Иордания

Джараш

Этот город состоит из двух половин. Если стоять лицом к Сирии, то по левую руку будет древняя часть, по правую — современная. Вход в развалины стоит денег — 11 долларов. Для местных — бесплатно.

Может, именно доступность привлекла сонмы иорданских школьников в Джараш в тот день, когда мы приехали туда. А может, это было обязательное для всех пионеров посещение, устроенное в патриотических целях. Школьники звонко голосили. Два пожилых араба в бутафорских доспехах римских легионеров медленно шли по горячему песку — на ипподроме каждые два часа проводится театрализованное представление на колесницах.

Мадаба

В городке есть место, которое желательно посетить. Это информационный центр для туристов. Если ехать из Аммана, то указатель к центру будет с правой стороны дороги. В центре можно разжиться бесплатной картой. В центре говорят на нормальном английском языке и, самое главное, ориентируются в достопримечательностях не только самой Мадабы, но и окрестностей. Знают, когда что открывается и закрывается, могут объяснить, как добраться, скажут, где именно находится. Развалины, церкви, музеи.

Гора Небо

“Гора Небо” — звучит на русском, как мне кажется, одновременно парадоксально, торжественно и очень легко. На горе есть смотровая площадка. И указатели, следуя которым обнаруживаешь Мертвое море, Тивериадское озеро — словом, то, что описано в священных книгах. И все это оказывается настоящим, не книжным. И возникает парадоксально чувство, что ты видел уже все это. Что все это тебе хорошо знакомо. А еще становится немного торжественно. И очень легко.


Вид с горы Небо

Амман

Если сравнивать внешний вид ближневосточных Бейрута, Дамаска и Аммана, то Бейрут выпадает сразу, он очень отличается от двух оставшихся. Дамаск и Амман мне показались похожими. С той лишь разницей, что Дамаск расположен в горизонтальной области, а Амман — в вертикальной. Дома выстроены поднимающимися вверх уступами, и, когда подъезжаешь к Амману и есть возможность охватить перспективу одним взглядом, это производит интересное впечатление. Конечно, застроенные склоны гор можно встретить и в других городах, в том же Кабуле, но, во-первых, кажется, что весь Амман выстроен на скалах, а во-вторых, во многих домах есть два, три и даже четыре этажа. Между двумя многоэтажными зданиями в промежутке можно неожиданно увидеть крутой каменный бок горы.

Вади-Харар

Это место крещения Христа. Река Иордан — узкая и больше похожа на ручей с мутной зеленой водой. По ту сторону — западный берег, Палестина. В которой тоже есть место крещения Иисуса. Естественно, каждая сторона, что иорданская, что палестинская, уверяет, что ее место настоящее. Здесь побывал Папа Римский, отчего Вади-Харар по сравнению с палестинским местом вроде бы в выигрыше. Палестинцы еще продают бутылочки с иорданской водой. Иорданцы ничего не продают. Жарко. Каждой группе придается обязательный гид. Проходы ограничены проволочными заборами с колючей проволокой поверху. Недалеко от Иордана — новехонький храм, колокольню которого при нас неспешно доделывали. Самые неожиданные сведения во время экскурсии — то, что Иисус был крещен зимой. Вполне мог простыть.


Река Иордан

Мертвое море

Два основных правила: первое — не размахивать руками и ногами, оказавшись в воде, чего, естественно, хочется, и второе — пользоваться вазелином. Первое связано с брызгами, которые могут попасть в глаза либо тем, кто рядом, либо вам самим — будет неприятно. Второе превращает купание в Мертвом море во что-то совсем уж курортно-лечебное. Вазелином рекомендуется смазывать те слизистые оболочки, которые все равно в воде окажутся — имеются в виду анус и наружные половые органы. Можно этого не делать, но тогда не исключено раздражение, а души — по-крайней мере, на том пляже, где мы были, — отнюдь не приватные. Отмываться придется на глазах у всех арабов, которые на пляже присутствуют. Мертвое море — красивое море. Еще тянет переползти по воде в Палестину — это кажется достижимым.

Эль-Карак

Одно из распространенных заблуждений — что замок есть вещь сугубо европейская. А у арабов ничего более основательного, чем палатка никогда не было. Было. Арабские крепости ничем не хуже укреплений европейцев. Например, ничем не хуже Эль-Карака — одного из тех замков, которые построили здесь крестоносцы. Глядя с высоких массивных стен вниз, сложно себе представить, что арабы могли подобные замки захватывать. Ведь все эти баллисты, катапульты и прочие стенобитные орудия — опять-таки суть вещи сугубо европейские… А у арабов, как известно, лишь сабля да верблюд… Не так. Оказывается, все не так, и даже такие могучие сооружения как Эль-Карак арабы захватывали.

Вади-Муса

Вади-Муса похожа на туристический автобус. Столько здесь галдящих туристов. И кажется даже, что арабов больше чем обычно. Это объяснимо, так как рядом магнит — Петра. И если вечером и ночью город как бы отдыхает на остановке, то с утра он трогается с места и доносит искателей приключений до конечной — до входа в ущелье, откуда Петра начинается. В Вади-Мусе есть все для шикарной жизни на одну ночь — мириады кафе, гостиниц, полно такси и алкоголя. В Вади-Мусе я купил коробку спичек за 10 центов. Самые дорогие в моей жизни.

Петра

Насколько я понял, ущелье Петры — водного происхождения. То есть не вулканического. Это следует из того, что основной камень здесь — песчаник самых разных цветов. Песчаник сменяющих друг друга коричневых, красных и желтых, и синих, и прочих оттенков очень красив. У песчаника есть еще один плюс — он легко крошится, то есть вырезать в нем небольшую квартиру под силу любому не самому сильному, но упорному мужчине. После этого заняться изготовлением театра. Или храма. Отвлекаясь на грабеж проходящих мимо караванов.

Вади-Рамм

Вади-Харар считается самой жаркой точкой Иордании. Но мне показалось, что в Вади-Рамме было еще жарче. “Семь столпов мудрости” — скала, название которой Лоуренс Аравийский использовал для своей книги воспоминаний о войне в пустыне. Вероятно, и другие скалы носят какие-нибудь имена, но мне это неизвестно. Скалы в красной пустыне одинокие, огромные и раскаленные на вид. Война в такой местности представляется чем-то уж совсем самоубийственным. До сих пор функционирует узкоколейка из Акабы, которую Лоуренс Аравийский взрывал. Ее починили, и теперь, как пишут, по ней возят удобрения.


Узкоколейка Лоуренса Аравийского

Акаба

В Акабу мы отправились искупаться в Красном море. Что и сделали. Марина и Ирина в купальных нарядах вызвали чрезвычайное впечатление у местных мужчин и подростков. Мне это напомнило Среднюю Азию. И себя самого в тот момент, когда я, тринадцатилетний, оказывался на пляже и вблизи мог так явно рассмотреть чудо — почти обнаженную женщину.

Технические детали

Виза

Иорданская однократная — 17 долларов. Основание — заполненная анкета. Приглашение или иные бумаги не понадобились. Тот факт, что анкеты заполнила и подписала за всех Марина, в иорданском посольстве никого не смутил.

Деньги

Иорданские динары меняли в Аммане, недалеко от гостиницы “Султан”. От выхода, с левой стороны, если дойти до перекрестка и перейти улицу, на которой “Султан” находится, — сразу несколько пунктов обмена. Курс везде одинаковый. Где можно поменять деньги, узнали у людей на улице.

Транспорт

Все поездки были на нанятой машине. Машину арендовал принимавший нас приятель. Выезд из сирийского Дамаска через границу и возвращение туда же. Цена — 450 долларов за три дня.

Базар в центре Аммана
17 секунд, 135 КБ

Я рассчитывал долларов на триста, и поэтому мы поехали на автовокзал Барамке в Дамаске. При всех усилиях, максимум, чего нам удалось добиться — цены в 400 долларов. Это был старый пятиметровый желтый “крайслер” с прекрасными, обитыми ярко-синим бархатом сиденьями. И отсутствием кондиционера. Новая машина — три дня — 450 долларов. И отсутствие знания английского у шофера.

Нам нужна была новая машина с кондиционером. И шофер, который говорит на английском языке. Цена — 400 долларов за три дня и 500 за четыре, если мы решим задержаться. Приятель перезвонил в агентство, назвал наши условия, там согласились.

Машина оказалась новой. Кондиционер работал. Имад — так звали шофера — знал пару слов на английском. Однако при самом легком волнении твердо переходил на арабский. И в Иордании он был первый раз. Тем не менее, мы побывали в Джараше, Мадабе, на горе Небо и, переночевав в Аммане, в Вади-Хараре, на Мертвом море и в Эль-Караке.

Иордания — страна небольшая, и на третий день, после Вади-Мусы и Петры, мы добрались до Вади-Рамма, до Акабы, а в одиннадцать вечера были уже в Дамаске. Мы уложились в три дня. Имад получил 420 долларов, хотя хотел 450. Он действительно много проехал в последний день.

Проживание

Амман. Гостиницу “Султан” забронировали по интернету, чтобы не тратить на месте время на поиски. Находится в двух шагах от римского амфитеатра и римского же малого театра. Через окно видна крепость. Стоимость — около 20 долларов за двухместный номер с удобствами, телевизором, холодильником и кондиционером. Не очень чисто. Постельное белье поменяли после просьбы. Гостиница стоит на торговой улице. Рядом со входом — орехи, сладости. Если пойти от входа налево, на перекрестке повернув направо, — будет обменный пункт и базар. Если пойти направо — будет амфитеатр и главная улица с едой в ресторанах и прочим.

Вади-Муса. “Клеопетра”. Двухместный номер был также забронирован по интернету. В комнате с трудом помещались две кровати, на унитазе приходилось сидеть под углом, ноги упирались в стенку. Завтрак включен. Все удовольствие — 18 долларов за ночь. Есть интернет. Вади-Муса набита гостиницами. Такое впечатление от вечерней прогулки возникло у нас. Не думаю, что есть проблема выбрать что-нибудь, приехав на место.

дальше: Иорданские фотки (470 КБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/mark/iordaniya.html

авторские права: © Марк Олейник, текст, фотографии, звукозаписи, 2007–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2007–2017

обратная связь: markoleynik@hotmail.ru, sergei@zharov.com