Индия II

От этой поездки я, в общем-то, не ожидала каких-либо открытий. Если раньше путешествия выбирала в первую очередь по стране, которую хотела для себя открыть, то теперь, когда из очень желанного была уже везде, кроме двух самых запретных и поэтому самых манящих, критерии выбора несколько изменились.

Как всегда, мой принцип: далекие тропики и плюс вторая транзитная страна, чтобы сэкономить и разнообразить дальнюю дорогу, посмотреть на мир больше. И цены на билеты, конечно, — чтобы не заоблачно дорого.

И чтобы не Юго-Восточная Азия, которую я очень люблю, но она порядком приелась.

В Южную Америку почему-то не тянет никак, кроме Бразилии, где я неоднократно была.

Если бы цена билетов не имела значения, однозначно полетела бы в США в западные штаты.

В итоге получилось так, что направление выбирал наш младший сын, а захотелось ему в Индию. Кто-то не поймет, почему я решила снова отправится в место, которое так негативно описываю, и куда сама себе обещала больше не возвращаться никогда. Я и думала, что все, наверное, будет так же, как в первый раз: нелюбезность и даже враждебность местного населения, нищета и грязь. Но младший сын очень настаивал, и плюс случайно мы нашли билеты не заоблачно дорогие, с бесплатной трехдневной транзитной остановкой в Катаре на обратном пути — стране, где я сама еще не была, — плюс дешевая жизнь в Индии.

Альтернативой была, впрочем, Черная Африка — Танзания плюс Занзибар, либо Конго и Заир, либо какая-нибудь другая страна, — но смущали обязательные для Африки прививки от желтой лихорадки для ребенка, они иногда дают нехорошую аллергию, и почти полное отсутствие информации, даже в интернете, об африканских странах, где мы еще не были и где не развит туризм.

В общем, решили, что почему бы для развития ребенка не показать ему мир вот с такой стороны: одну из самых бедных стран и потом страну Персидского залива, нефтяную, одну из самых богатых.

Мы остались верны отличной традиции — покупать билеты на летнее путешествие очень загодя, накануне Нового года, подарив таким образом сознанию шесть месяцев предвкушения путешествия, а это очень приятно, всю зиму и весну предвкушать путешествие и потихоньку, шаг за шагом, к нему готовиться, читать про страны и говорить об этом со всеми знакомыми.

Впрочем, в этом году мы побили все рекорды запоздалости подготовки. За месяц до отлета еще не был ни продуман, ни составлен, ни распечатан четкий ясный план, структура путешествия день за днем — а я всегда составляю такой план, — не было забронировано ни одной гостиницы ни в Индии, ни в Катаре, не было решено, куда в Индии податься на море — Гоа я все-таки начисто отмела, — не была взята напрокат машина в Катаре, не были куплены авиабилеты на внутренние перелеты в Индии. Рюкзаки же с вещами я начала собирать вообще даже не за неделю, а дня за четыре до отлета.

Единственное, что я начала готовить очень скрупулезно, с радостью и очень задолго — это шить два красивых платья. В одном я решила — теперь уже традиционно — станцевать в Индии, в другом — в пустыне рядом с Саудовской Аравией. Долго, с огромным удовольствием, я шила себе эти платья, красное для Индии и голубое для Аравийской пустыни, думая, как я там буду в них танцевать, и заряжая таким образом оба платья специфической энергией.

Где-то за месяц до вылета, перечитав наискосок “Гид де Рутар” про Индию нескольколетней давности, решила, что после двух первых дней в Мумбае — бывшем Бомбее — полетим на местном самолете на юг Индии, в штат Керала, город Тривандрам.

Летели мы в Индию во второй половине августа, точно в то же время года, как в первый раз, а это, в принципе, еще период муссона, и вспомнилось, как в Гоа на пляже в море не разрешали заходить и какие-то дворники свистели в свистки.

Насчет Кералы же — почти-почти самый юг Индии — я вычитала, что она представляет собой пальмовые джунгли и множество каналов и рек, впадающих в Индийский океан, и что даже во время муссона купаться там можно, в этих реках, круглый год.

Из Бомбея лететь два часа на местном самолете. Недорого. Билеты туда и обратно мы купили заранее по интернету. Заказали какую-то гостиницу на две первые ночи в Бомбее, в районе, который я не знала, — в первую поездку помню только, что проживали рядом с вокзалом Виктория.

Гостиницу на побережье в Керале решили найти по тому же принципу, как и в Шри-Ланке, Камбодже и так далее. То есть взяв машину с водителем в городе прилета, Тривандраме, попросить, чтобы вез нас на пляжные места, и искать гостиницу на месте, какая приглянется.

Надо было решать, что делать с Катаром. Мне очень хотелось показать сыну Персидский залив, и вообще была ностальгия по Дубаю, который там недалеко. Я думала, наверное, Доха — брат-близнец Дубая.

Катар — это полуостров, выступающий в Персидский залив, и столица там Доха. Других городов особо и нет. Все это в пустыне, и, что для меня немаловажно, Катар прилегает к Саудовской Аравии. Куда мне никогда не попасть, куда я очень-очень хочу.

Мы решили, что на все время в Катаре возьмем напрокат машину по прилету в аэропорт, чтобы не зависеть от такси — узнала, что по улицам их ездит мало, и что дорогие они, так все и оказалось, — и в один из дней поедем к этому пограничному КПП в Саудию, примерно в 100 км от Дохи, покажем ребенку настоящую пустыню, посмотрим Саудию издали, там я и станцую в пустыне.

При ближнем рассмотрении, что же такое представляет из себя Доха, начав расспрашивать на форумах людей, там проживающих, констатировала такую неприятную вещь: в Дохе вообще нет публичных пляжей, в отличие от Дубая. Есть несколько пятизвездочных гостиниц с частными пляжами. Если не проживать в них, право пройти на их частный пляж стоит 80 долларов в день на человека. А других подходов и подъездов к берегам Персидского залива нет. Практически вся пустыня вокруг столицы-Дохи с подходами к воде принадлежит нефтяным компаниям, и ехать туда нельзя.

Все эти пятизвездочные гостиницы с пляжами стоили дорого, более 300 евро в день. Те, что в центре города, без прямого выхода к воде, — подешевле, но основной целью был как раз горячий Персидский залив, а жара в августе там такая, что ехать из гостиницы подешевле в гостиницу с пляжем, парковать машину, платить по 80 долларов на каждого и идти на горячий пляж, переодеваться где-то — дело довольно муторное.

Решили тогда с горьким сожалением поселиться в какой-нибудь гостинице с пляжем. Выбрали наобум “Интерконтиненталь”, на фотографиях очень приятное место с бассейнами, пляжем и всякими другими наворотами. Мы очень редко селимся в многозвездочных гостиницах, и жалко тратить на них деньги. Лично мне надо только чтобы гостиница находилась в интересном месте, где можно гулять пешком, была с удобствами, кондиционером и бассейном.

Подготовив таким образом путешествие, в середине августа мы сели в самолет и полетели в Индию.

По дороге туда была пересадка в Дохе, но транзит длился два часа, настоящее же открытие Катара предстояло на обратном пути.

Точно по плану, прилетев в Бомбей в пять часов утра по местному времени, усталые, поехали в заказанную гостиницу и сутки отсыпались. Потом пошли смотреть и показывать ребенку Бомбей. Очень-очень странная и приятная метаморфоза произошла с Бомбеем за десять лет. И с индийцами тоже!

Я совершенно ясно помню мои ощущения от первой поездки, объективность которых подтверждали вполне мои тогдашние спутники — муж, мой старший сын, тогда подросток, и один друг, мы путешествовали вчетвером. Все вчетвером мы дружно Индию и индийцев не полюбили, за грязь, нищету, лживость и высокомерие народа.

В этот раз Бомбей не был похож на Освенцим с худыми нищими на тротуарах. Они имелись, но перешагивать через них не приходилось, то есть было их намного меньше. Огромные трущобы с лачугами из картона и деревянных коробок, завешанных кое-как ветошью вместо занавесок, не бросались в глаза как в тот раз. Многие были огорожены какими-то заборами от взглядов снаружи.

У меня в саду живет козел примерно в такой же лачуге, да и то по своей вине. Поначалу жил в нарядном, разноцветном пластмассовом домике, какие стоят на детских площадках, но однажды порушил его начисто рогами и вот теперь живет в менее эстетичном, но прочном деревянном коробе.

Индийцы-люди изменились. Они отвечали на улыбки! Они отвечали на вопросы, и не было толп детей или взрослых в лохмотьях, окружавших туриста и хватавших за полы одежды со всех сторон. Они и физически как-то изменились. В этот раз я видела на улицах немало красивых лиц людей обоих полов.

Помойки, грязь и крысы на улицах — они остались, но не везде, как это было раньше.

Я никак не могу объяснить себе этот феномен.

Если можно еще предположить, что Индия как-то поднялась экономически за последние десять лет и там теперь меньше нищеты — в противовес экономическому упадку нашего Запада, — то вот изменение характера людей, которые идут по улице и вдруг доброжелательно улыбаются, многие, — для меня это остается необъяснимым.

Правда вот еще. Когда мы окончательно улетали из Индии, то в аэропорту познакомились с молодым человеком, который тоже путешествовал по Индии и возвращался тем же самолетом, но без транзитной остановки в Катаре. Он поведал, что путешествовал на севере Индии с рюкзаком на местном транспорте и спал “у жителей”, то есть самым бюджетным способом, и путешествие начал с Нью-Дели, столицы. Сказал, что Бомбей в сравнении с Дели — чистый и богатый город, а Дели — это ужас.

Может, Дели — я там сама никогда не была — сейчас такой же, как Бомбей десять лет назад, не знаю, и если это так, то для меня необъяснимо, почему.

Два полных дня мы провели, гуляя по Бомбею, посещая те же места, что и десять лет назад, — прачечную, квадратный двор с озером посередине, где индусы совершают ритуальные омовения, разные храмы и прочее.

Был такой вот эпизод. В странах третьего мира обязательно захожу в аптеки и, где можно, покупаю снотворные, у нас рецепты на них дают трудно, а вот в третьем мире обычно продают без рецептов. Лекарства мне такие нужны, потому что я плохо сплю и хорошо иметь их всегда про запас. Во многих странах их продают без рецепта, но большинство таких лекарств оказываются спрессованным зубным порошком. Пожалуй, единственный раз мне продали, в Египте, настоящие барбитураты, одну коробку. Только один раз.

Решила я, что в Индии рецептов не спрашивают, какие тут рецепты и врачи в многомиллионном и нищем мегаполисе. В Йемене, например, рецептов вообще не существует, но и лекарств там в аптеках, увы, почти нет никаких. Зашла в аптеку, спросила “сильное снотворное средство”. Мне аптекарь говорит, нужен рецепт. Я говорю, нет рецепта, дома забыла. Он говорит, тогда идите к врачу, тут врач недалеко принимает, и он вам даст рецепт.

Врач принимал на той же улице, поэтому я из любопытства туда пошла, посмотреть изнутри на систему народного здравоохранения в Индии. Действительно, был на той улице какой-то кабинет типа амбулатории, и секретарши сидели, и даже маленькая очередь из пациентов, не нищих, в зале ожидания.

Принял меня действительно врач, в белом халате. К моему неприятному удивлению, он стал возникать насчет снотворного и в конце концов дал мне рецепт на упаковку с десятью какими-то таблетками. Я говорю, дайте больше, а он — я вас не знаю и не могу так вот взять и выписать много снотворного. Меня удивила такая строгость, учитывая, что такое Индия. Прямо как где-нибудь в США.

Оплатила я визит, немного рупий, и вернулась в аптеку, где мне по рецепту дали это лекарство, предупредив, чтобы ни в коем случае не принимала больше чем по одной. Таблетки, молекула мне неизвестная, впрочем, оказались тем же пресловутым спрессованным зубным порошком.

Вот еще наблюдение: если раньше священные тощие бесхозные коровы бродили по мегаполису свободно, по тротуарам и проезжим дорогам, в том числе и по трассам только для машин типа наших автодорог, и остановившаяся корова посреди улицы образовывала пробки и заторы, то теперь это дело несколько упорядочили. Теперь сидят на тротуарах женщины, рядом корова, на дорогу не выходит, и лежит рядом пучок травы, за несколько рупий можно корову покормить, и это приносит, говорят, удачу.

Несомненно, порядка на улицах Бомбея стало больше, но город несколько утратил свое лицо диковинного какого-то уж совсем средневекового и деревенского.

Отмечу такой приятный для самостоятельных туристов факт, что проживание в Бомбее и в Индии вообще, и вполне с комфортом, стоит совсем недорого, и в интернете появилось довольно много сайтов таких гостиниц, не многозвездочных, но вполне приличных и недорогих. Десять лет назад в интернете можно было заказать почти только одни многозвездочные и дорогие дворцы, средние же гостиницы своих сайтов не имели, надо было туда звонить, что намного муторнее, учитывая то, как они тогда все говорили или, скорее, не говорили по-английски.

Провели мы в Бомбее два полных дня. Первые сутки после длинного полета из путешествия я всегда вычеркиваю, потому что получать радость от прогулки по улицам неизведанной страны мира и полноценно наблюдать жизнь вокруг можно только через сутки, отоспавшись после самолета.

Потом, согласно программе, утром энного дня поехали на такси в местный аэропорт и полетели на самый юг Индии, в провинцию Керала, а столица провинции, город Тривандрам, куда прилетает самолет, находится несколько вдалеке от океана. Два часа лета. В иллюминатор внизу ничего особенно интересного не углядели: много зелени, леса — наверное, джунгли, — населенные пункты.

Я собиралась по прилету в Тривандрам взять такси и ехать на туристическое побережье искать приемлемую гостиницу. Там не очень далеко до побережья. Доехать до города Ковалам, а там уже совсем рядом океан и пляж с гостиницами. Но все оказалось даже проще. В самом аэропорту Тривандрама был стенд, где написано: “Бронирование бюджетных гостиниц”, туда я и пошла.

География побережья мне ничего не говорила, и я попросила, чтобы гостиница выходила прямо на пляж, чтобы кондиционер, все удобства в номере и две кровати. Милая девушка нашла такую гостиницу за 2000 рупий в день — около 32 долларов, — заказала нам одну ночь, вызвала такси, и такси нас туда и отвезло. В реальности ехать до пляжа получилось дольше, чем мы думали.

Гостиница эта была в самом начале очень длинного пляжа. Вдоль пляжа — коммерческая пешеходная довольно узкая улочка с лавками сувениров, портными, отельчиками и ресторанами. Приятная улочка, уютная, а вот пляж меня разочаровал тем, что он уж очень какой-то узкий, а главное — песок там черный! Нет, он, конечно, чистый, мелкий и мягкий, но вот черного цвета — наверное, это измельченная порода какого-нибудь кварца, дающего черный цвет. Чисто психологически мне намного приятнее пляжи из бело-желтого мелкого песка — ах, Тиоман! ах, Варадеро!

В Гоа пляж тоже такой вот длинный, но намного шире, и песок там желтый. Намного грязнее, чем в Коваламе. Впрочем, пляж в Коваламе настолько узкий, что, может, мусору там валяться просто негде.

Глобально же Ковалам и его пляжи — очень чистое место по сравнению с Гоа. Там столица — Панаджи, который не у самого моря, а пляжи по направлению к северу начинаются с пляжного городка Калангута — так там помойки на улицах, зловонные лужи какие-то, через которые надо перескакивать, идя по тротуару. На более отдаленных пляжах чище. Не знаю, как сейчас, десять лет назад было так.

Муссон в этом году, к счастью, уже почти закончился к нашему приезду. Редко хмурилось небо и накрапывал мелкий, совершенно не мешающий и не раздражающий дождь. Но в основном погода была жаркая и солнечная, пришлось мне полностью закрывать лицо.

На юге Индии всегда ветрено, и каждый день была довольно большая волна с барашками, что не мешало купаться, купаться там можно всем и всегда, в противоположность Гоа. Масса выброшенных прибоем на берег сиреневых медуз. Говорят, они жгут кожу, но мы с сыном играли с ними, кидали обратно в море, и ничего себе не сожгли. Отмечу, что вода несколько холоднее, чем на пляжах Таиланда, Тиомана, Кении, кубинского Варадеро, дикого побережья Красного моря в Йемене и, конечно, Персидского залива.

Из-за черного песка и не такой уж горячей индо-океанской воды в Керале есть отличная альтернатива купанию. Вся земля у океана — пальмовые, практически дикие джунгли, изрезанные впадающими в океан реками, речушками и каналами. Вот там вода теплая как на Тиомане. Можно даже в течение нескольких дней — разнообразие, экзотика и красота такие, что это очень-очень долго не наскучит — каждый день брать моторную лодку напрокат, и лодочник повезет на этой моторке по сказочным местам. И купаться можно спокойно в тех реках, либо прямо с лодки, либо на множественных маленьких пляжиках. И выходить время от времени на берег, в пальмовые джунгли.

Дала себе в голове установку забыть на время купания в тех речушках мою страшную фобию — хотя лодочник говорил, что никто там не водится, но поди знай, — я имею дар иногда такие установки в подсознании делать. А иначе я бы так никогда в жизни и не искупалась в Амазонке в Бразилии! Там тоже благодаря установке купалась.

Еще есть очень приятная и экзотичная возможность: прогулка на спине слона. Купить эту экскурсию запросто в одном из многих местных турагентств на пляжах Ковалама. Вообще, логистика экскурсий и простота теперь в Индии стали как в Камбодже. Везде такие маленькие турагентства, любое организует плавание на моторке по речкам или слона. Я так вот уже ездила верхом на слоне, в Таиланде, но там к его спине была прикреплена корзина, а тут просто накинуто одеяло. Просят только снять обувь и сесть как на лошадь.

Слоны такие забавные. Они огромные, с малюсенькими и очень добрыми глазками. Кожа у них твердая и шершавая, как наждачная бумага, и растут из кожи редко “шерстинки”, длинные и твердые, как ветки у дерева. Когда сидишь верхом, то легко и приятно лечь на живот и гладить слоновью голову.

Описывая путешествия в страны третьего мира, я всегда упоминаю портных и рассказываю, что и где мне пошили. В этот же раз ничего я шить себе не стала, потому что у меня теперь есть отличный оверлок, и я сама дома без проблем создаю себе одежду какую хочу.

Муж заказал себе несколько рубашек, отлично сшитых и отличного фасона. А сын заказал костюм буддиста из ярко-оранжевой ткани, штаны и рубашку. Правда, буддисты-монахи ходят, обернувшись оранжевой простыней, но сын не стал бы простыней обматываться, и я не знаю, как они ее обматывают. Но цвет тот же самый, что сразу ассоциируется с буддизмом. Сари я тоже не стала ни покупать, ни шить, потому что из первой поездки привезла себе четыре роскошных шелковых сари, а в реальности практически не ношу. Купила несколько текстильных вещей и сумку с изображением индуистской свастики.

Машина приезжает за клиентам и отвозит в место, откуда плывут моторки, и где на слоне можно совершить прогулку. Подождут хоть сколько часов, а потом отвезут обратно. Цена, конечно, зависит, от того, сколько времени ты хочешь кататься по речкам, и сколько времени будет длиться прогулка на слоне. Я забыла, сколько точно рупий это стоит, но глобально дешево там все.

Тот номер, который мы поначалу сняли прямо в аэропорту за 2000 рупий в день, мы его покинули на следующее утро — переселились в точно такую же гостиницу, но за 1000 рупий, почти рядом с первой. Это мы пошли наугад ужинать в соседний ресторан, который оказался одновременно и гостиницей, и хозяин нам предложил номер за вдвое меньше.

Хозяин этот мне ностальгически напомнил Индию десятилетней давности, потому что по характеру был точно такой же, какими мне тогда показались все индийцы, из чего тогда я сделала общий вывод об индийцах вообще. Он был глуп, хитер и начисто лишен чувства собственного достоинства.

Да, он нам сдал дешево номер, но каждый день стучался к нам и буквально клянчил деньги. Очень глупо клянчил, например, входит с гримасой боли и говорит, что у него болит горло и что он сейчас поедет в больницу, и можем ли мы ему помочь материально. Или просто стучится и просит, чтобы мы дали ему чаевые. Ни на доктора, ни чаевые мы ему не давали, я говорила — нету денег. Он тогда дурашливо посмеивался и задом, как каракатица, из номера выходил. И это повторялось каждый день. Неужели не понял сразу, что ничего мы ему не дадим? Это я про отсутствие элементарного чувства собственного достоинства.

Да, попадались в этом туристическом пляжном месте неумные и клянчащие индусы.

Вот еще пример. Это было вечером, мы пошли гулять по длинной пешеходной улице вдоль пляжа и искать ресторан, и еще надо было мужу и сыну зайти к портному, примерить заказанные вещи. Гостиница наша находилась в самом начале пляжа, на этой улице недалеко от маяка. Улица по всей длине отделялась от пляжа низким парапетом, и периодически вниз на пляж шли ступеньки.

Повторюсь еще: пляж там далеко не самый приятный и красивый на Земле.

Пока муж с сыном ходили в лавочку портного, я села на ступеньки, чтобы подождать их, созерцать почти ночной уже Индийский океан и поразмышлять.

Из сувенирной лавки напротив вышел продавец-индиец, маленький и щуплый какой-то, и завел со мной светский разговор про погоду, море и Европу. Из опыта моих странствий я вывела, что местным людям, которые плохо говорят по-английски, но лезут с разговорами, нужно громко и задорно повторить три раза слово “Зидан”. Тогда собеседник обязательно заулыбается, скажет тоже “Зидан”, и таким образом этикет поддержания разговора будет соблюден. Но этот после Зидана не успокоился и не ушел в свою лавку, а сел на ступеньку рядом со мной с целью разговор продолжить.

— Индия — очень бедная страна, правда? — спросил он меня.

— Да, — отвечаю, — знаю, очень бедная.

Тот продолжает:

— А ты уже помогла индийскому народу?

Для таких явно наводящих вопросов у меня тоже есть готовый ответ, после чего клянчить становится уже несколько труднее.

— Да, — говорю очень серьезно, — я уже помогла индийскому народу. Через “Красный крест”. В Бомбее. У нас там работают друзья в “Красном кресте”, вот мы там уже и помогли.

Тут он немного помолчал, потому что что же на это скажешь?

А потом говорит:

— А у тебя какой телефон — айфон?

А я как раз вынула из сумки телефон послать смс домой.

— Нет, — говорю, — не айфон.

Он говорит:

— А подари мне свой телефон.

— Не могу, — говорю, — мне же надо самой звонить домой.

Еще он увидел в моей сумке мп3-плеер, с которым я не расстаюсь никогда, я слушаю его везде, он помогает коротать часы полетов на дальних дистанциях, ну и, самое главное, нужен мне для запланированных танцев.

— Не могу, — говорю, — это не мой плеер.

Помолчали еще немного. Он снова:

— Ты ведь русская, да?

Об этом я поведала ему еще в начале знакомства. А русских туристов там очень много, часто слышна русская речь, в ресторанчиках и гостиницах многие индийцы даже знают немного русский язык.

— Я вот тоже хочу изучать русский язык, — продолжает молодой человек. — У тебя есть с собой русские книги?

Книга у меня с собой была, в смысле, в гостинице. Я всегда беру с собой в путешествие какую-либо нечитанную книгу на случай моментов, когда делать будет совсем нечего. А это была к тому же книга толстая, неглупая, написанная легким языком и реально интересная.

Интересное и любимое мною из классики давно прочитано и перечитано, и чем дольше я живу, тем вообще труднее найти интересную книгу — увы, мало, на мой вкус, ценного в современной литературе.

Это была книга, написанная одним моим параллельноклассником и подаренная им мне. Подаренная российском посольстве, в очень романтической и веселой обстановке, с надписью для меня, и вообще, хочу поблагодарить автора еще раз сейчас.

Книга была недочитанная до конца. Поэтому, естественно, расставаться я с ней никак не собиралась. “Изучать” русский язык по такой книге со сложным текстом никак не возможно. Наверное, пронырливый индиец хотел, чтобы я ему книгу подарила как бы с благородной и интеллектуальной целью для изучения языка, а сам пошел бы в соседнюю лавку и перепродал туда ее лавочнику. Там в лавках русские книжки встречаются, но чаще какая-нибудь нечитабельная поплитература в экономном мягком переплете — встречаются в Коваламе покупатели книжек на русском.

Подобная наглость начала меня уже злить, но тут вернулись муж и сын и мы пошли домой.

Еще эпизод. В Коваламе в гостинице работал смазливый мальчик шестнадцати лет. Говорил, что он не индиец, а непалец из Дарджилинга, буддист. Может, врал, чтобы добавить себе экзотики. Он был красивый, и я сделала несколько фоток с ним. Он стал меня клеить и смотреть томно, намекать разное, и так далее. Несколько раз я говорила, ты сейчас свободный? Можешь со мной поговорить полчаса, мне интересно расспросить про буддизм?

Про буддизм он говорил довольно невнятно, но, видимо, разговоры ему понравились, и он стал бессовестно каждый день стучать к нам в номер, поздно вечером, входил, садился, не спросив разрешения, на двуспальную кровать, а я обычно в футболке под простыней лежала на односпальной кровати. Так вот, он садился рядом на двуспальную спиной к мужу и начинал со мной разговоры про буддизм и приглашал на вечерние прогулки.

Шестнадцать лет.

Куда катится мир?

В конце концов муж начал просто выгонять его из номера.

Из Ковалама в Бомбей мы вернулись на самолете. Когда еще подготавливали дома путешествие, думали вернуться на поезде для разнообразия. И увидеть в окно поезда Индию. Но по интернету заказывать билеты на поезд было как-то не очень ясно. Мы побоялись, что вдруг закажем дешевый класс и закажем что-нибудь не то, купе окажется на шесть человек с деревянными скамьями, а ехать от Ковалама до Бомбея больше двух суток. Так что на самолете полетели.

Два последних дня провели в Бомбее, и вот последний эпизод в Индии.

Когда мы улетали в Катар, денег у нас уже не оставалось почти никаких. Ничего оплачивать банковскими карточками мы в принципе не должны были: счет уже был в минусе. В Катаре два гостиничных дня с завтраком и аренда машины были оплачены, рассчитывали там платить только за визы при прилете, бензин и остальное питание, ничего другого не покупать.

Однако слоняясь по бомбейскому аэропорту, дожидаясь рейс в Доху, глубокой ночью уже, после паспортного контроля, в зоне беспошлинной торговли я на горе мужу зашла в один из бутиков женских аксессуаров. Там я увидела чудо. Это была скобка для волос, и с одной стороны на нее была прикреплена прозрачная ткань органза, сложно сложенная и ниспадающая вуалеткой на половину лица.

Продавались только две такие скобки, каждая в единичном экземпляре, черная и кремовая. Я померила перед зеркалом черную и сказала мужу, что больше ее с головы не сниму. Оплатили карточкой, невозможно мне было оставить эту вещь в бомбейском аэропортовском бутике.

В этой вуалетке я танцую в пустыне недалеко от Саудовской Аравии, на видео ее хорошо видно.

Мужу я пояснила, что покупая скобку, я покупаю намного больше, чем красивый и изящный аксессуар. Я покупаю идею. То есть рассмотрев хорошо, как оно сделано, я смогу потом сама себе сделать подобные скобки других цветов! Мы долго препирались насчет вуалетки, ругались, муж возмущался. За этим с любопытством наблюдал продавец — мы были единственными посетителями. Под конец же я ему сказала, что как жалко, что у меня нету больше денег, а то я бы купила весь его магазин, такое там все красивое, на что он мило улыбнулся.

В Катар мы улетали очень неудобным рейсом: самолет из Бомбея вылетал в пять часов утра по местному времени, а в Доху прилетал в шесть утра по местному. Таким образом, прилетели мы в Катар совсем усталые и разбитые.

А вот видео, где я танцую в Коваламе.

дальше: Индийские фотки II (3,6 МБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/liza/indiya2.html

авторские права: © Лиза Калугина, текст, 2013–2016
© Сергей Жаров, кодирование, 2013–2016

обратная связь: lizavetanice@yahoo.com, sergei@zharov.com