Тунис — Тунис

У меня не было никаких ассоциаций с этой страной. Вот в Египте пирамиды, в Марокко — апельсины, в Алжире — Атласские горы и Тартарен из Тараскона, в Ливии — Муаммар Каддафи, а в Тунисе… Тунис.

Каково же было мое удивление, когда я решил почитать про это место и обнаружил, что именно здесь, именно на территории этой самой маленькой и самой северной африканской страны находился Карфаген.

Тот самый, который колонизировал север Африки, часть Испании, Сицилии, Корсику и Сардинию, тот самый, который на равных воевал с великим Римом, тот самый, откуда Ганнибал повел в поход через пол-Европы боевых слонов, тот самый, который в конце концов все-таки был разрушен.

Таким образом, вопрос, ехать ли, отпал сам собой, и мы с Мариной отправились навстречу древним финикиянам.


Карфагенская погребальная маска. Для отпугивания злых духов.

Исторические повороты

Собственно, историческая родина финикийцев (финикиян) — это в основном территория нынешнего Ливана. Тамошние Триполи, Библ, Бейрут, Тир и Сидон — это города финикийские.

А колония с центром в городе Утика (предположительно от “атика”, то есть “старая”) была образована финикиянами на территории нынешнего Туниса за 1200 лет до рождества Христова.

А Карфаген в переводе с финикийского — это “новый город”, Новгород.

Который настойчиво предлагал разрушить Марк Порций Катон Старший. И который был разрушен, чтобы через некоторое время в Утике совершил самоубийство правнук того самого Катона — Марк Порций Катон Младший.

Также занятно, что римляне оказались в истории с Карфагеном не только злобными, но еще и нетривиально неумными. Они не только разобрали более чем полумиллионный город по камешку, но и засыпали останки солью — это, понятно, для того, чтобы на этом месте ничего не выросло. Словом, положили много труда.

Чтобы через некоторое время снова отстроить Карфаген, который стал столицей провинции Африка.


Музей Карфагена якобы находится на том месте, откуда Карфаген когда-то начинался

Виза

Для обладателей российских паспортов не нужна. На въезде заполняется маленькая бумажка с немногочисленными графами — ее, кстати, никто не читает и не сравнивает с вашим паспортом, — шлепается штамп, и вы уже в Тунисе.

Валюта

Курс на момент прибытия: за 1 доллар — 2,83 динара, потом все время падал потихоньку.

Динар. Имеет занятную особенность — если стандартно денежная единица имеет деление на сто более мелких частей, то тунисский динар — на тысячу. Это единица так и называется — “миллим”, что и акустически, и на письме напоминает миллилитр и миллиграмм, то есть нечто тысячное.

Самые мелкие из увиденных монет были в 10 миллимов. Их ценность, при условии, что на момент поездки один динар равнялся примерно 0,35 американского доллара, соответствовала трем десятым цента.

Пятидесятимиллимовые монетки попадаются, хотя тоже не часто — как-то все округляется до ста миллимов.

В связи с наличием миллимов вначале немного смущают цены, где 1.000 — это один динар, а 25.00 — это два с половиной. Знаков, отделяющих ноли, может не быть, поэтому надо делить увиденное число на тысячу, но быстро привыкаешь. Тем более что, скорее всего, все, что вам понадобится, будет иметь четыре знака в цене, что будет означать именно динары, а не их десятки.

Теперь пару слов о штуках, о которых предупреждают организованных туристов, — что встретилось, и что оказалось правдой.

“Обязательно надо декларировать ввозимую валюту на сумму свыше 5000 динаров”. Это около тысячи восьмисот долларов на человека, что при местных ценах действительно крупная сумма. Вторая вещь — при въезде нигде не просят указать, сколько денег вы с собой везете.

“При обратном обмене в момент выезда можно обменять не более 3000 динаров”. То есть получается, что вы обменяли столько денег, что у вас почему-то осталось около тысячи ста долларов в местной валюте. Всякое, конечно, бывает, но при выезде опять никто не спрашивал, сколько денег мы вывозили.

“При обратном обмене во время выезда у вас спросят квитанцию об обмене из банка”. Это правда, и, как оказалось, также важно, что годится не любая квитанция, а именно того банка, обменник которого есть в аэропорту.

То есть чтобы действовать совсем осмысленно, либо при обмене по прилету поменяйте сразу долларов двести (в нашем случае оказалось, кстати, что в аэропорту был самый лучший курс за всю поездку) и старайтесь, чтобы на обратном пути у вас осталось столько же или меньше денег в динарах. Либо запомните названия банков, которые есть аэропорту, и меняйте в других отделениях тех же наименований.

Короче, без квитанции не меняют. При обратном обмене хорошо также потребовать квитанцию, потому что вы уезжаете и будет нелепо не надуть вас напоследок.

“Динары ни в виде монет, ни в виде банкнотов вывозить нельзя”. Мы вывезли несколько монет, и не совсем ясно, как можно обнаружить динаровую бумажку, если вам ее занадобится вывезти. Как основание для запрета, говорится о борьбе тунисских властей с отмыванием денег. Похоже на очень экзотическую правду.

“Банкноты действительны: пять динаров позже 2014, десять — позже 2013, двадцать — позже 2011, пятьдесят — позже 2011”. А вот это уже серьезно, потому что турист действительно может получить недействующие бумажки в виде сдачи.

В реальности — все происходит так же, как у вас дома, то есть никто банкноты пристально не рассматривает, да и вам не надо.

Конечно, если вы увидите что-то, резко отличающееся от того, что встречается постоянно, есть смысл хотя бы спросить, в чем дело, а лучше просто потребовать знакомую бумажку.

“Также интересная банкнота 30 динаров, такой необычный номинал в мире больше нигде не встречается. Получить такую банкноту на руки – это и большое счастье, и несчастье одновременно. Несчастье в том, что она официально выведена из обращения, то есть это уже просто сувенир. Счастье в том, что ее можно продать дороже как коллекционную” — не понятно, кому ее можно продать. Не встречали.

Надписи на бумажках и монетах понятные. В ходу много монет. Имеет смысл присмотреться к аверсу одно- и двухдинаровых монет — цифры там в самом низу и не очень заметные.

Долларами и евро не платили ни разу. Об этом, кстати, тоже пишут — что, дескать, нельзя. Допускаю, что все-таки можно, потому что иначе придется предположить, что кто-то вас будет выслеживать. Чтобы накрыть с поличным.

Деньги обмениваются в аэропорту — есть выбор обменных контор. В Бизерте — нетуристическое место — в банках. Просят паспорт. Комиссии не было нигде, кроме одного банка, где взяли один динар, то есть тридцать пять центов — это была фиксированная сумма.

В пятницу банки или не работают, или работают короткое время. На дверях банков можно увидеть бумажку, какие из ближайших контор в какие дни и в какое время работают.

Язык

Арабский, французский, крайне редко — английский.

Вдруг оказывается, что на французском ты знаешь больше слов, чем на арабском. Где кроме “салам алейкум”, “мархаба” и “шукран” сходу ничего в голову не приходит.


Это надпись по-французски значит “смертельно опасно”. Коротко и ясно. Почти ничем не хуже нашего “не влезай — убьет”.

Технически, как обычно, помогают числительные, которые до десяти (эн, де, труа, катр, сэнк, сиз, сет, вит, неф, дис) и “сто” — “са”. Труа са грамм мергез силь ву пле — и вы станете счастливым обладателем трехсот грамм сырых бараньих сосисок.

Короче, странное дело, но то ли потому, что мы в предыдущей поездке были в Ницце, начинает казаться, что ты что-то можешь сказать по-французски. Такой лингвистический мираж. “Сэ бьен? — Сэ бьен”.

Время

Меньше московского на два часа. То есть как бы центральноевропейское время. На летнее не переходят.

Погода

В самом конце декабря днем около пятнадцати градусов тепла, сухо, солнечно, изредка тучки, один раз короткий дождь.

В Средиземном море вода также градусов пятнадцать — то есть прохладно, но искупаться можно. Что я и сделал.

Прибытие

На маленький Тунис — десять аэродромов. Пять из которых международные. Нашей целью была Бизерта, где тоже есть аэродром, но он военный, почему мы и прилетели в ближайший, то есть в столичный, под названием Тунис-Картаж. Тунис-Карфаген.

Как уже было сказано, перед прохождением паспортного контроля надо заполнить бумажку с именем, фамилией, номером паспорта, национальностью и местом, где вы, собственно, будете жить. Бумажку никто не читает. Штамп ставят быстро — все идет без проволочки.

Далее магазин дьюти-фри по прилету. То есть вы уже прошли все проверки и можете выйти наружу, но вот — не угодно ли что-либо приобрести?

Читал, что якобы могут остановить после магазина и отобрать спиртное, которое превышает литр крепкого алкоголя на человека.

Специально спросил в магазине: нет, хотите два литра — покупайте и забирайте два.

Далее, коль скоро вы прилетели не на курортные аэродромы, значит, вам либо в столицу, либо как нам — в Бизерту, на север.

Упоминаются автобусы 635 и 35, которые останавливаются вблизи аэропорта — можно уточнить в информационном бюро. Проезд якобы 0,35 доллара. Оба якобы везут до станции “Тунис-Марина” электрички ТГМ, которая катает по станциям, имеющим отношение к Карфагену. Оттуда можно уехать уже на обычном трамвае или пойти пешком, ориентируясь на башню с большими часами — там вы попадете на авеню Хабиба Бургибы, которая потом перейдет в авеню де Франс. По ней можно дойти до медины.

Второй вариант — такси. Про нормальную цену на которое вам также скажут в информационном бюро.

Вообще, поединок с аэропортовскими таксистами — эта та вещь, которую, на мой взгляд, можно рекомендовать любому самостоятельному путешественнику для бодрости. Для того чтобы оказаться в тонусе.

Они думают, что вы идиот, вы — что они негодяи, словом — готовая мизансцена.

Возвращаясь собственно к пути в Бизерту, которая находится примерно в семидесяти километрах от аэропорта, — как оказалось, прямые маршрутки из аэропорта после семи туда уже не ходят. Стоимость проезда на них неизвестна, но вряд ли превышает ту, которую вы заплатите, стартуя от автовокзала.

Следовательно, необходимо будет добраться до Северной автостанции или Баб-Саадуна. Последнее — это название северных ворот в медине Туниса, недалеко от которых автостанция и находится.

Таксистами вначале, естественно, была предложена удвоенная цена, потом рекомендованная в инфобюро, потом я снизил ее на двадцать процентов. Потом по приезду водитель попытался выторговать разницу. Потом ссылался на отсутствие сдачи. Потом сдача нашлась.

Короче, от аэропорта до Баб-Саадуна примерно двадцать минут езды, и нормальная цена за поездку — $3,50. Или $2,80 — если у вас будет настроение размяться.

Транспорт

В Тунисе есть общественный транспорт в виде поездов, автобусов, трамваев, которые считаются метро, хотя на деле это обыкновенные трамваи, просто на отгороженных путях. И такси.

Можно из Туниса ехать на поезде, например, в Эль-Джем. Есть вагоны разного класса. Билеты якобы начинают продавать за 11 дней и якобы же, если покупать туда и назад, то будет на пятнадцать процентов дешевле. Не пользовались.

Конкуренцию поездам составляют междугородние автобусы. Не пользовались.

Автобусами, разъезжающими внутри городов, в частности, по столице, можно пользоваться, как пишут, за 0,20 доллара за поездку. Препятствий несколько — надо знать арабский или французский для того, чтобы узнать, куда автобус едет. Второе — надо знать, где находятся остановки и что-нибудь о расписании. И то и другое можно изучать по ходу, если у вас много времени, но как быть с общением — не очень понятно. Не пользовались.

Трамваи — имеются маршруты, на карте обозначены остановки — тут вроде бы все проще. Линии ведут в разные концы города, но на самом деле может интересовать только четвертая ветка, которая везет до музея Бардо. Якобы имеется шесть зон, надо сказать кассиру название остановки, он скажет цену. Не пользовались.

Маршрутки, они же “луажи”. Есть с синей полосочкой на боку — это внутригородские, с красной — междугородние.

С внутригородскими та же проблема, что и с автобусами — надо понятно артикулировать, куда вам надо. Однако если вы ищете луаж в месте стоянки, то все не очень сложно, потому что можно не на ходу объяснить и общими усилиями решить, как вам лучше поступить. На ходу можно останавливать все проходящие и спрашивать нужное вам место. Проезд внутри города якобы 0,35 доллара. Не пользовались.

Междугородний луаж выглядит как и все подобные маршрутки во всех арабских странах, которые мы видели. Уже на подходе, завидев вас, зазывалы выкрикивают название места, куда везет рекламируемый ими экипаж. Дальше вы узнаете цену, занимаете место, и когда машина заполнится, тут же стартуете.

С автовокзала Баб-Саадун в Бизерту и назад мы ездили несколько раз. Стоимость проезда два доллара, время в пути один час.

Такси. Существуют два тарифа — дневной и ночной. Второй дороже на 50%. Действует после девяти вечера. На счетчике тарифы обозначаются буквами “йот” и “эн”, что соответствует французским словам “жур” — “день” — и “нюи” — “ночь”. Вместо букв могут быть цифры — единица и двойка соответственно.

Посадка 0,175 доллара (500 миллимов — полдинара), дальше можно с интересом следить как к ним прибавляется по 0,035 доллара (100 миллимов), что будет происходить довольно бодро, в том числе и во время ожидания.

Примеры оплаты такси. От станции Баб-Саадун до музея Бардо — доллар. От музея Бардо до аэропорта — два доллара. От станции Баб-Саадун до станции электричек “Тунис-Марина” — около полутора долларов.

Про такси в туристических городах пишут всякие страсти, как то: обманывают с тарифом на поездку — могут переключить на ночной днем или заявить, что забыли переключить, типа, плати дороже. Могут заявить, что вы сели не просто в такси, а в такси “делюкс”, и только за посадку взять доллара полтора. Повезти кругами. Ну, или классика — нет сдачи.

Мы сталкивались с последним обманом, также нас один раз повезли неочевидным путем. Единственный найденный выход на этот счет — следить за движением машины на телефоне и в случае явного несоответствия показывать водителю, что вы в курсе, что он едет не туда.

В остальном никаких проблем не было — сдачу всегда отдавали, на чай не просили.

Неожиданная вещь, с которой мы столкнулись в столице Туниса дважды. Мимо нас проезжали десятки такси, но все были заняты. Были свободные такси, которые ждали пассажиров, но на наше предложение прокатить, отвечали, что им в другую сторону. В общем, все это вызывало изумление.

Предположение: в Тунисе стали работать системы типа “Убер” — мы, во всяком случае, видели на машинах рекламу “Болт”. И хотя в обоих случаях мы выкрутились, но если предположение верно, то выход один — заводить себе местную сим-карту и вызывать такси электронно. Ну, или просить это сделать какого-нибудь местного.

ТГМ или пригородная электричка. Нужна для того, чтобы своим ходом объездить то, что осталось от Карфагена — собственно, она проходит по тем местам, где он когда-то находился, — и сгонять в Сиди-Бу-Саид. Электричка едет и дальше, до, как рекламируется, неких курортных городков, но кому они нужны, кроме живущих там, — не очень понятно.

Стартует в столице от уже упомянутой станции “Тунис-Марина” и ходит каждые, как пишут, 5–15 минут в зависимости от наплыва пассажиров. Мы каждый раз ждали минут по десять. Поезд — развалюха пятидесятых, наверное, годов прошлого века; тем не менее, имеет вагоны двух классов, билеты в которые стоят по-разному. Мы зашли в оба — особой разницы не заметно.

Билет в вагон второго класса обошелся нам в сорок примерно центов туда и назад на человека. Кассир — касса находится при входе на станцию с левой стороны — на пальцах объяснил, что билеты действуют двадцать четыре часа. Проверить это никакой возможности не было, потому что ни контролеров, ни валидаторов мы не встретили.

Кроме того, билеты, скорее всего, одноразовые, то есть не то чтобы можно выходить и снова садиться бесчисленное количество раз.


Вагон второго класса легкого метро для поездки по Карфагену. Надпись на стене подтверждает, что это именно метро.

Аренда машины. Нетуристическая Бизерта не усеяна конторами, которые предлагают наем авто. Но, тем не менее, они есть, и стоимость аренды равняется 23–26 долларам в сутки. Стоимость бензина порядка 70 центов. Если нужен водитель, то за день его работы придется заплатить от 17 до 35 долларов.

Жилье

Посредством “Эйрбиэнби” была зарезервирована квартира в районе старого порта Бизерты. Которая оказалась дворцом.


Бело-синие ступени

Предварительно уже на фото было видно, что квартира богато украшена плиткой и прочими штуками, но кто ожидал, что в ней окажется около трехсот метров?! Одна спальня на первом этаже, там же прихожая, ванная комната и то, что встречавший нас человек назвал “салоном” — гостиная, столовая. Две спальни на втором этаже и благоустроенная крыша со скамьями, тянущимися вдоль наружной бывшей крепостной стены, где, выглядывая между зубцами, можно было рассматривать старый порт, маленькую крепость напротив, собственно медину, где находилось наше жилье, и даже море. Плюс, там же еще одна ванная комната и еще одна кухня.


Зеркало в прихожей

В каждой спальне было по телевизору, а убранство дома оказалось богатым и даже с излишествами.


Деталь интерьера бизертского дома

Стоимость — 70 долларов в сутки, при том что внутри спокойно разместились бы шесть человек.


Деталь интерьера бизертского дома

Еда и питье

Я ожидал местной еды в виде таджина, кус-куса, мергеза, оджи, брика и мешуи, что мы и получили.


Завтрак. Мидии, креветки, бутылка холодного белого вина. Избражение на посуде в виде треугольника с излишествами — знак древнего Карфагена.

Таджин — омлет, нарезанный на порционные куски. Толщиной сантиметра четыре, на порции размером в два спичечных коробка. Начинка — мясо, сыр, нут. Стоимость — 0,35 доллара.

Кус-кус — да, тот самый кус-кус, про который все слышали, а большинство пробовало. Кстати, как оказалось, я пробовал его в первый раз. Делала на заказ мама хозяина кафе, и из предложенных вариантов мы выбрали наиболее местный — с рыбой.

Что мы получили? Нам принесли глубокую воронкообразную миску диаметром в верхней части сантиметров тридцать, которая с горкой была заполнена крупой кус-куса. Крупа была декорирована целыми и, как видно, вместе приготовленными овощами — целой морковкой, картошкой, луковицей и перцем. На отдельной тарелке была подана рыба — две дорады.

Короче, еды там было на четырех грузчиков — мы не съели и половины. Стоимость — 13 долларов.

Мергез — всем известные острые бараньи сосиски, которые полагается жарить. Их делают по всему Средиземноморью, вот и в Тунисе тоже. Килограмм — семь долларов, дороже, чем в Ницце, но и качество гораздо лучше.

Оджа — смесь овощей, которая готовится с большим количеством томатов и хариссы. В качестве наполнителя используются разные штуки — например, нарезанные на кусочки сосиски мергез. Готовится в сковородке. Стоит в районе доллара и восьмидесяти центов.

Упомянутая выше харисса — если кто не знает, это альфа и омега тунисской кулинарии, перетертый с пряностями жгучий перец. Продается повсеместно, и повсеместно же и используется.

Брик — пирожок треугольной формы из очень тонкого слоеного теста на манер греческого фило. Начинка — вареная картошка и яйцо. Штука интересна, потому что края скрепляются небрежно, но яйцо не вытекает, потому что жарят во фритюре. Когда пирожок готов, а это происходит довольно быстро, обнаруживается, что желток не свернулся и весело течет. Это в том смысле, что необходима некоторая аккуратность при откусывании. Стоимость — 0,35 доллара.

Мешуя — у нас бы эту штуку назвали икрой на манер баклажанной, в Тунисе проходит как салат. Делается из зеленого перца разной степени остроты. Его запекают на гриле вплоть до интенсивных черных подпалин, которые потом счищают, семена и плодоножку удаляют, перец нарезают. Добавляют чеснок, лимонный перец, немного помидоров. Как уже было сказано, перец может быть острым по-разному, поэтому иногда мешуя по-настоящему жгучая. Стоит около полутора долларов.

Фрикасе — штука, о которой заранее не читал, хотя и в Бизерте, и в Тунисе продается много где и пользуется большим спросом. Не думайте, отталкиваясь от названия, что речь идет о рагу из мелко нарезанного мяса в белом соусе. Никак нет — фрикасе в Тунисе это несладкий пончик, который жарят во фритюре, потом надрезают с одной стороны, смазывают изнутри хариссой, кладут мелко нарезанную вареную картошку, яйцо в таком же виде, тунец из банки, оливки, могут добавить хариссы еще — готово дело.

Изделие имеет величину с два спичечных коробка, стоит около 20 центов, и двумя можно отлично пообедать.

Про суп. Про который вроде надо было написать в начале, но пишу в конце, так как познакомился с ним на месте, в Тунисе. Называется лаблаби, для приготовления в горшок крошат белый хлеб, добавляют горох нут, специи и заливают это очень крепким бульоном. Понятно, что внутрь можно добавить все что угодно и соорудить ту комбинацию, которая нравится вам лично. Но даже базовый вариант вкусный. Порции стоимостью меньше двух долларов вполне достаточно на двоих.

Напитки. Первый раз встретилась в арабской стране обычная, несладкая газированная вода в ассортименте. Литр — около 20 центов. Сладкой — большое разнообразие, в частности, есть ананасовый “Швепс”. Двухлитровый “Спрайт” или “Кола” — около доллара.

Пиво. Местная марка называется “Селтия”. Банка 0,33 стоит около 0,6 доллара. Есть также упаковка по 0,5 литра, но, как говорится, не было завоза.

Вино. Ни для кого не секрет, что в Тунисе делают вино. И если пиво, упомянутое выше, воображения не потрясает, то местные белые вина — это очень хорошо. Особенно понравился мускат — сухое вино без капли сладости с очень тонким вкусом и ароматом, а также угни — также очень легкое, но при этом уверенное вино. Розовое — не понравилось. Стоимость вина от 3,30 до 5,50 доллара за бутылку в 0,75 литра.


Алкоголь в ассортименте. Угни — сорт винограда.

Крепкое. Делают джин, виски, ром, за которыми рука не потянулась. А потянулась она за инжировым дистиллятом под названием буха. По одной версии название связано с неким оазисом, по второй переводится как “дурманящие пары”.

Пары бухи вполне вонючие, как у любого плохо очищенного крепкого фруктового алкоголя. Вкус тоже вполне самогонный, но пьется легко, голову в чугунное ядро не превращает. Литр стоит примерно восемь долларов.

Где приобретать? Местные указывали на несколько источников, но самый очевидный в центре, дверь в дверь с магазином “Карфур”. Чтобы не было путаницы, сообщаю, что есть “Карфур” побольше, более центральный, а есть поменьше, рядом со сквером. Именно рядом с ним во всякий день, за исключением пятницы, с полудня до шести вечера вы можете приобрести всякие напитки.

Место бойкое, местные рвутся к окошку, в котором отпускают. Путь туда лежит через сделанный из металлических труб лабиринт, установленный когда-то, вероятно, с целью того, чтобы народ не толпился. Народ все равно толпится. У окошка при нас каждый раз дежурил человек, который как бы управляет ситуацией, и он придет вам на помощь. То есть вам не надо будет прорываться к продавцу, а надо будет сказать, сколько и чего нужно, после чего получить покупку.

Требуйте чек и проверяйте — помощники не прочь заработать пару динаров. Приходите со своей сумкой — за пакет, куда уложат вино, с вас без зазрения совести попросят пятьсот миллимов, а то и целый динар.

Бизерта

Как пелось в песне, “городу две тысячи лет”. Бизерте больше чем две тысячи. Здесь были финикияне, римляне, вандалы, турки, испанцы, французы. Одно время Бизерта была пиратской столицей, вроде Тортуги в Карибском море. Сюда пришла Русская эскадра — офицеры с семьями и другой гражданской публикой, которая не приняла революцию и бежала от нее. Больше шести тысяч человек.

Так что это еще и наша земля.

Рассматривают крепость — “касбу”, — малую крепость “ксибу”, Испанский форт, старый центр — медину, старый порт, “новый” центр города, где французские дома начала прошлого века, храм Александра Невского, христианское кладбище.

Ну, вот так получилось, что жили мы в медине, наружная стена дома, как я уже писал, была бывшей крепостной стеной, окна выходили на старый порт. Напротив, через портовую заводь, была малая крепость, а когда мы выбирались на набережную, то каждый раз проходили мимо мечети старого города. В общем — чего и вам желаю.


Площадка на крыше нашего дома. Крепостные зубцы, старый порт. За спиной медина, впереди и левее кисба — малая крепость.

Мы вселились, когда было уже часов десять вечера, в темноте то есть. И вот мы внутри среди всего этого великолепия, но я полюбопытствовал и открыл окно в сторону старого порта. И обомлел. Более красивого, я бы даже сказал шикарного вида из собственной спальни я не видел ни разу в жизни. Старые дома напротив, темная вода качает рыбацкие лодки, и отражаются в ней фонари на набережной. Очень.

Тунисский фасон в смысле цвета — это сочетание белого и ярко-голубого. И хотя такое встречается и в других местах, в той же Греции, тем не менее, в тот же Сиди-Бу-Саид ездят любоваться именно этим способом раскраски домов.

Медина Бизерты в этом смысле ничем не хуже — сочетание ровно то же самое. В медине чисто, замысловатые решетки на окнах, много кошек. Так как место не туристическое, то даже подростки не слишком нахальные, плюс сказывается то, что страна франкофонная. В общем, трогательно путаются между “фак ю” и “лав ю”. Да и то в виде исключения. Короче, агрессия в воздухе отсутствует.

Старый порт — совершенно живой. Многочисленные катерки и лодочки все при деле, так что часа в три утра можно видеть, как они отправляются на лов. Набережная выстлана тесаным диким камнем, много кафе, чем местный народ активно пользуется.

В акватории старого порта чистая вода — пластиковые бутылки и окурки не плавают, такое вот странное дело. На дальнем конце порта ресторан “Финикиец”, который находится в копии финикийского корабля. Самый, как пишут, лучший ресторан в городе. Который можно проигнорировать. Почему?

Еще перед отъездом я читал, что, дескать, крутость старопортовских харчевен в Бизерте такова, что вы можете придти туда с рыбой, которую сами купили, и вам ее там незадорого приготовят. Что оказалось?

В самой же первой нам сказали четко и ясно: у нас рыбы нет, отправляйтесь на рынок, купите рыбу там, мы вам ее приготовим. То есть в этих кафе, а их практически дверь в дверь два с видом на воду и еще несколько напротив рыбного рынка, ничего другого и не предусмотрено.

Таким образом, мы оказались на рынке, который тут же за углом. И что там крепости и голубые ставенки на выбеленной стенке — здесь вас ждет настоящая роскошь. Кефаль, макрель, барабулька, морской черт и морской окунь, креветки, лобстеры, угри, осьминоги, каракатицы, морские ежи, мидии, устрицы, кальмары — все это самое свежее, выловленное сегодня ночью, и все для вас.


Рыбный рынок в Бизерте. Морской черт, кефаль и прочее.

Самая недорогая рыба — доллар за килограмм, самая дорогая — долларов семнадцать. Морской угорь, зимний, толстый и жирный — семь долларов за килограмм. Креветки — три с половиной.

Но зачем килограмм? Купите каждой понемногу, чтобы понять, что по вкусу это разная очень свежая рыба, и вся — очень вкусная.


Барабулька

Теперь собственно о кафе. Все местные поголовно заказывают рыбу на гриле — и вам никто не мешает. Хотя начнется дело, конечно, с того, что вас спросят, чистить ли рыбу и резать ли ее на куски. Далее — собственно гриль, после чего рыбу подадут в сопровождении того, что закажете. Салат мешуя — обязателен, что называется, не смейте отказываться. Куски лимона к рыбе принесут и так. Так же как и хлеб. А вот картошку фри и суп, так же как и салат, надо заказать отдельно.

Про цены. В первом месте за испекание рыбы на гриле, один салат и хлеб с нас попросили три доллара. В следующем, которым мы пользовались уже до самого отъезда (находится в аккурат напротив бокового, ближнего к гавани входа в рыбный павильон) за две миски супа, две мешуи и жарку рыбы на сковородке — четыре. В общем — не разоритесь.

В “Финикийце” очевидно дороже, потому что на столах крахмальные скатерти и блестящие приборы, но вы все-таки можете сделать выбор в его пользу — рыба все равно будет свежей.

Французские дома присутствуют в центре города и находятся в менее обветшалом состоянии нежели английские, например, в Карачи. Но все равно обветшалые. Кое-где сохранились деревья, есть нечто вроде скверов. В целом, если даже не сильно напрягать воображение, становится понятно, что город лет сто назад был вполне уютным, да и сейчас не производит отталкивающего впечатления.


Французский дом

Местные, как уже было сказано, не агрессивны, на улицах не толкаются. Машины ездят как попало, но при переходе поднимете руку — притормозят и пропустят.

Кстати, о жестах: местные очень любят знак в виде поднятого вверх большого пальца при сжатом кулаке — наш жест, вполне знакомый. В сочетании с кивком обозначает то же, что и у нас. “Все хорошо? — Да, все хорошо”.

Про русские места. Последний человек, который был на кораблях Русской эскадры, вошедшей в бизертскую бухту в 1921 году, дожил до 97 лет и умер в 2009 году. Звали этого человека Анастасия Манштейн-Ширинская. И ее именем названа площадь в Бизерте.

В ее доме организован музей. В музее есть смотритель, телефон которого легко раздобыть. Мы связывались и планировали посетить, но не сложилось. Договариваться лучше заранее.

Дом, в котором квартира-музей, находится недалеко от православного храма. Храм со своими голубыми главками и белыми стенами вполне симпатичный, но, к сожалению, закрытый и с видом на нечто промышленное через оживленную улицу.

Не то христианское кладбище. Если будете договариваться с водителем такси, выгодно в качестве ориентира называть военный госпиталь. Это в очередной раз к тому, что “армейский” и “госпиталь” звучит примерно одинаково что на русском, что на английском, что на французском, который здесь только и понимают.

Приехав, вы можете столкнуться с тем же, что и мы — кладбищенские ворота будут закрыты на цепь с замком. Выход — ворота нужно трясти, цепью греметь, и тогда, скорее всего, появится сторож, молодой парень, который, судя по некоторым приметам, там и живет.

На кладбище много не в лучшем состоянии находящихся французских и итальянских склепов, есть отдельно огороженное сербское военное кладбище, есть много наших надгробий.

Про сербское кладбище заранее я ничего не знал и только по возвращении выяснил, что похоронены там сербские солдаты, которые были вынуждены эвакуироваться при угрозе уничтожения со стороны немецких и австро-венгерских войск во время первой мировой войны. Гораздо больше их погибло и было похоронено на острове Корфу.

Наши надгробия многочисленны, обращает внимание дата, 1924 год, которая есть на многих из них. Эпидемия? Голод? Неустроенность? Тоска?


Гардемарин фон Плато

Кладбище старое, выветрившееся. Самая свежая могила — Анастасии Ширинской; больше, вероятно, здесь не хоронят. Пальмы, кактусы, оливковые деревья, их мелкие плоды давишь ногами.


Могила Анастасии Манштейн-Ширинской

Это из области мечтания и, скорее всего, неосуществимого, но вот хорошо было бы современных наших школьников возить в те места, где когда-то жили и умирали наши люди. Обширная география получится.

Карфаген

На данный момент так называется близкий к морю район столицы. Одно из самых престижных мест для жизни. Виллы, дескать, бриз ласкает кожу.

Достигается с помощью легкого метро, начальная станция которого находится недалеко от железнодорожного вокзала, ну и от восточной оконечности медины тоже недалеко. Если стартовать по авеню де Франс, а потом по Хабиба Бургибы, выйдет около километра.

В вагонах электрички есть схема с обозначениями станций, и вам надо будет выглядывать в окно, чтобы их идентифицировать. Благо названия находятся сбоку платформы, если только не заросли вьющимися или иными растениями.

Первая станция, что может заинтересовать, это “Картаж Саламбо”. До нее будет станция “Аэропорт”, чудесным образом к аэропорту никакого отношения не имеющая, и думать, как думал я, что из аэропорта можно будет сразу покатить к развалинам, неправильно.

Итак, доехав до “Картаж Саламбо”, надо выйти из вагона, пройти до конца платформы, двигаясь по той же стороне против движения, а в конце свернуть налево. Топать прямо, и будет видно куда, потому что вдали замаячит коричневая табличка — указатель. Там свернуть еще раз налево, и будет недалеко. В общем, идти минут пятнадцать.

Внутри надо купить билет, который стоит около четырех долларов и будет действителен для входа на все карфагенские объекты, включая музей.

Что внутри? Внутри Тофет. Вообще, Тофет — это некое место недалеко от Иерусалима, что упоминается в Ветхом Завете, где сжигали детей в качестве жертвоприношения богу Молоху. Таким образом, получается, что в Карфагене был филиал этого заведения, и многочисленные камни, которые вы увидите, — не что иное как жертвенники.


Тофет

На некоторых из них есть изображения, в частности, знак Астары (Иштар, Афродита, Венера) — примерно такой можно увидеть на двери женского туалета.

Следующие две станции, которые могут вас заинтересовать, это “Картаж Дермеш” и “Картаж Ганнибал”. Рядом с “Картаж Дермеш” смотрят холм Бирса — как пишут, основное место раскопок. Там же находится собор святого Людовика и музей. Близ “Картаж Ганнибал” — всякие римские штуки.

Поворот состоял в том, что именно на этих станциях наша электричка не остановилась. Совет — спросите у местных, можно ли там выйти. А если не разберетесь, то вот дамочка из Тофета сказала, что до “Картаж Дермеш” полчаса пешком.

Короче, мы оказались на “Картаж Дермеш”, когда ехали в обратную сторону, Марина сориентировалась, несмотря на то, что название станции заросло уже упомянутыми пуническими кущами. А дальше мы стали искать музей.


Окно на станции “Картаж Дермеш”

Это, собственно, о том, что если вы думаете, что приедете и в двух шагах от станций вас будут ждать храмы и термы, к которым будет вести вымощенная каменными плитами дорога, снабженная многочисленными указателями, то ошибаетесь.


Вилла в Карфагене

Архитектурные останки не вблизи, широкой дороги нет, указатели редки и невнятны. Словом, на “Картаж Дермеш” вы попадете прежде всего в большой жилой район, застроенный виллами. Казалось бы, плохо дело, но вот мне показалось, что совсем даже неплохо, когда мы очутились среди этих самых вилл. Улицы пустынны, виллы красивые, всюду полно зелени, ветерок с моря шевелит занавески. Хорошая такая атмосфера в этом районе.

А собор и музей мы через некоторое время нашли, для чего понадобилось взобраться на самую верхотуру.


Собор святого Людовика

Собор красивый, музей изнутри мы не исследовали, но вот снаружи тоже полно всяких статуй и обломков. Но самое главное, с этой примузейной площадки открывается удивительной красоты вид на море. Большая радость увидеть такое.


Музей Карфагена

Где-то прочел, что якобы с этого места начали застраивать Карфаген. И если даже это было не так, то вообразить подобное легко — здесь очень красивое место.

Сиди-Бу-Саид

Обязательное для посещения туристами место. Сказочной, как было обещано, красоты городок, который очень любили всякие художники, жили и творили здесь.

Выходить на остановке, которая так и называется, дальше бродить по улицам и восхищаться. Есть указатель на обязательную и первосортную для наблюдения и восхищения точку, но мы туда не пошли.

Про город известно, что весь он выкрашен в белый и ярко-голубой, и то, что мы видели, соответствует этой информации.


Дверь в Сиди-Бу-Саиде

Где-то в глубине должна была быть специальная туристическая улица, но мы ее счастливо избежали.

Тунис

Музей Бардо.

Первоначально в планах была медина, но мы с легкостью заменили ее на музей, ведь медин много, а музей Бардо один.

Знаменит он прежде всего собранием римских мозаик. Забегая вперед, сообщаю, что это правда.

Музей находится в предместье под названием Бардо во дворце 13-го века, в другой части этого же здания располагается парламент страны. Билет стоит чуть больше четырех долларов, и каких-то послаблений для местных, как это много где бывает, я не заметил.


Я бреду по музею Бардо

В музее есть разные залы, посвященные разным эпохам, но если вы пришли, как и мы, посмотреть на мозаики, то будете удовлетворены сполна.


Капитель из моря

Их нет только на потолке. Это в том смысле, что стены будут ими завешаны, ходить вы будете по мозаикам — их тьма.

Из других вещей — на меня произвели сильное впечатление обломки античных колонн, которые, как видно, подняли со дна моря. И одна их сторона была до неузнаваемости изъедена кораллами, а другая совершенно целехонькая.


Поэт Вергилий

Есть бронзовые статуэтки, отлитые за несколько сотен лет до нашей эры — то, как это сделано, выдает в мастере настоящего гения.

Восстановленные античные ложа удивляют сочетанием украшений, одно в виде головы коня, второе — головы утки.

Отъезд

Такси до аэропорта, обратный обмен денег, и мы в самолете, чтобы меньше чем за час оказаться на Мальте.

Тунис-Тунис

Как оказалось, эта страна — очень популярное место у организованных туристов. В сезон прибывает тьма отдыхающих. Но в Тунисе так все устроено, что есть курорты — резервации, где все включено, и откуда публику возят на экскурсии по совершенно четкому списку.

Таким образом, становится понятно, что вы можете с курортниками не пересечься ни разу, если вам это не нужно. Особенно если приедете в несезон.

Пустые гостиницы, и никого ни в Дугге, ни в Эль-Джеме с его амфитеатром, ни в Кайруане — городе ковров, — ни тем более на озере рядом с Бизертой, где зимуют европейские птицы, ни много где еще. Вам никто не помешает все это осмотреть не спеша и со вкусом.

А можно, уподобившись птицам, вовсе ничего не делать, просто пробовать каждый день новую рыбу и бездельничать под нежарким зимним солнцем Туниса. Глядя на воду в порту города, которому больше чем две тысячи лет.


Вид из окна на старый порт

Ссылки

Брокгауз и Ефрон о Карфагене и Тофете.

Интерактивные карты и спутниковые снимки Бизерты, Карфагена, Сиди-Бу-Саида, города Туниса и Туниса.

Имена собственные

авеню де ФрансAvenue de FranceМарк Порций Катон МладшийCato The Younger
авеню Хабиба БургибыHabib Bourguiba AvenueМарк Порций Катон СтаршийCato The Elder
аждojjaмергезmerguez
АэропортL'Aeroportмешуяmechouia
Баб-СаадунBab Saadounмиллимmillime
БизертаBizerteмузей БардоBardo National Museum
брикbrikСелтияCeltia
бухаboukhaСиди-Бу-СаидSidi Bou Said
динарTunisian dinarтаджинtajine
ДуггаDouggaТГМTGM
КайруанKairouanТунисTunisia
Картаж ГаннибалCarthage HannibalТунис-КартажTunis-Carthage
Картаж ДермешCarthage DermechТунис-МаринаTunis Marine
Картаж СаламбоCarthage SalammboУтикаUtica
КарфагенCarthageфиникийцыPhoenicians
КарфурCarrefourфрикасеfricasse
кус-кусcouscousхариссаharissa
лаблабиlablabiЭйрбиэнбиAirbnb
луажlouageЭль-ДжемEl Jem

дальше: Тунисские фотки

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/mark/tunis.html

авторские права: © Марк Олейник, текст, фотографии, 2020
© Сергей Жаров, кодирование, 2020

обратная связь: markoleynik@hotmail.ru, sergei@zharov.com