Звезды над Каиром

Все были в Египте. Хотя бы раз. Многие ездят туда каждый год и знают имена всех погонщиков верблюдов и продавцов халвы. И рифы Шарм-эш-Шейха им дом родной. И не просто так ездят, а потому что в Египте действительно много всяких интересных вещей и Красного моря, в котором можно плескаться. В Египте отлаженная туристическая инфраструктура.

В этот, во второй раз мы ехали в Египет как бы в раз последний. Планировалось получить визу в Судан, где провести неделю, а в оставшееся время съездить в Луксор и Асуан, осмотрев тамошние памятники и развалины. И попрощаться.

Результат — из-за непредсказуемой работы суданского посольства мы целую неделю просидели в Каире, живя скорее жизнью горожан, нежели туристов.

Что из этого получилось — описано ниже.


Тоже Каир

Историческая справка

“С 1869 года Каир быстро утрачивает восточный характер, охраняющийся только в арабском квартале” — информация из энциклопедии Брокгауза и Ефрона. Что тут еще добавить. Были времена.


Часть интерьера библиотеки. Колониальное здание рядом со станцией метро “Насер”.

Виза

Ничего не поменялось, виза для граждан России стоит по-прежнему 25 долларов, и в этот раз был первый случай, когда нам просто продали наклейки с визой. Это в том смысле, что выбрать страницу и наклеить мы смогли самостоятельно.

Валюта

Прошел год с прошлой поездки, а курс фунта к доллару практически не изменился. Практический совет — в зале по прилету, где вы будете получать визу, есть несколько обменных контор, в которых лучше и поменять деньги. Лучше потому, что когда мы вышли, то обнаружили всего одну, с курсом чуть хуже и в состоянии бессмысленного лихорадочного ничегонеделанья, отчего мы потеряли лишних двадцать минут.

Язык

Многие таксисты не понимают английский, поэтому старый совет — попросите в гостинице написать вам на листочке названия всех тех мест, куда хотите попасть. Грамотность поголовная, так что мост взаимопонимания будет строиться быстрее.

Погода

В феврале 22–25 градусов тепла. Местные мерзнут.

Прибытие

В первый раз мы летели в Каир из Риги через Стамбул, что обошлось в 568 долларов на человека в два конца. Казалось дороговато, но более дешевых вариантов найдено не было.

Другой вариант был найден в этот раз, и это была “Люфтганза” со стыковкой во Франкфурте и ценой на человека в 328 долларов в обе стороны.

По прилету заполняется листок прибытия, о чем я забыл упомянуть в предыдущем отчете про Египет. Но это и так все знают, так что с прошлого года ничего не поменялось.

Поменялось, когда мы прилетели из Судана. Для начала нас не хотели впускать в зал прибытия, требуя справку о прививке от желтой лихорадки. Которой у нас, так же как и самой прививки, не было, потому что для получения визы в Судан она не требуется.

Мы попытались это объяснить, но в результате сработало, как ни странно, упоминание о том, что мы русские. “А, русские, тогда проходите”.

Дальше за нас принялись всерьез в смысле багажа, который самым бесцеремонным образом распотрошили. Вещи просто выбрасывали из коробки, куда они были упакованы, а вся шайка из трех таможенников, одна из них была толстой женщиной, слитно бомбардировала нас однообразным вопросом: “Что это такое?”

Вещи валялись безобразной кучей, и вопросы изменились.

“Вы второй раз за неделю въезжаете в Египет, почему? Зачем вы ездили в Судан? Вы туристы или кто-то еще? Вы работаете в Египте или Судане? Ах, вы туристы, и вам нравится Каир, тогда скажите, в какой гостинице вы живете? Ах, в этой, тогда скажите ее адрес?”

Нервотрепка заняла минут десять, потом шайка вернула нам паспорта и с улыбкой сообщила, что, дескать, добро пожаловать.

Предположение — пусть даже вы белый человек, но приехали из страны для египтян подозрительной, бандитской, страны неважного сорта. Эрго — отношение к вам будет соответствующее. Это я к тому, что потрошили не только наш багаж, потрошили багаж всего самолета.

К слову сказать, при отлете из “белой” части каирского аэропорта тон у обслуги совершенно другой.

Такси до центра города все те же $5,70, что и год назад. Можете просто взять в руку стофунтовую бумажку и демонстрировать ее всем желающим вас прокатить. Мы согласного водителя нашли примерно за полминуты после того, как вышли из здания аэропорта.

Транспорт

Из последних новостей. Во-первых, в Каире стал работать “Убер”, выгоды которого знают все, кто пользуется подобными штуками. Во-вторых, оказалось, что по Каиру выгодно ездить на такси по счетчику.

Пояснение. Некоторые такси в городе не имеют счетчиков, они нас не интересуют. Надо остановить экипаж и убедиться, что счетчик есть — он небольшой и находится, как правило, внизу в проекции рычага переключения скоростей.

После этого называете или показываете на бумажке название пункта назначения и утвердительно говорите: “По счетчику” — “бай митр” на примитивном английском — и на всякий случай показываете на “митр” пальцем.

Дальше вы садитесь, попутно убеждаясь, что шофер сбросил предыдущий показатель и на счетчике в верхнем окошечке появилась цифра шесть, то есть $0,35, а в нижнем окошечке пусто.

С началом движения в нижнем окошке начинают мелькать цифры, которые постепенно растут, так же как и в верхнем окне.

Пример. Базар Хан аль-Халили — это место, куда хотите вы или не хотите, а хотя бы разок съездите. Так вот, год назад я за поездку из центра платил $1,70 и считал, что удачно сторговался. По “митру” выходит доллар и даже чуть меньше.

Подвох езды по счетчику заключается в том, что вам обязательно попробуют не дать или хотя бы недодать сдачу. Зажать три-четыре фунта. Выход — либо тупо требовать свое, либо иметь мелкие деньги, и тогда все совершенно гладко. На счетчике 16 фунтов — пожалуйста, 16 фунтов. Просить “на чай” местные таксисты пока не додумались.

Такси также можно использовать для поездок за город. Так, мы наняли машину в Саккару (что это такое — смотрите в предыдущем отчете про Египет), с тем чтобы нас отвезли, подождали часок, а потом привезли на тот самый Хан аль-Халили. Сговорились за $11,40. Куда ехать — парень за рулем толком не знал, спрашивал несколько раз и, пусть кругами, но до места довез.

После экскурсии мы обнаружили у себя в машине двух аргентинцев, которые приехали в Саккару на “Убере” и заплатили $5,70 — то есть совершенно вменяемые деньги. Против наличия аргентинцев я возражать не стал, решив, что если водитель подзаработает, то мы не развалимся.

Мы благополучно вернулись, но тут оказалось, что парень хочет еще $5,70. Что автоматически привело к нашему пожеланию ехать в полицию. Некоторое время он делал вид, что готов и к полиции тоже, но, конечно, получил только заранее оговоренное.

Жилье

Мы и в этот раз остановились в гостинице “Капитал”, где ничего не поменялось, что, на мой взгляд, служит признаком нормального управления. По-прежнему чисто и прочее.

Мы стали пренебрегать гостиничным завтраком, потому что есть каждый день плавленый сырок и вареное яйцо — дело довольно скучное, и мы променяли эту скуку на завтрак в ресторане, о чем будет потом. В гостинице мы просили после завтрака чай, и нам его наливали в любых количествах, даже после оговоренного времени. Что опять-таки говорит о хорошей обстановке в коллективе.

Стоит номер 36 долларов; нас уверяли, что обычная цена — сорок. В номере нормальная удобная кровать с чистым бельем, работающий душ с неограниченным количеством горячей воды, чистые полотенца, телевизор, холодильник.

Как я уже писал, чтобы ощутить очарование старых каирских домов, которые на заре двадцатого века строили французы, надо пожить в гостинице, расположенной в таком доме. “Капитального” лоска там не будет, но там будет интересно и много особого настроения, от которого сердце ваше, может быть, растает.

Для того же чтобы получить наибольшую, полную порцию старого шика, следует отправиться в единственный оставшийся в Каире колониальный отель с уместным названием “Виндзор”.

Как пишут, прежде таких отелей было три. И в каждом из них, в “Виндзоре”, “Континентале” и “Шепердсе”, звенели шпоры и звякали аксельбанты на красных британских мундирах. А свечи разгоняли свои лучи от резного хрусталя на столах, от украшений на изящных дамских шеях, от шелковых отворотов на смокингах. Шик и блеск жили здесь.

Из двух других отелей, один сгорел, второй — заброшен, так что спешите видеть “Виндзор”, который находится на плаву с 1893 года.

Занятно знать, что при возрасте отеля в 126 лет на данный момент, возраст его нынешнего владельца равняется 106 годам. Можно предположить, что отель замораживает время. Чем не причина остановиться тут?

Двухместный “делюкс с двумя кроватями” стоит 79 долларов, и это самый дорогой номер в отеле.

За эти деньги вы получите обстановку, которая не менялась, быть может, со времен первой мировой войны, бар размером метров в сто, где будет почтительный бармен преклонного возраста, гравюры на стенах, а лифт — один из самых старых в мире. И в нем, в лифте, будет специальный человек, который управляет лифтом вручную. Почти такой же старый и дряхлый, как и сам лифт, человек. Который, тем не менее, доставит вас до места.

Подвох в баре, где кресла здесь сделаны из старых бочек (он так и называется, “Баррел бар”), только один. Такой же, как в кафе “Риш” — другом прекрасном месте, где можно насладиться атмосферой начала двадцатого века, — здесь есть дополнительный сбор за обслуживание. То есть, как если вы закажете кружку пива в музее, то вас попросят дополнительно оплатить еще и билет.


“Баррел бар”

Мы распили в баре бутылку холодного красного египетского и сверх указанного в меню заплатили еще пять долларов. Наплевать, но если вы скупердяй, то сэкономьте — купите в дьюти-фри бутылку “Белой лошади” и напейтесь в своем делюксе, завалившись на кровать прямо в ботинках. Будет что вспомнить.

Самый дешевый номер в “Виндзоре” на одного и с душем стоит около 39 долларов.

Еда и питье

Мои панегирики по поводу египетской еды и конкретно ресторана “Казаз” есть в предыдущем отчете. Ниже об открытиях этой поездки.

Бесара — аналог хумуса, который готовится из перетертых бобов с оливковым маслом, чесноком, пряностями типа кориандра, зиры и красного перца, плюс зелень кинзы и петрушки. Ужасно вкусно, стоит около $0,30, вместе с порцией бабагануша и лепешкой составляет полноценный обед в ресторане ценой в пределах доллара.

Маринованные баклажаны, вам мог встретиться азербайджанский вариант названия — “туршу”. Хотя в конечном итоге дело не в названии. Просто это совсем маленькие баклажаны, фаршированные морковкой, чесноком и травами.


“Форшмак”, что в переводе означает “предвкушение”. Маринованный лук, оливки, баклажаны, жареный хлеб. Сейчас принесут чечевичный суп.

Праздник выглядит так. Вы в Каире позволили себе лишнего. Или в баре, или купили бутылку узо — анисовая водка, 700 мл за три доллара. Настало утро, и вам надо привести себя в себя.

Смело отправляйтесь, например, в ресторан “Казаз” и заказывайте суп из чечевицы за доллар, в который обязательно надо выжать лайм, подаваемый в комплекте. Потом наломайте в суп жареного хлеба, наколите на вилку маленький острый и такой вкусный баклажан и лопайте все это вместе. Раскаленный кисло-сладкий сытный суп, плюс баклажаны, плюс маринованный острый перец, который входит в набор — все это сделает из вас человека минут за десять.


Кошари

Можете заказать не одну, а сразу две порции баклажанов — во-первых, это действительно очень вкусно, а во-вторых, даже в этом случае стоимость завтрака не превысит двух долларов.

Узо, так же как водка, ром, виски и текила — все по цене около трех долларов, спрашивается в алкогольных магазинах “Дринкиз” или в других, где цена может быть на пару фунтов больше.

Как уже было сказано, в винных много всякой продукции, в том числе и гораздо дороже.

Магазины “Дринкиз” работают с девяти утра до двух ночи за исключением пятницы, когда открываются аж в час дня.

Свежая новость — у “Дринкиз” появилась доставка. Нужен заказ от ста фунтов, то есть $5,70, стоимость доставки $0,57.


Этот хлеб печет машина. Только что испекла. Два цента.

Пиво “Саккара” стоит чуть дороже доллара и прекрасно сочетается с продающейся в съедобных лавках пастырмой — полным аналогом армянской бастурмы, но выдержаной, вероятно, меньше. Отчего каирский вариант очевидно мягче ереванского. Стоит порядка 15 долларов за килограмм. Нарезается любое количество. 50 граммов, например.

В Египте продают сигареты “Кэмел” с отличным табаком. Правда, за год они подорожали на полдоллара и стоят теперь два. Самые простые местные сигареты “Клеопатра” в мягкой пачке стоят доллар.

Готовясь к этой поездке, я прочитал где-то, что лучший сорт апельсинов в Египте называется “бортокаль зукари”. Оказавшись на овощном рынке, я про них спросил. И услышал в ответ, что все это глупости, потому что “зукари” это просто… зукари. И только в этот момент сообразил, что этот самый “зукари” подозрительно похож на “сахар”. Однако без улова мы не остались, потому что нам продали упаковку лимонов зукари. То есть сладких лимонов.

Хотите — верьте, а хотите — нет, но по виду это были лимоны, с лимонного цвета кожурой, с лимонным запахом, лимонным вкусом, но… совершенно сладкие. Мы заплатили 30 центов за шесть штук.

Каир

Итак, вы проснулись в своей гостинице в центре Каира. За окном курлыкают голуби, светит несильное солнце, и если вы когда-нибудь жили на юге, а лучше, провели там детство, то чувствуете очевидную ясную радость. Каникулы.

Начать хорошо с завтрака. Он описан выше, и теперь, полный сил, вы готовы развлекаться. Что предпринять? Можно получить суданскую визу и поехать в Судан.

Это была наша основная затея для первого дня в Каире. Предполагалось, что мы получим визу и попытаемся в тот же день улететь.

Суданское консульство находится в районе Гиза, в той его части, которая называется Доки, на улице Ахмеда эль-Шатури. Ехать из центрального Каира через мост со львами, дальше первый разворот, потом первый поворот направо. Ориентир — контора с шаурмой под названием “Семсема”. Таксисты ее знают. Перед конторой свернуть снова направо — это и есть нужная улица.

Предварительный поиск точного местонахождения конторы дал три адреса, из которых именно этот оказался верным. Из чего следует, что консульство свой адрес меняет, и неплохо потратить время, чтобы уточнить адрес заранее. Кроме того, мы попросили в гостинице не только написать название улицы на арабском, но также отметить, что нам нужно именно суданское консульство.

Ехать на такси от площади Талаат Харб минут пятнадцать, и по счетчику — доллар или чуть больше.

Мы заранее спланировали так, чтобы иметь возможность оказаться в консульстве в четверг — совершенно очевидный рабочий день, так как следующий — это очевидный мусульманский выходной.

Не вышло. Когда мы подъехали, то обнаружили охрану с автоматами и энергичного офицера, который буквально выталкивал нас, сообщая, что запрещено, и что консульство откроют в воскресенье. Эта информация наносила нашим планам непоправимый ущерб.

С целью компенсации ущерба мы поехали в зоопарк.

Каирский зоопарк находится также в Гизе. И если вернуться к “Семсеме” и стоять лицом к дороге, по которой вы приехали, а задом к консульству, то, повернув вправо и шествуя все время прямо, рано или поздно вы упретесь в ботанический сад, вслед за которым в его проекции будет находиться цель. Идти метров шестьсот по прямой, если прямо через ботсад. Проще взять такси.

В кассе зоопарка вы столкнетесь с сегрегацией, потому как билеты для местных будут стоить раз в двадцать меньше, чем для вас. Билеты также отличаются по цвету — вероятно, для того чтобы вас могли вовремя обезвредить во время прохождения контроля, вдруг вы попросите купить билет какого-нибудь морально разложившегося египтянина. Короче, ярко-розовый квиток обойдется около трех долларов.

В Каире практически нет никакой зелени, поэтому если вы соскучились, то в зоопарке сможете отдохнуть душой. Кроме того, душой вы сможете отдохнуть также, если любите творчество француза и инженера Эйфеля, который сконструировал мост внутри зоопарка.


Эйфель в Африке

Зачем этот мост был нужен — сейчас не очень ясно, тем более что вход на него закрыт. Но в целом — да, заклепки совершенно узнаваемы.

Про животных. Много пеликанов, и так как это птица с избыточной внешностью, то смотреть на них интересно. Много бегемотов, и так как эти животные обладают, на мой взгляд, чертовски гармонической внешностью, то смотреть на них тоже хорошо. Много круглой формы птиц, смотреть на которых весело. У входа обратите внимание на вольер с енотовидными собаками, которые в одиночку способны затмить большинство остальных жителей любого зоосада.

Особенность зоопарка в Гизе — вам на каждом шагу предлагают покормить животных. Естественно, за мзду. Марина покормила большую антилопу, а я бегемота, который так разевал пасть, словно ему предлагали не пучок соломы, а головы, скажем, сразу трех укротителей.

Мзда — на ваше усмотрение, начиная от фунта. Можно вообще не платить.

Мне интересно было посмотреть на индийского слона — он гораздо меньше африканского и кажется поэтому более складным. Интересно на носорога, который кажется складным в любое время. Интересно на страуса нанду. У вас, конечно, могут быть свои предпочтения.

Много обезьян, и, как обычно, неудобно встречаться взглядом с шимпанзе — они выглядят гораздо разумнее большинства знакомых. Львы и тигры в плачевном состоянии.

Местная публика, так же как, например, в Лахоре, использует зоопарк собственно как парк отдыха. То есть приходит всей семьей с помидорами, компотом и прочим.

Даже без помидоров пару часов в зоопарке можно провести легко.

Как еще можно убить время в Каире?


Парковая скульптура

Можно сходить в кино. На улице Талаат Харб практически друг напротив друга есть два старых кинотеатра, в которые можно зайти просто полюбоваться на архитектурные украшения. Или же заплатить 30 центов и посетить киносеанс — это если вас не сдерживает то, что фильмы идут сугубо на арабском.

Можно разжиться каким-нибудь товаром: не надо забывать, например, что египетский хлопок — это хороший хлопок, и изделия из него тоже хорошие. В центре много магазинов под маркой “Коттонил”, то есть “Нильский хлопок”, и внутри есть майки, трусы, носки. Да, приятные на ощупь и не очень дорогие. Майка обойдется доллара в три, носки в доллар. Имеются сверхъестественно прекрасные мужские трусы за шесть долларов в отдельной коробке и упакованные в папиросную бумагу. Может быть, вам надо.


Граффити — танцующий дервиш. Сделана не просто из закорючек — это текст на арабском. Чаще всего сура из Корана.

В целях наживы также можно посетить упомянутый базар Хан аль-Халили, который большой, и товара там много.

Прочитал в некой статье, что производство килимов, безворсовых ковров, в Египте, дескать, погибло окончательно. Это неправда — килимов полным-полно, и небольшой вы свободно купите долларов за пятнадцать. После торговли, конечно.

Есть кустарная посуда из стекла, совсем недорогая, стакан — меньше доллара. Вообще, для туристов, что называется, заготовлено много всего. От металлических абажуров с перфорацией до ювелирных изделий. Или вот машрабия.

В прежнее время изготовление этой штуки было сильно востребовано — с помощью этого метода делали ставни. Машрабия, по сути, это узорная ажурная деревянная решетка, элементы которой соединены между собой с помощью клея, то есть без винтиков и гвоздиков.

Опять-таки, как я прочел, искусство это на данный момент подугасло, и едва ли найдешь образцы. Это опять неправда, потому что на Хан аль-Халили стоит спросить, и вам покажут, например, зеркало, рама которого выполнена в этой технике. Мы же набрели в результате на мастерскую, где было полным полно всего — начиная от кресел и заканчивая ширмами, сделанными на этот манер. Красиво.

Зеркало в раме размеров тридцать на тридцать сантиметров в результате обошлось в $12, хотя первоначально за подобное в другом месте просили $72.

На Хан аль-Халили продают пряности. Их вы тоже можете приобрести, но будьте осторожны. Именно в этих рядах я столкнулся с прежде невиданным способом обмана.

Его суть.

— Сколько? — спрашиваете вы, показывая, например, на красный перец.

— Десять, — слышите в ответ.

“Ага”, — думаете вы, — “десять — это вроде недорого”.

— Хорошо, — произносите вы. — Тогда один килограмм.

— Тогда двадцать, — сообщают вам. — Десять — это полкило.

Все происходит быстро и рассчитано на то, что вы уже решились на покупку. И поскольку что десять, что двадцать все равно меньше, чем у вас на родине, то, скорее всего, вы этот несчастный красный перец купите.

Это неправильно. Правильно — как только вы услышали об удвоении цены, тут же прекратить общение с ловкачом.

На Хан аль-Халили можно посетить заведение под названием “Фишави”. Место это старое и известное. Можно было бы назвать его кафе, но более уместным будет слово “чайная”. Именно за чаем сюда все и приходят.


“Фишави”

Контора имеет внутреннее помещение, занимает тротуар, над которым устроена крытая галерея, ну и собственно улицу в своей проекции. Людей — тьма, основной товар — чай с веточкой мяты. Приносят чашку с напитком, сахарницу и бутылочку воды. Наслаждайтесь. В галерее и на улице большие зеркала, арабы веселятся, некоторые играют на музыкальных инструментах.

В общем, шумно, дорого — за две чашки с нас спросили около двух с половиной долларов, — без конца подходят люди, предлагая что-нибудь купить. Однако кому-то может понравиться, потому что колорит.


Книжный магазин

Дважды была предпринята попытка попасть в энтомологический музей при одноименном обществе. Зачем бы, спрашивается? А затем, что его коллекции собрали энтузиасты-европейцы в начале прошлого века, и размещены эти коллекции в старом колониальном здании. То есть можно ощутить запах эпохи.

Где искать? Рядом со станцией метро “Насер”. Двухэтажные светлые дома обнаружить несложно. И если в первом находится библиотека, то во втором — собственно музей. В который мы так и не попали.

В первый раз сидевшие во дворе бездельники — сами себя они называли “секьюрити”, что проявлялось в том, что они пили чай и курили, — заявили, что сегодня пятница, святой день, поэтому “букра”, то есть завтра.

Второй раз мы отправились туда уже не в такой святой день, но тот же балбес, который продолжал пить чай, заявил, что посещение невозможно окончательно, потому что он — главный секьюрити. Фотографировать здание тоже нельзя. Ничего нельзя.


Большой собор в большом городе

Если у вас тоже не сложится с энтомологическим музеем, можно устроить прогулку по каирским барам, там вам точно будут рады. Этих контор не избыток, но мы побывали в пяти, что, вообще-то, довольно прилично для мусульманского города.

Открытием этой поездки кроме бара при “Виндзоре” стало заведение “Карол”, которое находится на Каср-эн-Нил, дом 12, и это прямо-таки ультрасовременный бар. Все начищено, включая туалет, подсветка, легкие закуски прилагаются бесплатно. Виски со льдом, текила с лимоном. Стоимость выпивки — два–три доллара. Мы сидели за стойкой, а собственно в зале компанию нам составляли две подруги, египтянки средних лет, которые пили пиво.

В одном из баров в качестве бесплатной закуски к пиву нам предложили свежие огурцы, помидоры и соленый горох. Как ни странно, помидоры с пивом оказались вполне уместными.

За всю неделю мы только раз покинули Каир, съездив в Саккару. Очень хотелось еще раз там походить. И осмотреть как можно больше.

Как я уже писал в предыдущем отчете, Саккара — место уникальное, потому как здесь представлены все древнеегипетские захоронения, начиная с первой династии и заканчивая римскими временами. Археологический комплекс имеет значительные размеры, и Саккара как бы разделена на три части, за вход в каждую надо платить отдельно. Билет стоит $5,70.


Саккара. Углубленный рельеф, он же контррельеф, он же койланаглиф или анкрё.

Мы вновь высадились у центральной части, где находится самая первая египетская пирамида фараона Джосера, которую придумал Имхотеп. Который понимал не только в архитектуре, но и во всем на свете.

Мы походили рядом с загородкой вокруг пирамиды, за которую как бы вход воспрещен, и тут случилось чудо — рабочие, ползавшие по ее склонам как и год назад, взяли и слаженно куда-то ушли. Обедать, может быть.

Естественным образом мы тут же проникли за загородку, и вскоре я обнаружил крутую каменную лестницу, которая вела под основание пирамиды. И, конечно, естественным образом взял и спустился по ней. Увы, в самом низу путь мне преградила запертая металлическая решетчатая дверь. Но все же, так как она была в конце короткого коридора, могу сказать, что я находился под пирамидой Джосера.


Взгляд из-под пирамиды Джосера

Можно было заполучить значительно более весомый повод для гордости, потому что мы наткнулись на двух арабов, которые обихаживали туристку, и один из них оказался смотрителем.

— Можно попасть внутрь пирамиды?

— Нет, нельзя, очень опасно.

— А за деньги.

— Только за очень большие.

— ?

— Тысячу фунтов ($57). И только на десять минут, и только один человек.

— Да, — сказал я, — это очень большие деньги. Могут предложить сотню.

Не сговорились. Смотритель сообщил, что в следующем году реставрация будет завершена, и тогда вход будет бесплатным. Очень сомневаюсь сразу и в сроках, и в бесплатности. Так что если вам не жалко денег, то найдите смотрителя, там, глядишь, и сторгуетесь.

Среди доступных в центральной части сооружений кроме джосеровской пирамиды меня более других интересовал колодец циклопического размера. Высеченный в скале в форме параллелепипеда, он имел размеры примерно десять на десять метров и на тридцать примерно метров глубины.

Я было предположил, что это недостроенная усыпальница. Читал где-то, что именно в колодце под основанием пирамиды располагали саркофаги. Однако никаких следов ведущих в колодец ходов на его стенках видно не было, и оставалось только предположить, что строить бросили еще до момента организации этих самых ходов.

Подвернувшийся в этот раз охранник твердо сообщил, что это усыпальница фараона Униса, с чем я, собственно, вернулся домой. Где моментально выяснилось, что никакого отношения к Унису колодец не имеет.

Разыскивая сведения об этом сооружении, наткнулся на упоминание о кенотафе, то есть символической могиле, которая не содержит тела. К кенотафам, кстати, относятся некоторые египетские пирамиды, представляя собой, таким образом, места для поклонения. Без начинки внутри. Но что-то наводит на мысль, что изготовление фальшмогилы, кроме прочего, должно было запутать расхитителей. Фараоны, в принципе, должны были быть в курсе, что за публикой они управляют.

Итог. Описанный колодец вовсе не недоделанная усыпальница и не кенотаф. Это совершенно доделанная гробница некоего военачальника по имени Амен-Тефнахт, и первоначально весь колодец был заполнен песком. На дне же колодца находится склеп, внутри которого саркофаг. Построен больше чем за пятьсот лет до нашей эры. Офигительная вещь.

Например, в сравнении с пирамидой Униса, которая выглядит просто как холм. Рядом с этими остатками мы нашли привязанного ослика, и Марина угостила его сладкой булкой, оставшейся у нас после полета.

К нашему удивлению, он не проглотил булку молниеносно, а стал раздумчиво ее жевать. Время шло, а ослик продолжал пережевывать даже когда мы уходили. Вероятно, ему еще в детстве внушили, что пищу надо пережевывать тщательно.

Отъезд

Мы все-таки получили визу и улетели в Судан. А через неделю вернулись в Каир, как в дом родной.

Цены на такси из аэропорта и в аэропорт — от $5,70 до $8,55. Последняя цена как раз после возвращения из Хартума, когда нас упорно убеждали, что дешевле чем за $11,40 мы не выберемся.

Уходите из аэропорта, кто-нибудь да согласится ехать за вашу цену.

В Каире выезд на трассу находится далеко от здания аэропорта — все равно уходите.

Звезда Каир

Мы вернулись в Каир. И обнаружили, что и в половину второго ночи город не спит. Горят уличные фонари, гуляет публика. Работают рестораны. Продается выпивка. В синем ночном воздухе парят над Каиром звезды.

И если немного подумать, то и сам этот город напоминает звезду, источник, так сказать, лучезарного света, неотразимого для романтически настроенного путешественника.

Поразительны многие ближневосточные города — и Амман, и Дамаск, и возлюбленный мной Бейрут, но Каир больше, мощнее, разнообразнее, его достопримечательности и дух удивительны и первоклассны.

Что говорить, если уже внутри города находятся великие пирамиды, а целый район, Гелиополис, был застроен в свое время домами в специально разработанном для него стиле. Неоклассицизм, мавританский, арабский и персидский архитектурные приемы смешали, чтобы получилось то, что есть.

А тому самому рынку Хан аль-Халили, на котором вы купили коврик для любимой кошки, ни много ни мало, а пятьсот лет.

Приезжайте посмотреть на это. Тем более что туристы собраны только в специальных местах. В других частях восемнадцатимиллионного города присутствие их неразличимо.

Как неразличимы отдельные частицы в огромной галактике.


На этой улице отличный бар

Ссылки

Интерактивные карты и спутниковые снимки Каира, Саккары и Египта.

Брокгауз и Ефрон про Каир.

Имена собственные

Амен-ТефнахтAmun-TefnakhtКаср-эн-НилQasr el Nil
АсуанAswanКоттонилCottonil
Ахмед эль-ШатуриAhmed Al ShatouriЛуксорLuxor
баба ганушbaba ghanoushмашрабияmashrabiya
БаррелThe Barrel BarНасерNasser
бесараbesaraРишCafe Riche
ВиндзорWindsor HotelСаккараSaqqara
ГизаGizaСемсемаSemsema
ДжосерDjoserСуданSudan
ДокиDokkiТалаат ХарбTalaat Harb
ДринкизDrinkiesтуршуturshu
ЕгипетEgyptузоouzo
египетский фунтEgyptian poundУнисUnas
ИмхотепImhotepФишавиEl Fishawi
КазазKazazХан аль-ХалилиKhan el-Khalili
КаирCairoХартумKhartoum
КапиталCapital HotelШарм-эш-ШейхSharm El Sheikh
КарольCarol BarШепердсShepheard's Hotel

дальше: Египетские фотки II

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/mark/egipet2.html

авторские права: © Марк Олейник, текст, фотографии, 2019
© Сергей Жаров, кодирование, 2019

обратная связь: markoleynik@hotmail.ru, sergei@zharov.com