Юго-восточная Анатолия

Введение

Когда мы были в Турции в первый раз, то уже побывали в этих местах проездом в северную, курдскую часть Ирака. И тогда уже было понятно, что мы не увидели несколько очень заманчивых штук. Поэтому относительно невысокая цена на авиабилеты и желание рассмотреть здешние достопримечательности вновь привели нас в турецкий Курдистан, северную Месопотамию, юго-восточную Анатолию — подходит любое из этих названий.


Тигр и корова

Так мы с Мариной снова тронулись в путь.

Историческая справка

Есть некоторые географические понятия, которые, находясь у всех на слуху, тем не менее остаются не до конца ясными. Ну, то есть все как будто знают, о чем идет речь, но внятно редко кто расшифрует. К таковым, например, относится “Месопотамия”.

Месопотамия — это где? Ответ вроде бы следует из самого названия, поскольку с греческого оно переводится как “мезос”, “средний” — сразу на ум приходит итальянское “меццо” — меццо-сопрано, например, — и “потамос” — то есть “река”. Получается Междуречье. Тоже вроде известное слово. И даже ясно, что речь идет о Тигре и Евфрате. Вавилон там, шумеры с ассирийцами… А если еще точнее?

Так вот, если совсем внятно — оказывается, что речь идет о довольно большом куске земли, и даже не обязательно именно что между названными реками, но и рядом с ними. И длится этот кусок по территории современного Ирака от Персидского залива, далее по Сирии и Турции вплоть почти что до Армении. И тот самый Шумер, Аккадское царство, вслед за которыми был Вавилон, находились внизу, на юге этой полосы, а вот Ниневия, Ассирия (не правда ли, становится понятным происхождение слова “Сирия”?), Урарту и так далее — вот те наверху, в середине и на севере.


Колонна

Или вот “Анатолия”. Имя “Анатолий” прежде можно было встретить часто, сейчас его популярность подугасла. А оказывается, это опять греческий, и в переводе “анатоликос” обозначает “восточный”. Кто бы знал, что самый обычный “Толик” — такой экзотический фрукт.

Само же понятие Анатолии или полуострова Малой Азии по сути означает большую часть азиатской части современной Турции, которая ограничивается с востока той самой Месопотамией.

Турецкая Месопотамия населена в основном курдами.

Виза

Для граждан России с некоторых пор не нужна. Поэтому по прилету надо просто идти со всеми и вставать в ту очередь, куда встают все. Это в том смысле, что в аэропорту имени Ататюрка есть два больших отделения для паспортного контроля, но одно из них — для граждан Турции.

Устроено так, что вначале все стоят в одной очереди, ограниченной турникетами, а по ее окончании можно проявить самостоятельность, так как кабинок для контроля несколько, и логично заранее рассмотреть, куда следующая локальная очередь будет меньше. Отмечу, что турецкие пограничники были гуманны и на просьбы поставить штамп на уже испачканную другими отметками страницу именно так и делали.

Валюта

Турецкая лира. Меняют разную валюту, но так как Турция во многом связана с Евросоюзом, куда вообще не теряет надежды когда-нибудь вступить, то понятно, что наиболее популярен евро. Самый плохой курс в аэропорту — 2,80 лиры за евро минус четыре процента комиссионных, снаружи — уверенные 2,85 и без комиссии. Дальше — лучше, потому что пока мы были в Турции начался правительственный кризис и курс за неделю вырос до 2,93.

Меняются деньги в банках и обменных пунктах. В последних быстрее, потому что меньше бумаг и нет очередей.

Неместными деньгами не платили ни разу. Курс доллара — 2,04–2,06. Кстати, про последний надо сказать, что местные считают его просто как 2, и разделив напополам цену в лирах, вы получите ее в долларах, с чем согласятся и аборигены.

Сотая часть лиры называется куруш, и самые мелкие монеты, которые нам попались, были в 10 единиц.

Язык

С английским в юго-восточной Анатолии у населения плохо. В таком городе, как, например, Урфа — совсем плохо. Нам за пять дней встретилось там четыре человека, которые говорили на нем. В Диярбакыре — лучше, но тоже на тройку с минусом. Местный народ говорит на турецком и на диалектах курдского, которые в какой-то степени схожи с фарси, но далеко не во всем. Но все равно, если персидский вам хоть немного — как мне, например — знаком, то вас будут понимать. Если вы знаете какой-нибудь из тюркских языков — тоже.

Время

Зимой на два часа меньше чем в Москве — а Диярбакыр, как обнаружила Марина, находится на той же долготе, — летом на час. Закрадывается подозрение, что это время установлено на всей территории страны волюнтаристским путем — Турция большая. В смысле, вытянута горизонтально, и светает в Диярбакыре очевидно раньше, чем в Стамбуле. Это соображение может пригодиться в том смысле, что вставать лучше, ориентируясь на солнце, а не на часы.

Погода

Вот это был сюрприз. То есть мы видели прогноз, который говорил, что в Диярбакыре температура может достигать отрицательных значений, но особого значения этому не придавали. Во-первых, потому что метеорология — вообще дело не слишком точное, а во-вторых, мы примерно в это время уже бывали в этих местах — было вполне тепло.

В этот раз — в Диярбакыре днем от нуля до минус двух, ветер. Ночью — до минус шестнадцати. В Урфе и окрестностях — днем до 15 тепла, ночью — неизвестно, но с уходом солнца температура резко падала.

Прибытие

Мы летели из Риги рейсом “Турецких авиалиний” до Стамбула с последующей, через пять часов, пересадкой на рейс до Диярбакыра. Стоимость — 364 доллара на одного человека за оба перелета в оба конца. Первая же попытка забронировать перелет через сайт “Турецких авиалиний” от Москвы до Стамбула показывает цену в 287 долларов, рейс до Диярбакыра на те же числа — 87. А ведь есть еще чартеры.

Аэропорт в Диярбакыре находится недалеко от центра. Если верить карте в “Лоунли плэнет”, то в трех километрах. И доступно вроде бы дойти пешком. Но летом вы вспотеете, а зимой, как выясняется, можете замерзнуть, поэтому придется взять такси. Мы сговорились в половине третьего ночи за 7,50 доллара, что является нормальной дневной ценой, как выяснилось позже. Договаривались, естественно, за пределами аэропортовской стоянки, на трассе — это недалеко, надо просто идти вдоль дороги, по которой машины выезжают от аэропорта. Спрашивать надо либо гостиницу, которую вы заказали, либо “шахри меркези”, то есть центр города, либо бульвар Инёню — там много гостиниц, и это тоже в центре.

Диярбакыр

По обледенелой улице водитель привез нас к гостинице “Кент”, которую мы бронировали заранее, учитывая поздний приезд. Слово “кент” вообще будет часто попадаться вам в Диярбакыре как составная часть названий гостиниц. Открытие тут состоит в том, что с турецкого “кент” переводится как “город” — привет Ташкенту.

Номер стоил 42 доллара, и “Кент” своим блеском не поражал. Я попробовал договориться за 34 доллара, получил твердый отказ, и мы пошли в ночь. Следующая гостиница, “Дерья”, нашлась сразу за углом переулка, из которого мы вышли. Здесь номер, можно сказать, сверкал, за него просили 45 долларов, договорились за сорок, включая завтрак.

Пара слов про гостиницы за всю эту поездку. При централизованной подаче горячей воды она есть не всегда, поэтому номер с бойлером более предсказуем в этом плане. Отопление осуществляется кондиционерами, и если они включены постоянно, то сохнет кожа, появляется кашель — неприятно, короче. Поэтому мы, например, придумали обогревать комнату перед сном, а после кондиционер выключать.

По поводу стоимости. Ночлег на двоих с чистыми простынями и горячей водой можно найти за 30 долларов. Если не смущают удобства на этаже, то минимум, который мы видели — 12,50 доллара.

К чистым простыням и горячей воде, как правило, прилагается и завтрак, который в разных местах разный и может состоять только лишь из самолетного вида упаковок с маслом, сыром, джемом, плюс немного оливок, хлеб и чай, а может быть с горячим супом и жареными баклажанами — то есть аналог обеда. Короче, можно просто спросить, будет ли суп, и все станет понятно.

В “Дерье” суп был. Столовая оказалась под крышей, и из окон открывался вид на тонущий в морозной дымке Диярбакыр. Настоящая родина Деда Мороза.

Что можно посмотреть в этом городе?


Сувенирная лавка на автовокзале в Диярбакыре

Самая бросающаяся в глаза достопримечательность — это, само собой, крепостная стена, якобы самая длинная после Великой Китайской стены. Диярбакыр находится на базальтовом плато, которым, кстати, и объясняются низкие зимние температуры, и понятно, что стены были в свое время выстроены именно из базальта. Базальт — черный, стены — сохранные, высокие, широкие, внутри есть разные ходы, помещения — действительно сильная штука.

В крепостной стене есть четверо ворот: Урфа, Мардин, Новые (Йени) и Горные (Даг) (не оттуда ли “Дагестан”?). Их названия можно заучить и пользоваться этим для ориентации, потому что местные, конечно, их знают. Рядом с воротами Даг, на севере старого города, в основании башни находится туристическое бюро, где отвечают на всякие вопросы на понятном языке, а кроме того дают книжку-путеводитель по Диярбакыру, где про все достопримечательности подробно написано. Карту тоже дают.

На этой карте очень хорошо видно, что через весь старый город приблизительно с севера на юг проходит улица Гази, которая делит его пополам, и рядом с которой некоторые достопримечательности и расположены. Это, в частности, мечеть Улу, или главная, построена в 1091 году сельджукским правителем Малик-шахом, дизайн вдохновлен Омейядской мечетью Дамаска. Якобы эта мечеть — четвертая или пятая по значимости в мусульманском мире, но вряд ли это вас поразит, однако упомянутый дизайн интересный, а у входа во двор на стене есть парный барельеф с изображением нападающего на буйвола (корову?) тигра (льва?), который все фотографируют, что и вам доступно.


Мечеть Улу

Во дворе мечети — традиционное устройство для омовения, можно погреть руки, вода подается теплой.

Несколько слов про мечети. Их много, какие-то из них — интересные и старые, вас пустят всюду, и претензий к вам не будет. Правила известные — у входа обувь надо снять. Для женщин есть отдельные отгороженные части помещения, но бывает, что и нет. Платок на голове — обязателен.

Практически напротив главной мечети находится здание базара Хасана-паши. Место это сугубо туристическое, поэтому тут множество лавок с сувенирами, из которых мне наиболее интересными показались разноцветные авоськи. Бумажки, прикрепленные к ним, гласили, что сделаны они женщинами, борющимися за свободу от традиционного уклада жизни. Авоська в качестве символа такой свободы выглядит круто.

Обычный базар можно найти, если вы пройдете дальше на юг до ближайшего после Хасана-паши перекрестка и повернете на нем налево. Слева же через некоторое время базар вы и обнаружите. Тут есть ковровые лавки. Есть гончарные мастерские, есть магазины с металлической посудой. Ковры, килимы и медную посуду традиционно делают в этих местах. И даже если вы не планируете варить в медном тазу варенье, подобная штука может быт украсить.

Если на упомянутом перекрестке свернуть направо, то практически сразу же вы обнаружите мечеть шейха Муттахара и “минарет на четырех ногах”. И мечеть внешне красивая, и минарет действительно на четырех колоннах, так что под ним можно свободно пройти. Недалеко от минарета находятся две христианские церкви — ведь, как пишут, до большой резни в 1915 году город населяли в основном армяне, бывшие христианами.

В армянскую церковь мы не попали, потому что было наглухо закрыто, но обозрению была доступна довольно высокая колокольня. Зато нам удалось попасть внутрь другой запертой церкви — эта церковь сирийская и носит имя Божией матери — Мар Петюн келдани. Мы постучали, и нам открыли — внутри оказалось интересно. Надпись на пояснительной табличке гласила, что церковь эта построена во 2–3-м веке нашей эры, и что с самого начала в нее допускали представителей любых конфессий и даже вроде бы убежденных атеистов. Последние приходили просить исполнения желаний, многие из которых будто бы сбывались.


Колокольня армянской церкви

Внутри церкви оказались люди, который топили печку-буржуйку, стояли скамейки и абсолютно театрального вида кресла, а на возвышении был повешен натуральный занавес красного бархата, отчего возникало окончательное ощущение самодеятельного театра. Мы купили две свечи и поставили их за мир во всем мире. Ну или хотя бы, чтобы вот в Сирии кончилась война.

За вход в церковь берут деньги — по два доллара с головы.

Дальше на восток будет очередная мечеть, на этот раз Фатиха-паши, после осмотра которой логично повернуть на север и в самое короткое время выйти к крепостной стене, которая в этом месте огораживает Ич-калу — внутреннюю крепость. Внутри много разных зданий, начиная от бывшей резиденции губернатора до старой тюрьмы и музея Ататюрка. Имеются арка ассирийских времен и ассирийский же дворец, руины которого находятся на холме, в момент нашего посещения заваленный снегом.

Имеется маленькая симпатичная мечеть хазрата Сулеймана, фонтан со львами и церковь святого Георгия.

Улица, которая идет от Дворцовых ворот (Сарай-капы) Ич-калы, носит имя все того же хазрата Сулеймана, что означает “пророка Соломона”, и через некоторое время переходит в бульвар Инёню, который может вам пригодиться, потому что на нем и в его окрестностях сосредоточено много гостиниц, а также питательных заведений.

Теперь отвлечемся от достопримечательностей и поговорим о еде. Которая, кстати, вполне себе интересная.

В Диярбакыре делают лепешки, пекарни работают целый день, и в любой момент можно получить горячий хлеб. Лепешки есть в виде просто широких и тонких полос безо всякого рисунка — в них удобно заворачивать шаурму, есть пухлые, овальные и с выбитыми на них строчкой дорожками, есть слоеные, есть и всякие другие, стоимость от полудоллара — это вкусно. Собственно, такая лепешка и холодный айран — полулитровая бутылка от доллара — и есть вариант самого недорогого питания.


В пекарне

Если же захочется разнообразить еду, то двигаясь по улице мимо главной мечети на юг, через какое-то время с правой стороны можно обнаружить Сырный базар. Сыр — “панир”, так над входом и будет написано. Внутри множество рассольного сыра разного вида — все это свежее и вкусное, стоит от двух долларов за килограмм, однако надо пробовать — некоторые виды могут быть очень солеными. Там же продают всякого рода оливки, тоже от двух долларов, и трапеза с горячим хлебом, сыром и оливками, запитая уже не айраном, но вином, может выглядеть уже просто шикарно.

Чорба — протертый суп из чечевицы. В дешевом варианте сваренный на воде, в более дорогом — на бульоне с крошечными кусочками мяса. От полутора долларов. В комплекте много того же самого свежего хлеба, долька лайма и свежий репчатый лук. Вместе получается полноценный обед.

Я не люблю вареный и жареный лук. Вынесенное из детства предубеждение против этих продуктов мне удалось пронести до сегодняшнего дня, и даже когда усилием воли я заставляю себя нечто подобное съесть, ощущение праздника все равно не приходит. Однако в этот раз даже в отношении столь непривлекательного продукта мне удалось пусть немного, но поменять свое мнение. В турецком Курдистане лук запекают. Первый раз противень с почерневшими крупными головками лука мы обнаружили в одной из пекарен, куда зашли, но о дальнейшей его судьбе сразу не догадались. Так вот — разобранный, без кожуры лук обильно сбрызгивают сгущенным гранатовым соком и подают как закуску к кебабам-шашлыкам. О которых настало время поговорить.

Есть из печени вперемежку с кусочками бараньего сала — на порцию пять небольших шампуров. Есть урфа-кебаб, из молотого мяса, жирный, соленый — не оторваться. Более сухой и очевидно более острый адана-кебаб. Есть, естественно, и из целых кусков баранины, курицы. Самый внешне интересный патымджан-кебаб — из толстых кусков баклажана с прослойками из молотого мяса. Стоимость любого — от пяти долларов за порцию. В каком-то одном заведении цена на все виды, скорее всего, будет одинакова.

Однако самое интересное в истории с кебабами не в собственно жареном мясе, а в том, как его подают. Штука в том, что оплачивая собственно кебаб, вы получаете еще и сопровождение. Понятно, большое количество свежего, иногда горячего хлеба. Кроме того салат из травы и свежих овощей с гранатовым соком. Кроме того уже упомянутый печеный лук все с тем же соком. Кроме того нарезанный лайм, свежий лук, зелень. Короче, в одном заведении в Диярбакыре стол нам заполнили полностью, и кроме тарелок с собственно кебабами на нем стояло еще шесть блюд. В качестве финала был взбитый в пену айран, а от чая мы отказались. На двоих это обошлось в 12,50 доллара.

Если выйти из северных ворот Даг-капы, пересечь сквер, дорогу, после чего двигаться налево, то через короткое время вы доберетесь до ресторана “Селим амча”. Его можно посетить, чтобы отпраздновать приезд, отъезд, какое-нибудь иное праздничное событие, или просто для того, чтобы вкусно поесть. Если не жалко, конечно, денег.


Баранина в “Селим амче”

В принципе, можно разбираться в меню, но все автоматически заказывают и всем автоматически приносят некий набор. В него входят чорба, салаты, хлеб, какие-то самодельные сосиски, чай, айран, сладости, но самое главное — тушеный до последней мягкости здоровый кусок бараньего бока с рисом. Мясо такое нежное, что его можно есть глазами, а чтобы с вами даже при этом не случилось никакого скандала, официант предварительно мясо разберет и удалит все косточки и хрящи. Наслаждайтесь!

Стоимость комплекта на двоих — 30 долларов, и можно лопнуть.

Про алкоголь.

Он есть в отдельных магазинах с синей вывеской “Эфес”, и бывает, что в небольшом отдалении друг от друга таких магазинов даже несколько. Пиво — три доллара поллитра. Семьсот граммов ракии, анисовой водки, — 20 долларов. Вино красное — дешевле чем 7,50 доллара за 750 мл не видели.

Чай — полдоллара.

Вернемся к достопримечательностям. Нас кроме многочисленных мечетей интересовали еще два объекта — это археологический музей, в собрании которого якобы есть вещи, которые относятся ко временам хеттов, что лично мне было интересно, а также фрагмент Царской дороги.

Музей оказался закрыт и тамошние люди только улыбались и разводили руками, жестами показывая, что языками не владеют. Искать на север от старого города, и лучше спрашивать, потому что местонахождение не очевидно. Мост, который и представляет собой фрагмент Царской дороги, — наоборот, именно что на юг. И чтобы найти его, вам надо будет дойти до Мардинских ворот.

Рядом с воротами находится Козлиный бастион, на который интересно залезть, потому что с него открывается вид. В основании бастиона находится зороастрийское святилище, сейчас функционирующее как магазин с сувенирами.

Царская дорога была построена при Дарии Первом и служила для почтового сообщения. Вероятно, именно поэтому качество ее должно было быть наилучшим, иначе был риск, что курьер не поспеет. И оно, качество, таковым является до сих пор. Пишут, что мост кроме прочего перестраивали при римлянах, которые, кстати, тоже строили неплохие дороги, поэтому полной ясности насчет мостовой не возникает. Тем более что рядом с мостом есть табличка, где сказано, что это первый подобного рода мост, построенный в мусульманском мире. Но как бы то ни было, посетить это место стоит.

Мост видно с Козлиного бастиона, если смотреть на юг, куда ведет дорога. По ней и надо идти, тем более что все время под гору. Мы потратили на весь путь около получаса. Обратно можно вернуться на маршрутке, что стоит 75 центов. Как и с любого моста, тут интересно смотреть на реку, которая является не чем иным, как Тигром. “Дикле”, который вы встретите на местных картах, это и есть Тигр.

На реку также можно полюбоваться и с северной стороны — надо просто выйти за пределы старого города и идти вдоль крепостной стены на север. Ну, или забраться на нее.

Холодно было в Диярбакыре, но зато настанет теплое время года — и оно придет по-настоящему теплым. Даром что ли герб этого города украшен изображением арбуза — именно здесь их выращивают какого-то совершенно удивительного размера.

Урфа

Вот город, после посещения которого одолевает некоторая оторопь. Из-за отсутствия в нем невероятного количества туристов. Вернее, полного отсутствия хотя бы какого-нибудь их количества. И тут речь идет не об известных лишь малому числу людей исторических редкостях, да и не о собственно как таковой истории. Речь идет о том, что в этом городе, согласно легенде, родился тот самый Авраам.

И если вы даже человек неверующий, то, может быть, слышали, что по его имени иудаизм, христианство и мусульманство называют религиями авраамическими. Или что он был первым, еще ветхозаветным пророком. Или что “Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова, а Иаков родил всякого”. Или что он был родоначальником всего еврейского народа. Короче, даже если вы ничего из этого не слышали, то слышали те самые многие миллионы верующих, которым подобное место должно быть интересно по определению. И которых здесь нет и следа.

Теперь по порядку. Чтобы попасть из Диярбакыра в Урфу, вам понадобится автовокзал. Который находится отнюдь не в центре города. Искать так: после того как вы выйдете из северных ворот старого города — Даг-капы, — надо будет повернуть налево и идти вдоль дороги, посматривая направо. Довольно быстро, метров через 150–200, вы увидите скопление автобусов, где правильнее всего будет спросить, какой из них идет до автостанции. Мы ехали на номере 501 красного цвета, но могут быть иные варианты. Проезд стоит 75 центов на одного, и ехать довольно долго — больше получаса. Автовокзал большой и очевидный, но опять лучше про него спросить в автобусе, потому что он находится в стороне от трассы, на которой и надо выйти. Внутрь автобус заезжать не будет.

Мы купили билет в старом городе, но можно, и даже выгоднее, приобрести его на автостанции, потому что в Урфу идут экипажи нескольких фирм. Цена у всех одинаковая — 10 долларов, но кто-то из них поедет раньше. Ехать три часа, дают чай, сок, лимонад, показывают фильмы. Есть одна остановка, но короткая, а туалета в автобусе нет. Делайте выводы.

По прибытии в Урфу надо выйти из автовокзала и идти налево вдоль трассы и одновременно вдоль стены, метров через двадцать перейти трассу и двигаться в том же направлении, пока не уткнетесь в автобусную остановку. Спрашивать можно “шахри меркези”, но лучше “Гювен отель”. Проезд стоит 75 центов.

Замечание по поводу размещения в автобусе. Это вам, конечно, не Пакистан, но тем не менее тетеньки собираются в основном в передней части экипажа, а дяденьки соответственно сзади. Это к тому, что если вы одинокий джентльмен, то вежливо будет пройти назад, если с барышней, то все равно.

Теперь почему лучше спрашивать про гостиницу “Гювен”. Дело в том, что с того места, где она расположена, начинается как бы самый центр города, его основной променад — улица Сарайёню. Которая потом называется Диванйолу, но практически это просто значит, что вы попадете туда, где сосредоточены гостиницы, масса съедобных мест и много достопримечательностей.

Двигаясь по этой улице, вы достигнете базара и, миновав его, после чего повернув налево, выйдете в конце концов к самому главному месту в Урфе — к Гюльбаши, Балыкли-гюлю, короче, к тому самому пруду, который якобы образовался на месте костра, куда был брошен вышеупомянутый Авраам. От гостиницы “Гювен” до комплекса с прудом можно доехать на первом автобусе.


Пруд

Еще пара слов по поводу автобусов в Урфе. Упомянутый первый номер гоняет по всему центру и недалеким окрестностям — у него кольцевой маршрут, — и именно он в первый раз может доставить вас на городской автовокзал — не путать с междугородним. Где вы можете купить проездной в будке, обнаружить которую нетрудно. Понятно, что вы должны вспомнить арифметику и посчитать количество возможных поездок, тем более что за саму карточку с вас возьмут полтора доллара. Зато поездка будет стоить не 75 центов, а 55. Карточкой можно платить за двоих одновременно — для этого ее просто надо дважды поднести к считывающему устройству. Оно рядом с водителем.

Первый маршрут дешевле других. Без карточки — 50 центов. С карточкой — 30 центов.

Поговорим теперь о жилье в Урфе. Несмотря на отсутствие туристов, цены в городе оказались негуманными. Отнесенная авторами “Лоунли плэнет” в наивысший разряд гостиница “Эдесса” оказалась огромным заведением с бесконечным количеством номеров, большинством в момент нашего посещения пустых. Никакого высшего разряда внутри мы не обнаружили, было довольно грязно, но менеджер ниже 50 долларов не опускался. На следующий день, правда, мы получили номер с наилучшим видом на цитадель и “катапульту Нимрода”, речь о которой впереди, но все равно сбежали на третий день. Завершая про “Эдессу”, скажу, что у нее есть три плюса — действительно лучшее расположение по отношению к основной достопримечательности города, нежадно сервированный завтрак и практически единственный на весь город англоговорящий человек — тот самый менеджер.

Мы уже исследовали около десятка гостиниц, расположенных на упомянутой центральной улице, и нашли, что во всех просят около сорока долларов, когда обнаружили “Гюльпалас”. Находится в переулке, отходящем от улицы Сарайёню, рядом с другой гостиницей “Бейзаде конак”, растяжку с рекламой которой видно с улицы, ну или можно просто спросить.

“Гюльпалас” находится в старом из тесаного известняка доме — вероятно, еще оттоманских времен, — и поселиться в таком месте — это как поселиться в музее. Есть двор с розами и фонтаном, есть ковры на стенах, мраморные полы и высокие потолки. Все чисто, есть горячая вода и скромный завтрак. Через улицу от гостиницы — лепешечная, с другой стороны через десять метров столовая, в которой варят суп, — в общем, от голода не пропадете.


Гостиница “Гюльпалас”

Что касается еды, то именно в Урфе есть пара штук, которые обязательно надо попробовать. Во-первых, это чиг-кюфта — рубленная сырая баранина, смешанная с зеленью и еще с чем-то, что мне определить не удалось. Формуется в виде люля-кебаба, но не готовится и съедается в первозданном виде со свежими овощами и хлебом. Воображения не поражает, но в этнографических целях интересно. Вторая вещь — это ичли-кюфта. По виду эта штука похожа на котлету по-киевски, но по сути это как бы пирожок, оболочка которого делается из булгура, пшеницы крупного помола, а начинка — из фарша с овощами. Я прочитал, что вроде бы эти штуки можно варить, но нам встретились только жареные во фритюре варианты — вкусно.


Высушеные оболочки помидоров, баклажанов, кабачков. Как пишут, их размачивают и фаршируют мясом и рисом. Получается долма.

Последняя из съедобных вещей — это уже упоминавшийся урфа-кебаб, хотя и его, и все остальное из перечисленного, конечно, можно попробовать и в других городах.

Насчет алкоголя. С этим в Урфе так же трудно, как с английским, но найти все-таки можно. Находятся две винные лавки в одном здании, но с разных сторон недалеко от уже упомянутой гостиницы “Гювен”. Искать надо синюю с белым вывеску “Эфес”.

Достопримечательности. Первая, очевидная и доведенная до сверкания и блеска, — это парк с прудом. Если поднять глаза, то на горе, которая к парку приникает почти вплотную, можно увидеть две старые колонны, по преданию представляющие собой остатки катапульты, из которой по приказу царя Нимрода и выстрелили Авраамом. Расчет был в том, чтобы попасть им в костер, что и произошло. Однако бог, видя это безобразие, распорядился превратить пламя в воду, а поленья в рыбу.


“Катапульта” Нимрода. Отсюда якобы Авраамом и выстрелили.

С рыбой в пруду и по сей день все нормально, потому что находится много желающих ее кормить, и карпы, а пруд полон именно ими, вполне себе жирные. Есть еще один пруд имени дочери царя Зулейки, которая в Авраама влюбилась. Кроме того есть аллеи, подсветка — в частности, тех самых колонн, — всякие красивые кусты, мечети окрест парка — в общем, время здесь провести можно.


Карпы-поленья

О мечетях. Самая крутая рядом с парком и находится. Называется Мевлед-и-Халил и знаменита тем, что при ней имеется пещера, в которой родился и скрывался Авраам. Нимрод приказал уничтожить якобы всех мальчиков-младенцев, а Авраама вот спрятали. И за год он вырос до пятнадцатилетнего возраста. Вероятно, чтобы дочь царя могла его полюбить. В общем, все тут запутано, и избиение младенцев подозрительно напоминает подобную операцию, которую провел царь Ирод, только уже в Иудее, но тем не менее, пещера самая настоящая. Дамы и джентльмены, как обычно, входят порознь. Внутри можно фотографировать. Есть копилка для пожертвований, но их не вымогают.


Пещера Авраама. Женское отделение.

Другая мечеть находится непосредственно вблизи озера, и стена ее, подсвеченная вечером, выглядит очень живописно. Да и внутри она хороша — совсем маленькая, симпатичная такая.

Продолжая о мечетях, нельзя не упомянуть и не посетить мечеть Иова — на местный лад его называют Айюбом, так же как Авраама — Ибрагимом. Если кто не помнит, то это тот самый Иов, у которого жизнь была прекрасна и сыта, отчего он любил повторять, что бог его любит. За что бог, вероятно, в целях проверки, лишил его всего, в том числе и здоровья, так что Иов мыкался семь лет в пещере, перебиваясь с хлеба на воду. Однако от бога не отказался, претензий не высказал, за что ему все вернули, и он стал очередным примером, что главное — это “надейся и жди, вся жизнь впереди”. И тогда все будет ништяк.


Колодец Иова

Короче, место знаменитое, и если вы захотите его посетить, то надо будет добраться до городского автовокзала (кстати, в конце концов мы выяснили, что из центра дойти до него можно минут за пятнадцать, а нет — так доехать на первом автобусе), и там спросить, какой именно номер довезет до нужного места. Мечеть находится почти что на окраине — ехать около получаса. Есть пещера, множество тетенек с детьми, как видно, приведенных для оздоровления, сувениры, туалеты за полдоллара.

Мы посетили также мечеть Улу — то есть главную, а кроме того мечеть Фырфырлы, которая переделана из армянской церкви. Улу находится на главной улице, и когда мы зашли в ее двор в первый раз, было уже темно. Какой-то свет, тем не менее, был, тени, так сказать, причудливо ложились, и это было очень живописно. Старые камни, старые деревья, старое кладбище, каменная арка — очень хорошо. Потом мы заходили туда еще несколько раз — интересное место. Но снаружи, как это часто бывает с мечетями, более интересное, чем внутри.

Найти Фырфырлы оказалось гораздо проще, чем в нее войти. То есть мы видели ее стены, мы ходили вокруг нее, но внутрь проникли не сразу. Хотя в конце концов это нам удалось — да, интересно.


Овцы или динозавры?

Теперь пара слов о том, где можно получить туринформацию. Есть две будки, для этого предназначенные. Одна в парке, непосредственно вблизи пруда с рыбами. Вторая — рядом с гостиницей “Гювен”. И там, и там говорят на английском, дают карты и путеводители. Оба будочника будут предлагать своих водителей или себя лично, чтобы куда-нибудь промчаться, но рекомендуется просто узнать цены — с таксистами в городе все нормально.

Что еще можно посмотреть в городе? Очевидная штука — это крепость, которая находится на горе рядом с парком. Есть две лестницы, которые ведут наверх — вам будет нужна правая. За вход берут деньги, но как-то иначе в крепость не заберешься, поэтому придется полтора доллара заплатить. Внутри ничего особенного, но есть фрагменты стены с узкими щелями-амбразурами, есть остатки каких-то прежних фундаментов, есть те самые две колонны, есть, наконец, вид на город.

Базар в Урфе разделен, как и положено, по тому, что там производят или продают. И на мой взгляд, самой интересной его частью является рынок медников — Хусейние-базар. Я уже упоминал о медной посуде, которую можно купить в Диярбакыре, — так вот, в Урфе делают. То есть натурально сидят люди, которые с помощью молотков и прочих инструментов изготавливают те самые медные тазы, блюда и так далее.


Медники

Сложно уйти из такого места, не схватив чего-нибудь на память. Ну вот и мы не ушли. В качестве сувенира годится также перец местного сорта “исот”, который есть разных оттенков цвета, в том числе и почти черного. Он не окончательно сладкий и не окончательно острый, плюс какой-то свой вкус — от четырех долларов за килограмм. Есть также не то местного сорта, не то местного помола кофе под названием “мырра”, как я прочел где-то — ошеломительно крепкий. Есть множество сладостей, и наряду со стандартной пахлавой разных видов есть также то, что в Грузии называется “чурчхела” — то есть нанизанные на нитку орехи в оболочке из загустевшего виноградного сока. Пять–шесть долларов килограмм.

Урфа — это старый город, здесь, в частности, вроде бы долгое время хранилась плащаница, которую теперь называют туринской, здесь была столица Эдесского графства, первого государства крестоносцев, которое появилось в результате первого похода, ну и так далее. Город упоминается в Библии. Это я к тому, что, во-первых, кроме перечисленных достопримечательностей есть и много всяких других, а во-вторых, по такому городу просто интересно погулять.

Об окрестностях. Признаться — было одно место, уже только ради которого я бы поехал в юго-восточную Анатолия. Это Гёбекли-Тепе.


Гёбекли-Тепе. Стелы.

Переводится это название как Пуповинный холм, и мне встретилось предположение, что именно на этом месте находился когда-то Эдем. Тот самый райский сад. Однако дело не в этом — дело в том, что храмовый мегалитический комплекс — а именно им и является Гёбекли-Тепе — это самый старый храмовый комплекс на Земле. Открыли его относительно недавно, и оказалось, что многометровым, тесанным из камня стелам с барельефами на них не меньше 12 тысяч лет. Он старше пирамид, Стоунхенджа; короче, Гёбекли-Тепе — самый старый. И ладно бы дело было только в соревновании со Стоунхенджем, штука заключается в том, что время его сооружения относится к тому периоду, который в современной исторической науке именуется периодом докерамического неолита. Проще говоря — в это время даже горшки обжигать еще не умели. А тут тесаный камень — представление о развитии человечества фундаментально меняется.

Никакого общественного транспорта до Гёбекли-Тепе нет, и поэтому придется нанимать такси. Плата, как мы предварительно выяснили, составляет от 37,50 до 42,50 доллара. Нам предложили поездку за 50, но потом нашелся более деловой человек, и мы сговорились за 35 долларов. Контракт включал в себя доставку туда и обратно, плюс двухчасовое ожидание на объекте. Ехать оказалось минут сорок.

Некоторое время тому назад посетить это место было невозможно — некие лихие люди утащили с объекта стелу с барельефами. Уму непостижимо, как им это удалось, но туристов пускать перестали, а потом опять стали, но при этом за нами все время ходил полицейский. И даже поднятый мной булыжник, который я хотел забрать в качестве сувенира, он у меня торжественно отобрал.

Двух часов нам не понадобилось — на весь осмотр с запасом ушло меньше часа. Как пишут, откопано пока процентов пять от всего объема, но, возможно, к вашему приезду выроют что-нибудь еще. Стелы находятся под крышей, сделана деревянная дорожка, чтобы прохаживаться и осматривать, — все культурно. За вход денег не берут. Стелы — интересные.

Что еще можно посетить под Урфой? Это монастырь Якова или Дейр-и-Якуб, место, который аборигены называют еще “Чертовой мельницей”. И будто бы здесь находилась загородная резиденция того самого Нимрода.

Мы опросили дюжину таксистов, но место это им известно не было. Выручил управляющий из “Эдессы”, которого позвали на помощь. Ехать было недалеко — от города километров десять, но вот когда кончился город, кончилась и нормальная дорога. В общем, тащиться пришлось около часа.

Место оказалось увлекательным — оно находится на верхушке горы и представляет собой частью сохранные, а часто разобранные сооружения из здоровенных каменных блоков. Которые сложно было сложить, но не менее сложно, как представляется, было и разбросать. Есть выбитые прямо в скале большие резервуары, пещера, вид с горы, ступеньки в разные стороны — мы с удовольствием провели там около часа. Обошлась поездка в 25 долларов, и так как выезжали мы с той стороны города, где находится мечеть Иова, то логично совместить поездки в эти два места — наверняка окажется дешевле, чем такси из центра.

Если вы окажетесь в Урфе в субботу, то у вас появится шанс побывать на “сыра геджелери” — музыкальном вечере, когда живые музыканты играют “живую музыку”, ну и по описаниям, сначала все едят, а потом переходят к песням и танцам. Происходит все это в спецместах, которые можно найти, обнаруживая слово “конак” в названии.

Харран

Общее мнение об этом месте, которое мне встретилось, — “слабовато”. То есть как бы съездить можно, но ничего страшного, если и не съездите. Плюс грязно, попрошайки там, местные хулиганы и так далее. С другой стороны, в этом месте жил Авраам и умер его отец Фарра, а ветхозаветный Иаков будто бы повстречал здесь свою не менее ветхозаветную Рахиль. У колодца, который сохранился. А еще в Харране есть руины первого в мире исламского университета. И куполообразные дома. В которых жители спасаются от жары в 60 градусов, наступающей летом. Крепостная стена. В общем, мы поехали.

Ехать с междугородней автостанции, на которую добираться с городской. Спросить “отогар”. Маршрутки в Харран отходят с нижнего этажа, и вас моментально найдут и усадят. Стоит поездка пять долларов и в сторону Харрана длится добрых полтора часа, если не больше. Связано это с тем, что народ подсаживается и выходит, в частности, пользуясь этой маршруткой как городским транспортом внутри самой Урфы. Назад мы доехали за 40 минут.

По приезду все очевидно, потому что фрагмент крепостной стены и единственные оставшиеся ворота — “Алеппо” — вы увидите сразу. Ворота называются так не зря, потому что от Харрана 20 километров до сирийской границы, и Алеппо действительно недалеко. И теперь самое время поговорить о неприятностях, которые могут вас подстерегать в этой поездке.

Дети. Это зло, метод борьбы с которым пока еще не придуман. Ну или по крайней мере неизвестен мне. Китайские дети кричат “хэллоу”, и это безусловно раздражает, особенно когда ты слышишь это в триста двадцать четвертый раз за день. Кабульский попрошайка может неотступно просить милостыню и ходить за тобой полдня, что тоже не вызывает восторга. Еврейский мальчик из еврейского квартала Марракеша, который обматерил нас, когда мы отказались ему платить, вызвал желание наказать его физически. Были еще эфиопские дети, которые просто нагло тырили из карманов. Короче, вот вроде бы все это уже пройдено, но месопотамским удалось меня удивить.

Про Харран и Урфу были рассказы, что дети там любят бросать в любознательных туристов камнями, и я решил как-то подстраховаться, для чего водрузил на голову пешаварскую тюбетейку. И первые дети, которые нам попались в мечети Улу в Диярбакыре, уважительно поглядывая на нее и шепча “муслим, муслим”, скромно прошли мимо. “Работает”, — подумал я, и буквально на следующий день мы подверглись нападению школьников. Они кричали, хватали за руки, за одежду, толкались, — и что делать в этой ситуации, было совершенно непонятно. На мои грозные крики они отвечали тем, что довольно похоже передразнивали, повторяя мои же слова, и нам ничего не оставалось, как зайти в первое попавшееся заведение, которое оказалось пекарней. Второй раз пришлось воспользоваться мечетью. На третий я просто погнался за толкнувшим меня младенцем, и он, крича от страха, удрал.

В Харране на развалинах мечети Улу и того самого первого в мире мусульманского университета к нам по делу подошли четверо подростков лет четырнадцати–пятнадцати. Им нужны были деньги. Вот способ, который я применил: когда стало ясно, что разговор затягивается, я поинтересовался у главаря, мусульманин ли он. В ответ на его “да”, я сказал, что ну и я тоже, на чем разговор тут же завершился.


Вход в разрушенную мечеть

В завершение темы напишу, что видел, как в Диярбакыре взрослый мужчина влепил юнцу оплеуху — и возможно, это единственный и правильный способ общения с молодыми курдами. Но вдруг вам не захочется давать оплеуху? Или подростки в результате и вправду захотят забросать вас камнями? В общем, вопрос открытый. А с другой стороны — представляете себе нашего отечественного гопника, который исчезает, узнав лишь только, что вы христианин?

Что еще? Еще я своими глазами видел репортаж из юго-восточной Анатолии о творящихся там безобразиях, связанных с тем, что со стороны Сирии все время прибывают беженцы, для которых организуются лагеря. А народу в лагерях тесно и неуютно, отчего прибывшая молодежь начинает промышлять воровством, задираться с местными, и местным, говоря коротко, это совсем не нравится. Ну и я натурально ожидал увидеть сирийцев в достаточном количестве. И не увидел. Ни блок-постов, ни каких-то огороженных мест с табличками и палатками, ни просто каких-то особых людей на улицах. И положение, выходит, как-то изменилось. Однако перед вашей поездкой лучше все-таки этот вопрос как-то разъяснить — Россия вмешивается в сирийские дела, и к русским могут быть претензии.

Однако вернемся в Харран. Который является едва ли не самым древним городом на земле. И первые упоминания о нем сохранились еще у хеттов. После которых этот город принадлежал и ассирийцам, и вавилонянам, и парфянам. Город, где почитали бога луны Сина. Город, где был убит римский император Каракалла. В окрестностях которого потерпели свое самое страшное поражение римские легионы под предводительством Красса, который здесь и погиб. В окрестностях которого свое первое поражение потерпели крестоносцы. Важный был город. А стал не важный. В том смысле, что его население сейчас меньше десяти тысяч человек и никому он больше не нужен. Кроме разве что путешественников.

Пройдя за ворота Алеппо, вы попадете сначала в окружение выстроенных из глины домов. Часть из них будет иметь те самые похожие на половинку поплавка крыши, которые знамениты. Но дело не только в них, несмотря на то, что они действительно интересны. Штука в том, что эти и другие лачуги натурально вылеплены из глины, что меня, как человека выросшего в Таджикистане, вроде бы не должно было удивить. Но я удивился, потому что заглянув в один из домов, больше похожих на конуру, я увидел глиняный пол, стены из сырой глины, и главное — сидящую на полу в темноте женщину, которая перебирала какие-то овощи.

Не сомневаюсь, что другие дома внутри гораздо более богаты, но общее ощущение какой-то первобытной бедности — это то, что вы можете здесь увидеть.

Мы шли по улице, как вдруг рядом с одним из домов я увидел обломок каменной колонны, потом вырезанную из мрамора половину саркофага, которую использовали как поилку для скота. А когда мы вышли за пределы застройки и оказались в чистом поле, мы увидели, что это поле повсеместно усеяно каменными фрагментами — все, что осталось от древнего Харрана.

Ориентир для дальнейшего движения — очень высокий, хотя и частично разрушенный минарет. Собственно, он и принадлежит лежащей в руинах главной мечети Харрана, которая была построена в 8-м веке. Останки университета находятся там же, хотя полной ясности, где именно, не возникло.

Университет и мечеть обнесены забором из сетки инженера Рабица, но с одной стороны в сетке сделана здоровая дыра, и внутрь тоже попасть можно. Против кого возведено ограждение — не совсем понятно, потому что туристы отсутствуют. Единственным, кого мы встретили в культурном центре Харрана, который расположен дальше за мечетью, если идти в том же направлении, был господин из Сан-Франциско, оборудованный, как и положено, огромным фотоаппаратом, двумя провожатыми турками и джипом.

Упомянутый центр можно посетить затем, что он располагается внутри традиционного дома и можно посмотреть на устройство крыш изнутри.


Традиционные дома у остатков крепостной стены

Харран — это, на мой взгляд, очень интересное место, просто не надо ожидать увидеть здесь множество каких-то сохранных вещей, как в какой-нибудь Пальмире. Харран — это не живая история. Это история умершая. Пустота, откуда все мы пришли.

Отъезд

Портье в гостинице “Гюль”, в которой мы жили, второй раз оказавшись в Диярбакыре (большая чистая комната — 32,50 доллара), устроил было нам такси на утро за 10 долларов, но я отказался. Конечно, был риск, что в четыре часа утра местные еще сладко спят, но как подсказывал опыт, таксисты должны были бодрствовать. Проверить это нам не удалось, хотя машины на улице были. Настойчивый портье организовал доставку за 7,50 доллара, что было уже нормальной ценой. На обратном пути запомнилась перестройка в аэропорту Ататюрка и соотечественники, которые возмущались ценами в дьюти-фри.

Про хеттов

Про них пишут, что они пришли в Малую Азию с Балкан и тех мест, где позже появились греки. Это были люди бронзового века, которые вошли в железный. Научившись делать железные клинки и придумав боевые колесницы, они были почти непобедимы. И страсть их к войне была велика. Так что их боялись египетские фараоны. А потом хеттов не стало.

Турки в своей стране, учитывая сколько здесь всякого народа жило до них, выглядят немного гостями. Как таджики на Васильевском острове. Но это только кажущаяся видимость. Потому что никто не знает, что будет, и вряд ли те же хетты могли бы поверить в то, что они когда-нибудь исчезнут.


Руины

Короче — все проходит, и интересно побывать там, где это видно так зримо. Юго-восточная Анатолия — очень подходящее для этого место.

Ссылки

Брокгауз и Ефрон об Аврааме, Месопотамии, Малой Азии, Анатолии и Харране.

Интерактивные карты и спутниковые снимки Диярбакыра, Урфы, Харрана и Турции.

Имена собственные

АвраамAbrahamМевлед-и-ХалилMevlid-i Halil
айранayranМесопотамияMesopotamia
АйюбAyubмечеть УлуUlu Camii
Аккадское царствоAkkadian Empireмечеть Фатиха-пашиFatih Pasha Mosque
АлеппоAleppoмечеть ФырфырлыFirfirli Mosque
АнатолияAnatoliaмечеть Хасана-пашиHasan Pasha Hani
ассирийцыAssyriansмечеть шейха МуттахараSeyh Muttahar Camii
Балыкли-гюльBalikli GulмырраMirra
Бейзаде конакBeyzade Konak HotelНимродNimrod
булгурbulgurНиневияNineveh
ВавилонBabylonпанирpaneer
Гёбекли-ТепеGobekli TepeпарфянеParthians
ГювенHotel Guvenракияrakia
ГюльGul HotelСарайёнюSarayonu
ГюльбашиGolbasiСелим амчаSelim Amca
ГюльпаласGulpalas HotelСинSin
ДагDagСтамбулIstanbul
Дарий ПервыйDarius The Greatсыра геджелериsira geceleri
Дейр-и-ЯкубDeir YakubТигрTigris
ДерьяDerya Hotelтурецкая лираTurkish lira
ДиванйолуDivanyoluТурецкие авиалинииTurkish Airlines
ДиярбакырDiyarbakirТурцияTurkey
ЕвфратEuphratesУрартуUrartu
ЗулейкаZelihaУрфаUrfa
ИнёнюInonu Caddesiхазрат Сулейманhazrat Suleman
исотisotХарранHarran
ичли-кюфтаicli kofteхеттыHittites
ЙенYeniХусейние-базарHuseinie bazaar
КаракаллаCaracallaЦарская дорогаThe Royal Road
КентKent Hotelчиг-кюфтаcig kofte
Козлиный бастионKeci Burcuчорбаchorba
КрассMarcus Licinius CrassusшумерыSumers
курушkurusЭдессаEdessa City Hotel
Лоунли плэнетLonely PlanetЭфесEfes
МардинMardin 

дальше: Турецкие фотки II (5 МБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/mark/turtsiya2.html

авторские права: © Марк Олейник, текст, фотографии, 2014–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2014–2017

обратная связь: markoleynik@hotmail.ru, sergei@zharov.com