Палестина II

Автобус пересек границу, и мы оказались на территории с флагом с голубой звездой Давида. Поначалу мы пошли, куда все идут, — очень много арабов и очереди в окошки. Потом кто-то сказал, что для европейцев есть другой вход, мы туда пошли, и там было совершенно безлюдно, мы сразу к пограничной стойке попали.

Просмотрев мой паспорт, женщина в форме ничего не сказала. А вот паспорт мужа просмотрела внимательно. Переспросила, был ли он во всех этих странах. Я ей сказала, что мы были с ним вместе, просто у меня новый паспорт. Она сказала, что если мы самостоятельные туристы, то пусть покажем ей путеводитель, я вытащила путеводитель по Израилю и даже показала отмеченную мной маленькую гостиницу “Аль-Араб”, которую я наметила для ночевки в Старом городе. Еще она попросила нас показать все самолетные билеты и, наконец, спросила, хотим ли мы израильскую печать в паспорт или на отдельную страницу. Мы попросили в паспорт.

По опыту знаю, что кроме Сирии и Саудовской Аравии, если вдруг захотим поехать в другие арабские страны, то нас пустят и с израильской отметкой, несмотря на то, что написано в путеводителях. Сирия меня не очень интересует, а в Саудию я все равно никаким боком не попаду. Да и в крайнем случае можно всегда просто поменять паспорт на новый. Меня, например, без проблем неоднократно пускали с такой отметкой и в Эмираты, и в Иран, и в Йемен, и в Афганистан. Я подумываю насчет Пакистана для будущего путешествия — думаю, проблем быть не должно.

Потом надо было поменять деньги на шекели, но обменный пункт был закрыт в этом помещении, поэтому нас повели в многолюдное арабское, где мы отстояли еще какую-то очередь, а потом шекели и поменяли. Заодно выяснили, сколько шекелей выездная такса из Израиля — 42 доллара с каждого.

Вышли на площадь и благополучно купили два билета по 10 долларов до Дамасских ворот на маршрутку. Поехали по красивой и трогающей сердце Палестине к Иерусалиму. Дорога идет через песчаные горы под палящим солнцем.

Приехали к зубчатым стенам Дамасских ворот, и пошли внутрь крытого тенистого рынка, продираясь через толпу разного люда — арабы, евреи, туристы. Туристы там на 80 процентов русские.

В самом начале крытый рынок делится на две улицы, одна уходит влево, другая вправо, мы пошли по карте вправо. Узенькая, тесная, красочная, шумная восточная улочка, открытые лавки с обеих сторон — во всех лавках и снаружи висят очень заманчивые и очень красивые вещи. Одежда прямо как в Таиланде, красиво пошитая, только намного дороже, конечно. Я не ожидала и не предусматривала в бюджете, что в Иерусалиме можно заниматься шоппингом.

“Аль-Араб” мы не нашли, зато нашли другую маленькую гостиницу, “Хеброн хостел”, она хорошо обозначена, чтобы в нее войти, надо подняться по лестнице, уходящей влево от основной артерии.

Комната там для нас нашлась, с вентилятором и всем необходимым, за 42 доллара — это дешево для такого места в центре Старого города. Еще были помещения типа общажных спален с двухъярусными кроватями — наверное, намного дешевле, но я бы не хотела там провести ночь с посторонними людьми.

Женщина на стойке очень приятная. Все было хорошо.

Нам надо было правильно спланировать малое время пребывания. Я, в принципе, запланировала в Иерусалиме две встречи. Одну — с виртуальной знакомой по форуму, которую никогда в жизни в реале не видела, и с ее мужем, вторую — с бывшей одноклассницей, которую видела в последний раз 30 лет назад.

Решила так. Позвоню первой, мы встретимся, а потом сразу второй, потому что не знала, сколько продлится первая встреча. С первой девочкой договорились, что она с мужем придет в наш “Хеброн хостел” в шесть вечера, и мы в гостинице же и посидим. Гостиница маленькая, с уютным залом с диванами и креслами, где можно отлично и приятно пообщаться.

Потом бросили рюкзаки и сразу пошли гулять по Иерусалиму. Уж как он мне понравился семь лет назад, а в этот раз я просто влюбилась в него, несмотря на толпы и толчею. Вообще, толчея только на узеньких артериях крытого рынка, но в любой момент можно выйти на отходящую ступенчатую улочку вправо или влево и посидеть там на ступеньках в одиночестве.

Толчея была и в храме Гроба Господня. Семь лет назад там было вообще пусто — тогда в Израиле были взрывы, и туристы не ездили совсем, — и я смогла этот гроб, откуда Христос воскрес, увидеть и даже сфотографировать. В этот же раз туда стояла огромная извивающаяся очередь, так что даже мой муж, для которого это было как своего рода паломничество, от идеи туда проникнуть отказался. Мы побродили по храму, потом пошли к Стене Плача. Фотографировать в тот день было нельзя, муж мой не захотел подходить туда близко, потому что мужчинам надо тогда на голову надевать символичную бумажную кипу. Я же пошла прямо к стене и, не будучи ни еврейкой, ни иудейкой, ни вообще верующим человеком, горячо попросила что-то и вложила записочку в стену. Процедуру эту повторила и на следующий день, в воскресенье.

Мне безумно понравилась атмосфера в Иерусалиме. Понравились все люди, которые ходят по улицам, — и евреи в черных шляпах, и их голубоглазые жены со специфически, по-еврейски повязанным на голове платком или в висящих вязаных шапочках, которые широко открывают лоб. Понравились арабы, которые там ходят или продают что-то в своих лавках. Понравились израильские солдаты в красивой униформе с автоматами, которые всегда любезно указывали дорогу, а половина из них — русские.

Даже группы туристов меня там не раздражали.

Крытый рынок оказался для моего мужа неприятным сюрпризом, потому что я шла и скупала все, что мне нравилось. А мне нравилось все подряд: интересные футболки, костюмы для танца живота, совсем не кич, я буду носить это как купальник — верх как просто маечку, а юбку оборачивать вокруг бедер как пояс. Мне понравились хорошо скроенные бейсболки с надписью “израильская армия” — купила для себя и моего старшего, — понравились свитеры и шарфы цвета хаки с такой же надписью. Причем, продавали их арабы, и мы еще долго торговались. Потом — для мужа это был последний удар — мне понравилось в одной лавке украшений ожерелье со стразами, которое я перед зеркалом переделала в некую корону для головы, очень дорогое. Чтобы его купить, пришлось нам из банкомата еще шекели брать.

Очень много чего там купила.

Еще мы вышли к Дамасским воротам и договорились с одним арабским водителем такси, приятным пареньком, что назавтра он нас в том же месте заберет, отвезет в Вифлеем к базилике Рождества Христова, а потом отвезет на КПП, все за 140 долларов. Мы особо не торговались, потому что времени было в обрез, и на общественном транспорте мы бы просто не успели все сделать.

Потом мы вернулись в гостиницу, чтобы передохнуть перед приходом подруги. Она и ее муж пришли в шесть вечера, как договорились, мы их уже ожидали в фойе. Странно и приятно видеть вживую человека, знакомого только по интернетному форуму. Мы просидели в фойе за чаем часа два, и, конечно, этого было недостаточно, я бы с удовольствием продолжила разговор дальше. Мне очень-очень хотелось расспросить их про жизнь в Иерусалиме изнутри. К сожалению, с ее мужем мне не удалось поговорить напрямую, так как не нашелся общий язык — в прямом смысле, я не говорю ни на арабском, ни на идиш.

Потом мы попрощались и пошли в номер. А когда я стала звонить другой девочке, бывшей однокласснице, то звонок не прошел — я звонила с сотового, связь шла через роуминг через родную страну. Несколько раз звонила, не дозвонилась, и, к сожалению, вторая встреча не произошла.

Я сказала своей подруге при разговоре — и это правда, — что мне безумно нравится Иерусалим, что стены дышат историей, и вообще, тут необъяснимо притягательная аура. Подруга сказала, что она, живя тут уже много лет, ничего такого не чувствует и предпочла бы жить в другом месте. А мне вот правда — пожалуй, несмотря на политику и нестабильную ситуацию — в Иерусалиме было бы очень хорошо. За стенами Старого города это ультрасовременный, чистый, ухоженный город. Специфический пейзаж вокруг — холмы песчаного цвета, а на них построены красивые аккуратные дома, растут маленькие пальмы или сосенки. Мне Иерусалим показался чище и ухоженнее Парижа.

Израильских городов я не видела своими глазами, только фотки и репортажи из Тель-Авива. Тоже, судя по всему, совершенно западный, современный и приятный город.

В общем, люблю Израиль. Мне кажется — эти выводы я сделала сама, не из разговора с подругой, — что арабы, наверное, сами предпочитают жить в Иерусалиме, чем в Газе. Потому что фотки и репортажи оттуда, из Газы, — внешне ужасны. Непонятно, как два таких совершенно разных мира существуют один рядом с другим.

Утром следующего дня у нас уже не было времени, и мы до 12 часов — свидания с водителем — хотели обежать максимум этих невероятных мест в самом Иерусалиме. Я думаю, что мне не хватило бы и недели, чтобы насладиться этим городом. Мы просто там бродили по Крестному пути, забирались на башню Давида, ходили второй раз к Стене Плача. Очень хотели посетить мечеть с золотым куполом на холме, но туда стояла огромная очередь, так что мы просто зигзагами обошли до полудня иерусалимские кривые узкие улочки.

Когда мы с водителем-арабом поехали в Вифлеем, он нам немного объяснил обстановку. Сказал, что Газа теперь совершенно независимая, и что израильских солдат там нет, ничего там Израиль не контролирует. А вот Западный берег, куда входят Рамаллах, Вифлеем и другие города — туда израильские солдаты ходят, как к себе домой (по мне, так я была бы этому только рада).

Водитель сказал, что от Иерусалима до Вифлеема 8 км, но так как израильтяне устраивают блокпосты каждый раз в разных местах, то чтобы проще было туда проехать, он сделал крюк в 24 км, повез по какой-то обходной дорогой. Кстати, потом у него были проблемы. Когда мы выезжали из Вифлеема, на блокпосте израильтянка-военная его заставила выйти и взяла у него какие-то бумаги. Сказала ему, что он по окружной дороге не имел права везти туристов. Надеюсь, у него после этого не возникли проблемы.

Не помню, на каком форуме, и где, и кто, но кто-то мне сказал, что в Вифлееме делать нечего, что это просто арабская деревня, да еще могут камнями кидать в машину. Вот уж нет. Вифлеем — такой же аккуратный, приятный городок, как и Иерусалим с окрестностями. Я не была ни в Иерихоне, ни в Рамаллахе, но искренне надеюсь, что это такие же приятные городки.

В общем, словосочетание “арабская деревня” совсем не подходило под то, что мы видели. Вот с Газой у меня почему-то возникает ассоциация с “арабской деревней”. Или с Ливией, например. Хотя ни там, ни там я не была.

В базилике Рождества Христова было меньше туристов, чем в храме Гроба Господнего, но в пещеру, где Мария родила Иисуса, стояла очередь, и я туда не пошла, а муж пошел, конечно.

Из Вифлеема мы поехали к границе. Рассчитали все почти до минуты, подъехали к КПП за 30 минут до закрытия. Расплатились с водителем и пошли через границу. У меня для налога на выезд осталось ровно 84 доллара шекелями, а оказалось, что надо платить чуть больше. К счастью, согласились эту малую часть взять одним долларом.

Чтобы переехать мост Хусейна, мы сели сначала в один автобус, он проехал метров двадцать, и все стали вылезать и кинулись к кассам — надо было оплатить проезд и пересесть в другой автобус. Иорданских денег у меня больше не было, но взяли долларами.

Доехали до Иордании, все арабы вышли из автобуса, а наши паспорта и паспорт одного американца водитель оставил у себя и жестом показал, что нам надо выйти и пройти туда-то. Прошли, сели. Долго ждали, пока уже другой служащий не пришел с нашими паспортами и не отпустил нас с миром.

Вышли мы с КПП, идем к парковке, где машину оставили. Парковка закрыта сетчатой дверью, и висит на ней вульгарный амбарный замок, не хватает только надписи на русском: “Закрыто”.

Я сразу заплакала — такая я уж есть, очень эмоциональная. Решила бежать обратно на границу, к солдатам с автоматами, к пограничным работникам, и бить в колокола. Муж скорее не запаниковал, а разозлился, сказал, что он ломом этот замок просто выломает.

Но, к счастью, до таких экстремальных мер не дошло, минут через пять охранник парковки нас увидел, вышел из какого-то закутка и с улыбкой нам парковку открыл.

Поехали в гостиницу “Голден тулип эйрпорт”. И снова потерялись. Указатель там был один на дороге, стрелка в сторону Аммана, но я знала, что по карте нам надо ехать по другой дороге, скорее через Мадабу, чтобы в аэропорт попасть.

Мы ехали по этой незнакомой дороге через горы, и я боялась, что сейчас темнеть начнет. Знала, что рассчитывать на объяснения местного населения не придется.

В конце концов мы уже практически подъехали к Амману, начались такие указатели, “Амман восток”, “Амман юг”, — и никаких указаний на аэропорт.

Мы остановились на обочине и спросили у одного водителя, как ехать до аэропорта. Он оказался очень любезным, говорит, едте за мной, я вас довезу до указателя. И вправду довез, спасибо ему, мы таким образом благополучно до нашей аэропортовской гостиницы добрались.

Заночевали. Утром спокойно поехали, сдали машину, я в дьюти-фри на оставшиеся доллары купила куколку Барби в черном арабском прикиде — давно такую хотела.

Последний приятный сюрприз путешествия — самолет был заполнен до предела, а между нами никого не посадили. Так что я смогла лечь спать на двух креслах.

Я абсолютно точно знаю, что в жизни еще когда-нибудь поеду в Шри-Ланку и Иерусалим.

дальше: Палестинские фотки II (290 КБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/liza/palestina2.html

авторские права: © Лиза Калугина, текст, 2008–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2008–2017

обратная связь: lizavetanice@yahoo.com, sergei@zharov.com