Ирак II

Двойной пост, или Ночь в Багдаде

Даже не знаю, что написать на этот раз во введении. Потому что не ясно, как объяснить тот факт, что кому-то может не хотеться поехать в Месопотамию — туда, откуда все началось. Туда, где появилась самая древняя, самая первая цивилизация на Земле. Что это может быть кому-то неинтересно. И нужно сочинить что-нибудь заманчивое.

В мечтах я хотел попасть в Ирак всегда. Наяву — начиная с того момента, когда мы стали путешествовать.

Если говорить о технических вещах, то первый раз мы увидели его, Ирак, через сирийскую границу, к которой нас не хотели пускать и запрещали фотографировать. Но мы, конечно, подъехали и сфотографировали. Это был 2007 год.

В 2011 мы уже оказались внутри страны, в ее северной, сепаратной части — в Курдистане. А когда пришло известие, что можно получить визу по прилету, то взяли и поехали.

* * *

Особенностью нашей поездки оказалось то, что мы ехали в Ирак во время рамадана, мусульманского поста. Который в этом году наложился на православный Великий пост, так что при желании можно было ограничивать себя двояким образом.

Исторический факт

Шумерская цивилизация создала не только первую письменность, но и литературные жанры, среди которых, например, любовная лирика. Произошло это 2700–2300 лет до нашей эры, то есть чертовски давно.


Сирруш. Часть оригинальной облицовки ворот Иштар. Национальный музей Ирака.

Виза

Граждане 36 стран — среди них Россия, страны Евросоюза и США — могут получить визу для въезда в Ирак по прибытии. Причем как в аэропортах, так и на наземных переходах и в морских портах.

Стоит виза 75 долларов США, но берут при этом 77, и есть сведения, что раньше сдачу не давали, так что рекомендовалось готовить ровные деньги.

Что мы и сделали, но сдачу при нас давали.

Хотя ровные деньги в любом случае лучше.

COVID–19

Еще совсем недавно для въезда в Ирак требовался ПЦР-тест, сделанный не позднее чем за 72 часа до прилета. А также ПЦР-тест для вылета из страны, сделанный не позднее 36 часов.

Последний тест был совершенно недешевым — из отчетов следовало, что он стоил от 60 до 80 долларов.

Сейчас ничего этого не требуется, а требуется сертификат о вакцинации. В нашем случае сгодился сертификат о прививке с помощью вакцины “Модерна”. Что касается российских вакцин — нужно уточнять.

Дополнительно можно сказать, что к рассматриванию наших сертификатов отнеслись вполне халатно. То есть спросили, есть ли таковые — я издалека помахал бумажками, и все остались довольны.

Валюта

Иракский динар. К моему удивлению, в течение месяца до отъезда его курс потихоньку укреплялся — правда, потом так же потихоньку понизился. Деньги мы меняли в гостинице по курсу 1450 динаров за доллар. В обменном пункте курс был 1470. Могут также поменять евро, про рубли не интересовались.

Деньги в ходу бумажные — самая крупная купюра, которую я видел, была в 50000. Самая мелкая — 250, что соответствует примерно 15 американским центам. Как пишут, должна быть еще более мелкая купюра в 50 динаров, а также два варианта бумажек по 1000, 10000 и 25000 — мы их не видели. Старые купюры с изображением Саддама Хусейна, думаю, вполне доступны в антикварных лавках — нас они просто не интересовали. Попыток как-то обмануть с деньгами ни разу не было.

Монеты не попадались.

Долларами платили в гостиницах, за такси, нанятое на длительное время, за ковры в антикварной лавке, за такси в аэропорт.

Перед отъездом порылся в пачке купюр, которые так или иначе остаются после каждой поездки, и нашел иракские деньги — результат обмена в Курдистане. Бумажки оказались в ходу, и мы их потратили.

Язык

Арабский, из которого могут пригодиться “мархаба”, “маа саляма” и “шукран” — “привет”, “до свидания” и “спасибо” соответственно.

В отличие от Сирии или Египта, “мархаба” применяется, по моим наблюдениям, гораздо реже. Повсеместно говорят “салом алейкум” — то есть “мир вам”. Если кто-то почему-то этого не знает, отзыв на такое приветствие звучит как “валейкум салам”.

В речи местных вы наверняка услышите многочисленные вариации со словом “хабиби”, в основном в сочетании со словом “шукран”. “Хабиби” переводится как “дорогой”. Как в выражении “дорогой мой”. И употребляется, в том числе, в качестве обращения как у нас или же в качестве “спасибо”, вне слова “шукран”. Хабиби мелькает в воздухе постоянно словно бабочки.

Дополнительно можно запомнить “на-ам” — “да”, “ля” — “нет” и “хубз” — “хлеб”.

Вопрос “бикям?”, что в переводе означает “сколько стоит?”, следует задавать, что естественно, только лишь выучив числительные.

1 — уахид10 — ашэра100 — мейа
2 — итнин20 — эшрин200 — митейн
3 — таляата30 — талятин300 — тульта мейа
4 — арбаа40 — арбаин400 — арба мейа
5 — хамса50 — хамсин1000 — альф
6 — ситта60 — ситтин2000 — альфейин
7 — саба70 — сабаин 
8 — тамания80 — таманин 
9 — тисъа90 — тисаин 

Числительные эти я учил перед поездкой в Саудовскую Аравию и обнаружил, что сложные формируются неочевидным способом. Вначале произносятся единичные числительные, а потом через предлог “уа” десятки. То есть 35 будет звучать как “хамса уа талятин”.

В иракском варианте арабского я этого не услышал, то есть 35 будет “талятин хамса”.

Занятно, что словом “хамсин” — “пятьдесят” — называют сухой и очень пыльный ветер, который дует весной. Несет песок из Сахары. Рискнул бы предположить, что название говорит, что ветер состоит наполовину из этого самого песка. Но в действительности дело в том, что сезон ветра длится пятьдесят дней.

В целом цены привязаны к тысяче динаров, примерно 0,67 доллара, поэтому слово “альф” — одно из основных. Если цена от одной до десяти тысяч, то “альф” редуцируется и называются единичные числительные. То есть когда вы слышите “итнин”, то имеются в виду две тысячи, а не два динара. При озвучивании десятков тысяч “альф” снова добавляется.

В общем, лучше выучить пару арабских слов перед поездкой — английский практически никто не знает. Исключение — гостиницы, банки, магазины.

Несколько раз мы пользовались электронным переводчиком — сложную мысль с его помощью объяснить сложно, но он может сгодиться при поиске какого-то места.

Время

В Багдаде такое же, как в Москве. По всему Ираку одинаковое, на летнее время не переходят.

Погода

Днем в середине марта до 37 градусов, и понятно, что чем дальше на юг, тем жарче. Вечером около 25–27 градусов — очень приятно. Ночью вы, скорее всего, будете в номере, где кондиционер, и забортная температура вас не заинтересует.

Безопасность

Я решил написать в этом разделе пару строк, так как в Ираке еще недавно люди активно убивали друг друга, и какие-то последствия этого можно было бы обнаружить.

Последствия нашлись в большом количестве военных как в самом Багдаде, так и на блок-постах вдоль дорог.

Про последние в отчетах писали, что блок-посты — это одна из очевидных неприятностей при поездке по Ираку. Потому что в отсутствие туристов военные не очень понимают, что с ними делать, отчего впадают в задумчивость, и можно потерять много времени.

Что касается поведения местных: ни агрессии, ни желания обмануть, ни назойливого любопытства, ни тем более каких-то криминальных действий — ничего этого не было.

В целом Ирак сейчас — это нормальная нетуристическая страна, где на тебя просто реагируют как на немного другого человека, но не более того. Сдержанное любопытство — так это можно назвать. Тот факт, что вы русский или приехали из России, оценивается либо индифферентно, либо положительно.

Что касается объектов вне городов, то здесь, как пишут, основная опасность заключается в том, что можно налететь в безлюдных местах на поддельный блок-пост. На котором вас будут ждать не солдаты регулярной армии, а игиловцы или другая криминальная публика, декорированная под солдат.

Как представляется, вероятность этого мала, если вы пользуетесь основными трассами, тем более в центральной части страны и на юге. На севере ситуация непонятнее. В любом случае военные постараются вас остановить. Если же вы попытаетесь как-то улизнуть от них, то прямиком войдете в область неизвестного.

Прибытие

Полет из Риги был с пересадкой в Стамбуле. При этом самолет прибывал в новый международный аэропорт Стамбул, а вылет был уже из аэропорта имени Сабихи Гёкчен. Которая, как известно, была первой женщиной — военным пилотом в Турции.

Стоимость билета на одного в оба конца — около 650 долларов, что много. Вероятно, надо исхитряться и находить более дешевые билеты — например, через Каир или Амман, — но для наших дат их не было.

Новый аэропорт, как обещают, должен стать самым крупным в Европе и едва ли не в мире. В общем, ждешь чего-то чудовищного, но все хорошо придумано, и довольно быстро попадаешь к выходу. Среди документов в том числе проверяют наличие вакцинации.

Если, как и нам, вам потребуется остановка экспресс-автобусов между аэропортами, то выходить нужно на втором этаже зала прибытия — указатели работают, потеряться тяжело. Перевозку осуществляет автобус компании “Хаваист”, и нужен 13-й маршрут. Его расписание есть на сайте. Проезд занимает 110 минут при расстоянии в 109 км и стоит 4,40 доллара. Билеты покупать либо за наличные лиры и банковской картой в кассах внутри, либо только картой у водителя. Учитывая расстояние, совет заключается в том, чтобы выбирать рейс с большим запасом. Из-за пробок поездка может затянуться, как пишут, до трех часов.

Аэропорт имени Сабихи Гёкчен, основной для бюджетной авиакомпании “Пегасус”, ничем особым не потряс — просто все работает.

Лететь до Багдада примерно три часа, и примерно в половине третьего ночи мы приземлились.

Зал прилета крошечный, и прежде чем двигаться дальше, нужно было показать человеку в белом халате сертификаты вакцинации — я просто помахал ими издалека. Кроме того надо заполнить анкету, которая совсем простая и на английском языке. Офицер собирает анкеты, паспорта и деньги за визу, после чего уносит их. То есть по прилету лучше не тормозить, быстро добраться до зала, найти анкету, заполнить ее и отдать. Иначе вы будете ждать, пока оформят визы для первой партии, а это занимает время — в нашем случае минут сорок.

Далее проверят ваш багаж, влепят въездной штамп, и можно выходить под багдадское небо, но не торопитесь, потому что аэропорт обладает такой штукой как магазин дьюти-фри по прилету, который работал даже глубокой ночью. Конфеты и одеколон находятся в магазине в открытом доступе, но мне было интересно узнать про алкоголь, и я о нем спросил. Выяснилось, что всё в наличии, но за раздвижной дверью в спецпомещение, где я, слегка обалдев от цен, купил пару бутылок арака по 700 мл и пять долларов.

Выезд из аэропорта осложнен тем, что права на въезд и обслуживание пассажиров имеет только одна компания — такой была информация. И незыблемая такса равна 37 долларам до центра. Я написал в гостиницу, про которую, в частности, было известно, что они предлагают трансфер за 30 долларов, и как будто договорился — мне сообщили, что трансфер возможен. “Как будто” обнаружилось в том, что когда в начале четвертого ночи мы вышли к встречающим, то выяснилось, что нас никто не ждет. Мы отправились наружу, и практически первый же водитель предложил отвезти нас за искомые 30 долларов.

Почему было не действовать по обычной схеме — то есть не выйти с территории аэропорта на трассу и не найти машину за меньшие деньги? Ответ в том, что из аэропорта идет одна дорога, которую на некотором расстоянии перекрывает блок-пост, и расположен он совсем не близко. Если вы даже добредете до него, то что произойдет дальше — неизвестно.

Есть сведения, что в дневное время до блок-поста ходит автобус и за малую мзду вы сможете туда добраться. Беда заключается в том, что улица эта называется Аэропортовской, то есть отходящая от аэропорта естественным образом, и после поста она остается совершенно одинокой довольно долго. В общем, непонятно, будут ли там такси.

Мы бодро доехали до совершенно пустынного центра, который украшали лишь военные и немногочисленные пешеходы, когда выяснилось, что водитель не знает, где находится наша гостиница. Мы ехали вперед, возвращались, кружились и совершали всевозможные эволюции во всех направлениях. Когда же шофер впал одновременно в изнеможение в сочетании с бурным неистовством, гостиница была найдена. Вероятно, для успеха дела нужен был вот этого совершенного накала драматизм.

Да, и он не постеснялся попросить сорок долларов, потому что “дорога оказалась очень сложной”.

Мы поднялись в номер, я вышел на балкон со стаканом разбавленного арака и зажженной сигаретой. Внизу лежал Багдад — мы до него наконец добрались.

Транспорт

В Багдаде есть автобусы, маршрутки, попадаются моторикши и множество желтого цвета такси. Никто не сможет помешать вам нанять рикшу, но они не повсеместны. С маршрутками и автобусами вы, скорее всего, не разберетесь, значит, остаются такси.

Счетчиков в такси не замечено, следовательно, действовать надо согласно старому доброму способу. То есть вы называете нужное место или показываете шоферу бумажку, где название будет написано, с этим помогут в гостинице, и еще до старта уславливаетесь о цене. См. пункт о необходимости выучить числительные, хотя, конечно, можно и показать на экране телефона, например.


Случайный кадр, в который попали сразу четыре машины-такси. Видны вывески винных магазинов.

Дальше как повезет, в любом из двух смыслов этого слова, потому что город водители знают плохо, навигаторами не пользуются, а предпочитают спрашивать прохожих арабов. Что является довольно недальновидным приемом, учитывая тот факт, что я за свою жизнь не видел ни одного араба, который бы не показал с уверенностью направление, даже если он понятия не имеет, о чем идет речь.

В самом Багдаде вас, скорее всего, будет интересовать старый центр, ведь именно там более или менее компактно расположены все стоящие внимания объекты. А жить вы, скорее всего, будете на правом берегу Тигра в проекции Зеленой зоны, так как именно там имеется скопление отелей на разный кошелек. Поездка от гостиницы до достопримечательностей встанет вам доллара в три за примерно четыре километра.

От Багдадского зоопарка до гостиницы мы заплатили $6,50 за примерно шесть километров, что немало, учитывая цену на бензин в 30 центов за литр. Для справки: средняя зарплата таксиста в Багдаде — 600 долларов.

Между городами можно также перемещаться на автобусах, микроавтобусах, такси, до Басры из Багдада можно полететь на самолете. Можно арендовать машину и самому сесть за руль. Арендуется машина в отеле “Бабилон Ротана” в “Херце” и стоит 40 долларов в день.

Из всех перечисленных способов мы выбрали наем машины с шофером, в чем помог, как я вначале думал, менеджер, а потом выяснилось, что, на самом деле, владелец отеля. Этот внимательный, энергичный и очень гостеприимный человек нашел нам и машину, и водителя, а во время поездки звонил, помогая коммуникации с шофером.

Затея стоила нам 100 долларов в день, если мы ночевали в Багдаде, и 125, если вне. Эти деньги включали извоз, бензин, ночлег и еду для шофера — в общем, всё. Насколько это много или мало — сказать сложно, но мы поговорили еще в нескольких гостиницах и с одним водителем на улице. Результат переговоров с ним — те же сто долларов в день, и ни в одной гостинице помочь нам не взялись.

Очевидный плюс именно такого передвижения — можно попасть в такие места, куда явно ни маршрутки, ни автобусы не довозят.

При наличии времени и желании экономить — автобусы, конечно, лучше. Поразительное открытие, не правда ли?

Еще один плюс перемещения с местным водителем заключается в том, что он может сообщаться с местным населением, в частности, с военными, которых много на всех дорогах. Если вы арендуете машину, то будете смущать военных людей, ведь Ирак не переполнен белыми, которые куда-то едут, сидя за рулем. Другое дело такси. Там на водительском месте понятный человек. “Привет. — Привет. — Кого везешь? Туристов? Куда? Ладно, проезжай”. Это все к тому, что солдат не любит неожиданностей и может задержать, что называется, до выяснения.

В Ираке очень много такси. И очень много военных.

Жилье

Район на правом берегу Тигра в проекции Зеленой зоны и парка Зоура полон разными гостиницами.

Как нам рассказали местные жители, прежде эта центральная часть города являлась местом, где жили обеспеченные люди, отчего здесь и было построено большое количество отелей. Люди съехали, но отели остались.

Район приблизительно помещается в рамках между Тигром на юго-западе, автострадой имени Мухаммада аль-Касима на северо-востоке, площадью Тахрир на северо-западе и автострадой Дора на юго-востоке.

Район пересекает улица Саадун, одна из центральных в Багдаде. И, в частности, вдоль нее расположено много гостиниц. Также много гостиниц находится вдоль параллельной Саадун улицы Абу Нуваса.

Справедливости ради надо сказать, что гостиницы есть и в других местах, в частности, вокруг Золотой мечети или рядом с аэропортом, но оттуда до центра не близко.

Самая низкая цена за номер для двоих составляет 45 долларов, и эта гостиница находится в самой удаленной от исторического центра части района. Далее на “Букинге” есть еще одна контора за 50. Следом уже между 60 и 70 долларами. Дальше начинается плюс бесконечность.

Наш выбор пал на “Шанашил палас” за 100 долларов в ночь. В пользу такого выбора было: обещанный трансфер из аэропорта за 30 долларов, реклама бывавших в отеле людей в смысле возможности получить самую разную помощь (как уже было сказано, я рассчитывал на помощь в найме машины, и я ее действительно получил), просто хорошие отзывы в смысле отсутствия тараканов, с которыми не хотелось встречаться после длительного перелета, как и в любое другое время. Наконец — друзья мои, мы же летели в Багдад, и хотя бы в первую пару дней мне хотелось настоящего праздника.

После, думал я, мы походим по окрестным гостиницам и поселимся уже вдвое дешевле. Или втрое. И, предположим, тамошние тараканы если и будут, то станут вести себя скромно и гостеприимно.

В “Шанашиле” мне понравилось сразу. Персонал, несмотря на то, что на дворе была поздняя ночь, перетекающая в очень раннее утро, был свеж, приветлив, расторопен. Наши рюкзаки, несмотря на мое отнекивание, немедленно отнесли в номер, который оказался раза в два больше, чем я рассчитывал. Нам повезло — во время рамадана постояльцев было немного, и нас поселили в люксе.

На следующее утро я отправился договариваться по поводу машины и познакомился с мистером Аббасом, который вызвал во мне приязнь с первой минуты, и в дальнейшем эта приязнь только возрастала.

Коротко — мистер Аббас оказался первоклассным менеджером и очень приятным человеком. И если у вас будет возможность — поселитесь в “Шанашил паласе”, и вы получите удовольствие. Сам отель далеко не новый, но содержится в отличном состоянии. Персонал вышколен, ресторан — хорош, и если у вас возникнут какие-то проблемы, то можете не сомневаться — вам придут на помощь.

О других местах. Мы, как и было задумано, обошли несколько гостиниц в округе. Стоимостью за номер от 45 долларов до двухсот. Какие-то были поскромнее, какие-то побогаче, с разным количеством звезд на фасаде. Но, во-первых, как давно известно, звезды в названии гостиницы в разных странах означают разное, а во-вторых, в нетуристических странах часто отсутствует корреляция между стоимостью и качеством жилья.

Совсем недорогие гостиницы, долларов по десять–двадцать, нам не попались. Тараканов нигде не видели.

Еда

Что возникает в вашем воображении, когда вы слышите об устройстве общепита во время рамадана в мусульманской стране? Учитывая, например, что имел место богословский спор в исламе о том, можно ли глотать днем слюну во время этого поста. Не прогневается ли господь, видя такую слабость?

Короче, я готовился голодать. Похудею, думал. Я выписал время, когда можно совершать сухур и ифтар — две возможные во время рамадана трапезы. Выходило, что можно будет перекусить в первый раз около половины восьмого вечера и потом не прекращать до трех ночи. В оставшуюся часть суток предполагалось, что нельзя будет есть, пить, совокупляться, курить сигареты и, может быть, даже глотать слюну.

Когда мы в первое утро вышли к завтраку, обнаружилось, что столы накрыты и множество постояльцев явно южной наружности преспокойно завтракают в совершенно неурочное время. И ресторан в гостинице работает до позднего вечера.

Мы вышли на улицу — работали пекарни, продуктовые магазины и так далее. В этом как раз не было ничего удивительного, ведь никто не запрещает покупать еду. Еду нельзя только есть.

Это оказалось не совсем так, потому что на следующий день в пятидесяти метрах от Золотой мечети мы нашли битком набитый едоками и не слишком замаскированный ресторан с шашлыками и жареными курами.

Дальше в мечети на месте могилы пророка Айюба (Иова) ясным божьим днем мы встретили закусывающую на территории семью.

Вершиной грехопадения явилось зрелище бабушки, которая ела персик, опершись спиной о стену мечети на месте могилы Али, первого шиитского имама, — самого святого места для шиитов, сравнимого разве что с Каабой.

Военные угощали нас водой, кислым молоком и финиками. К вечеру, как, впрочем, и днем, работали множество кафе в округе. Короче, не было никакой возможности не лопать, не есть и не пить в три горла. Для того чтобы вы поняли, насколько ужасная картина открылась перед нами, сообщаю, что в центре Багдада работают многочисленные алкогольные магазины, открытые с утра до вечера. И перефразируя слова, якобы принадлежавшие Марии-Антуанетте, можно было бы сказать: если им нельзя глотать слюну, пусть пьют пиво.

О конкретных местах, блюдах и способах экономить.

Начнем с последнего, и коль скоро вы в арабской стране, то у вас всегда будет под рукой свежевыпеченный горячий хлеб разных видов. Нам, в частности, встречался хубз (в широком смысле это вообще название хлеба) — круглая, размером с обеденную тарелку тонкая лепешка — и самун — тоже хлеб, но внешне сходный с аджарским хачапури, которое, в свою очередь, многие сравнивают с лодочкой. Величина как первого, так и второго изделия такова, что одной, максимум двух штук достаточно, чтобы наесться. Особенно если запивать хлеб дугом — кисломолочным напитком.

Стоимость лепешек — примерно 8,5 центов за штуку. И из пяти попыток купить нужные нам две штуки, в четырех случаях нам их просто подарили. Объяснение не только в гостеприимстве, а еще и в том, что местные покупают двадцать–пятьдесят штук, и покупка двух обличает вас как неопытного и немного странного человека, которому хочется помочь.

Дуг — прежде нам такой напиток попадался в Ливане и Иране, очень похож на айран, то есть он не только кислый, но еще и подсоленный. Литр — 67 центов.

Из кисломолочных также интересно попробовать лабан — в описании проходит как йогурт без добавок. На деле действительно похож на йогурт, но с привкусом горелого, что вызывает разочарование. Цена — те же 67 центов, только за пол-литра.

За эти же деньги можно получить от полутора до двух литров сладкой газировки типа фанты или пепси.

С целью разнообразия пищи, обогащения рациона и дальнейшего разбрасывания деньгами можно поискать конторы, где торгуют хумусом, мутаббалем и тому подобным. Они не повсеместны, но найти можно.

В той, которую нашли мы, был выбор из более чем десятка разных смесей, начиная от хумуса, мутаббаля, баба гануша и заканчивая какими-то салатами и прочим. Можно за 67 центов получить на выбор что-то одно в пластиковой лоханочке размером с кулак. Два вида в сооружении с двумя отделениями за 1,34 доллара. Либо же за два доллара пластиковую тарелку десертного размера с семью отделениями, которые заполнят в соответствии с вашими пожеланиями. Если к последнему варианту добавить еще пару горячих лепешек, то ужин на двоих обеспечен.

Есть лавки, в которых продают разного рода маринованные и квашеные штуки типа фаршированных баклажанов величиной с куриное яйцо, оливок и так далее. Все это стоит недорого и сможет разнообразить ваш стол.

Если же вы решите поднять ставки, то можно угоститься на улице кебабом. И тогда, бросив на стол купюру в 10000 динаров (примерно семь долларов), вы получите четыре кебаба из молотого бараньего мяса, четыре горячих лепешки, подпеченую на мангале половинку сладкой белой луковицы, зелень. Пир горой.

При наличии денег можно шиковать и дальше. Можно начать ходить по настоящим ресторанам и посетить, например, ресторан “Багдади” — “Багдадский”, — который находится на берегу Тигра в парке Абу-Нуваса, мимо которого проходит одноименная улица. Ориентир — через дорогу гостиница “Андалус хотел сьютс”.

Во время рамадана днем в ресторане посетителей нет, хотя народу внутри полно и все суетятся — готовятся к ифтару. Если вы тоже собираетесь посетить это место во время поста, то хорошо подойти и договориться о месте заранее — вечером все будет забито.

Ресторан, как и другие подобные багдадские заведения, славится традиционным и, как пишут, придуманным давным-давно блюдом под названием “масгуф”.

И даже если у вас немного денег, напрягите силы и потратьтесь на эту еду, потому что это настоящий аттракцион.

Для начала представьте себе возвышение круглой формы метра два или даже более в диаметре. Верхняя часть сооружения засыпана песком, в середине жарко горят толстые поленья. Под воздействием этого жара запекается и немного коптится рыба — здоровенные карпы, распоротые и вычищенные через брюхо и раскрытые так, что приобретают плоскую и круглую форму. Вот эти круглые рыбные штуки, насаженные на два колышка или же вставленные в железную решетку, выстроены по краю возвышения вокруг горящих дров и готовятся в таком положении, как пишут, по крайней мере час и даже вплоть до трех часов — вероятно, в зависимости от величины рыбы.

В самом конце рыбу кладут на угли, и она дополнительно жарится.

Кстати, это уже второй случай, когда для меня не очень понятна история возникновения блюда. Дело в том, что территория Ирака отнюдь не покрыта густыми лесами, коротко — это пустыня. И тратить для приготовления еды такое большое количество дров — чрезвычайное расточительство. Первый случай — среднеазиатский плов. Для приготовления которого нужно много воды, чтобы промыть рис. Воды, так же как и дров в Ираке, в тех местах тоже не избыток.

Человек из ресторана пояснил, что рыбы меньше двух с половиной кило не бывает, что стоимость килограмма 14 долларов и что место для нас зарезервируют.

Вечером мы отправились на ифтар.

Горела праздничная иллюминация, по зеленой лужайке бегали обряженные в праздничные банты дети. Народ курил кальян, про который было написано, что в Багдаде он якобы запрещен. Народа было много, и народ ел.

Система устроена следующим образом. Вам показывают ваш стол, на котором уже есть тарелки, приборы и кое-какая еда, в частности, хлеб, хумус, еще какие-то закуски, обязательные финики и вода — с фиников и воды как бы полезно начинать ифтар. Потом тащат суп, рис, и вы все это потихоньку лопаете, потому что хочется.

Наконец на здоровенном блюде, сплетенном из пальмовых листьев, в окружении кусков лимона и прочих украшений приносят рыбу, которую вы так долго ждали, но… беда в том, что вы уже наелись. Тем не менее, вы лопаете рыбу — она жирная, горелая — и вскоре понимаете, что наелись окончательно.

А впереди еще десерт и сладкие напитки, которые тоже разносят, но вы уворачиваетесь и отнекиваетесь.

Короче, это такой комплексный, но не обед, а ужин, где еды очень много. За соседним столом праздновала семья из четырех человек, среди них пусть и довольно упитанный, но школьник младших классов. У них на столе было три рыбы, и надо ли говорить, что далеко не вся она была съедена?

Вот и мы, не справившись, попросили завернуть с собой, что вызвало некоторое недоумение — вероятно, такое в здешних краях не принято. И когда мы расковыряли рыбу уже на следующий вечер — застывшую, в желе, — надо ли говорить, что это было очень вкусно?

Стоимость развлечения — примерно 34 доллара за всё, и, я думаю, можно свободно придти вчетвером на одну рыбу.

В ресторанах, которые со скатертями и официантами рестораны, стоимость того, что называется вторым, — семь–десять долларов.

* * *

Катаясь по Ираку — прекрасная фраза, — мы обходились гостиничными завтраками, плюс сладости с фруктами, которыми нас щедро снабдили в дорогу в багдадской гостинице, плюс лепешки, дуг и прочее.

Вечернюю трапезу на протяжении двух дней нам составляла курица, которую мы поздно вечером купили в Эн-Наджафе. Ее для нас изжарили на улице на тот же манер, что и масгуф. То есть на песчаной жаровне на открытом огне, а потом еще щедро полили финиковым уксусом.

Мы притащили раскаленную курицу с раскаленными лепешками в номер, съели по куску, и когда я запил все это ледяной газировкой, то у меня без преувеличения от удовольствия в глазах засверкали звезды и пронеслись протуберанцы — и если можно говорить о грубом, но таком явном расширении вкусового сознания, то это оно и было.

За двухкилограммовую курицу с нас спросили чуть больше восьми долларов.


Курица, которую для нас жарят в Эн-Наджафе. Боком видна решетка с рыбой — это готовят масгуф.

Из рекомендаций. Обязательно попробуйте местные свежие сыры. Такие штуки типа феты или сулугуни, брынзы. Их делают в Ираке разных видов, в том числе из овечьего молока — это вкусно.

Отдельная вещь — похожий на густую сметану продукт геймар. Его, как пишут, делают из буйволиного молока, и он сильно напоминает каймак. Короче, даже если вы не знаете, что такое каймак, обязательно попробуйте — это очень вкусно. С горячей лепешкой — особенно.

Финики. Как обычно уверяют, именно в здешних местах они особенно хороши. Можно взять в качестве сувенира домой. Килограмм — два доллара.

Фруктов вообще полно разных. Нас привлекли маленькие, чуть больше килограмма круглые дыни. Штука стоит 0,67 доллара. Очень вкусные дыни.

Пару слов про алкоголь. Места продажи вполне очевидны, определяются либо по вывеске с названием какой-то известной алкогольной марки, либо вы просто обнаруживаете на той же улице Саадун стену дома, обшитого на первом этаже листовым железом, с небольшим окошечком в ней.

В ассортименте пиво, вино, крепкие напитки.

По непонятной причине самыми дорогими оказались вина, вне зависимости от страны происхождения и прочих различий, — порядка 14 долларов за бутылку в 700 мл.

Пиво — есть известных марок, но пробовать стоит иракское. Называется “Фарида”, есть в банках по пол-литра или в бутылках по 330 мл. Стоит соответственно 1,34 или один доллар за емкость. Хорошее, легкое, светлое пиво.


Пиво “Фарида” — очень хорошее пиво

Крепкий алкоголь — интересовал также местный. Арак — литр за семь долларов. Имеются также всякие импортные вещи, но их не исследовали.

Сигареты — шок и трепет. Блок в двадцать пачек отличных сигарет “Шумер” — 3,50 доллара. По такой же цене тонкие сигареты.

Багдад

Поедем в Неаполь, а то в Ленинград! —
Но дочка сказала: — желаю в Багдад! —
А то, чего требует дочка,
Должно быть исполнено. Точка.

Собственно, что возникает в головах большинства людей при упоминании названия этого города? Исключительно фраза “в Багдаде все спокойно”. Что, в общем-то, немало, потому что про блестящие некогда Агру, Кашгар или Лахор большинство просто не слышало.


Остатки старого Багдада

Разгадка такой осведомленности проста — фраза из фильма 1966 года “Волшебная лампа Аладдина”.

Если же сделать еще один шаг, то окажется, что множество людей исподволь знают про Багдад просто потому, что именно там происходит действие некоторых сказок “Тысячи и одной ночи”. А Гарун аль-Рашид, один из персонажей, был одним из халифов так называемого Багдадского халифата, который правильнее именовать халифатом династии Аббасидов, который просуществовал, между прочим, пятьсот лет. И создал которую человек по имени Абдалла, который был сыном Аббаса, в честь которого династия получила название. Про последнего также известно, что он был дядей пророка Мухаммеда.


Дворец Аббасидов

Основанный же халифом аль-Мансуром примерно в 762 году, город Багдад был столицей мира. Хотел бы я посмотреть на него тогда. Как стража на стенах города перекликается по ночам.

После падения династии город без конца завоевывали то одни, то другие предприимчивые граждане. Город потихоньку приходил в упадок. Багдад немало потерял после открытия Суэцкого канала, не говоря уже об американском вторжении. Короче, если вы ожидаете чего-то сказочного и красивого, то этого нет.


Фасад бывшего губернаторского дворца

Что есть? На что стоит потратить время? В самом городе есть небольшая старая часть, включающая несколько объектов, осмотреть которые можно без всяких усилий за полдня.

Находится вся эта музыка на правом берегу Тигра и вблизи от него, а ориентиром следует считать улицу аль-Мутанабби. Которая названа так в честь арабского поэта, родившегося больше чем тысячу лет тому назад, и раз его помнят всю эту тысячу лет, то можно предположить, что тогда поэты представляли собой нечто большее, чем сейчас.


Улица аль-Мутанабби

Когда читаешь биографию аль-Мутанабби, создается стойкое впечатление, что он был не только талантливым литератором, но и первоклассным авантюристом, человеком большой судьбы.

В юности ушел из дома, присоединился к одному из политических течений в исламе (кроме суннизма и шиизма в исламе есть около двухсот разных направлений), поднял восстание, объявив себя пророком. Собственно, “аль-мутанабби” и означает “выдающий себя за пророка” — отличное имя для поэта! Странствовал, побывав придворным поэтом при властителях в Сирии, Иране, Египте, едва не стал губернатором Сидона и якобы был убит в родной Эль-Куфе в ответ на оскорбление. И можно не сомневаться, что нанес он его в стихах.


Поэт и птица

Улица имени поэта прежде была местом, где традиционно продавали разные книги, что, конечно, интересно — я такого в других странах не видел. К сожалению, улицу, что называется, привели в порядок, отчего все очарование моментально выветрилось, и торгуют там теперь в основном какими-то школьными принадлежностями, хотя книги тоже попадаются.


Кафе “Шабандар”

Из не приведенного в порядок остается кафе “Шабандар” на перекрестке этой же улицы. Кафе сто с лишним лет, и там якобы любили собираться писатели, поэты и прочие интеллектуально одаренные личности. Так же, как и сейчас любят. Так это или нет — мне неизвестно, но все стены завешены старыми фотографиями, смотреть на них действительно интересно.


Фото из кафе “Шабандар”

Двигаясь вдоль Тигра, который видно с улицы, вы попадете на самый старый крытый рынок Багдада — сук ас-Сарай. Внутри разные лавки, где можно приобрести кожаный кошелек ручной работы с какими-нибудь картинками и надписями на арабском или коврик в антикварной лавке. Основное на рынке, что естественно, — это предметы обиходные, а не сувениры.


Антикварная лавка на рынке ас-Сарай

Кожаные изделия на рынке ас-Сарай

Пройдя на улице аль-Мутанабби до конца, на берегу Тигра можно обнаружить статую поэта, которую принято фотографировать.

Если же, находясь у кафе “Шабандар”, повернуть на перпендикулярную аль-Мутанабби улицу и двигаться в сторону, обратную ас-Сараю (направо, если стоять к Тигру лицом), то вы попадете в контору, которая названа музеем, но на деле это то, что в советское время именовалось художественным салоном. Вот здесь все для туристов — картины, старые фотки, всякие штучки, которые вы можете купить и украсить свой интерьер.

Ближе к берегу Тигра — башня с часами Кишла-клок, британское наследие. Удаляясь от башни и от Тигра, вы набредете на остатки старых улиц и фасад бывшего губернаторского дворца — сейчас это просто скелет, хотя и очень живописный.

Теперь можно развернуться спиной к улице аль-Мутанабби и двигаться вдоль Тигра. Рано или поздно вы добредете до дворца Аббасидов — тех самых, которые, собственно, Багдад и основали. Будьте готовы столкнуться с тем, что и мы — дворец будет закрыт, и охраняющие его военные подтвердят это. Общее правило для посещения всех достопримечательностей в Ираке — будьте настойчивы.

“Да, закрыто, да, мы понимаем, но и вы нас поймите, мы проделали сто тысяч миль, мы устали, мы очень хотим увидеть”. Выраженный на любом вам известном языке, этот текст в сочетании с энергичной жестикуляцией, скорее всего, окажется волшебным, и вам откроют и пустят. Короче, этот фокус сработал в нашем случае везде, только лишь за одним исключением, когда просто-напросто охрана ушла домой. Не с кем было договариваться.

Развернувшись у дворца, который особого впечатления не произвел, спиной к Тигру и двигаясь от него, вы довольно скоро окажетесь на площади Мейдан, что добавляет в коллекцию к рыбе-фиш, собаке догу и Восточному Тимору еще одно словосочетание, потому что “мейдан”, как известно, это и есть “площадь”. Так же как “сук” означает “рынок”, и если называть, например, сук ас-Сарай рынком, то получится такое же удвоение.

Здесь нужно развернуться и идти в обратном направлении, как бы возвращаясь к улице аль-Мутанабби по улице ар-Рашида, названной так в честь Гаруна аль-Рашида — вечная путаница с артиклями в арабском, из которых в русской традиции прижился только “аль”, хотя в зависимости от того, с какой согласной начинается слово, к которому артикль приделан, могут быть разные варианты.

Топая по улице имени халифа, довольно скоро можно будет достигнуть рынка Хан аль-Мудалляль, где торгуют антиквариатом. Рынок не очень большой, находится во дворе, уставленном по периметру прилавками, и там можно найти всякие интересные штуки, но загвоздка состоит в том, что из Ирака антиквариат вывозить запрещено.

Так что я мечтательно поразглядывал короткую саблю с широким лезвием и украшенной рукоятью, но цену спрашивать не стал — чего душу травить?

Потом вы будете довольно долго брести, пока не окажетесь у статуи очередного поэта — Мааруфа ар-Русафи ибн Абд аль-Гани. Этот поэт жил уже в двадцатом веке, и на примере его имени можно наглядно разобрать один из вариантов образования арабских имен. Итак, “Мааруф” — это собственно имя поэта, ибн Абд аль-Гани — “сын Абдула Гани”, так звали его отца, и, наконец, “ар-Русафи” — то есть “родившийся, происходящий из Эр-Русафа”, района Багдада.

Повернув на перекрестке, где находится статуя, направо на улицу Шухада и следуя по ней, скоро вы найдете Багдадский музей, в который мы не пошли, потому что, как я понял, он представляет собой нечто краеведческое. Все вот эти пыльные манекены в национальных одеждах — не самое увлекательное, на мой взгляд, зрелище, но именно вас оно, может быть, потрясет.

Дальше вы доберетесь до перекрестка с той улицей, на которой находится “Шабандар”, и увидите мечеть над гробницей шейха аль-Кулайни, жившего больше чем тысячу лет назад, а с другой стороны — антикварную лавку, у которой очень приятный владелец. Войдя в проход между двумя этими объектами, вы вновь окажетесь на рынке ас-Сарай.


Люстра в усыпальнице шейха аль-Кулайни

Двигаясь прямо, вы найдете медресе Мустансирия, построенное, как несложно догадаться, халифом аль-Мустансиром, и эта контора тоже не новая, построена около восьмисот лет назад и считается одним из первых в мире университетов.

В этой же части города на небольшом расстоянии от медресе находится также здание старого караван-сарая Хан-Мурджан. Туда как раз в силу отсутствия охраны мы не смогли проникнуть — лучше приходить утром. То же касается, кстати, и других объектов. А следуя по рынку в левую от медресе сторону, легко попасть на рынок медников, откуда вы, быть может статься, выберетесь довольным обладателем подноса или кастрюли.


Закрытый вход в караван-сарай Хан-Мурджан

В общем, все это есть на картах Гугла, так что, естественно, вы можете выстроить экскурсию на свой вкус. Мне же из перечисленного понравилось старое кафе с фотками и фасад разрушенного губернаторского дома с домами поблизости — можно представить, как все это выглядело когда-то.

Собственно, это и все о старом Багдаде.

Интересующиеся новейшей историей могут отправиться смотреть Нусб аш-Шахид или Памятник Мученикам — здоровенное сооружение в виде разрезанного напополам купола мечети. Посвящена эта штука погибшим во время ирано-иракской войны. Имеется подземный музей. Находится в паре километров от района с гостиницами, на том же берегу, и нами был проигнорирован.

Если вы все-таки туда отправитесь, то можно заодно посетить тематический парк развлечений Синдбад, находящийся обок, и не каруселей ради, но ради большого колеса обозрения, что позволит обозреть Багдад.

Мечи Кадисии. Две триумфальные арки в виде рук, держащие перекрещенные мечи, что происходит — имеется в виду перекрещивание — на высоте 40 метров. Про арки интересно знать, что образцом для кистей рук являлись слепки с таковых Саддама Хусейна, а сделанный на больших пальцах папиллярный узор принадлежит ему же. Кроме того, в основании на цоколях лежат две с половиной тысячи пробитых пулями иранских солдатских касок, а в сталь, из которой сделаны лезвия мечей, якобы добавлен металл трофейного иранского же оружия.

В общем, все это наводит на мысль, что некоторые люди, дорвавшись до власти, превращаются в детей, которые тешат самолюбие такими громоздкими игрушками.

Арок две, и к одной, как пишут, не пробраться — охрана. А вот ко второй типа можно подъехать, но только до двух пополудни, и сделать незабываемое фото.

Если же фото не делать, а просто посмотреть на это потрясающее сооружение, то разумно, как сделали мы, поехать в Багдадский зоопарк, и по дороге вы эти штуки, скорее всего, увидите. Да, штуки здоровенные.

Так как непонятно, куда отнести Национальный музей Ирака — то ли к новейшей истории, учитывая тот бедлам и разорение, которое воцарилось в нем после прихода американцев, то ли все-таки к старой, учитывая, что музей был основан в двадцатых годах прошлого века, — отнесем его к категории жемчужин.


Багдадский музей

Испытавший радость после посещения Бейрутского музея, раздавленный и потрясенный после посещения музея в Каире, я побывал в Национальном музее Ирака и вновь испытал это чувство искреннего восхищения, которое охватывает, когда вы видите что-то совершенное, сделанное тысячи лет назад.


Багдадский музей

Находится на левом берегу Тигра, и после прогулки по местам старого Багдада вы сможете добрести до него пешком, переправившись через реку по мосту Шухада, который является частью улицы Шухада, уже вам знакомой.


Багдадский музей

Работает контора, если я понял правильно, с восьми утра и до полудня, когда и надо приходить. На входе, естественно, проверят все ваши рюкзаки, дальше нужно будет купить недешевый билет за 17 долларов и отправляться любоваться.


Бык — оригинальная часть ворот Иштар. Багдадский музей.

Как пишут, от прежнего богатства в музее осталось процентов двадцать, и виноваты в этом не только мародеры, но и вандалы, которые разрушали прекрасные старинные экспонаты. Но как бы то ни было, я увидел потрясающие вещи, такие красивые и совершенные, что невольно пришла в голову мысль, что человечество развивается отнюдь не плавным, а, напротив, скачкообразным образом. Если более простыми словами, я знаю только несколько периодов в истории, когда создавались такие удивительные и гармоничные штуки.


Клинопись. Багдадский музей.

Например, скульптуры шеду или аладов — так назывались эти фигуры соответственно на аккадском и шумерском — изваяния с телом быка, крыльями орла и головой человека.


Шеду (алад), царь и человек. Багдадский музей.

В экспозиции есть две части — одна посвященная собственно древней Месопотамии, вторая — эллинистическому и средневековому исламскому искусству. Для меня первая была во сто крат интереснее, но если вы не знакомы с исламским или эллинистическим искусством, то вам может быть по крайней мере познавательно — образцы, на мой взгляд, собраны очень достойные.

В общем, я горячо рекомендую музей к посещению.

Золотая мечеть аль-Казимийя. Находится на севере города, практически на окраине, доехать на такси из упомянутого района с гостиницами будет долларов десять, учитывая, что он находится на расстоянии больше десяти километров. Зачем туда ехать и на что смотреть? Вкратце, дело в том, что именно на территории Ирака находятся могилы шести шиитских имамов.


Золотые купола Золотой мечети аль-Казимийя. На переднем плане тетенька в абайе.

У слова “имам” несколько значений, одно из них — духовный и светский глава мусульман. Заместитель бога на земле. И шииты настаивают, что таковыми считаются исключительно прямые потомки пророка Мухаммеда числом двенадцать, последний из которых, Махди, скрытый имам, исчез, но не умер, примерно в 941 году и перед концом света объявится.

У суннитов по поводу имамов свое мнение, и, как по многим другим поводам, это мнение с мнением шиитов расходится.

Интересно узнать, что сунниты отвергают, а шииты разрешают, причем в неограниченном количестве, временный брак.

Короче, Золотая мечеть воздвигнута над могилами двух шиитских имамов, седьмого и девятого, Мусы аль-Казима, в честь которого названа мечеть, и Мухаммада ат-Таки, так что место это у шиитов популярное, народу приходит к святилищам много, вокруг мечети, по сути, целый район, который обслуживает интересующуюся публику.

Для женщин и мужчин — отдельные входы. Чтобы не повторяться — во всех значимых мечетях в Ираке это устроено одинаково. Понятно, что нужно снять обувь и сдать ее — это все обычно, как и везде. Отличие — осмотр рюкзаков, которые потом все равно нужно сдать в спецкамеру, и охлопывание в основном в районе ягодиц со стороны охраны, плюс проход через рамку. В общем, понятно, что в Ираке относительно недавно взрывали именно в скоплениях людей, а мечеть — самое подходящее для этого место. Женщинам выдают специальную черную накидку — абайю. Совет — так как накидки старые и грязные, то разоритесь и купите свою личную тряпку, на подходах к мечети таких лавок завались. Это обойдется в два–три доллара.

Золотая мечеть называется золотой по причине покрытия ее купола золотом, которого также много внутри. В общем — богато и интересно.

Еще мы посетили зоопарк, который находится в парке Зоура. Вход стоит 67 центов, и зоопарк стоит посетить, на мой взгляд, хотя бы ради розовых пеликанов с разноцветным клювом, коллекции попугаев невообразимых расцветок и большой компании тигров.


Тигр в бассейне. Багдадский зоопарк.

Вблизи Багдада

Если вы ограничены во времени и у вас есть всего пара дней на весь Ирак — конечно, возникает вопрос, почему вас сюда занесло на такой короткий срок, — то логично, на мой взгляд, один день потратить на город, а второй на то, чтобы сгонять в Вавилон или Самарру и осмотреть пару объектов вблизи Багдада.

Таковыми являются Ктесифон и зиккурат близ Акар-Куфа, который носит имя возведшего его царя — Куригальзу Старшего. В принципе, если у вас в наличии всего лишь один день, то эти два места вполне можно успеть посмотреть, ведь, по сути, они находятся в пригородах столицы Ирака. Правда, к сожалению, на противоположных ее концах.

Название Дур-Куригальзу, то есть крепость Куригальзу, скорее всего, никто из таксистов знать не будет, спрашивать надо Акар-Куф — это название населенного пункта. Что есть? Есть остатки зиккурата, который построили за полторы тысячи лет до нашей эры, и сохранилась его сердцевина, довольно здоровенная. И так как полностью восстановленный зиккурат есть только в Уре, до которого около четырехсот километров, а зиккурат, предположим, вам посмотреть хочется, то это достойная замена. Это я к тому, что археологические останки в Ираке в большинстве случаев выглядят как останки, и нужно обладать могучим воображением, чтобы представить себе все эти крепости и зиккураты. Акаркуфский зиккурат, можно сказать, хорошо сохранился.

Мы его не посетили, а жаль, но, может быть, вам удастся.

Ктесифон также не известен под этим названием, поэтому нужно спрашивать Таки-Кисру. Что есть? Есть остатки дворца Хосрова Первого, который был шахиншахом Ирана эпохи Сасанидов, и часть его дворца со знаменитой аркой можно наблюдать и по сей день. Да, арка сделана на большой высоте, что производит впечатление, потому что вот эти штуки с куполами, которые ничто не поддерживает, обычно относят к итальянским умениям, но вот полторы тысячи лет назад могли и другие люди.


Дворец Хосрова Первого и арка с лесами

Я читал где-то, что, дескать, спешите арку видеть, потому что местные разгильдяи никак ею не занимаются и она вот-вот рухнет. Спешу сообщить, что местные аркой занимаются, и сейчас построены леса, которые ее поддерживают. С лесами арка, конечно, не выглядит так интересно, как без них, но есть надежда, что ее укрепят и она простоит еще долго.

До Сасанидов Ктесифон был захвачен парфянами и был столицей их царства, но от их пребывания ничего не осталось.

Арка с тем, что еще сохранилось от дворца, находится за бетонным забором, и если охота сэкономить, то покупать билет и заходить внутрь вовсе не обязательно. И так все хорошо видно, ведь высота арки — 30 метров. Одно плохо — пишут, что под аркой какое-то удивительно эхо, и из-за забора этого не проверишь.

Пара слов про билеты к проходу к достопримечательностям в Ираке. Тут все просто и обидно — цена везде одинаковая и составляет 17 долларов на одно лицо. И так как это довольно разорительно, то рекомендуется запастись какими-нибудь карточками, на которых будет написано, что вы студент, инвалид, работник ЮНЕСКО и прочее. Может сработать.

Еще два слова про транспорт, в особенности если у вас совсем мало времени. Наилучший выход, как мне кажется, это обратиться в “Шанашил палас” и, заплатив сто долларов за день, вы все перечисленное увидите, так как будет кому — водителю — все объяснить. Общественный транспорт в перечисленные места не ходит, а если вы еще поедете в Вавилон или Самарру, которые в ста километрах от Багдада, и будете каждый раз нанимать новую машину, то, скорее всего, вы потратите столько же, если не больше.

Самарра

Чтобы было немного проще ориентироваться в истории Месопотамии, приведем классификацию исторических периодов:

Убейд — 4 000–3 500 гг. до н.э.
Урук — 3 500–3 000 гг. до н.э.
Джемдет-Наср — 3 000–2 800 гг. до н.э.
раннединастический — 2 800–2 400 гг. до н.э.
аккадский — 2 400–2 200 гг. до н.э.
позднешумерский — 2 200–2 000 гг. до н.э. (III династия Ура — 2 100–2 000 гг. до н.э.)
древневавилонский (старовавилонский) — 2 000–1 600 гг. до н.э.
касситский — 1 600–1 200 гг. до н.э.
послекасситский — 1 200–627 гг. до н.э.
нововавилонский (халдейский) — 625–538 гг. до н.э.

Вот до аккадского периода, когда, что естественно, во главе стали аккадцы, которые относятся к семитам, главными были шумеры, происхождение которых не ясно. И они были первыми. К слову сказать, первая династия египетских фараонов — это примерно 3000 лет до нашей эры. Ассирийское царство по времени возникновения примерно соответствует касситскому периоду. Цивилизация майя, самая старая в Америке, — 2000 лет до н.э.

Так вот, до убейдской культуры, как считается, была еще самаррская, и люди жили на том месте, где расположен современный город, уже пять тысяч лет до Рождества Христова.

Впрочем, никаких архитектурных памятников, относящихся к тому времени, не осталось, и ехать в Самарру нужно за тремя вещами. Первое — очередная Золотая мечеть над гробницами еще двух шиитских имамов, десятого и одиннадцатого, также известна как мечеть аль-Аскари. Второе — чтобы посмотреть стены дворцов, построенных около тысячи лет назад. Тогда же построили и третий объект — спиральный минарет Малвия, что переводится как “ракушка”. Который, на мой взгляд, самый интересный из перечисленного.


“Ракушка” — минарет Малвия

Мы оказались в Самарре в пятницу, и так как это выходной день, то ожидалось, что будет множество арабов, которые перечисленные штуки любят и, следовательно, соберутся массово. На удивление никого не было, и мы совершенно без мучений забрались на верхушку минарета по дорожке, которая охватывает его снаружи и имеет перила только с внутренней стороны. Высота минарета 52 метра, и, как пишут, когда на дорожке толкается много публики, подъем превращается в довольно нервную лотерею.


Вид с верхушки минарета. На дворец и на купол мечети аль-Аскари.

Дворцы, а точнее, стены и пустое внутреннее пространство с верхушки минарета видно хорошо, и какого-то особого смысла бродить там мы не увидели.

Вход к минарету проходит через кассу. Билет на одного — 17 долларов.

Дальше мы сгоняли в мечеть — да, красиво, блестяще, можно подержаться за решетку снаружи стеклянной штуки, в которой находится могила, что делают все, и попросить о чем-нибудь. К мечети от места проверки и выдачи женщинам абайи возят на стареньком автобусе.


Мечеть аль-Аскари

Ехать от Багдада часа два. В сторону Самарры было довольно много блок-постов, а обратно почему-то почти не было.

Вне Багдада

Пара слов про наш маршрут. Первоначально он включал пять дней разъездов и подразумевал напоследок посещение так называемых болотных арабов и Басры, родины Синдбада-морехода, в крайней своей точке.

При здравом рассуждении именно два этих последних пункта были исключены, так как стало понятно, что это дополнительные двести долларов и дополнительные четыреста километров дороги, плюс целый день, который можно было провести в Багдаде, который явно интереснее Басры.

В результате в первый день мы съездили в Самарру, мечеть аль-Казимийю и Ктесифон.

Во второй — Вавилон, Киш, мечеть над могилой Айюба (Иова), мечеть над местом рождения Авраама, Борсиппа, Эль-Кифль и мечеть имама Али в Эн-Наджафе, в котором и заночевали, посетив перед этим напоследок мечеть в Эль-Куфе.

Третий день был посвящен дороге до зиккурата в Уре и его посещению. Ночлег в Эн-Насирии.

Четвертый — Урук, Ниппур и возвращение в Багдад.

При наличии большего количества времени, конечно, можно сгонять и к болотным арабам, и в Басру, и даже добраться до Мосула, там когда-то располагалась Ниневия.

Вавилон

Популярность именно этого отрезка месопотамской истории — по крайней мере, в наших краях — создана песней про реки Вавилона и образом Вавилонской башни. Однако и не только.

Интересно прочесть текст песни ансамбля “Бони Эм.” и узнать, что в целом она посвящена переживаниям евреев, которых вавилоняне угнали в свой вавилонский плен. И они — евреи — плачут и поют, вспоминая о родине. И вообще это текст библейского псалма.

Чего вдруг чернокожие артисты запели об этой истории на танцевальный мотив — не очень понятно, но все так и было. В смысле плена. Кстати, другие источники указывают на то, что автором музыки является некий растафарский музыкант, а отнюдь не “Бони Эм.”, и что они сделали так называемый кавер.

Что касается плена, все как-то знают про египетский, но вот были еще вавилонский и ассирийский.

Кроме того, хорошо окончательно уяснить, что самый большой этнос, относящийся к семитам, это не евреи, а арабы, которых около полумиллиарда человек. Следовательно, термин “антисемитизм” и производные не совсем верен.

Вавилонская башня, как можно было бы догадаться — но я, например, не догадался, — это не что иное как один из зиккуратов. Который находился, как следует из названия, недалеко от города Вавилон, но где именно — толком неизвестно. Мифически-библейские источники считают создателем башни легендарного Нимрода. Этот тот самый, у которого были нелады с Авраамом. Но на деле, скорее всего, это был Навуходоносор Второй, который, по крайней мере, является абсолютно реальным гражданином в отличие от Нимрода.

Среди других известных персонажей вавилонской истории — царь Хаммурапи, законы которого были высечены на каменной стеле. И это настоящий свод законов, один из первых.

Вообще-то, первым таким собранием считаются “Реформы” Урукагины, относящиеся к раннединастическому периоду, но законы Хаммурапи известнее — может быть, из-за звучности имени царя.

Напоследок нельзя не упомянуть последнего вавилонского царя Валтасара, который пировал, когда войска персидского Кира уже входили в Вавилон. Именно тогда, как утверждают авторитетные источники, несчастный Валтасар и увидел, как неведомая рука чертит пред ним на стене бессмертные “мене, мене, текел, упарсин” — “мене, текел, фарес” в русской традиции, — что примерно означало “измерен, оценен, признан негодным”. И в ту же ночь царь был убит, а Вавилон захвачен.

Возвращаясь к Навуходоносору — имя, которое в детстве повергало меня в волнение, смешанное со страхом. Представлялся человек с хоботом, в который он трубил. Так вот, вроде бы именно этот царь кроме башни, а также персонально для своей жены, построил так называемые висячие сады, которые отнюдь не висели, а были расположены на террасах, одни над другими. И которые, между прочим, считались одним из семи чудес света. Другим автором садов, как следует из популярного названия, считается Семирамида, но она жила гораздо ранее и женой Навуходоносора быть не могла.

К слову сказать, есть еще такая штука как Вавилон Египетский, но это другая история.

Говоря о технических деталях, скажем, что дорога в Вавилон накатанная. Расстояние от Багдада примерно сто километров. Вход все за те же 17 долларов, на входе имеются гиды, от которых, впрочем, можно довольно легко отбиться. Но их услуги как бы входят в стоимость билета — можно и воспользоваться.

Первое, что вы увидите, это новодельные ворота Иштар, которые у всех ассоциируются с Вавилоном, и оригинал которых находится в Берлине, а то, что находится в Вавилоне, выглядит как вход в детский парк развлечений. Ворота выкрашены веселеньким голубым цветом, изображения животных — как из мультфильма для самых маленьких. Словом, если вы хотите представить оригинал, то либо езжайте в Берлин, либо побывайте в Национальном музее Ирака, там есть два фрагмента с сиррушем и львом.

Для справки: сирруш — мифологическое существо из месопотамской культуры. Представляло собой животное с головой и шеей змеи, покрытым чешуей телом, передними ногами льва, задними орла и хвостом скорпиона.


Руины Вавилона

Теперь о том, что осталось оригинального в самом Вавилоне. Во-первых, обратите внимание на нижние ряды кирпичей в стенах, между которыми вы будете бродить. Они, как правило, настоящие, древние, их легко отличить по внешнему виду и по тому, что они скреплены между собой битумом.

Это было потрясающее открытие — оказывается, все эти зиккураты, башни, вавилоны и прочие сады строили из кирпичей, которые скрепляли отнюдь не раствором, а просто густой нефтью, которую легко было собрать с нефтяных полей — с нефтью в Междуречье как и тогда, так и сейчас было очень хорошо.

Вообще, там, где в Вавилоне вы видите битум — например, на улицах между стен, — вернее всего это прежних времен битум. А улицы — те самые улицы, по которым ходил царь, и так далее.


Сирруш в Вавилоне. Видно битум.

Среди старых кирпичей попадаются экземпляры с надписями клинописью — понятно, что они тоже оригинальные.


Кирпич с клинописью. Старый вавилонский кирпич.

Кстати, есть и современные кирпичи с надписями — на них стоит штемпель времен Саддама Хусейна, тоже можно сфотографировать.


Новый вавилонский кирпич. Времен Саддама Хусейна.

Изображение быков и сиррушей на стенах на одной из улиц очень похожи на настоящие времен Навуходоносора и компании. Просто потому, что очень изящно, первоклассно сделаны.


Дворец Саддама Хусейна с видом на Вавилон

Вавилонский лев — статуя льва, стоящего над поверженным человеком. Сделана из черного базальта. Стоит на платформе немного в отдалении стен и улиц. Возраст — около 2600 лет.

Сирруши и битум в Вавилоне — это очень круто.

Киш

Другое название — Телль-Ухаймир. “Телль” означает “холм”, а “ухаймир” — “красный”.

Общее соображение в отношении неотреставрированных археологических памятников в Ираке состоит в том же, что справедливо для любых подобных мест в любой части света. Хорошо, прежде чем ехать на них смотреть, взять и почитать об этих местах как можно больше.

Почему? Просто потому, что вы увидите отнюдь не египетские пирамиды, а самые обыкновенные на первый взгляд груды глины, разглядеть в которых царские дворцы или что-нибудь подобное будет непросто.

Другой вариант — притащиться в такое место, в Киш, например, и замереть, например, от одного только факта, что до 27-го века до нашей эры Киш был самым могущественным государством в северном Двуречье. Старая история.

Еще можно подумать, стоя среди глиняных курганов Киша, о времени, когда здесь произошел переворот во власти, и к ней пришел Саргон, который был не царем, а якобы садовником и виночерпием, что не помешало ему создать государство Аккад и династию Саргонидов примерно 4350 лет назад.


Киш

А еще можно думать про то, что здешнего царя сверг Гильгамеш, тот самый Гильгамеш, который был царем Урука и вроде реальным человеком, но которому, уже как мифологизированному персонажу, был посвящен эпос. Где, в частности, в первой песне описывалась его победа над царем Аггой — правителем Киша.

А название эпоса о Гильгамеше в переводе с аккадского звучит как поэма “О все видавшем”.

Все кирпичи в Кише, в отличие от Вавилона, точно старые.

Да — еще Киш спорит с Уруком за титул места появления письменности.

Место рождения Авраама

В северной Месопотамии, на территории Турции, есть город Шанлыурфа, в котором есть пещера, в которой родился Авраам. В Ираке такое место тоже есть. Однако и тут варианты. Так, наш багдадский водитель настаивал, что место рождения находится далеко на юге рядом с Уром, который, в свою очередь, находится рядом с Эн-Насирией. А мы лишь едва от столицы отъехали.

Выход был найден в том, что мы показывали дорогу на экране телефона, и место нашли. Это, кстати, к тому, что хорошо уже дома поставить точки в тех местах на карте, где вы мечтаете побывать, — местные о них просто могут не знать.

Про Авраама интересно понимать, что родился он примерно за 2000 лет до нашей эры, следовательно, в старовавилонский период, и, следовательно, никак не мог подвергаться гонениям со стороны старины Нимрода (Навуходоносора?) примерно за 500 лет опять-таки до нашей эры. И не мог быть выстрелен из нимродовой катапульты в костер, где огонь божьим соизволением превратился в воду, а поленья в рыб. А вся эта история описывается в исламских преданиях о пророке Ибрахиме, который отождествляется с Авраамом. И может быть, было два разных Авраама, так что почему бы одному не родиться там, а этому здесь? И от одного, предположим, пошли евреи, а от другого арабы.

Итак, мы подъехали к маленькой мечети, где у входа дремал солдат, который подтвердил, что Авраам родился здесь, и мы пошли смотреть.


Место рождения Авраама

Объект поклонения находится на подвальном этаже, вход для мужчин и женщин один. Приятно еще раз побывать на месте рождения самого первого пророка.

Борсиппа

Выгодность посещения места рождения прародителя евреев и арабов не исчерпывается. Дело в том, что за забором находится магнит посильнее. Наш водитель предположил было, что там закрыто, на что флегматичный солдат отдал ключ и сказал, что там открыто. Там — это остатки города и зиккурата Борсиппы.

Город этот существовал уже в 2100 году до нашей эры, а стал он особенно прекрасен во время царствования Навуходоносора Второго и именовался “городом ночного солнца”. И был в этом городе зиккурат, на руинах которого все тот же Навуходоносор Второй якобы и строил Вавилонскую башню.

Когда башня была разрушена, то образовался холм, покрывший остатки зиккурата. Название холма — Бирс-Нимруд, что переводится как холм Нимрода.

Короче, есть разные версии по поводу Вавилонской башни (одна из них — что ее построил первый царь Киша), среди которых самая обидная, что ее разобрали по камешку, так что и место, где она стояла, толком не определить.


Кирпичи в Борсиппе. Не исключено, что это кирпичи, из которых строили Вавилонскую башню.

Мне больше нравится думать, что Борсиппа — Бирс-Нимруд — это и есть остатки башни, ведь кое-какие основания к этому есть.

За посещение таких прекрасных развалин денег с нас не взяли.

Усыпальница пророка Иова (Айюба)

Вы сможете с легкостью ее миновать. Я имею в виду, что в Ираке полно всяких религиозных святынь. Значимых для шиитов, для суннитов, вообще для любого мусульманина или просто верующего человека авраамической традиции.

Но, в частности, болтаясь вблизи города Эль-Хилла, вы можете посетить не только Вавилон или Киш, а в указанном смысле еще и парочку заманчивых мест. В частности, усыпальницу пророка Иова, в арабской традиции Айюба.

В пользу этих мест необходимо заметить, что их посещение абсолютно бесплатно.

Теперь кое-что про усыпальницы Иова-Айюба. Если коротко — их много. То есть, например, значительно больше, чем мест рождения Авраама. Тут та же история, что и с мощами святых. Которые если собрать воедино, то получится на каждого святого по одному запасному скелету. В некоторых случаях не по одному.


Потолок в мечети имени пророка Айюба

Так называемая свободная энциклопедия упоминает шесть усыпальниц Иова, при этом иракский экземпляр не учтен. Вы можете посетить редкое место. И посмотреть в этом редком месте на очень красивый потолок в мечети.

Эль-Кифль. Усыпальница пророка Иезекиля

Чтобы была понятна общая топография этого дня путешествий, примем во внимание, что ближней к Багдаду точкой будет Вавилон, следом практически строго на восток Киш, дальше нужно будет ехать в сторону Эль-Хиллы на юго-запад, а из города уже просто на юг. Где за мечетью Авраама и Борсиппой, а дальше усыпальницей Айюба, следом по пути в Эн-Наджаф будет место Эль-Кифль. Где якобы похоронен Иезекиль, в исламе отождествляемый с пророком по имени Зу-ль-Кифль.

Ветхозаветный пророк Иезекиль, один из четырех, среди которых проще всего запоминается Даниил, но Иезекиль тоже ничего. Якобы проповедовал, будучи в вавилонском плену, так что в какой-то степени его можно счесть персонажем музыкальной композиции ансамбля “Бони Эм.”

Из видений пророка известен тетраморф — некое создание с крыльями, четырьмя лицами (человек, бык, лев и орел) и ногами, снабженными копытами, каковое подозрительно напоминает аккадского шеду или шумерского алада, так же как и всех других многокомпонентных созданий.

Кроме того пророк возвещал воскресение из мертвых и приход Гога из Магога. И если с воскрешением все более или менее представимо, то с Гогом есть путаница, ведь по одной версии это предводитель гуннов, по другой — скифов или массагетов. Может быть, армян. Или даже русских, потому что все эти скифы и прочие гунны с массагетами тоже, может быть, русские и есть.

Магог же по Иезекилю — это просто название северной страны, откуда Гог приведет свои полчища. А отнюдь не его брат, как может показаться по устойчивому варианту “Гог и Магог”.

Гробница, по сути, почти что полторы тысячи лет почиталась как мусульманами, так и иудеями, но после войн и скандалов, связанных с образованием и действием государства Израиль, евреи из Ирака уехали. Хотя и пытались судиться за обладание усыпальницей.


Усыпальница Иезекиля. Видна надпись на иврите.

В 14-м веке вокруг старого комплекса была построена мечеть с минаретами, один из которых наклонный, что вы увидите, когда посетите это место. Собственно гробница находится под коричневым с узорами куполом, который сильно отличается от мусульманских и имеет остроконечный вид.

Совсем коротко — да, внутри интересно, есть надписи на иврите, видно, что интерьер не новый.

Эн-Наджаф, мечеть имама Али и Великая мечеть в Эль-Куфе

Сразу следует сообщить, что город Эн-Наджаф и город Эль-Куфа находятся как бы в одной агломерации, если проще — это один и тот же город.

Город Эн-Наджаф был якобы основан неугомонным Гаруном аль-Рашидом примерно в конце восьмого века, и основан он был вроде бы в связи с тем, что именно здесь нашлась могила первого шиитского имама Али (или последнего из четырех праведных халифов, как считают сунниты). Был двоюродным братом пророка Мухаммеда и одновременно его зятем, так как взял в жены младшую дочь пророка.

Эн-Наджаф наряду с Самаррой, Кербелой и Эль-Куфой является священным для шиитов городом в Ираке, а мечеть имама Али — первая по посещаемости у шиитов после Мекки и Медины. Мечеть считается самой богато украшенной мечетью в Ираке. Это правда — внутри очень богато.

Про Эн-Наджаф интересно знать, что здесь с 1965 года вплоть до изгнания в 1978 жил имам Хомейни.

Про Эль-Куфу — что это город, где придумали один из первых арабских шрифтов, куфическое письмо. Что кроме построенной в 7-м веке Великой мечети в городе есть еще мечеть ас-Сахлах, где в нужный момент прозвучат трубы, объявляющие наступление Судного дня, и именно там объявится Махди — “скрытый” двенадцатый имам.

Про мечеть над могилой Али — что в ней также якобы находятся могилы Ноя и Адама.

Да, все это вполне можно посетить, мечети интересные, и с мужской стороны не было для входа вообще никаких проблем, но вот с женской тамошние тетки на входе без конца требовали от Марины то одного, то другого — спрятать челку, сдать телефон, показать, что находится в сумочке для косметики, а потом сдать ее, и прочее, — что не выглядело гостеприимным и вызывало раздражение.

Вблизи кварталов, окружающих мавзолей Али, находится якобы самое большое в мире кладбище. Такие “самые большие” кладбища есть и в других местах — в частности, это Чарсадда рядом с Пешаваром. Быть похороненным рядом с мечетью первого имама считается престижным, если вы шиит.

Для ночлега в Эн-Наджафе можно рекомендовать гостиницу “Барада”, которая вполне шикарна, и где вместо заявленных на “Букинге” минимальных 75 долларов с нас взяли 55.

Эн-Насирия, Ур и зиккурат

Про Эн-Насирию было заранее известно, что туда якобы трудно попасть по двум причинам. Во-первых, внутри города находится очень большая тюрьма строгого режима, а во-вторых, непосредственно вблизи зиккурата — американская авиабаза Али. Короче, из прочитанного следовало, что по дороге, скорее всего, вас задержат и могут свободно развернуть.

Что было с нами? Да, попалось сколько-то блок-постов, где стандартно проверяли паспорта, один раз пришлось подождать минут десять–пятнадцать в теньке, но на этом были и все наши несчастья. Дорога ведет вдоль Евфрата и занимает часа четыре, так что, не заезжая в Эн-Насирию, мы доехали до места.

Зиккурат только частично обновлен при Саддаме Хусейне, а вообще-то это самая сохранная штука такой величины, которая досталась нам в наследство от шумеров.


Зиккурат в Уре

Построенный примерно 4000 лет назад в позднешумерский период — конкретно, в период третьей династии Ура, — он на диво сохранился, и при отсутствии туристов это, конечно, удивительный аттракцион.

Мзду просят еще на подъезде, а потом вы приезжаете, а вокруг никого.

Высота сооружения — тридцать метров, лестница пологая, любой заберется. Кирпичи до самого верха старые, скреплены битумом. Наверху площадка, на которой здорово постоять, посмотреть на месопотамскую рыжую равнину вокруг. Мы же еще немного выпили — когда еще выдастся шанс выпивать на верхушке зиккурата?

Слева от зиккурата был обнаружен служитель и гораздо более скромные развалины, которые вроде бы являются остатками храма Навуходоносора Второго.

Дальше предполагалось, что мы поедем смотреть на Ларсу и Эриду — город, который сами шумеры считали самым древним на земле, — но взбунтовался шофер. Он заявил, что ему мало платят, что Эриду и Ларса закрыты “секьюрити”, что он устал и что готов ехать в Багдад.

Мы привлекли в качестве переводчика смотрителя, который при нас стал звонить своему начальству и сообщил, что Эриду и Ларса доступны, но уже не сегодня, а завтра. Завтра нужно с утра приехать в музей Эн-Насирии и получить некую бумагу, которая позволит нам беспрепятственно посетить не только два уже упомянутых места, но и Урук с Ниппуром, куда просто так не попадешь.

Я предложил шоферу переночевать в Эн-Насирии, на что он заявил, что хочет в Багдад, что у него нет денег на гостиницу, что в Эн-Насирии у него есть старинный друг, которого он не видел сто лет и у которого переночует.

Короче, все сложилось.

Название гостиницы я не запомнил, но зато выторговал цену в 45 долларов вместо 55 — в Эн-Насирии в центре мы нашли достаточное количество гостиниц, чтобы выбрать лучшую для себя.

Про Эн-Насирию интересно знать, что тут есть община мандеев — это люди, учение которых относится к разновидности гностицизма. Мандеев в мире очень мало, несколько десятков тысяч, но они все равно берегут свою религию, вместо того чтобы раствориться окончательно и давно.

В общем, та же история, что и про езидов, главная религиозная контора которых тоже находится в Ираке.

Урук

Утро мы начали, как и планировалось, с музея, в который не пошли, о чем я немного жалею, хотя, судя по снимкам, его экспозиция небольшая, а платить нужно все те же 17 долларов, так что вы решайте сами.

В музее нам сказали, что ни про какие бумаги разрешительного характера они не слышали, что Эриду и Ларса действительно закрыты, но в Урук и Ниппур можно свободно ехать.

Так как полной ясности с посещением “самого древнего города на земле” у меня лично не возникло, то вот вам совет — просто попробуйте туда поехать, несмотря на запреты. Если все действительно плохо, вас остановят военные.

Резонный вопрос — почему мы так не сделали сами? Ответ — наш шофер вместо половины десятого появился к одиннадцати, ссылаясь на поломку машины. Во-вторых, если сразу из нескольких источников вы слышите, что нельзя, то, может быть, действительно нельзя. В-третьих, и это самое главное: от Эн-Насирии до Багдада почти 400 километров, плюс два вполне труднодостигаемых объекта по пути — мы решили не рисковать временем.

Дальше все шло довольно весело и непринужденно, пока на очередном блок-посту нас не попросили выйти, и следующий час мы провели в солдатской будке, где трещал то телефон, то рация, военные были очень предупредительны, но ничего понятно не было.

Позвонил мистер Аббас, с которым, как видно, связался шофер, и уточнил, находимся ли мы, так сказать, в плену у государственных солдат или еще у кого-нибудь. Я ответил, что все в порядке, что оказалось правдой, потому что за нами заехали другие военные на большой белой машине, и мы с ветерком помчали к Уруку.

Два слова про Урук. По сути, это первый шумерский город-государство в Месопотамии, начиная с 3500 года до нашей эры. Который стал столицей первого в мире государства.

Попробую изложить дело со всеми этими терминами, как я их понял.

Итак. Задолго до Урука был город Эриду, который появился примерно за 5000 лет до Рождества Христова, но не был городом-государством. То есть не имел политического устройства — не было верховной власти, сословий, армии и так далее — и выглядел как место, где много людей жили скопом и занимались не только сельским хозяйством, но и ремеслами.

Второе. Урук назывался городом-государством, так как люди в нем умудрились развить политическое устройство, то есть верховную власть из жрецов, сословия, армию и прочее, что позволило им распространить свое влияние на сельхознаселение в округе, но на небольшой площади.

В конце концов, начав вести войны, урукские подчинили себе большие площади с сельхознаселением и те города, которые появились к этому моменту, таким образом образовав управление невиданного до этого масштаба.

Короче, все нынешние государства — это наследники Урука. В частности, государство Ирак, название которого происходит от названия того, первого государства.

Официально считается, что именно в Уруке появилась письменность, о чем рядом с руинами есть табличка на палке.

В Уруке правил Гильгамеш, о котором уже было сказано.


Зиккурат в Уруке

Руина Урука, к которой все ездят, — не что иное, как останки зиккурата, который якобы находился у входа в город. Рядом с руиной проходит заброшенная ржавая узкоколейка, что выглядит таинственно и живописно.

Ниппур

Как я прочел, попасть в это место практически невозможно, потому что якобы там находится военная база.

Второе — в это место непросто попасть, потому что местонахождение его неочевидно и, например, на общественном транспорте туда не попадешь никак.

Мы же с помощью электронной карты попали и оказались перед забором из сетки Рабица и запертыми на замок воротами. Наш шофер стал было сообщать, что “клозет”, “секьюрити” и так далее, но я, тем не менее, выбрался из машины и стал прыгать, размахивая руками, а потом марининым платком.

Минут через пять из дома на холме приехал военный на машине и объявил, что “клозет”. Я настаивал, и он дал понять, что поедет совещаться с начальством. Начальство в виде молодого парня в майке, тренировочных штанах и шлепанцах на босу ногу дало добро. И более того, отправилось вместе с нами показывать окрестности.

Ниппур существовал по крайней мере за три тысячи лет до нашей эры и был религиозным центром Шумера. Занятно знать, что в 19-м веке до Рождества Христова в Ниппуре существовал суд присяжных, который, в частности, оправдал жену убитого человека, не донесшую на убийц после того, как они признались ей в убийстве.

Территория большая, ничего не восстановлено и поэтому оригинальное. Множество фрагментов керамической посуды, наш шофер нашел фрагмент из мрамора — часть донышка с частью стенки, когда-то это была, наверное, дорогая вещь.

Есть руины храма — на закате все это выглядело очень круто.


Ниппур. В верхней части видны остатки храма Энлиля.

Потом, когда мы собрались было уезжать, у нас застряла в песке машина. Но главный скомандовал, приехали другие солдаты и машину выкопали.

Потом нас отвезли, так сказать, на базу, где все умылись, нас угостили кислым молоком и финиками. А главный достал из металлического шкафа фрагменты каменной плиты, на которой был выгравирован текст клинописью.

Я подержал эти штуки в руках.

Потом был долгий путь в Багдад, пробки в городе, но мы, конечно, добрались до гостиницы.

* * *

Мы зашли к мистеру Аббасу, чтобы сообщить, что все прошло удачно и мы вернулись. Зашли на минуту, а ушли через два часа. Компанию нам составил также Мустафа, компаньон мистера Аббаса, который к тому же оказался женат на русской девушке Анастасии — с ней мы познакомились на следующий день и вместе провели его, гуляя по Багдаду.

Но это завтра, а сейчас была ночь в Багдаде, вино, арак и очень приятные люди.

Отъезд

Была вызвана спецмашина той единственной конторы, которая вроде бы имеет право въезда в аэропорт. Машина была белой, такой же белой, как рубашка водителя, голова которого была украшена форменной фуражкой с золотого цвета лентой по околышу. Все шло крайне торжественно, пока нас не остановили на том самом блок-посту по пути в аэропорт. Еще в гостинице я договорился, что наша доставка будет стоить 30 долларов, но человек на посту требовал еще, и после долгих пререканий я доплатил три доллара.

В аэропорту бдительный человек в гражданском во время досмотра обнаружил мраморный фрагмент из Ниппура, на что я сказал, что нашел эту штуку рядом с гостиницей и взял как память о Багдаде. Досмотрщик зачем-то понюхал осколок, поинтересовался, зачем мне такая дрянь, и уточнил, что точно ли она не из Вавилона. Я искренне ответил, что не оттуда. Другие фрагменты, собранные в других местах, обнаружены не были.

Как уже было сказано, вывозить антиквариат из Ирака запрещено, так что стоит хорошо подумать и подготовиться, если вы все-таки на это решитесь.

Ночь в Багдаде

Не исключено, что пройдет самое короткое время, и Ирак наводнится туристами. Поедут автобусы, груженные европейскими пенсионерами. Рядом с лестницей на вершину зиккурата в Уре будут продавать сахарную вату и прохладительные напитки, а в Ниппуре будут стоять не военные, а устроят парк развлечений для детей, в котором аниматоры будут изображать царей, жрецов и даже богов.

Пока этого не произошло, шумерские боги живут легко и спокойно. И Энки — бог подземных вод и плодородия, и Нисаба — богиня покровительница каллиграфии, и, конечно, Энлиль — бог ветра, земли и бурь, самый главный, верховный бог, стены храма которого по-прежнему стоят в Ниппуре.

И, что называется, спешите все это видеть.

А то просто поезжайте в Багдад, найдите приятных людей и проведите с ними ночь в разговорах. В Багдаде это возможно.


Клинопись

Ссылки

Брокгауз и Ефрон про Шумер, Вавилонию, Багдад, Аббасидов, Валтараса, Вавилон египетский и Авраама.

Большая Советская Энциклопедия про Багдад.

Интерактивные карты и спутниковые снимки Багдада, Акар-Куфа, Таки-Кисры, Самарры, Вавилона, Киша, места рождения Авраама, Борсиппы, усыпальницы пророка Иова, Эль-Кифля, Эн-Наджафа, Эль-Куфы, Эн-Насирии, Ура, Урука, Ниппура, Эриду, Ларсы и Ирака.

Имена собственные

абайяabayaМахдиMahdi
АббасAbbas ibn Abd al-MuttalibМейданMaidan Square
АббасидыThe AbbasidsМесопотамияMesopotamia
Абу НувасAbu Nawasмечеть имама АлиImam Ali Shrine
АвраамAbrahamмечи КадисииSwords of Qadisiyah
АггаAga of KishМосулMosul
АграAgraМуса аль-КазимMusa al-Kazim
АдамAdamМустансирияMustansiriya Madrasah
айранayranмутаббальmutabbal
АйюбAyubМухаммад аль-КасимMohamed Al-Qasim Expressway
Акар-КуфAqar-QufМухаммад ат-ТакиMuhammad al-Jawad
АккадAkkadНавуходоносор ВторойNebuchadnezzar II
аккадский периодAkkadian periodНациональный музей ИракаIraq Museum
аладaladНимродNimrod
АлиAliНиневияNineveh
аль-АскариAl-Askari_ShrineНиппурNippur
аль-КазимийяAl-Kadhimiya MosqueНисабаNisaba
аль-МансурAl-MansurнововавилонскийNeo-Babylonian period
аль-МустансирAl-Mustansir Bi'llahНойNoah
аль-МутанаббиAl-MutanabbiНусб аш-ШахидAl-Shaheed Monument
Андалус хотел сьютсAndalus Hotel suitesпарфянеParti
аракarakПегасусPegasus Airlines
ас-СахлахAl-Sahlah Mosqueпозднешумерский периодSumer period
баба ганушbaba ghanoushРабицCarl Rabitz
Бабилон РотанаBabylon RotanaрамаданRamadan
БагдадBaghdadраннединастический периодEarly Dynastic period
БагдадиBaghdadi RestaurantСаадунSaadoun Street
Багдадский зоопаркBaghdad ZooСабиха ГёкченSabiha Gökçen
Багдадский музейBaghdad MuseumСаддам ХусейнSaddam Hussein
Багдадский халифатThe Abbasid CaliphateСамарраSamarra
БарадаBaradaсамунsamoon
БасраBasraСаргонSargon of Akkad
Бирс-НимрудBirs NimrudСаргонидыSargonic Dynasty
Бони Эм.Boney M.СасанидыSasanian Dynasty
БорсиппаBorsippaСемирамидаSemiramis
ВавилонBabylonСиндбадSindbad Park
Вавилон ЕгипетскийBabylon Fortressсиррушmushkhushshu
ВалтасарBelshazzarскифыScythians
Великая мечетьGreat Mosque of Kufaстаровавилонский периодOld Babylonian period
Гарун аль-РашидHarun al-Rashidсук ас-СарайSouk al-Sarai
геймарgeymarсулугуниsulguni
ГильгамешGilgameshсухурsuhur
ГогGogТаки-КисраTaq Kasra
гунныHunsТахрирTahrir Square
дворец АббасидовThe Abbasid PalaceТелль-УхаймирTell al-Uhaymir
Джемдет-НасрJemdet Nasr periodТигрTigris River
динарdinarТысяча и одна ночьOne Thousand And One Night
ДораDora ExpresswayУбейдUbaid period
дугdooghУрUr
Дур-КуригальзуDur-KurigalzuУрукUruk period
ЕвфратEuphratesУрукагинаUrukagina
Зеленая зонаGreen ZoneФаридаFarida Beer
зиккуратzigguratфетаfeta
Золотая мечетьGolden MosqueХаваистHavaist
ЗоураZawraaхалдейский периодChaldean period
Зу-ль-КифльDhu al-KiflХаммурапиHammurabi
ИезекильEzekielХан аль-МудалляльKhan Al Mudallal
имамimamХан-МурджанKhan Murjan
ИракIraqХерцHertz
ИранIranХомейниRuhollah Khomeini
ифтарiftarХосров ПервыйKhosrow I
ИштарIshtarхубзkhubz
каймакkaymakхумусhummus
касситский периодKassite periodШабандарShabandar Café
КашгарKashgarШанашил паласShanasheel Palace Hotel
КербелаKarbalaШанлыурфаUrfa
КирCyrus The GreatшахиншахKing of Kings
КишKishшедуshedu
Кишла-клокQishla clockшейх аль-КулайниMuhammad ibn Ya'qub al-Kulayni
КтесифонCtesiphonШумерSumer
КурдистанKurdistanшумерыSumerians
Куригальзу СтаршийKurigalzu IШухадаShuhada Street
лабанlabanЭль-КифльAl Kifl
ЛарсаLarsaЭль-КуфаKufa
ЛахорLahoreЭль-ХиллаHillah
Мааруф ар-Русафи ибн Абд аль-ГаниMa'ruf bin Abdul Ghani al RusafiЭнкиEnki
МагогMagogЭнлильEnlil
МалвияMalwiyaЭн-НаджафNajaf
мандеиMandaeansЭн-НасирияNasiriyah
масгуфmasgoufЭридуEridu
массагетыMassagetaeЭр-РусафAl Rusafa

дальше: Иракские фотки II

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/mark/irak2.html

авторские права: © Марк Олейник, текст, фотографии, 2022
© Сергей Жаров, кодирование, 2022

обратная связь: markoleynik@hotmail.ru, sergei@zharov.com