Африка. Северо-Запад
Часть 3. Западная Сахара

Введение

Бывшая испанская колония, части которой носили красивые названия Рио-де-Оро — Золотая речка — и Сегиет-эль-Хамра — Красный ручей. Или Испанская Сахара. Короче — сюда можно поехать только ради названий. Ну, или исходя из того факта, что между редкими здесь городами лежат сотни километров пустыни. С одной стороны — бездна Сахары, с другой — Атлантического океана. В котором напротив столицы Западной Сахары, Эль-Аюна, лежат Канарские острова. Где, как известно, хороший климат. И связано это, между прочим, с тем, что вдоль африканского побережья здесь проходит Канарское течение. Которое холодное — отчего и климат гуманный.


Марина в гостинице “Сахара”. Западная Сахара.

Но вот если на Канарские острова едут тучи людей, то в Западную Сахару не едет практически никто. Что тоже является вполне достаточным поводом для посещения этого места. А если вспомнить еще про “Стену позора” — “Марокканскую стену” — или про войну, которую ведет здесь фронт Полисарио, — доводов в пользу посещения только добавится.

Исторический эпизод

Легко запоминающееся слово Полисарио — не что иное как аббревиатура, которая обозначает “народный фронт за освобождение Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро”. Поэтому говорить “Фронт Полисарио” — то же самое, что дога называть собакой. Существует фронт с 1973 года, когда молодежь в тогдашней испанской колонии решила бороться за независимость, на что Испания отказалась от своих прав, а получили их Мавритания и Марокко.

Потом Полисарио мавританцев победил, а с марокканцами воюет до сих пор, и в общем все признают, что Марокко Западную Сахару оккупировало, но ничего не происходит. Да и сама война ведется без огонька.

Среди прочего связано это с тем, что Марокко построило так называемую “Марокканскую стену”, которая отделила прибрежные районы Западной Сахары от внутренних. Сахарцы называют стену “Стеной позора”, но вне зависимости от названия получается, что по одну сторону стены все контролирует Марокко, а по другую — САДР, Сахарская Арабская Демократическая Республика, то есть все тот же Полисарио.

Виза

Не требуется гражданам России, Прибалтики и многих западных стран, так как территория Западной Сахары на данный момент — это территория Марокко, куда въезд для этих категорий безвизовый.

Валюта

Марроканский дирхам. Обменивают в гостинице, либо в пунктах обмена без комиссии, при этом округляя не в свою пользу. Поэтому обменивать в Дахле оказалось пусть на немного, но выгоднее, чем в собственно Марокко.

Язык

Арабский, французский. В присутственных местах, как-то: гостиницах, пунктах обмена, сувенирных лавках, в некоторых ресторанах — английский.

Время

Меньше, чем в Москве, на четыре часа.

Погода

В конце февраля днем было градусов 20–25, ветрено, следовательно — легкая куртка при в остальном летней одежде будет кстати.

Прибытие

Добраться до Западной Сахары можно по воздуху из Касабланки или по земле. Из Марокко или Мавритании. Мы въехали в страну из Мавритании, стартовав из Нуадибу еще с двумя попутчиками на междугороднем такси. Стоимость такой поездки — 44 доллара, и занимает она около пяти часов. Как обычно, основное, что может задержать вас в пути — это граница.

После того как машина покидает мавританскую таможню, через самое короткое время она въезжает на ничейную землю, которая уже не мавританская, но еще не марокканская. Про это место я читал, что именно здесь надо быть особенно осторожным, потому что три ничьих километра до предела напичканы минами. Однако это касается тех, кто едет на собственной машине. На такси или грузовике по понятным причинам вам не угрожает ничего, кроме разнообразной качки — асфальтированная дорога здесь отсутствует, и путь идет прямо по песку.

Украшают участок брошенные автомобили и другие полуразоренные железяки — нам, в частности, встретился большой копировальный аппарат. Барахла этого много, и закрадывается подозрение, что представители обоих государств используют место как свалку.

На марокканской границе машин было много. И стояла очередь в пограничную будку. Набор паспортов был более-менее ожидаемый. Мавритания, Марокко, Сенегал, Мали. Разбавляли картину наши русские паспорта и паспорт нашего попутчика — доктора из Гвинеи. Из-за него все и встало. В том смысле, что гвинейский паспорт чем-то не устроил пограничников, и мы провели в ожидании добрых два часа.

— Марокко, — глубокомысленно заметил наш второй попутчик. — Здесь всегда одно и то же.

Время ожидания мы скрасили, пообщавшись с неким французом и его женой. Обоим было за шестьдесят, мужчина с седой клочковатой бородой был похож на пожилого Бельмондо, в качестве компании у них была большая белая собака по кличке Нанук, а в качестве средства передвижения — какой-то самодельного вида грузовичок. Французы ездили по Сенегалу, Мали и Нигерии, что проделывали зимой каждого года, “потому что во Франции такое дорогое отопление, что дешевле уехать в Африку”.

Вообще, французов на границе было много. В передвижных домах прибывали вполне уверенные в себе старушки и старички, и попутчик сказал, что их даже пропускают в первую очередь, “потому что французы — это первый сорт, а все остальные — второй”. Я представил себе наших стариков, которые вот с таким же несколько надменным видом въезжают в Туркмению.

Для получения въездного штампа необходимо заполнить бумажку — очередную “лё фиш”, карточку прибытия. Машины, уже без пассажиров, загоняют в “сканер”, куда также есть отдельная очередь.

Дорога до Дахлы

Дорога до Дахлы — не самая оживленная трасса в мире. Машины встречаются крайне редко, поэтому ничто не мешает рассматривать пустыню вокруг. Она здесь совершенно разная на вид, песок меняет свой цвет, а поскольку, в отличие от Мавритании, мусора и покрышек по обочинам нет, то все это выглядит захватывающе.

С какого-то момента дорога начинает идти в видимости Атлантического океана, и вот большие песчаные дюны и сразу за ними синева — это красиво и интересно. Мне всегда казалось, что там, где вода встречается с землей, так или иначе образуется некая живая зеленая полоса — то есть не может что-то не вырасти. В Западной Сахаре не вырастает, и там, где кончается песок, без всякого перехода начинается волна.

Дорога на Дахлу со стороны Мавритании пересекает тропик Рака. Название означает, что тут проходит одна из пяти главных земных параллелей, к которым кроме того относятся тропик Козерога, северный и южный полярный круг и экватор. Считается, что между экватором и обеими тропиками климат является тропическим, что логично. Само слово “тропик” переводится с греческого как “поворот” и имеет отношение к смещению Солнца. Короче, можно взволноваться и в честь пересечения тропика что-нибудь съесть или выпить в придорожном кафе — там такси делает остановку.

При подъезде к Дахле можно увидеть лагерь тех, кто катается на кайтах — воздушных змеях, — а в другом месте — просто сборище домов на колесах, которые стоят рядами, но вокруг так много места, что это не выглядит раздражающим.

Наконец мы добрались до пропускного пункта сразу после въезда на полуостров, где, собственно, и находится сам город. Тут дело встало по какой-то совсем неожиданной причине — в нашем автомобиле окна были покрыты тонированной пленкой, а с затемненными окнами въезд в город оказался запрещен. Ожидалось, что владелец автомобиля куда-то позвонит или пришлет другую машину. Прождав минут двадцать, мы остановили первый же проезжавший мимо экипаж, который и довез нас до центра совершенно бесплатно.

Дахла

В принципе, в городе Дахла можно обойтись знанием только одной улицы — авеню Мухаммеда Пятого. Эта улица центральная, на ней есть гостиницы, места, где можно поесть, аэропорт, в конце концов. Если вас кто-нибудь будет подвозить, просите, чтобы высадили у гостиницы “Сахара реженси” или у ресторана “Самарканд”. Первое место находится на главной площади, где установлен монумент, изображающий полуостров, на котором находится город, что неожиданно. Ресторан “Самарканд” же, в котором ничего узбекского обнаружено не было, находится в непосредственной близи с океаном на расстоянии от первого места метрах в трехстах. Вот, собственно, на этом отрезке и можно найти все, что нужно.

Итак. Ночлег. Двигаясь от “Сахары реженси” в сторону Самарканда по правой стороне улицы, вы довольно скоро увидите нечто вроде широкой улицы, отходящей вправо же. На ней будут стоять столики, сидеть люди и присутствовать другие признаки общественной жизни. Единственное, чего здесь не будет — это машин. Зато будут гостиницы, и мы поселились в первой же, носящей непритязательное название “Сахара”. Номер на двоих с удобствами внутри — 19 долларов. Есть горячая вода и балкон, который можно использовать для наблюдения за аборигенами. В той же гостинице номер без удобств обошелся бы в 10 долларов.

Рядом есть другие гостиницы, если верить “Лоунли плэнет”, за схожие деньги, ну а если хочется роскоши, то прямой путь в “Сахару реженси”, где номер обойдется больше чем в сто долларов.

Еда. Общее правило — съедобные заведения работают, начиная с половины десятого утра и до часа дня приблизительно, потом — начиная часов с шести вечера, то есть в обед можно почувствовать себя путником в негостеприимной пустыне. Что есть? Разная марокканская еда. На завтрак — блины, которые отнюдь не похожи на привычное изделие, а представляют собой в общем-то четырехугольную лепешку, которую изготавливают тут же, смазывая тесто оливковым маслом, растягивая его и складывая в несколько слоев. Подается с маслом, медом, творогом, с вареньем, может быть с некоей острой начинкой. Называется “креп”, что на французском и означает “блин”. Стоит в голом виде 40 центов, и парой штук можно очень плотно позавтракать. Утренняя же еда — суп “харира” — разные виды бобовых, нут, чечевица, вермишель, томат, лук — вполне съедобно. Стоит 40–50 центов за небольшую миску.

Утром можно видеть за столиками кафе на улице местных мужчин, которые пьют кофе, едят булки и читают газеты, курят и глазеют — чистая Франция. Вы тоже можете присоединиться, потому что всяких булок, круассанов, пирожных делают и продают много. Стакан чая или кофе без украшений — 65 центов.

Плотная еда, приготовленная в таджинах, — от $2,50. Кто не знает — как правило, это мясо с овощами, есть множество вариантов, и во многих, среди которых самые простые, присутствует картошка. Сам таджин по сути — глиняная сковородка, но вот с конической крышкой, за которой числят мистические свойства. Дескать, горячий пар проходит вдоль этой крышки и охлаждается — таким образом получается непрерывная конвекция. На вкус — нечто для нестойкого желудка, так как в конечном итоге готовится на пару и вкусами практически не смешивается.

Кус-кус, кебабы, жареная рыба, картофель фри. По желанию все это подается на тарелке либо упаковывается внутрь багета — получается бутерброд. Нормальная цена — $2,50–$3,80. Количество еды за эти деньги тоже нормальное, тем более что даже если вам принесут еду на тарелке, то хлеб будет входить в набор автоматически.

Одно заведение с едой я мог бы рекомендовать настойчиво, однако не сомневаюсь, что оно не единственное, надо просто идти на запах. А пахнуть будет свежезажаренной рыбой. Которую жарят тут же. И подают с лимоном, хлебом и плошкой соуса из свежих помидоров. Стоит $1,90 порция, и ее достаточно, чтобы пообедать вдвоем. Однако остановиться и не съесть вторую очень сложно. Да и не надо.

Напитки. Минеральная вода: литр газированной — 80 центов, полтора литра негазированной — $1,30. Алкогольные — с этим плохо, но не безнадежно. В центре функционируют два бара, там же можно купить, как говорится, на вынос. Один находится все в той же “Сахаре реженси”, и есть там пиво и сухое красное вино за 13 долларов бутылка. Можно не покупать, а просто зайти поглазеть, потому что этот бар в “Реженси” — сильное зрелище. Представьте себе очень большое и высокое помещение на манер вестибюлей старых советских кинотеатров, где стоят чуть ли не пластиковые столики и такие же простые стулья. За столиками кое-где виднеются мужчины с тоскующими и потертыми лицами — самое интересное, все поодиночке. Перед мужчинами пустые и полные бутылочки с пивом, и никто ни с кем не разговаривает. Даже телевизора нет. Сразу становится понятно, что пить — это плохо.

Во втором заведения, которое находится все на той же авеню Мухаммеда Пятого в конторе с названием “Каса Луис”, обстановка иная, существенно жизнерадостнее. И выбор шире. Вино и пиво присутствуют, но есть джин и виски, последнее — по цене $11,50 за 350 миллилитров. Нас соблазнили парагвайской персиковой водкой, которая обошлась в $15,30 за бутылку в поллитра. Водка оказалась отвратительной, но все равно была выпита на корнише — на французском это променад вдоль моря, набережная с фонарями и скамейками.

Продолжая тему напитков: в обеденное время — впрочем, как и во всякое другое — доступны соки. Их много разных, плюс предлагаются разные смеси, и вы можете придумать свою. Апельсиновый — 90 центов, самый дорогой — из ананаса или папайи, $1,65 за кружку в 350 миллилитров.

Апельсины и мандарины — 65 центов за килограмм.

Что делать в Дахле? В общем-то, ничего, за исключением разве что того, что сидеть на набережной и смотреть, как океан бьется волнами об африканский высокий желтого цвета берег. Это красиво.

В центре, как раз начиная от проулка за гостиницей “Сахара”, функционирует в вечернее время рынок. И если вы в Мавританию так и не соберетесь, то здесь можно купить всякие тамошние штуки — бубу, расшитые панталоны, рубашки. Мы купили трехметровый кусок черной материи на тюрбан — $3,80.

Отъезд

От площади со стелой в честь полуострова до аэропорта — минут двадцать пешком. Если идти неохота, то полдоллара на такси — их много. Аэропорт новехонький — все блестит и сияет. Туалеты и справочная служба работают. И это при том, что есть только один рейс в день — в Касабланку. Билет на одного в одну сторону стоит примерно 120 долларов и был куплен нами по интернету в Нуакшоте. Уже в аэропорту выяснилось, что билет можно купить прямо сейчас, за полчаса до начала регистрации. Будет дороже долларов на десять.

Приятная неожиданность аэропорта в Дахле — дьюти-фри с алкоголем. Правда, спрашивают, летишь ли ты транзитом через Касабланку — да, сказали мы и показали билет на Рим из Марракеша, по которому должны были улетать через три дня. “Бьен”, — сказал продавец, и мы обзавелись бутылкой виски.

На проводы пассажиров приезжают многочисленные друзья и родственники в национальной одежде, что на фоне сияющих интерьеров аэрозала выглядит занятно. Еще и в том смысле, что аэроперсонал тоже всех знает и со всеми здоровается.

Западносахарский транзит

Для него нужно время. Чтобы можно было проехать по всей этой части суши. Или еще лучше — добраться мавританским железнорудным поездом до Зуэрата и въехать на территорию за “Маррокканской стеной” — туда, где находится Полисарио. Но что делать, если времени нет? Тогда надо лететь самолетом до или из Дахлы — потому что лучше транзитного места для въезда или выезда из Мавритании нет. К тому же путь через Дахлу будет самым дешевым. И можно, в принципе, этим городом в Западной Сахаре и ограничиться. Потому что именно здесь можно почувствовать самое главное для этого угла мира.

Дахла — это место, где все кончается. Ведь на многие километры от города ничего нет, разве что пролетит муха или проплывет стая сардин. Здесь край мира, и только ради этого можно приехать сюда транзитом. Постоять на краю.


Земля впереди — полуостров, на котором находится Дахла

Ссылки

Интерактивные карты и спутниковые снимки границы на пути из Нуадибу в Дахлу, Дахлы и Западной Сахары.

Имена собственные

Атлантический океанAtlantic Oceanмарокканский дирхамMoroccan dirham
АфрикаAfricaМароккоMorocco
БельмондоJean-Paul BelmondoМарракешMarrakech
бубуboubouМухаммед ПятыйMohammed V of Morocco
ГвинеяGuineaНигерияNigeria
ДахлаDakhlaНуакшотNouakchott
Западная СахараWestern SaharaРио-де-ОроRio de Oro
ЗуэратZouerateСАДРSADR
Испанская СахараSpanish SaharaСамаркандSamarkand
Канарские островаCanary IslandsСахараSahara
Каса ЛуисCasa LuisСахара реженсиSahara Regency
КасабланкаCasablancaСегиет-эль-ХамраSaguia el-Hamra
кебабkebabСенегалSenegal
крепcrepeтаджинtajine
кус-кусcouscousтропик КозерогаTropic of Capricorn
лё фишle fisheтропик РакаTropic of Cancer
Лоунли плэнетLonely Planetфронт ПолисариоPolisario Front
МавританияMauritaniaхарираharira
МалиMaliЭль-АюнEl Aaiun

дальше: Западносахарские фотки (300 КБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/mark/zapsahara.html

авторские права: © Марк Олейник, текст, фотографии, 2012–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2012–2017

обратная связь: markoleynik@hotmail.ru, sergei@zharov.com