Тайвань

Исторический эпизод

В конце 1949 года объявляется о создании Китайской Народной Республики. Это было результатом того, что коммунисты окончательно победили гоминьдановцев. А Чан Кайши бежит на Тайвань. Китайская Республика как отдельное государство была объявлена еще в 1912 году и состояла из кусков Китая, Тайваня, Монголии, Бутана, Индии, Пакистана, Афганистана, Мьянмы и даже России (Тува, Таджикистан), потом она постепенно теряла эти куски, и в 1949 году Тайвань становится единственным, по сути, ее осколком.

Божество в одном из храмов

Сложно все это. Если, положим, коммунисты существуют кое-где до сих пор, то что такое Гоминьдан, Чан Кайши и Тайвань, многим, возможно, не очень понятно. Внесем ясность.

Проще все с Тайванем, поскольку это остров, и его можно найти на любой географической карте. Первоначально на острове жили некие племена и, вероятно, прекрасно со своей жизнью справлялись, однако остров завоевали китайцы. Китайцев вытеснили португальцы, которые и назвали остров Формозой. Португальцев вытеснили голландцы. Потом были вновь китайцы. Потом Китай проиграл Вторую опиумную войну (в результате, кстати, англичане получили Коулун, что напротив острова Гонконг), и англичане получают свободный доступ на Формозу. Вслед за этим попытку завоевать Формозу предпринимают французы, и на довольно длительный срок завоевывают японцы в 1895 году. С тех пор остров называется Тайванем. Японцы терпят поражение во второй мировой войне, остров возвращают Китаю, и в 1949 году происходит уж совсем что-то неожиданное, когда на острове обосновывается Чан Кайши.

Чан Кайши. Традиционно советские люди знали про Мао Дзэдуна. Самые продвинутые могли запомнить еще имя Дэн Сяопина. Однако было время, когда имя Чан Кайши произносилось очень часто и его знали все. Кроме официальных новостей этому способствовал фильм “Ч.П. — Чрезвычайное происшествие” и распространенная шутка про последнее 349-е китайское предупреждение — числительные варьировались, главное было показать множество.

Для того чтобы даже кратко рассказать о Чан Кайши, надо обязательно упомянуть еще одного китайского видного политического деятеля. Его звали Сунь Ятсен. Не удивлюсь, кстати, если как раз от имени этого политика пошла вторая и последняя советская простонародная шутка, как-то связанная с Китаем. Про “сунь … в чай, вынь сухим”.

Однако Сунь Ятсен был совсем не шуточным персонажем. Китайский аналог Ленина. Эти двое, к слову сказать, питали друг к другу очень теплые чувства. Находясь в эмиграции, Сунь Ятсен создал партию Гоминьдан, в результате деятельности которой цинская династия, которая правила в Китае более четверти тысячелетия, вынуждена была сложить полномочия и отказаться от власти.

“Гоминьдан” в переводе означает “национальная народная партия”. Одним из гоминьдановцев был генерал Чан Кайши, соратник Сунь Ятсена и в какой-то мере выученик нашего маршала Блюхера, которого советское правительство направило в Китай в качестве военного советника. Читайте об этом, в частности, в книге Романа Гуля “Красные маршалы”.

Сунь Ятсен умирает в 1925 году через год после Ленина, а в 1927 году Чан Кайши захватывает власть, объявляет себя президентом, главнокомандующим, председателем центрального комитета партии и в довесок — генералиссимусом.

В детстве, щеголяя осведомленностью, мы называли трех генералиссимусов: Сталин, Суворов и Чан Кайши. Приятно было думать, что из трех два — наши.

На самом деле, генералиссимусов было больше, хотя, действительно, немного. Из примеров: принц Евгений Савойский — австриец, король Генрих Третий, первый в истории генералиссимус, и принц де Конде — французы, у нас — Меншиков.

С ними — Чан Кайши, который правил около двадцати лет, пока коммунистические войска не разбили гоминьдановскую армию и он не перебрался на Тайвань вместе с ее остатками, государственной казной и содержимым музея императорского дворца из Пекина.

Шутка про последнее китайское предупреждение связана с нарушением воздушного пространства КНР американскими самолетами в области Тайваньского пролива. Каждое нарушение, а их было сотни, оборачивалось для американцев предупреждением по дипломатическим каналам. Но и только.

Виза

Оформляли в Риге, где есть дипломатическое представительство — “торговая миссия” — Тайваня. Естественно, такое же есть и в Москве. Требования в обоих случаях были примерно одинаковые.

Необходимо заполнить анкету, принести две фотографии и нечто, доказывающее наличие денег, — например, справку из банка. У нас спросили еще бронь гостиницы и обратный билет. Могут быть вопросы о том, где именно на Тайване вы собираетесь побывать. Среди перечня необходимых документов в московском представительстве есть еще приглашение от тайваньской турфирмы.

Приглашения у нас не спросили. Устроил обратный билет из Гонконга и бронь хостела, которую мы организовали за три доллара. Сделали справку из банка.

Визу делали два рабочих дня. В Москве сказали, что будут делать неделю. Консульский сбор — 50 долларов.

Про приглашение ни в Москве, ни в Риге никто не заикался. В основном интересовала бронь гостиницы и обратные билеты.

Валюта

Называется новый тайваньский доллар. Мы меняли по курсу 32–33 доллара тайваньских за один американский.

Мы прилетели в Тайбэй поздно вечером в субботу, и на следующий день перед нами встала проблема обмена денег. Мы обменяли долларов двадцать еще в аэропорту, но помня о том, что на вокзалах и аэродромах курс не всегда самый лучший, решили основную сумму поменять завтра.

Завтра, в воскресенье, оказалось, что деньги поменять невозможно. Банки закрыты, какие-то отдельные, обычные в тех местах, где бывают туристы, конторы по обмену не существуют, валютных “жучков” на улице мы не обнаружили. Заправлявший в хостеле китаец по имени Ричард сказал, что шансов нет, надо ждать понедельника.

В понедельник банки открылись. Если вы будете жить в районе храма Луншань, где жили мы, то банки следует искать на улицах Гуанчжоу и Гуйлинь. Конечно, банки есть и в центре, в районе центральной железнодорожной станции.

Что делать, если вы останетесь без местных денег в воскресенье или вечером, когда банки уже закрыты? Тогда путь один — вам понадобится “Шиньгун Мицукоси”. Это высоченный, тринадцатиэтажный торговый центр через дорогу от центральной железнодорожной станции. Нужен вход справа, если стоять к зданию лицом. Там на первом этаже можно обменять деньги. Без комиссии и быстро.

Есть и другие торговые центры с таким же названием в других частях города, но можно ли поменять деньги там — неизвестно.

Вообще-то, сведения о том, что банки закрыты, нас в первый момент не очень напугали, потому что мы знали, что деньги всегда можно поменять в гостиницах, где селят иностранцев. Выяснилось, что в Тайбэе деньги в гостиницах меняют только постояльцам! Мы побывали в четырех или пяти — это общее правило.

Для ориентации в ценах можно считать тайваньский доллар равным российскому рублю, учитывая почти совпадающий курс к американскому доллару. Далее, впрочем, цены приводятся в американских долларах по умолчанию.

Язык

В гостиницах, банках, в информационных службах, в туристических местах типа “Тайпея 101” или музеев говорят по-английски. В других местах обычная для Китая история — либо объясняйте жестами, либо показывайте иероглифы.

“Чан Кай-шек” — вот слово, которое поняли и показали дорогу к мавзолею вождя какие-то парни, когда мы искали его поздним вечером.

Время

Такое же, как и во всем Китае — зимой на пять часов больше, чем в Москве, летом на четыре, потому что на летнее время не переходят.

Погода

Хорошая. В декабре — около двадцати градусов тепла. Ни дождя, ни ветра.

Прибытие

Билеты мы бронировали заранее на сайте evaair.com — это тайваньская авиакомпания, самолеты которой летают из Гонконга семь раз в день. Билеты стоили 240 долларов за один в оба конца.

Надо иметь в виду, что так как рейсов много, то можно пробовать улететь раньше, если вам это нужно. Мы так и сделали, когда улетали с Тайваня, — на наш рейс еще не началась регистрация, а нас без разговоров переписали на тот, где начиналась посадка.

Лететь недолго — час и тридцать пять минут. По прибытии необходимо заполнить карточку въезда, которую потом пришпилят в паспорт. Отшпилят при отъезде.

Самолет прибывает в международный аэропорт Таоюань. Это к тому, что в Тайбэе есть еще один аэропорт, который называется Суншань и находится в черте города. Таоюань далеко за городом. Добираться из него можно на такси, но выгоднее автобусом. Чтобы найти остановку, надо выйти не из главного входа, где как раз и будут ждать такси, а как бы “на задний двор”. Там будет платформа с табличками, обозначающими маршруты, но так как билет в автобусе не продадут, то вам надо в одно из агентств, которые находятся в здании аэропорта — если стоять лицом к нему на автобусной платформе, то справа в углу.

Билет стоит $4,50, ехать минут сорок пять. Прибывает автобус к центральной железнодорожной станции.

Метро к тому моменту, когда мы доехали до станции, закрылось, так как оно в Тайбэе работает до ноля часов. Штука заключалась в том, что в хостеле, который мы забронировали, могло не оказаться нужного нам человека, да и вообще, как уже бывало в других странах, на ночь хостел мог быть заперт. Мы, правда, предупредили, что приедем поздно, но планировали оказаться в городе, прилетев без двадцати одиннадцать, где-то в половину двенадцатого, а не на час позже.

Мы позвонили из ближайшей будки-автомата. Ричард — так звали человека из хостела — спросил, где мы, и сказал, что подождет. Таксист понимал по-английски, мы сказали ему адрес, и он отвез на улицу Гуанчжоу, где хостел находится. Нужный дом, правда, он не нашел и, судя по всему, готов был с энтузиазмом искать его хоть до рассвета, но мы с ним расстались на перекрестке с улицей Сиюань. Заплатили по счетчику — около двух долларов за посадку и по 15 центов за каждый километр, наездив от железнодорожной станции до храма Луншань около трех долларов.

Про звонки из автомата — система та же, что и в советское время: надо бросить монету. Внутри будки есть нарисованная инструкция.

Мы забронировали хостел через интернет, потому что надо было показать бронь для получения визы, да и искать ночлег ночью не хотелось. На сайте hostels.com много не очень дорогих предложений. Наше заведение называлось “Тайпей темпл вуд”. Находится на улице Гуанчжоу под девяносто пятым номером. На этой же улице полутора кварталами дальше находится храм Луншань. Напротив храма — вход на станцию метро. То есть у хостела удобное расположение, что важно.

Найти хостел самому непросто, потому что есть только маленькая табличка рядом с дверью, которая постоянно закрыта на ключ. За дверью — крутая лестница, по которой надо подняться на второй этаж, где собственно и находится дверь в сам хостел, тоже закрытая на ключ. С одной стороны, не очень удобно, а с другой — хорошо, так как ключи вы получите при вселении и ни к кому не будете привязаны в смысле времени возвращения.

Комнаты чистые, так же как и белье. Удобства в коридоре, и их много — две душевые и несколько туалетов. Нет полотенец. Есть телевизор в комнате и стиральная машина в коридоре. Можно разжиться бесплатной картой. Стоимость одной ночи — 27 долларов на двоих.

Тайбэй

Мои представления о Тайване, как выяснилось, ограничивались сведениями о якобы имеющейся там дешевой электронике. Немного, в общем. Однако о Тайбэе, столице Тайваня, я знал меньше, чем ничего, потому что не знал даже о существовании такого места, пока не стал готовиться к поездке.


У храма Луншань

Тайбэй оказался приятным местом. В нем нет ничего чрезмерного. Достопримечательности в количестве таком, что их без труда можно осмотреть за два дня; архитектура, не подавляющая воображение, а соразмерная тебе; неагрессивные люди, в конечном итоге просто на тебя не реагирующие, — а что, собственно, еще нужно? При этом, гуляя по городу, постоянно видишь что-то интересное, но не рядами и сонмами, а частицами. Вдруг христианский старый собор, вдруг какое-то необычное дерево, да и известные достопримечательности почему-то воспринимаются как случайно найденные.

Уютный оказался город. Вплоть до того, что временами возникало ощущение, что в Тайбэе даже нет туристов, а мы — отчасти местные жители.

Район Ваньхуа, где мы жили, — место туристическое. Улица Хуаси около западного конца Гуанчжоу и весь район вокруг нее к концу дня превращаются в ночной рынок под названием Змеиная аллея. Название связано с тем, что здесь можно попробовать еду из змеи, которую при вас же забьют. Желающие могут выпить змеиной крови.

Но змеи все же не основной товар на ночном рынке. Здесь много всякой еды, в том числе интересной — например, суп из лягушек (стоит два доллара, в миске получаешь две здоровенные и действительно вкусные пятнистые лягушки), тихоокеанские устрицы в раковинах величиной с ладонь ($4,70 за три штуки, приготовленные на углях). Вообще, много каких-то морских вещей; некоторые идентифицировать не удалось, особенно те, что были в сушеном виде. Конечно, много разной свинины — это традиционно для китайцев. Лапша, лапша, лапша (всякая, в районе доллара), шкварки с луком, как где-нибудь на Украине (60 центов с рисом), суп из утки (два доллара).


Суп из лягушек

Кроме еды, которая и есть основное, ради чего народ приходит на ночные рынки в Китае от Кашгара до Кантона, есть лавки, торгующие разными вещами. Мы, например, искали будильник. Самый маленький и самый дешевый. В лавках ничего дешевле трех долларов не было. Наконец, на развале мы нашли будильник за полтора и без батарейки. К нашему большому удивлению, продавец торговаться отказался, заявил, что цены у него самые низкие на Тайване, на том и стоял. Нам пришлось раскошелиться, сетуя между собой, что жаль, что мы не в Китае, там было бы очевидно дешевле. Потом мы специально в Китае искали дешевый будильник. Ничего близкого к начальным полутора долларам найти не удалось. Вывод: либо цены в Китае растут ощутимо быстро, либо на Тайване действительно самая дешевая электроника.

Продают поделки из камней, антиквариат, сувениры. Например, банки с сушеными креветками или какой-то мелкой рыбой вроде нашей кильки. Банки, к сожалению, были только полукилограммовые — не купили.

В качестве сувенира с ночного рынка можно увезти диск с тайваньской порнографией. Стоит доллар.

Ночной рынок на Хуаси большой и разнообразный, и даже тем, кто что-то подобное уже видел, можно его рекомендовать.

На следующий день мы проспали до четырех пополудни: вот что я не учел, планируя первый день в Тайбэе, это сдвиг во времени. Утром нас будили какие-то барабаны и крики, но мы игнорировали их.

Барабаны и крики получили объяснение, когда мы вышли на улицу. Оказалось, в этот день отмечалась годовщина храма Луншань, которому более двухсот пятидесяти лет. Конечно, мы бывали в буддистских храмах и до этого, но то, что мы увидели, было неожиданно. Вероятно, в связи с праздником улица перед храмом была полностью перегорожена и заставлена множеством столов. Аналог можно найти только в сказках — это был пир на весь мир.

Столы ломились от блюд, полных фруктов, огромных запеченных рыб, жареных уток, сладостей. Каждое блюдо выглядело как приготовленное для кулинарного конкурса: мало того, что сами яства как-то обдуманно разложены — например, одна композиция была сооружена как раз из утки и рыбы, которые свивались в объятиях, — но каждое блюдо было еще и украшено цветами, бумажными разноцветными загогулинами, каким-то серпантином.

В храме Луншань, Тайбэй
23 секунды, 92 КБ

Я не знаю, что это было. Версия Марины: так как по внешнему подобию все напоминало приготовленную перед Пасхой для окропления святой водой пищу, то, может, так оно и было, и публика, которая вилась между столами, ждала благословения плодов, чтобы потом с удовлетворением плоды употребить.

Моя версия: граждане рядом со столами — не кто иные как продавцы, которые изготовили и принесли на продажу то, что можно использовать как дар божествам и храму. То есть те, у кого нет времени, талантов или желания, купив, что по карману, потом отдают это, совершая, так сказать, жертвоприношение. И тогда плоды достаются храмовым служителям.

В общем, так и осталась неясной дальнейшая судьба плодов, но выглядело все это очень живописно.

Может, дело было в празднике и, как следствие, большом числе радостно возбужденных людей вокруг Луншаня и внутри его, а может, в самом устройстве храма, но мне в Луншане понравилось. Понравилось, что внутри растут какие-то кусты, есть водопад; понравилось, что двор, куда попадаешь, войдя через ворота, застроен неким павильоном. Было не протолкнуться. Весело было.

По дороге к Луншаню есть длинное двухэтажное деревянное строение — что-то вроде этнографического музея. Типа, вот в таких баночках хранились лекарства при царе Горохе. Воображение все это не поражает, но вход бесплатный, и некоторое время потратить можно, тем более что число экспонатов невелико. Здание обратной стороной выходит на улочку, где есть лавки с сувенирами, и судя по тому, как роился там тайваньский народ, место это известное. Некто, одетый в несовременный костюм, играл на неведомом инструменте, публика активно фотографировала друг друга. Мне наиболее увлекательным показался человек, который вырезал из плотной синей бумаги профили желающих. Это было совсем настоящее китайское волшебство.

Дальнейший наш план состоял в том, чтобы пешком добраться до мавзолея Чан Кайши, оттуда к центральному вокзалу, а по пути поменять деньги в какой-нибудь гостинице. План был обусловлен тем, что денег оставалось совсем мало. И мы пошли.

Имея на руках карту и время от времени спрашивая встречных о верности направления, добраться до мавзолея не очень сложно. Более того, с какого-то момента сооружение хорошо видно. Оказалось, правда, что принятое нами за мавзолей здание является Национальным театром, одним из трех гигантских зданий, которые образуют ансамбль.

Национальный театр и Национальный концертный зал напротив — здания-близнецы. Большие такие близнецы. Не менее большое, если не большее здание, — сам мавзолей. В первый раз во время этой поездки я вернулся к возникавшей уже когда-то мысли, что китайские архитекторы обладали и обладают редкой особенностью делать гармоничными огромные пространства и сооружения. Представьте себе город, населенный в основном не очень высокими домами, и вдруг среди них как будто великан кубики расставил. Своего, подходящего размера кубики. Как это будет выглядеть?

В Тайбэе выглядит нормально. Не пугает, не давит, не вызывает чувства тревоги. Напротив — вполне успокаивает.

Несмотря на поздний час, по территории парка, где все здания и расположены, ходило довольно много людей. На земле между концертным залом и театром лежала огромная фигура из расписанной материи, которую компрессоры наполняли воздухом. Что это был за великан? Тот самый, что построил эти здания? Или сам Чан Кайши?

Мавзолей Чан Кайши оказался удивительным местом. Уже на подходе к зданию была очевидна высоко поднимающаяся лестница, которая вела к ярко освещенному залу с видневшейся в глубине большой белой статуей — без сомнения, фигурой вождя. Понятное устройство: сначала долго и нудно идешь наверх, потом быстро оглядываешь отца нации, потому что больше нечего, и можно быть свободным. Тем более вечером в воскресенье, когда даже почетный караул должен отдыхать.

Коротко: зал с белой статуей — это единственное место, которое наводит на мысль о вечной памяти, долге потомков или о чем-то в этом роде. Мемориальный комплекс оказался многоэтажным заведением с блестящими полированными каменными полами, доброжелательным персоналом, выставками, цветами, полным людей, среди которых было много жизнерадостно галдящих детей. Хорошее место.

Мы поменяли деньги в “Шиньгун Мицукоси” — 13-этажном магазине, где впервые в жизни я увидел очереди в лифты и юных девочек в униформе, которые очередями и лифтами управляли.

Через дорогу от “Шиньгун Мицукоси” находится “НОВА” — четырехэтажное здание, скопище мелких магазинов электроники. На улице между ними можно поесть уличной еды (баоцзы — пельмени на пару, — полтора доллара за десяток) или заказать большой одноразовый стакан какого-нибудь сложного чая или кофе, крышку которого при вас запаяют и дадут вам толстую пластиковую соломинку.

Для небоскреба “Тайпей 101”, который на момент нашей экскурсии все еще был самым высоким в мире зданием, надо ехать до станции “Тайпей сити холл” (синяя ветка; на ней же находится и Луншань), дальше спросить. Или просто увидеть. Красивое здание. Билет наверх — 14 долларов.

Пара слов о метро. Чисто, понятно, все сверкает. Станции объявляют на двух языках, название следующей появляется на двух языках попеременно на электронном табло внутри вагона, есть общая схема метро с английскими названиями. Билеты покупаются в автоматах на станции, разобраться легко. Стоят по-разному, в зависимости от расстояния, — все в пределах доллара. Автомат дает жетон, который надо опустить в турникет при входе, причем, вам его возвратят, а при выходе со станции тоже будет турникет, куда жетон снова надо будет опустить. Уже без надежды на возврат.

От небоскреба мы пошли через парк и неожиданно оказались у мемориала Сунь Ятсена. Очередное большое здание с белой статуей внутри было закрыто, однако через стекло можно было разобрать табличку у ограждения статуи: “просим приветствовать”, — уместен пионерский салют.

Сбоку мавзолея компания подростков танцевала, разучивала под стерео рэп. Их никто не гонял.

Следующий день мы начали с Национального музея. Собрание этого музея знаменитое — его разгромленная коммунистами гоминьдановская армия при отступлении забрала с собой из императорского дворца в Пекине. По сути, это Эрмитаж.

Ехать на метро до станции “Шилинь”. Выйдя со станции и находясь к ней спиной, двигайтесь направо. В конце концов вы упретесь в остановку множества автобусов. Мы ехали на сто первом. Проезд стоил около доллара. Я, было, обратился к водителю с тем, чтобы он сказал, когда нам выходить, но как выяснилось, можно было не волноваться, так как нужное нам место находилось рядом с конечной остановкой автобуса.

Вход в музей — пять долларов. Мы приехали утром в понедельник — людей было очень много. Первый и последний раз — много белых лиц. Рюкзак надо сдать в гардероб. Экспозиции находятся на нескольких этажах, и везде много места при небольшом количестве собственно экспонатов. Удивила и понравилась резьба по дереву. Это оказались очень искусно и с большим вкусом ажурно выполненные вещи. Маленький, оправленный серебром камень, напоминающий кусок жирной свинины вызывает в памяти питерскую кунсткамеру, то есть в данном случае дело не в художественной ценности, а в редкости, а еще больше — в удивлении тем, что камень так похож на отбивную. Музей — затея часа на полтора-два.

Рядом с метростанцией “Шилинь” есть отличное заведение с самыми разными пельменями от 14 центов за штуку со свининой до 21 цента с креветками. Вкусно.

В старую столицу острова Тайнань можно уехать несколькими поездами. Медленный идет часов десять и как средство доставки нами не рассматривался.

Быстрый поезд — не быстрый, а сверхбыстрый. Я прежде только читал о таких.

Этот поезд обозначается буквами “THSR”“Taiwan High Speed Rail” — и указателями черного цвета. На станциях имеются отдельные кассы для продажи билетов на него. Понятно, что поезд имеет ограниченное число мест, поэтому если вас интересует конкретное время, то билет лучше купить заранее, так как затея пользуется популярностью. К слову сказать, билеты продают как на обычный поезд, со временем и с местами. Не как на электричку.

Теперь самое главное — расстояние в 300 километров от Тайбэя до Тайнаня поезд проходит за… 1 час 45 минут. Короче — ощущения такие же, как в самолете в момент разгона на взлетной полосе, с той лишь разницей, что поезд не взлетает. Средняя скорость — 170 километров в час. На перегонах — под двести пятьдесят.

Железнодорожные вагоны по-английски называются “сar” — “машина”. В Тайнань мы поехали в восьмом каре.

В зависимости от дня недели, поезда в расписании могут быть обозначены синим или оранжевым цветом. Синий обозначает скидку в 15% от стандартной цены, оранжевый — скидку в 35%. Поскольку все поезда в расписании обозначены тем или иным цветом, купить билет по стандартной цене не представляется возможным. Мы ехали в Тайнань на поезде с оранжевым обозначением и заплатили за билет в одну сторону примерно по двадцать семь с половиной долларов каждый.

Тайнань

Для приезжающего в Тайнань на скором поезде важно помнить, что его станция находится примерно в двадцати километрах от города, откуда вас довезут на бесплатном автобусе, но еще около получаса времени это займет.

Названия остановок в автобусе появлялись на электронном табло, и механический голос произносил их. Но как-то невпопад, так что я просто попросил водителя высадить нас рядом с парком, где находится храм Конфуция. Остановка называется “Цзянсинская неполная средняя школа”. Или “храм Конфуция”. Это рядом с перекрестком улиц Фуцянь и Наньмэнь. Вдоль последней мы и пошли, потому что хотели посмотреть так называемые Южные ворота, которые являлись прежде частью крепостной стены города.

Идти пришлось недалеко, но штука оказалась в том, что ворота обнесены стеной, попасть за которую можно лишь до пяти часов вечера. На часах было десять минут шестого, и мы смогли насладиться лишь той часть ворот, которая над стеной возвышалась.

Следующим пунктом был храм Конфуция, тоже к этому времени закрытый. Однако была доступна застроенная территория вокруг него, где мы и погуляли немного. Да, приятное место.

Потом мы было отправились к форту Провинция, но по дороге раздумали и просто свернули на первую попавшуюся улицу, возвращаясь от круговой развязки по Наньмэнь. Так совершенно неожиданно мы нашли несколько открытых храмов в квартале между Наньмэнь и Кайшань, один из которых мне очень понравился своим убранством.

Потом мы осмотрели святилище Коксинги — того самого, который в 1661 году изгнал с острова голландцев. А потом стало понятно, что хорошо бы найти автобус, который отвезет нас на станцию.


Храм

Сразу по приезду мы спросили у местных людей про остановку автобуса, и они нам ее показали, но вот прошло уже двадцать минут, как мы стояли на ней, а автобус так и не показался. Щит на остановочном столбе был увешан разными бумажками, среди которых Марина неожиданно нашла одну, в которой четко было сказано, что автобус здесь больше не останавливается.

В этот момент появился он. Этот человек просто предложил нас подвезти до станции. Оказался швейцарцем, женатым на тайваньской женщине. Такой довольный жизнью человек. Который нас выручил. А остановку, наверное, лучше искать на Наньмэнь. Пока мы гуляли, видели, что автобусы идут по ней в направлении из города.

Что сказать про Тайнань? Город не произвел на нас какого-то особо сильного впечатления, хотя, конечно, мы видели не все. В городе заметно былое присутствие белых людей. Церкви, кресты, дома европейской архитектуры.

Люди, которые не быстро двигаются. А куда спешить, все-таки не столица. Как сказал наш новый знакомый, в Тайнане нужен мотороллер. Он, собственно, имел в виду удобство парковки и постоянную хорошую погоду, но, как мне показалось, именно с мотороллером этот город и можно сравнить. Хорошая погода. Спешить некуда.

Отъезд

Мы обнаружили два способа покинуть Тайбэй и добраться до аэропорта.

Один очевидный — сесть на тот же автобус, который привозит в район центральной железнодорожной станции. Хотя неочевидной оказалась остановка. Мы нашли ту, на которую нас привезли, мы поговорили в бюро информации на вокзале, мы попробовали расспросить местных — все как-то без особого толка. Наконец приехал аэропортовский автобус, с водителем которого мы объяснились жестами, он посадил нас и довез до автовокзала, откуда, начиная с шести утра, примерно за час можно добраться до аэропорта.

Итак, если вы встанете спиной к уже упоминавшемуся “Шиньгун Мицукоси”, то всего-навсего надо будет перейти улицу к железнодорожному вокзалу, повернуть налево и пройти метров сто по улице Чжунсяо, поглядывая направо. Рано или поздно вы обнаружите скопление автобусов и одноэтажное здание, где будут кассы. Наверное, можно прямо из метро выйти где-нибудь поблизости, но метростанция рядом с вокзалом очень большая, и для того, чтобы исследовать ее основательно, надо много времени.

Второй вариант мы придумали, когда возвращались на сверхбыстром поезде из Тайнаня. Вот он. Есть два места, где из метро можно перейти непосредственно на станцию поезда THSR, — на центральной станции, либо на станции метро “Баньцяо”. Откуда, купив билет за два доллара, за 12 минут можно доехать на поезде до станции “Таоюань”, откуда, в свою очередь, идет до аэропорта автобус номер 705. Ехать 20 минут, стоит 65 центов.

Второй вариант выгоден тем, что поезд вывозит вас из Тайбэя, то есть городские пробки уже не страшны. К слову сказать, мы умудрились попасть в пробку на пути от станции “Таоюань”. Сломался и затруднил движение другой автобус, который ехал в аэропорт.

Как уже было сказано, в аэропорту, если вы летите в Гонконг, полезно спросить о возможности более раннего вылета. Персонал идет навстречу.

Ссылки

Большая Советская Энциклопедия про Чан Кайши.

Карты и спутниковые снимки Тайбэя, Тайнаня и Тайваня.

Имена собственные

БаньцяоBanqiaoПровинцияFort Provintia
баоцзыbaoziСиюаньXiyuan Road
ВаньхуаWanhuaСуншаньSongshan Airport
Генрих ТретийHenry IIIСунь ЯтсенSun Yat-sen
ГоминьданKuomintangТайбэйTaipei
ГуанчжоуGuangzhou StreetТайваньTaiwan
ГуйлиньGuilin StreetТайнаньTainan
де Кондеde CondeТайпей темпл вудTaipei Temple Wood
Дэн СяопинDeng XiaopingТаоюаньTaoyuan Airport
Евгений СавойскийEugene of SavoyФормозаFormosa
Змеиная аллеяSnake AlleyФуцяньFuqian Street
КайшаньKaishan RoadХуаньхэHuanhe South Road
КоксингаKoxingaХуасиHuaxi Street
КонфуцийConfuciusЦзянсинская школаJianxing Junior High School
ЛуншаньLongshan TempleЧан КайшиChiang Kai-shek
Мао ДзэдунMao ZedongЧжунсяоZhongxiao West Road
НаньмэньNanmen RoadШилиньShilin
НОВАNOVAШиньгун МицукосиShin Kong Mitsukoshi

дальше: Тайваньские фотки (440 КБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/mark/taivan.html

авторские права: © Марк Олейник, текст, фотографии, звукозаписи, 2010–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2010–2017

обратная связь: markoleynik@hotmail.ru, sergei@zharov.com