще казалось, что это что-то из Тома Сойера, а тут вдруг встреча в Камакуре. Если кто не знает, окарина — это едва ли не первый в истории человечества музыкальный инструмент — флейта, сделанная в виде яйца, первоначально изготавливалась из глины. В Камакуре торжественный и толстенький старичок продавал окарины из дерева, выглядели они интересно, не менее интересно и стоили — порядка пятидесяти евро за штуку.

Выехали мы поздно, и храмы, которыми богата Камакура, не осмотрели, побродили только по территории одного из них. Это к тому, что для полноценной поездки в это место нужен полноценный день.

Билеты, подобные эносима-камакурскому, есть и в других направлениях, в частности, к Фудзи. Правда, поездка туда занимает два дня — жалко оплаченную квартиру.

Отъезд

Состоял из путешествия на вокзал Токио, где битый час мы искали остановку автобусного “челнока” до аэропорта Нарита. А потом еще какое-то время свободную ячейку в камере хранения — камер хранения много, но все они, как правило, заняты.

Техническая деталь — ячейка, как обычно, запирается только после оплаты. Последняя производится исключительно стоиеновыми монетами — готовьте заранее. Самая небольшая ячейка стоит 400 иен.

Когда, наконец, мы справились, то поехали любоваться на сакуру и пить вино.

Когда мы ехали в аэропорт — стемнело. Ехать по ночным токийским улицам было интересно.


Очень по-японски

Четвертый возраст

Факт остается фактом, а без чтения инструкций при посещении Японии не обойтись. Инструкции повсюду, и, самое главное, когда начинаешь вникать, обнаруживается, что все очень просто. Все работает, так сказать.

Ощущение того, что в Токио именно что “все работает”, не покидало меня всю поездку. Не покидало вместе с ощущением постоянного сосредоточенного труда вокруг. Работающей мысли. Шутка ли сказать — мы ни разу не стояли на светофоре больше пары минут, и это в мегаполисе, забитом машинами. Значит, кто-то подумал, чтобы ни люди, ни машины не ждали.

И так повсюду. Еда естся, одежда продается, люди развлекаются, танкеры куда-то что-то важное везут.

В общем, желаю и нам того же. Пора взрослеть.

Имена собственные

7-Илевен7-Elevenсакеsake
АсакусаAsakusaсакураsakura
васабиwasabiсашимиsashimi
ГиндзаGinzaСибуяShibuya
Гиндза-ИттёмэGinza-itchomeСиндзюкуShinjuku
Голден ГайGolden GaiСиндзюку-ГёэммаэShinjuku-gyoemmae
гюдонgyudonСиндзюку-гёэнShinjuku Gyoen
ДзингубасиRainbow BridgeСиндзюку-СантёмэShinjuku-sanchome
ЁёгиYoyogiСин-ОкубоShin-Okubo
ЁсинояYoshinoyaсобаsoba
идзакаяizakayaСумидаSumida
иенаyenсушиsushi
ИокогамаYokohamaСэнсо-дзиSenso-ji
кабукиKabukiсэппукуseppuku
Кабуки-тёKabukichoсюнгаshunga
кайтэн-дзусиkaiten sushiсябу-сябуshabu-shabu
КамакураKamakuraтабэ-хоудайtabehoudai
Каппабаси-дориKappabashi-doriТавараматиTawaramachi
КацусимаKatsushimaТакэситаTakeshita
КитасандоKitasandoТибаChiba
Комати-дориKomachi-doriТокийское метроTokyo Metro
курогоkurokoТокиоTokyo
кусиякиkushiyakiТоэйToei
КэйсэйKeiseiтэмпураtempura
ЛоусонLawsonтэнугуиtenugui
маттяmatchaтэппанteppan
МацуяMatsuyaудонudon
момидзи-гариmomijigariукиё-эukiyo-e
мондзяmonjaУолмартWalmart
МуцухитоMutsuhitoУэноUeno
МэйдзиMeijiФудзисаваFujisawa
Мэйдзи-ДзингумаэMeiji-jingumaeХамамацутёHamamatsucho
НаритаNaritaханаматиhanamachi
ноnohХанэдаHaneda
номи-хоудайnomihoudaiХарадзюкуHarajuku
нориnoriХасэHase
норэнnorenХигаси-ГиндзаHigashi-ginza
нэцкэnetsukeхигонокамиhigonokami
ОдакюOdakyuХокусайHokusai
Ой КэйбадзёOi Kejbajo-maeЦукидзиTsukiji
окаринаocarinaЭносимаEnoshima
окономиякиokonomiyakiякиникуyakiniku
онигириonigiriякиториyakitori
рамэнramenЯманотэYamanote
РоппонгиRoppongiЯпонияJapan

дальше: Японские фотки (3 МБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/mark/yaponiya.html

авторские права: © Марк Олейник, текст, фотографии, 2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2017

обратная связь: markoleynik@hotmail.ru, sergei@zharov.com