Африка. Северо-Запад
Часть 2. Мавритания

Введение

Может сложится впечатление, что государство Египет находится не в Африке. Ведь рядом с ним — Саудовская Аравия и Иордания, а курорты носят арабские названия. И арабы, скорее всего, живут не в Африке, потому что в Африке живут негры. Совершенно очевидно. Хотя Египет в основном находится именно на этом континенте.


Жук в Сахаре

С другой стороны, с географией африканских стран вообще плохо. Могу предположить, что мало найдется людей, которые с уверенностью скажут, в какой именно части Африки находятся Габон, Чад или какая-нибудь Мавритания.

Хотя как раз с севером Африки все достаточно несложно, потому что она заселена арабами или, во-всяком случае, не неграми. И говорят здесь на разных диалектах арабского. И в самой северо-восточной части континента находится Египет, а в самой северо-западной — Марокко. Которое далее переходит в Западную Сахару, южнее которой как раз и лежит Мавритания. Ниже которой уже Черная Африка.

Для того чтобы поехать в Мавританию, есть несколько совершенно очевидных поводов. Во-первых, это страна, где можно без проблем заехать вглубь Сахары километров на пятьсот и походить там. Во-вторых, в этой самой глубине Сахары находятся старые города, среди которых Шингетти, который считается седьмым священным городом в исламе. Через этот город шли караваны с золотом, слоновыми бивнями, черными невольниками и прочим. Как пишут, Мавритания — это страна, где на данный момент вполне обычным явлением является рабство. Что безусловно будоражит воображение. Наконец, именно в Мавритании находится место, где зимуют наши европейские птицы, — и это тоже интересно.

Вот так мы с Мариной отправились смотреть на Сахару.

Историческая справка

Провинция Мавритания существовала в римской империи и состояла из двух частей — западной и восточной. Западная Мавритания, судя по карте, находилась там, где сейчас находятся Марокко и Западная Сахара. Нынешняя Мавритания находится ниже Западной Сахары и кроме прочего знаменита в прошлом тем, что на ее территории некто Абдулла ибн Ясин распространил ислам и организовал среди берберов движение “морабитов”, которые в испанской транскрипции превратились в “Альморавидов”. Это название получила в результате династия, которая много чего завоевала в Магрибе. А также в Испании. Это случилось к 1090 году.

Для ясности напишем, что красивым словом “Магриб” традиционно обозначаются государства, лежащие на севере Африки налево от Египта. То есть Ливия, Тунис, Алжир, Марокко, Западная Сахара и Мавритания. Из одной из этих стран, вероятно, происходил “злой магрибинец” — негодяй-колдун из фильма-сказки “Волшебная лампа Алладина”. А само слово “магриб” означает “запад”.

В Магрибе можно найти туарегов, берберов и бедуинов, одним из которых по происхождению мог быть злой магрибинец. Интересно, что вот хотя бы в моем воображении все эти три названия всегда сливались в некий образ человека в тюрбане, с замотанным лицом, одетым в нечто широкое и развевающееся, который скачет куда-то на диком верблюде.

Что на самом деле? Итак, туареги — это одно из берберских племен, которые кроме прочего имеют свой шрифт и обычай полностью закрывать лицо, оставляя лишь отверстия для глаз. Далее берберы, которые оказываются населением Магриба от Египта до Мавритании, и которые являлись аборигенами этих мест до прихода в седьмом веке нашей эры арабов. Ну, и наконец бедуины — в арабской традиции просто кочевники, в отличие от жителей городов. Первоначально — арабы Аравийского полуострова, позже — любые кочевники, имеющие отношение к арабам, хотя бы за счет языка. То есть получается, что туарега можно назвать бербером и бедуином, бедуина — бербером, если, конечно, он может проследить свои доарабские корни, но самое главное — любого гражданина, скачущего по пустыне, можно назвать бедуином — было бы у него некоторое знание арабского и дикий верблюд.


Мавр

Таким образом, наш злой магрибинец под категорию бедуинов, увы, не подходит, так как, если судить по фильму, он обходился без домашних животных.

Заканчивая про Альморавидов, добавим, что править им долго не пришлось, так как их вытеснили Альмохады — носители еще более радикальных и воинственных исламских идей. И тоже на короткое время, так как испанцы собрались с силами и погнали мусульман с Пиренейского полуострова, окончательно разбив Альмохадов в 1273 году. К слову сказать, получается, что арабское иго длилось в Испании начиная примерно с 711 года, то есть более чем пятьсот лет, и оставило в наследство многочисленные здания в мавританском стиле, который, понятное дело, придумали мавры. Или по-другому — мавританцы.

К слову сказать, “маврос” в переводе с греческого означает “черный”.

Маршрут

Касабланка, Нуакшот, Шингетти, Нуакшот, Нуадибу, Дахла, Касабланка.

Виза

Вариантов имеется два, в зависимости от наличия у вас времени. Вариант бюджетный подразумевает посещение мавританского консульства в марокканском Рабате, где за 42 доллара в течение по разным сведениям от одного до трех рабочих дней вы визу получите. Нужны две фотографии и анкета, которую предстоит заполнить на французском языке.

Вариант второй — получение визы в Москве. Посольство находится в Большом Саввинском переулке, в 21-м доме. Телефон — 499 245–11–76. Работает с понедельника по пятницу с 11 до 15. Стоимость визы — около 90 долларов, оплата рублями обязательна — 2700. Анкеты дублируются на английском и русском, так что заполнить не сложно. Две фотки. Могут сделать на следующий день, если попросить. В нашем случае Марина относила и мой паспорт тоже, из чего следует, что всей компанией можно не приходить.

Я нашел единственный отчет по поводу получения визы в Москве, где автор написал, что в его случае дело ограничилось только фото и анкетой. В нашем — потребовали бронь гостиниц. Я обратился во все спальные заведения в Нуакшоте и Атаре, какие только имели электронный адрес, и получил два ответа, в которых подтверждалось, что мы забронировали номера в этих местах. Распечатка консула удовлетворила.

Про визу надо помнить, что она действует в течение месяца с момента выдачи.

Валюта

Называется угия, и за один евро в момент нашего пребывания в стране давали от 350 до 380 угий. Надписи на монетах и купюрах сделаны в том числе и понятными обозначениями, но знать настоящие арабские цифры не помешает.


Тысяча мавританских угий

На одной из центральных улиц Нуакшота — имени генерала де Голля — множество обменников, банков и просто менял. Комиссии нигде нет, но курс в нескольких местах спросить надо — может отличаться. Вообще, чем дальше от столицы, тем курс хуже, и, например, в Атаре больше чем 370 угий за евро давать отказывались. В Шингетти курс был 350.

Психологически деньги менять лучше не на улице, потому что на улице можно потратить много времени. Попытки обмануть выглядят несложно, даже как-то по-детски, но происходит все очень медленно, что вызывает скуку и раздражение.

С чем мы столкнулись.

Меняла отдает деньги, сложенные в пачки, каждую из которых надо развернуть и пересчитать, на что уходит время, пока в конце не обнаруживается, что купюр меньше, чем надо. Тогда меняла добавляет несколько, но опять в сумме меньше, чем должно быть. Дальше начинаются уверения, что это хороший курс, несмотря на то, что договаривались о другом, звучат слова о том, что недоданный остаток — это комиссия, хотя ее отсутствие также оговаривалось первоначально. Потом следуют звонки по телефону кому-то — наконец, вы вырываетесь, делаете два шага, к вам подходит следующий человек, и все начинается сначала.

Кроме евро свободно обмениваются доллары, которыми, как и евро, кое-где можно заплатить — мы, в частности, несколько раз платили за гостиницу и один раз за международное такси в Западную Сахару.

Если вы, как и мы, прилетите в аэропорт Нуакшота ночью, важно иметь ввиду, что обменного пункта там нет. Поэтому лучше поменять деньги хотя бы на такси в какой-то предыдущей стране. Как нам сказали, монеты евро здесь не в ходу, и заплатить ими, вероятно, не получится. Можно пробовать доллары, конечно.

Курс обмена доллара — 280 угий за один.

В обратном направлении угии меняются в тех же обменных пунктах. Курс, который мы видели, — 395 угий за евро.

Язык

На вежливое мусульманское приветствие “салам алейкум” вам практически в ста процентах случаев также вежливо ответят “валейкум салам”. Изредка, в гостиницах, обменных пунктах и просто на улице можно найти тех, кто говорит на английском. В остальном, если вы владеете арабским, тогда все хорошо, если нет — придется учить французский. Вариант — испанский; как оказалось, в Мавритании кое-кто его знает.

Кстати, об этом есть пост на форуме “Лоунли плэнет”. Там некий англоговорящий человек предупреждает всех, что анкеты в мавританском консульстве в Марокко только на французском. То есть проблема не только у русских, и к ней надо как-то подготовиться. Как? Вот список слов и выражений, которые могут хоть в чем-то помочь.

Комбьен? — сколько? Комбьен ля кутч? — сколько это стоит? Эн, дё, труа, катр, сэнк, сиз, сет, вит, нёф, дис — 1–10. Миль — тысяча, са — сто. Числительные лучше выучить хорошо, потому что цены будут произносить на французском в девяноста процентах случаев, что значит, что вам не только надо будет их понять, но и что-то сказать в ответ, если захотите поторговаться. Можно, конечно, пользоваться карандашом с бумажкой или калькулятором, но, ей богу, выучить проще.

Шер — дорого. Тро шер — слишком дорого. Мое личное открытие во французском: получается “мон шер” — это “мой дорогой”.

Же не парле па франсе — я не говорю по-французски. Во многих случаях помогает прекратить дискуссию по любому поводу. Кстати, еще лучше помогает переход на русский — интерес к продолжению беседы исчезает практически сразу. Годится, например, если неохота объяснять, что предлагаемая вам вещь не нужна.

Шамбр пюр дю персон — комната на двоих. Дан — внутри. Туалет — туалет. Душ — душ.

Такси — такси. Вуатюр — автомобиль.

Дю бье, силь ву пле — два билета, пожалуйста.

Аве ву … ? — есть ли у вас … ?

Комбьен ирà? — во сколько поедем?

Комбьен вьен дро? — во сколько приедем?

Оберж — постоялый двор. Отель — это отель, дороже и другого класса.

Дальше — насколько у вас хватит терпения. Но. Ситуация, с которой мы столкнулись, оказалась своеобразна в том смысле, что во всех странах, где мы были до этого, за исключением Франции, так или иначе ощущалось стремление понять тебя, показывай ты хоть жестами, хоть говори на том же русском. Французская и мавританская ситуация оказались аналогичны. Вы говорите по-французски? Нет? Пуркуа?

Неожиданна оказалась ситуация в Нуадибу. То есть я слышал, конечно, что коль скоро в этом месте ловят рыбу и российские суда, то можно встретить как соотечественников, так и аборигенов, которые выучили русский. Мы встретили троих. Это к тому, что оказавшись в Нуадибу, нормально спросить, говорит ли человек по-русски. Особенно вблизи порта или если понятно, что он имеет отношение к морю. Например, торгует на рынке, где сети, поплавки и прочие якоря.

Время

Меньше, чем в Москве, на четыре часа.

Погода

В конце февраля в Нуакшоте и Нуадибу около 25 градусов тепла днем, ночью — градусов восемнадцать–двадцать. В Сахаре — днем до 35 и, вероятно, даже больше, ночью — градусов пять–восемь — то есть совсем холодно. Это к тому, что мы брали с собой термобелье и теплые фуфайки с демисезонными куртками. Так вот, надев на себя все, что было, и укрывшись шерстяным одеялом, ночью в пустыне мы мерзли. Что касается дня — обязателен крем от загара. Солнце нешуточное.

Подходящее время для посещения Сахары — с ноября по февраль. В остальное время сдохнете.

Прибытие

Есть два стандартных пути попасть в Мавританию из Марокко, въезд в которое для граждан России безвизовый. Либо как-то добравшись до западносахарской Дахлы (можно долететь из Касабланки либо доехать на автобусе), потом пересечь границу на такси и въехать в Нуадибу. Либо из той же Касабланки лететь в Нуакшот. Обладатели шенгенской визы прежде могли прилететь в Мавританию из Парижа или Марселя, воспользовавшись услугами чартерной авиакомпании “Пуан-Африк”, но как нам сказали в конторе “Мавританских авиалиний”, у компании сейчас проблемы и рейсов в Мавританию нет. А ведь были даже в Атар.

Мы воспользовались вторым вариантом. Полетели из Касабланки в Нуакшот. Стоимость билетов в один конец — 595 долларов на двоих. Это рейс “Роял эйр Марок”. Длительность полета — около трех часов, в дороге кормят. Прибытие — в половине первого ночи. Аэропорт грандиозного впечатления не производит, но это и не странно, учитывая, что в составе “Мавританских авиалиний“ всего несколько самолетов. До паспортного контроля необходимо заполнить карту прибытия на французском, но там более или менее все понятно. Какие-то люди в военной форме вроде бы осматривают багаж, в наличии есть даже рентгенкамера для багажа, но нашими вещами никто не заинтересовался.

Есть туалет, обмена денег, как я уже говорил, нет. Так же как и толпящихся у выхода таксистов. То есть их вообще нет. Мы взяли рюкзаки и пошли в ночь. Идея была в том, чтобы поймать какую-нибудь машину, которая довезла бы нас до места ночлега. Случилась неожиданность — некий человек в аэроформе, который собирался уезжать, когда мы проходили мимо, не только говорил по-английски, но и оказался — вот чудо! — по совместительству владельцем ресторана недалеко от того места, которое нам было нужно. Короче, он довез нас. Бесплатно. Если верить “Лоунли плэнет”, то рейс из аэропорта до центра встанет в $3,50. Если отойти в сторону, то в $1,10.

Нуакшот

Может быть, дело было в том, что мы впервые увидели город ночью. А еще точнее, сначала мы увидели его с высоты, когда самолет садился. Город оказался здоровенным, с горящими кое-где фонарями, одинокими машинами и широкими улицами. А теперь представьте себя на этих самых широких полутемных улицах с одинокими машинами, улицах, которые по краям обсажены одноэтажными домами, больше похожими на ларьки. Плюс полное отсутствие деревьев. В общем, не страшно, но как-то странно.

Мы добрались до места, где планировали остановиться. Оно называется “Мезон д'оте Желюа”, и упоминание о нем есть в “Лоунли плэнет” по Мавритании. Там оказался свободный номер, но не успели мы разложить вещи, как явились люди, его забронировавшие. Пришлось начинать все сначала.

Пара слов о гостиницах в Нуакшоте. Их на удивление много, но все это отели, где цена номера на двоих будет в лучшем случае в районе долларов восемьдесят пять. Более гуманных мест всего несколько. “Оберж дю Сахара” рекламируется как самое бюджетное место — было отвергнуто нами, потому что находится на трассе Нуакшот–Нуадибу, следовательно, требовались дополнительные усилия, чтобы найти его, к тому же дальше мы собирались ехать совсем в другую сторону. Как пишут, комната на двоих — около 17 долларов. Душ в коридоре. Второй вариант — “Оберж Мената”, наверное, самое известное бюджетное место в Нуакшоте, которое дополнительно было знаменито тем, что им управляла некая Оливия, у которой можно было почерпнуть всякую местную информацию. Увы, к моменту нашего приезда стало известно, что Оливии в “Менате” больше нет, а есть ее бывший муж по имени Малу. Кстати, именно он прислал одно из тех подтверждений бронирования, которые позволили нам получить визу.

Лучшие отзывы были о “Мезон д'оте Желюа”, который я уже упоминал, и как показало расследование, управляла им все та же Оливия.

Короче, именно оттуда нас выселили, и было жаль, потому что номер был хорош — уютный, из двух комнат, с какими тряпочками, барабанами, удобствами внутри — в общем, именно то, чего хотелось после длинного дня, в котором был переезд из Марракеша в Касабланку и перелет. Цена оказалась не самой маленькой — 42 доллара, но было уже наплевать.

Наш добровольный провожатый, оказывается, не уехал и терпеливо довез до следующей гостиницы, где оставил нас одних. Дальше были блуждания по центру Нуакшота в районе двух часов ночи и исследование нескольких попавшихся гостиниц, где цены нам не понравились. В городе было пусто, за исключением нескольких военных, которые стояли посреди дороги.

Наконец нам подвернулась машина, человек в которой знал, где находится “Оберж Мената”, и отвез нас туда, не взяв денег. К слову сказать, оказалось, что мы были от нужного места буквально в нескольких кварталах.

Итог — мы получили комнату с удобствами за 28 долларов, где и переночевали. Там же можно переночевать в номере общажного типа или на матрасе на крыше за, как пишут, семь и девять долларов соответственно. Есть двор. Есть завтрак — багет, скромное количество варенья и чашка кофе за $1,80. Что касается “Мезон д'оте Желюа”, то там в прейскуранте есть три цены — 30 долларов, 36 долларов и 42 доллара. Завтрак тоже есть, но не исследовался.

Последнее место можно безусловно рекомендовать, потому что чисто, уютно, рядом магазины, места, где можно поесть и даже выпить, что для Мавритании вообще редкость. Имеется бесплатный интернет и доступный для всех компьютер. “Мената” более спартанская, но тоже все есть. И магазины, и рестораны, и обменники. Вообще, оба места находятся рядом с авеню генерала де Голля, недалеко друг от друга.

Мы нашли еще одно заведение через дорогу от “Менаты”, буквально в двух шагах, если потом двигаться вправо, в сторону главного рынка. Цены и условия такие же. Вполне вероятно, город в отношении жилья недообследован.

Уезжая из “Менаты”, мы столкнулись с явлением, которое раньше нам не встречалось. А именно — заплатив деньги некой чернокожей барышне из обслуги, которую мы предварительно, спросили кому платить, и отдав ей же ключи, мы пошли прочь, но недалеко. Чернокожий юноша догнал нас и попросил показать комнату. Мы показали. Далее он не отставал от нас, пока мы искали такси к автовокзалу на Атар, и даже порывался сесть с нами в машину.

Самое удивительное началось на автовокзале, где среди водителей оказались два джентельмена, которые жестами объяснили, что мы не заплатили, и что надо вернуться. Водители кричали, дергали нас за одежду, джентельмены были несколько агрессивны, а объясниться не получалось. Пока они не позвонили кому-то, кто говорил по-английски. Который тоже настаивал, что надо вернуться. Тогда мы предложили обратиться в полицию, чтобы та нашла нужную барышню. Не с первой попытки, но конфликт был исчерпан. Как видно, нашлась барышня, так как к нам подошли и сказали, что все в порядке.

Суть. Деньги надо отдавать только самому главному, потому что, как нам объяснили, персонал может деньги взять и просто исчезнуть. Либо надо просить расписку.

Еще. По поводу поиска нужных мест. Водители в основном знают “Менату”, а “Мезон д'оте Желюа” не знают. Как найти? Вариант первый — доезжать до “Менаты”, дальше спрашивать. Идти минут двадцать. Вариант второй — ехать до большой гостиницы “Тфейла” на авеню генерала де Голля. Через дорогу от нее — супермаркет, мимо которого надо пройти перпендикулярно авеню и двигаться до заасфальтированной дороги, которую пересечь, а на следующей, уже незаасфальтированной, свернуть налево. Миновав еще одну дорожку без гудрона, слева вы увидите длинный бетонный забор, на краю которого будет расписанная красным и желтым металлическая дверь за деревьями. Это и будет “Мезон д'оте Желюа”. Вывески нет. Места лучше бронировать заранее — гостиница популярная.

Еда. Вполне себе марокканская, то есть суп харира из бобов, нута и вермишели с овощами, таджин, кус-кус. Жареная рыба. Все это вкусно и харира стоит $1,10, жареная рыба и таджин — $3,70 доллара. Из невиданных прежде вещей — “дибитери”, это и название заведения, и собственно пища, которую в нем готовят. А готовят здесь мясо.


Дибитери

Сначала вы говорите, сколько мяса хотите. Мы попросили полкилограмма, что обошлось в четыре доллара. В нашем случае это была баранина. Нужное количество отрезают от большого куска, потом режут на маленькие, потом заворачивают в толстую бумагу. В которой и запекают на углях. Все происходит стремительно, и через десять–пятнадцать минут мясо готово. Почти готово, в том смысле, что розовое кое-где. Поэтому если вы любите совсем готовое, надо это сказать или отправиться погулять не на пятнадцать минут, а на полчаса. Как бы то ни было, а дибитери — это аттракцион. Мне приходилось видеть, как что-нибудь запекают в бумаге в духовке, но вот чтобы в бумаге готовили на открытой жаровне — никогда.

Есть магазины. Где все не очень дешево, но если вдруг захочется чипсов или, напротив, молока, то путь будет лежать сюда. Литровая бутылка воды без газа — 37 центов. Поллитра молока — $1,10. Не пропустите верблюжье молоко — как я читал, его разливают прямо в Нуакшоте, на линии, которой владеет какая-то белая тетенька. Пишут, что молоко очень полезное, да и вообще интересно. Поллитра — 74 цента. Из других экзотических вещей — сок гуаявы или молоко в смеси с дынным соком. Есть разное печенье, газированные напитки, нарезанная колбаса в упаковке — словом, то, что можно взять с собой. Недалеко от “Мезон д'оте Желюа” есть два супермаркета с полным набором продуктов.

Отдельная история — хлеб. Французы оставили после себя традицию изготовления багетов, и багеты есть. Не хуже, чем во Франции. Большой — 37 центов, маленький — вполовину меньше и настолько же дешевле.

Алкоголь. Запрещен для ввоза, так как страна мусульманская. Мы ввезли литр рома в бутылке из-под колы. В этом был риск, и хорошо заранее знать, что будет когда поймают. Если же не хотите рисковать, но все-таки захотите выпить, то рядом все с тем же “Мезон д'оте Желюа” мы обнаружили заведение под названием “Салун”. Функционирует вечером. Внутри дают еду, полно белых героев-путешественников, а за стойкой — две разбитные негритянские девицы и алкоголь. Есть виски, джин, водка и пиво. Стоимость за порцию крепких напитков одинакова — пять евро. Место пользуется популярностью.

Отдельный разговор — это еда в старых сахарских городах, где столовых нет. Можно, конечно, заказывать еду в месте, где вы будете ночевать, но вряд ли это будет дешево. Выход — рыбные консервы из соседнего Марокко — банка сардин за 75 центов, — багет за 37 центов и бутилированная вода.

Что делать в Нуакшоте? Можно походить по улицам — будет много солнца, много людей, многие же из которых живописно одеты, много пыли при том же странном ощущении, что при таких низких домиках по краям проезжие части могли бы быть и поуже. В городе есть музей и мечеть, которые можно посетить, но вот мы не посетили, а отправились на Гранд-Марш — центральный рынок — и Пор-де-Пеш — рынок рыбный.

Первый аттракцион находится на пересечении авеню генерала де Голля и авеню Абделя Насера. Гранд-Марш состоит из двух частей. Одна — под открытым небом, где ничего интересного нет, другая — в трехэтажном здании, на первом этаже которого как раз и стоит провести время. Потому что здесь торгуют всякими сугубо местными штуками. Во-первых, это традиционные наряды мавританских мужчин, одна из частей которого, “бубу”, — совершенно немыслимая вещь, что-то вроде огромного пончо, нижние концы которого соединены между собой по бокам, а на груди сделан большой карман почему-то под левую руку. В отличие от латиноамериканских плащей, штука эта делается из какого-то плотного хлопчатобумажного материала белого, голубого или синего цвета с разводами и украшена в некоторых местах замысловатой вышивкой. К бубу прилагаются штаны из такого же материала и тоже с вышивкой, либо нечто вроде огромных трусов, которые плотно охватывают ноги чуть ниже колена и в поясе, посередине представляя из себя шар. Каждое из этих изделий стоит в районе 10–15 долларов в зависимости от вашего умения торговаться.

Женская половина в плане одежды представлена кустарным образом окрашенными, а может быть, и кустарным образом сотканными кусками материи величиной два на четыре метра примерно. Из которых местные тетеньки сооружают платья. В смысле, не шьют, но заворачиваются в них. Материя очень разнообразная и красивая. Глаз не оторвать. Стоит порядка 15 долларов за полотнище. Кроме того торгуют кольцами, браслетами и прочей канителью, самая интересная из которых, как мне кажется, — это кисеты.

Представляет из себя расписанный кожаный чехол размерами примерно 10×4 см, куда насыпается табак и помещается трубка. Таких трубок я еще в своей жизни не видел. Потому что по внешнему виду это самый обыкновенный мундштук, только почему-то с очень коротенькой частью, предназначенной для сигареты. Ответ в том, что сигарета туда не вставляется, а набивается табак, который и курится. Стоит около четырех долларов.

Аттракцион номер два — это Пор-де-Пеш, по-русски — Рыбный порт, рыбный рынок на берегу Атлантического океана. Конечно, я бы туда поехал только ради океана, но заодно обещали разноцветные лодки, из которых выгружают рыбу, все бегают, кричат — оживление.


Базар

Что мы обнаружили. Рынок есть. Продают много всякой рыбы, в том числе здоровенной, что радует глаз. Рыбу тут же разделывают, рубят на куски огромными ножами — интересно. Почему-то именно в этой части Нуакшота мы впервые обнаружили множество негритянских тетенек в радостных нарядах, на которых приятно было смотреть. Разгадка, вероятно, в том, что сами мавританцы все-таки предпочитают баранину, отчего рыбу ловят, но едят не очень.

Лодки в наличии. Действительно расписные и вообще живописные. Их много — целые шеренги.


Рыбацкие лодки

В принципе, как написано, в период с четырех до шести часов пополудни рыбаки должны прибывать и вместе со встречающими создавать то самое оживление. Мы приехали в пять часов, и при нас пришла только одна лодка. Да, улов быстро вытащили на сушу, и столпились покупатели. Если умножить такую картину, например, на сто, и вправду может быть интересно. Вывод — приезжайте раньше.

Океан, как и вообще любое большое количество воды, — штука красивая в любой момент, поэтому я засучил штаны и с удовольствием залез в него. Вода холодная, хотя солнце и жарило весь день, — не искупаться.

Ехать до рыбного рынка на такси от центра минут пятнадцать–двадцать, и стоит это в районе двух долларов.

Транспорт. Городской представлен такси. То есть проезжают, конечно, какие-то автобусы, в которых есть люди, но разбираться с тем, как на них куда-то добраться, совсем неохота. Сами такси делятся, как и в Марокко, на “пти” — городские — и “гранд” — междугородние. Однако если в Марокко эти такси различаются еще и внешне — “пти” — действительно небольшие машинки, а “гранд” — старые громоздкие “мерседесы”, — то в Нуакшоте мы собственно такси со значком не видели. Еще проще: такси в Нуакшоте, как и в Москве — любой легковой транспорт.

Остановив машину, неплохо попытаться понять, уяснил ли водитель, куда вам надо, знает ли он это место. Потом торгуйтесь. Стоимость поездки по городу — $0,36–$1,80, однако разброс цен у разных водителей может быть существенным. Например, мы спросили в гостинице о цене до автовокзала на Нуадибу и услышали, что она в норме равна 72 центам. Водители остановленных подряд шести экипажей называли цены от $1,80 до $3,70, с чем и уезжали. И лишь на седьмой машине мы уехали сами за полтора доллара.

Тут, наверное, самое место поговорить о том, как торгуются в Нуакшоте, да и вообще в Мавритании. Нет, не то чтобы не торгуются совсем, но, во-первых, особой охоты к этому спорту не проявляют, как в других странах, где торговля выглядит, как азартная игра с обеих сторон, а во-вторых, с какой-то цены жестко настаивают на своем, теряя интерес к покупателю. Еще одна особенность, с которой мы столкнулись именно в Мавритании, заключалась в том, что очень часто невозможно было сразу определить, кто же именно является владельцем товара, водителем такси на автовокзале и так далее. Вокруг образовывалось несколько человек, каждый из которых громко объяснял что-то, дергал за одежду, словом — вызывал на разговор. После же оказывалось, что у собственно владельца свое мнение. Короче, ищите главного, а то можно потерять время и деньги.

По ходу поездки в такси будут подсаживать других пассажиров — это нормально. То же верно и в обратную сторону, то есть нормально тормозить машины, в которых уже кто-то сидит.

Нуакшот–Атар

“Гараж Атар” — автовокзал, откуда уходят машины в Атар, главный город провинции Адрар, самого, вероятно, интересного места в Мавритании, — достигается из центра на такси за $1,10. Стоят несколько машин — впрочем, их вообще много вдоль дороги в этом месте, плюс группа аборигенов в бубу.

Машины традиционно уезжают после заполнения. То есть надо четыре человека, а если ждать неохота — платите за всех. Цена одного места — $14,70. Ехать пять с половиной–шесть часов с получасовым привалом на чай, туалет, какую-нибудь еду в поселке Акжужт среди пустыни. В остальное время скорость — сто и больше километров в час. Когда будете садиться в машину, посмотрите, с какой стороны солнце. Дорога идет по прямой, и если сторона выбрана неправильно, за пять–шесть часов вы можете испечься.


Ресторан в Акжужте

Что интересного в дороге? Все, потому что вы будете шпарить по Сахаре и немаленькие песчаные холмы появятся уже в двадцати–тридцати километрах от города. Правда, в этом пути особых песчаных круч вы не увидите, но увидите разнообразие пустыни — и песок, и высохшую глину, и каменистые участки. По пути встречается много верблюдов, палатки кочевников и огромное количество автомобильных покрышек по краям дороги.

Про верблюдов. Долго в дороге вспоминал, как называются двугорбые верблюды. С трудом вспомнил, что “бактрианы”. Ну так вот, в Сахаре их нет. Все встреченные были “дромадерами”, то есть одногорбыми. Среди них не один раз — белые. И много маленьких юных верблюдов. Видимо, мы попали в родильный сезон. На обратном пути из Атара, когда, как видно, верблюдов собирали на ночь, мы впервые увидели их стада. То есть по 20–50 штук за раз и более.

Про “лё фиш”. “Le fiche” переводится с французского как “карта”. Однако именно такую надпись вы увидите на бланках прибытия и убытия как в Мавритании, так и в Марокко. И именно бумажку с таким названием у вас будут просить на всех блокпостах, которых в пустыне много. Варианты — можно сделать много ксерокопий первой страницы паспорта, но тогда, возможно, такую страницу будут требовать у всех членов вашей компании — ведь там есть фото. Кроме того, вы вряд ли избежите вопросов о вашей национальности, профессии и так далее. Поэтому вот другой вариант, который рекомендую.

Берете форму для получения шенгенской визы на французском языке (есть на сайте московского посольства Франции) и, пользуясь тем, что названия граф дублируются на английском, заполняете и печатаете бумажку со своими данными. Указание профессии, имени отца и настоящего адреса — обязательно. Кроме, понятно, заполнения всех остальных, обычных граф. Что-то можно опустить. Далее помещаете все, что получилось, на листок формата А4 и сверху пишете “le fiche”. Отдавать в руки вооруженным людям на блокпостах. Мы приготовили отдельные листки на меня и Марину, но брали у нас только один. По дороге в Атар мы миновали 14 блокпостов. Делайте выводы.

Кстати, когда стало понятно, что листочков может не хватить, мы написали несколько штук от руки — тоже сошло.

В Атар мы приехали к заходу солнца и оказались, предсказуемо, в “гараж Нуакшот”. Который так же никаким образом на автовокзал не походил. Просто пыльная площадка и несколько машин на ней.

Атар–Шингетти

Конечно, мы устали после переезда, но солнце неуклонно садилось, и мы подумали, что если останемся, то просто потеряем время в Атаре. И ничего уже не увидим сегодня, а обыкновенно отправимся ночевать. Мы обратились к группе местных граждан, один из которых говорил по-английски, и узнали, что в Шингетти можно уехать “прямо вот на этой машине”. По цене $7,35 с человека. Мы согласились.

В принципе, в Шингетти можно съездить на один день из Атара. Более того, таким был наш предварительный план. В том месте, откуда нам прислали второе подтверждение ночлега, помогшее получить визу, в заведении под названием “Баб-Сахара” (“баб” на арабском — “дверь”), можно взять в аренду джип с водителем и прокатиться. Стоит это в районе 67 долларов за четырехместную машину, включает в себя работу водителя, но не включает топливо. Имеется в виду цена за один день аренды. Таким образом, если иметь компанию из четырех человек, то затея становится вполне выгодной, даже если в финале придется заплатить долларов сто на всех.

Мы решили не быть пижонами, сели в машину… но она проехала всего несколько сотен метров, где нам был представлен другой человек, который говорил на английском, и он сообщил, что заплатить придется уже по $14,70 с лица, либо ждать час–полтора, пока появятся еще двое желающих доехать до Шингетти. Хотелось добраться сегодня, и после торговли, которая ничем не закончилась, мы поехали.

Все шло замечательно, пока на одном из очередных блокпостов мы не застряли надолго, а когда я пошел выяснять, в чем дело, выяснилось, что у нас появился попутчик — жандарм, которому тоже надо было в Шингетти. Водитель с жандармом принялись весело и громко болтать, слушать музыку, курить, на что мы отреагировали исполнением песен, просьбой выключить приемник и прекратить курить. Мавританцы реагировали, но не безупречно.

Шингетти находится от Атара в 80 километрах, ехать часа полтора–два. Дорога интересная, потому что идет через горы.

В полной темноте мы доехали до Шингетти, еще точнее — до “Оберж Ля Роз де Сабль”, “Постоялый двор «Роза пустыни»”, места, который нам порекомендовал человек в Атаре.


Рукописные координаты “Оберж Ля Роз де Сабля”

При расчете я напомнил водителю, что мы договаривались, что в машине нас будет двое. Он парировал тем, что местный обычай велит возить жандармов бесплатно. Ладно, сказал я и заплатил на $3,70 меньше, чем мы уговаривались.

Шингетти

Старых городов посреди Сахары на территории Мавритании несколько. Самые известные из них — это Вадан и Шингетти. Шингетти самый известный. И вроде как самый посещаемый. Тем более что в Атаре, как я уже упоминал, есть международный аэропорт. Казалось бы — грузи европейцев и вози их в пустыню. Однако несмотря на то, что был уже конец сезона — в марте становится совсем жарко, — туристов был не избыток. Трое жили вместе с нами в “Розе”, с другой группой из нескольких человек мы столкнулись в старом городе, плюс еще одну компанию вечером промчали мимо нас на джипе. Кстати, не исключено, что это наездом были атарские.

Зачем сюда ехать. Затем, что прежде этот город был первым на пути паломников в Мекку из всей Западной Африки. Следовательно, здесь было оживленно, и может быть, что-то эдакое вам удастся уловить. Представить. Хотя это и сложно. Далее, в городе есть второй в мире по старости постоянно используемый минарет — вы сможете его увидеть, и это — кто знает? — потрясет вас. Третье — кроме транзита паломников, этот город был одним из центров сахарской караванной торговли. Невольники там, золото с бивнями — все это здесь было. Пункт следующий — это живой город, который существует отнюдь не для туристов, и население его сильно увеличивается, когда сюда возвращаются бедуины, а постоянно здесь живет мизерное количество людей. Еще этот город заносит песок пустыни, и совершенно очевидно, что через некоторое время Шингетти на прежнем месте просто исчезнет. Пункт последний и основной — вокруг лежит Сахара.

Итак, была африканская ночь, и от хозяина заведения, которого еще в Атаре рекомендовали называть Шером, мы получили информацию, что мест нет, за исключением палатки, которую Шер называл тентом. Что, кстати, на английском и есть “палатка”. Сошлись на $7,35 за ночлег на двоих при условии, что в палатке кроме нас никого не будет (туда можно было положить еще пару бродяг), посмотрели на совсем низкий Млечный Путь над головой, на Большую Медведицу в совсем неожиданном месте, выпили рома и отправились спать.

В Сахаре ночью холодно. Поэтому если у вас будет возможность, то выбирать надо не палатку или комнату с кондиционером, что вроде бы логично, а напротив, что-то с каменными стенами — даже в жару внутри будет прохладно. А ночью — тепло. К слову, чтобы не обольщать воображение скажу, что убранство “Розы” (а вероятно, и всех подобных заведений) самое простое. Жилье в “Розе” — это несколько одноэтажных домиков с комнатами, где кроме низких лежанок и циновок просто ничего нету. Общие душ и туалет, раковина для умывания. Навес, под которым можно посидеть, покурить, поужинать, поболтать, и тот самый тент. Хотя, как пишут, в старом городе есть отель с вышколенным персоналом и ценой за комнату на двоих в 84 доллара.

Мы много бродили по старому городу, но ничего такого не видели. Возможно, это мираж, который привиделся составителям “Лоунли плэнет”.

Словом, можете искать, но если не жить здесь постоянно, то условия у Шера оказались вполне подходящими. Человек он оказался добродушный, с охотой отвечал на любые вопросы, торговался без всяких обид, сварил нам вкусную еду — можем это место рекомендовать. Комната в “каменном доме” у него обошлась в 11 долларов на двоих, кус-кус, который он нам сварил, — $7,35, и этим могло поужинать трое.


Обязательный снимок

Утром мы отправились в Сахару. Идти можно в любую сторону, тем более что вы уже идете по пустыне и в городе — асфальта здесь нет, под ногами песок, но лучше спросить, где именно “дюны”. Фокус в том, что большие красивые кучи песка есть с любой стороны, но с одной стороны они ближе и более картинные, что ли. Мы пошли ровно в противоположную сторону и добирались до такой же красоты часа два, хотя можно было уложиться и в час.

Что сказать? Это очень красиво. И можно было бы найти множество пылких слов, однако это просто надо видеть. Эти огромные песчаные бока Сахары.

Вечером мы снова пошли в пустыню, на этот раз более коротким путем. Ориентиром может служить дорога между новым и старым городом. Двигаясь по ней в сторону старого города, надо свернуть налево через поле. К слову сказать, пустое пространство между двумя частями Шингетти — не что иное, как высохшее русло реки.


Якобы самый старый действующий в мире минарет

Найти тот самый минарет в старом городе никакого труда не составляет, потому что он находится на краю поселения, на берегу этой бывшей реки, и хотя он невысокий, все остальные здания здесь все равно ниже. Сказано, что немусульманам путь внутрь мечети закрыт, но днем никого не было, мы открыли дверь в стене и походили. Да, штука интересная, как, собственно, и весь старый город, потому что дома здесь сложены насухую из колотого камня — как и минарет. Изредка попадаются деревья. Много коз.

Еще старый город Шингетти знаменит тем, что в нем есть библиотеки. Будто бы как раз начиная с тех времен, когда тут были сонмы паломников, в городе было много исламских ученых и много исламской литературы из разных концов мусульманского мира. Таких хранилищ старых книг мы обнаружили пять, и все они были закрыты. В одном нам пообещали, что человек будет в пять пополудни, но и в пять, когда мы вернулись, положение не изменилось.

Библиотеки легко обнаружить по табличкам на стене или каких-нибудь столбиках рядом со входом в стене. В конце концов мы нашли открытое место, но там был только совсем дряхлый дедушка. И только через какое-то время появился человек, который показал нам книги и денег за это не взял.


Книга, написанная Аль-Бухари — если это так, то ей цены нет

Что сказать — книги действительно старые, некоторые рассыпаются прямо в руках, и в первом месте хранились безо всякой упаковки на небольшой этажерке и в шкафу. В другом месте было более торжественно. Во-первых, с нас там денег попросили. Мы заплатили $7,36 на двоих, хотя, вероятно, сумма в два раза меньше тоже была бы нормальной. Во-вторых, дяденька показывающий выступил гидом и равлекал нас рассказами об истории Мавритании, чтением стихов на, как он уверял, каком-то мертвом языке, ну и собственно показом книг. В этой бибилиотеке все они оказались упакованы, за иключением нескольких, одну из которых он дал нам подержать и сказал, что она якобы написана рукой Аль-Бухари. Если то, что он сказал — правда, и книжку действительно написал Аль-Бухари, то это круто, потому что, вообще-то, это очень известный персидский богослов.

Шер обмолвился, что когда он отправляется в Нуакшот, то в Атар выезжает в шесть утра. Мы как-то пропустили это мимо ушей и выехали в восемь. И совершенно напрасно, потому что если бы мы выехали в шесть, то успели бы на микроавтобус до столицы.

— Шер, — сказали мы. — Оставьте нам ваш телефон. Мы его опубликуем. Может быть, кому-нибудь пригодится.

— Пожалуйста, — сказал он, и протянул бумажку. — Только я не Шер, а шейх. Шейх аулд Амар.

Вот телефоны шейха: +222-47466763, +222-27466763. И номер факса — +222-45400148.

* * *

Хорошо запланировать на старые мавританские города хотя бы дня три–четыре. Поболтаться по пустыне хотя бы два дня. Съездить в Вадан, там тоже есть интересные вещи — в частности, наскальные рисунки под городом. А если время останется, то добраться до Структуры Ришат — так называемого “глаза Сахары” — такой круглой штуки непонятного происхождения, которую хорошо видно из космоса.

Шингетти–Атар–Нуакшот

Конечно, надо было выехать в шесть. И уехать на микроавтобусе, который ушел в восемь. Но в одном отчете я прочел, что путешественника чуть на части не разорвали шоферы, которые хотели везти его из Атара в Нуакшот. Вот и мы ждали.

Бойких шоферов на месте не оказалось. Точнее, была одна машина, но не было желающих на ней ехать. Пришлось ждать. За это время мы посетили две транспортные конторы в округе, которые готовы были продать нам билеты до Нуакшота на очередной микроавтобус, уходящий в шестнадцать ноль-ноль. Пришлось ждать дальше. И это продолжалось часа полтора, пока не появился джентельмен, которому тоже надо было в Нуакшот. Теперь не хватало четвертого. И даже пятого, как заявил водитель. В качестве выхода нам предложили купить оставшееся заднее место, а переднему джентельмену заплатить двойную цену. И мы уехали из Атара.

Нуакшот–Нуадибу

Алгоритм прежний. Надо на такси доехать до “гараж Нуадибу” за $1,10. Где вы увидите автобусы. И большие, и микро. И толпу водителей, которые будут активно предлагать вам уехать вместе с ними. Накатавшись по пустыне на “мерседесе” — хорошая фраза для какого-нибудь 1988 года, — мы отказались и купили билет на ближайший более комфортабельный транспорт. К слову сказать, цена на наш микроавтобус и такси была одинакова — 22 доллара, дешевле только совсем большой автобус, но он идет на два часа дольше, как нам сказали.


Автобусный билет из Нуакшота в Нуадибу

В поездке нас развлекали кинопоказом — были песни, религиозный блок, где некий гражданин пересказывал Коран на фоне разных развалин и прочих пейзажей, и, наконец, фильм “Узник Гуантанамо”. Содержание последнего вкратце. Некий юный британский джентельмен пакистанского происхождения отправляется в гости к другу по маршруту Англия–Карачи–Кветта–Кандагар. По ходу перемещений он переоблачается в местную одежду, на голове у него кандагарская тюбетейка, вокруг ездят вооруженные дядьки в паколях, но пока все весело — типа, долгожданная встреча с другом. Интересно, что когда на экране появилась надпись “Кандагар”, джентельмены в нашем автобусе как-то задвигались и стали переговариваться — стало понятно, что это слово они и раньше слышали. Далее, возвращаясь к повествованию, наш парень как-то случайно оказывается уже в районе боев, вокруг валяются трупы, надпись на экране — “Кундуз”, где его за компанию арестовывают американцы и отправляют в тюрьму.

Ему снится пицца, Англия и мотороллер, но въяве вокруг злые американцы, которые орут на него и даже дают подзатыльник. Дальше не интересно, потому что довольно долго показывают, как он сидит в Гуантанамо, где его призывают признаться, что он повстанец, ну или сдать каких-то своих друзей. В смысле, что повстанцы — это они. Парень говорит “бул шит” и не сдается, потихоньку забывая о пицце и начиная интересоваться Кораном. Американцы Коран отнимают, пинают ногой — гады, в общем.

Через три года, так ничего и не доказав, его выпускают, и вот он уже герой и молодец, снова едет в Кветту, где все свои, а у него свадьба. В последних кадрах маленький сын героя куда-то бежит.

Это все к разговору об Аль-Каиде и безопасности в Мавритании. То есть перед поездкой были кое-какие сомнения, потому что на севере Африки эта самая Аль-Каида вроде как активизировалась, и были сообщения о похищениях людей. На форуме “Лоунли плэнет” есть сведения по этому поводу и есть ссылка на сайт человека, который специально собирает информацию в этом регионе.

Да, действительно, в Мавритании были убиты французские туристы, но это едва ли не единственный случай за последние десять лет.

Дороги и на Атар с Шингетти, и на Нуадибу, как я уже писал, утыканы блокпостами, так что эти два маршрута представляются совершенно безопасными. Попадались рекомендации не посещать юго-восток страны.

Напоследок. Во время покупки панталонов на Гранд-Марш в Нуакшоте продавцы довольно настойчиво стали выяснять у нас, откуда мы. “А, Россия, — сказали они услышав. — Хорошо! Мавритания и Россия — это хорошо! Америка и Израиль — Нет!”

По дороге в Нуадибу вам пригодятся “фиш”. Была одна остановка — на туалет, мечеть и бутерброд. Ехать около шести часов.

Нуадибу

Мне понравилось, что названия городов в Мавритании переводятся. “Нуакшот” — “место, где всегда дует ветер”, “атар” — место быстрых песков”, “нуадибу” — “логово шакала”. Хорошее название для какой-нибудь энергичной книжки.

При французах город назывался Порт-Этьен, и находится он на полуострове. Полуостров довольно большой, 70 километров, и Логово Шакала занимает ту его часть, которая ближе к материку. А та часть, которая ближе к океану, принадлежит Западной Сахаре — тут нет никакого ребуса, если понять, что граница проходит вдоль полуострова. Живут в городе около семидесяти тысяч человек, и, как я уже написал, некоторые из них знают русский язык — не то мавританцы способные, не то наши рыбаки настойчивы.

Нас довезли до “гараж Нуакшот”, откуда мы за $1,10 доехали до бульвара Медьян — это центр. Так же как и в других мавританских городах, понять, что это центр, невозможно, поэтому просто обращайте внимание на вывески — на этой улице есть несколько заведений, где можно переночевать. В порядке следования от автовокзала первым вы встретите заведение “Ба дю Леврие”, представляющее собой огороженный двор, стороны которого заняты бараком, где есть комнаты метров пяти в размере с лежанками на полу. Туалет и душ — отдельно. За комнату запросили 22 доллара и сказали, что ждут группу.

Более гуманное место — это “Кемпинг Абба”, где после торговли мы получили комнату с нормальной двуспальной кроватью и душем с туалетом за $14,70. По выходе со двора кемпинга направо находится марокканский ресторан, где за $7,36 нам выдали тарелку с жареной рыбой, креветками и кальмарами, тарелку жареной картошки и миску салата. Плюс хлеб. Короче, мы плотно поели. И отправились в порт.

Собственно, порт — это единственный аттракцион в Нуадибу, и пропускать его не надо. К слову сказать, прежде бухта Нуадибу была самым большим в мире кладбищем брошенных кораблей, но вот теперь их практически нет — мы видели всего пару.


Улов — акулы, скаты, рыба-молот

Портов в Нуадибу несколько, и, как нам сказали, в самый большой, где разгружаются здоровенные суда, нас не пустят. Поэтому мы решили исследовать рыбацкий порт. Если выйти из Аббы, повернуть направо, дойти до ближайшего перекрестка, на котором свернуть налево и идти совсем короткое время, то можно дойти до рыбацкого рынка, где продают разного рода канаты, сети, поплавки и прочее. От улицы, по которой вы будете идти, он справа. Двигаясь мимо рынка, можно выйти на берег, где есть несколько лодок. Это, можно сказать, порт, и даже рыбацкий, но не то место, которое вам нужно.

Вам надо вернуться на улицу, по которой вы шли до этого, и идти в прежнем направлении довольно долго, пока не попадется стадион за забором. Миновав его и продолжая движение, можно начать спрашивать местных про порт, и через какое-то время вам укажут поворот направо. Повернув, с левой стороны метров через двести вы увидите зеленую металлическую арку, наверху которой будет написано, что вы попали туда, куда хотели.

Что внутри? Очень много рыбацких лодок, упакованных к пирсам. Лавки, где можно увидеть самую разную рыбу, осьминогов — и купить. Самое главное — можно дождаться возвращения рыбаков с уловом. Что и произошло при нас. Кроме обычной рыбы в улове были скаты, рыба-молот и даже парочка небольших акул. Интересно было самому обнаружить, что у акул и вправду несколько рядов зубов. Фотографировать было можно, но преодолев некоторое сопротивление. Потом солнце село, и мы пошли домой.

Нуадибу–граница Западной Сахары

Сев в такси, надо сказать “гараж Дахла”, и вас торжественно провезут через город, мимо нуакшотского автовокзала, и дальше — до конца улицы. Там будут таксисты и экипажи. За дорогу просят 44 доллара, и цена фиксированная. Однако вот если у вас не осталось угий, то можно заплатить евро и долларами или, как в нашем случае, смесью из всех трех валют.

Ехать, в принципе, недолго — от четырех до пяти часов, но надо будет проехать марокканскую границу, а там обстановка непредсказуемая. На мавританской приглашают по одному, спрашивают профессию и национальность. Все довольно быстро.

* * *

Пару слов об оставшихся в Мавритании более или менее доступных ништяках. Их, собственно, два, и в этом смысле Мавритания — страна замечательная. Достопримечательностей здесь мало, но все они внушительные и очень явные.

Итак, первая — железнорудный поезд. Позиционируется как самый длинный поезд в мире. Длина — типа двух километров. Ходит через Сахару из района разработки этой самой железной руды из Зуэрата до Нуадибу, до порта, ну и назад. На поезде можно ездить как в вагонетках, пустых или с рудой, так и в одном из двух пассажирских вагонов. Имеет смысл ехать на нем из Нуадибу до станции Шум, где поезд останавливается в два–три часа ночи (ехать примерно 12 часов). Оттуда за пару часов на джипе можно доехать до Атара. В обратную сторону получается сложно. Потому что посадка ночью и в непонятное время, так как расписание движения у поезда приблизительное.

Мы этот поезд видели дважды: первый раз — когда въезжали в Нуадибу, второй — когда выезжали. Два тепловоза, да, поезд длинный. Очень длинный.

Второй ништяк — это Банк-Д'Арген, национальный парк на берегу океана, не доезжая до Нуадибу километров сто. Зачем ехать — это место зимовки европейских птиц. Их там много, ну и вообще — дикая природа. Затея, если верить “Лоунли плэнет”, дня на три. Общественный транспорт туда не идет. Значит, надо нанять джип, потом заплатить за въезд в парк, ну и так далее. Договариваться лучше в Нуадибу в каком-нибудь турбюро.

На юго-востоке страны раскапывают столицу древней империи Гана.

Хорошее место

Идея посетить Мавританию пришла мне в голову после того, как я прочел отчет Лизы Калугиной на этом сайте. Потом я почитал “Лоунли плэнет”. Ого! — сказал я себе, — я и понятия не имел, что есть такая интересная страна. Мавританцы, черные рабы прямо в наше время, древние караванные города, Сахара, Африка! Очень увлекательно.

Оставалось только как-то попасть туда.

Первоначальный план проникнуть в страну через Западную Сахару оказался для нас не самым лучшим, потому что таким образом мы попадали в самую дальнюю точку от того места куда нам хотелось — я имею в виду Атар. Были, конечно, отрывочные сведения про поезд, которым можно доехать до Шума, но все так приблизительно… Впрочем, так же, как и насчет поездки из Дахлы в Нуадибу. А времени, как обычно, было мало.

Что получилось на самом деле — написано выше, и остается только удивляться, почему в этой стране так мало туристов — настолько в Мавритании все оказалось просто, понятно, безопасно и интересно.

С другой стороны, именно что отсутствие туристов сильно украшает Мавританию. Это ее еще один большой плюс. Поэтому я не буду никого призывать туда ехать. Чтобы Мавритания так и осталась неизвестно чем неизвестно где. Таким просто хорошим местом.


Дверь, Шингетти

Ссылки

Интерактивные карты и спутниковые снимки Нуакшота, Атара, Шингетти, Нуадибу, границы с Западной Сахарой и Мавритании.

Брокгауз и Ефрон про Мавританию, Альморавидов и Альмохадов, туарегов, бедуинов и Испанию.

Имена собственные

Абдель НасерGamal Abdel NasserМавританияMauritania
Абдулла ибн ЯсинAbdallah ibn YasinМавританские авиалинииMauritania Airlines International
АдрарAdrarмаврыMoors
АкжужтAkjoujtМагрибMaghreb
Аль-БухариMuhammad al-BukhariМароккоMorocco
АльморавидыAlmoravidsМедьянMedian
АльмохадыAlmohadsМезон д'оте ЖелюаMaison d'hotes Jeloua
АтарAtarморабитыMorabits
Ба дю ЛевриеBaie du LevrierНуадибуNouadhibou
Баб-СахараBab SaharaНуакшотNouakchott
бактрианBactrian camelОберж дю СахараAuberge du Sahara
Банк Д'АргенBanc d'ArguinОберж Ля Роз де СабльAuberge La Rose des Sables
бедуиныBedouinОберж МенатаAuberge Menata
берберыBerbersПор-де-ПешPort de Peche
бубуboubouПорт-ЭтьенPort-Etienne
ВаданOuadaneптиpetit
Гранд-МаршGrande MarcheПуан-АфрикPoint-Afrique
грандgrandeРабатRabat
ДахлаDakhlaРоял эйр МарокRoyal Air Maroc
де ГолльCharles de GaulleСалунSaloon
дибитериdibiterieСахараSahara
дромадерdromedaryСтруктура РишатRichat Structure
Западная СахараWestern Saharaтаджинtajine
ЗуэратZouerateтуарегиTuaregs
КасабланкаCasablancaТфейлаTfeila
Кемпинг АббаCamping AbbaугияMauritanian ouguiya
кус-кусcouscousхарираharira
лё фишle fisheШингеттиChinguetti
Лоунли плэнетLonely PlanetШумChoum

дальше: Мавританские фотки (3 МБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/mark/mavritaniya.html

авторские права: © Марк Олейник, текст, фотографии, 2012–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2012–2017

обратная связь: markoleynik@hotmail.ru, sergei@zharov.com