Камбоджа

Чем дольше живу, тем сложнее выбирать страну для посещения. Все самое желанное, неведанное, чудесное уже давно объезжено.

Есть места, куда хочется возвращаться, но хочется также прочувствовать снова и снова эмоцию “впервые увиденного”. Весь первый список желанных стран — кроме Саудовской Аравии и Северной Кореи, но это совсем другая история, — уже увиден. В мире остались страны второй очереди. В этот раз хотелось, чтобы был другой конец земли, и тропики, и другая цивилизация, и покупаться в теплых морях. На все — дней двенадцать.

Поначалу решили, что поедем во Вьетнам, купили билеты в Сайгон и путеводитель “Гид де Рутар”. Прочла его, и мне что-то чисто интуитивно там не понравилось. Не знаю, права ли я, но представилась довольно урбанизированная страна, Сайгон со стройками, небоскребами, и много-много народу везде. Решила, что лучше тогда поедем в более деревенскую соседнюю Камбоджу.

Тут припомнились зловещие заметки в советской газете “За рубежом” в рубрике про страны Юго-Восточной Азии — для нас по тем временам это был тот же Марс — про “кровавый террор Пол Пота в Кампучии”. Слово “Кампучия” взбудоражило душу и решило дело. За штраф в 100 евро на пассажира я поменяла билеты — та же тайская авиакомпания, тоже транзит через Бангкок, только вместо Сайгона в Пномпень. Поездка была на середину сентября, как раз в разгар дождей и непогоды, но я подумала, что в тропиках и дождь сойдет.

На дальние перелеты я всегда, когда можно, заказываю конкретные места загодя. Изучила детально план этого самолета и взяла места до Бангкока почти в конце, но не последние — там, где по обеим сторонам идут только по два кресла.

На обратную дорогу таких мест уже не было, и я взяла тоже в последнем отсеке у иллюминатора, там, где по три кресла, зная, что самолет обычно заполняют от начала, и если останутся свободные ряды, то они будут в конце, и я смогу туда в момент перейти, если что. Одно место у окна, другое у прохода. На тот случай, что между нами никого не посадят, а если и посадят, то все равно удобнее лететь либо облокотившись об стенку, либо положив голову на подлокотник у прохода, и еще можно меняться местами в процессе полета.

Мы составили примерный план на десять дней, но гостиницу в Пномпене забронировали только на две первые ночи. Решили, что поедем еще в Сиемреап посмотреть Ангкор и на море в Сиануквиль.

Нашли симпатичную гостиницу в Пномпене по интернету, “Фламингос”, 20 долларов за ночь, кондиционер, интернет бесплатный, все удобства, завтрак. И они еще встречают в аэропорту бесплатно. Потом оказалось, что гостиница действительно симпатичная, персонал доброжелательный и умный. Все виды услуг. Возвращаясь в Пномпень, мы жили в той же гостинице.

Остальную программу решили организовывать на месте.

Перелета я очень боялась, но все прошло хорошо. Через часа три после вылета я догадалась сделать так: муж водрузился с ногами на два кресла, а я, постелив всевозможные одеяла и подушки, свернулась на полу, согнув колени под кресла впереди. Я вообще в самолете могу свертываться чуть не в трубку. К примеру, если приходится лететь в тесноте, то я сворачиваюсь калачиком набок на своем кресле, а ноги приспосабливаю в карман для журналов.

Забегая вперед, скажу, что по неизвестной причине это путешествие в смысле самочувствия и здоровья было лучшим в жизни. Даже не ощутила дискомфорта от усталости перелета и временной разницы.

В Бангкоке после небольшого транзита сели в самолет до Пномпеня, было раннее утро, а посадка в Пномпене оказалась просто сказочной. Красивейший вид с воздуха коричневого разлива Меконга. Жалко, фотоаппарата в руках не оказалось.

Без толчеи, очередей быстро получили визы, потом багаж, а то после Токио я уже автоматически боюсь, что потеряется снова, и нас с табличкой ждал человек из гостиницы с машиной.

В день прилета дождя не было, стояла тропическая жара. Особой грязи и нищеты я не увидела. Не Дубай, конечно, и не Бангкок, небоскребов вообще нет, но и не надо нам было их. Народ ходит опрятный. Много колорита — например, женщины несут на головах или на длинных коромыслах тазы с фруктами и снедью, иногда волы тянут тележки. Но до грязи и нищеты, как в Индии или в Африке, да и в Йемене, — далеко, как до неба.

Рынки, конечно, неопрятные, но улицы заасфальтированные или часто земляные, из красноватой глинистой земли, — чистые, и их подметают. Мне Камбоджа показалась даже богаче, чем тот же Китай, если взять какие-нибудь хутунские закоулки Пекина. В Китае население ездит на велосипедах, а в Камбодже — на мотоциклах, да многие еще и в касках. Машины на улицах Пномпеня — не развалюхи 50-х годов, как в Бомбее, или какие-нибудь старые залатанные, как в Мексике или Йемене, а нормальные чистые машины. Да и не харкают камбоджийцы на улицах, как китайцы.

В общем, народ мне очень понравился.

Внешне индокитайское смешение получилось, на мой взгляд, красивое. Люди очень темные, у них красивые носы — немного курносые, приплюснутые и с немного вывернутыми ноздрями, мне такие нравятся, — красивый разрез глаз. Главное, они мне очень понравились в массе как люди. Приветливо смотрят, улыбаются. Неважно кто — служащая гостиницы, проститутка, туктукский водитель, буддистский монах, крестьянка в деревне, продавщица рыбы на рынке, ребенок — все улыбаются и фотографировать разрешают.

Для меня улыбчивость населения — очень важный фактор, поэтому я всегда отмечаю его. Большинство азиатов очень добродушны. Неулыбчивые мне попадались в Азии только в Монголии, Гонконге и на Филиппинах.

В Камбодже народ добродушный. Если я отказываюсь от услуг тук-тука или выхожу из магазина, ничего не купив, все равно на прощание скажут что-то хорошее. А вот как я сама видела в Индии, или как мне рассказывали про Магриб, там в этих случаях вполне могут злобно потрясать кулаками и посылать проклятия.

Жулики в Камбодже мне попались только два раза, оба раза в Сиемреапе.

Пномпень

Можно сказать, провинциальный городок. Жалко, что сильно загазован. Улицы двух-трехэтажные. Дома со специфичными псевдофранцузскими фасадами — на каждом этаже внутрь уходит глубокая ниша-терраса, внизу и вверху — резные решеточки. Первые этажи чаще всего заняты магазинами, пищевыми точками, кафе и прочим.

Туристы передвигаются чаще всего на тук-туках. Это прицеп к мотоциклу, с крышей, типа маленькой кареты. Или можно вдвоем подсесть сзади мотоциклиста.

Я набрала загодя огромную пачку однодолларовых купюр, ими и расплачивались, обычно платили доллар за переезд. Поменяли также немного риелей, но это было бессмысленно, потому как доллары в стране — вторая нацмонета, можно сказать.

Обошли и объехали, конечно, все места, которые надо. Красивая набережная Меконга, золоченый буддистский храм, в парке у которого живут дикие обезьяны. Они скачут вокруг, такие мягкие и пушистые, что хотелось схватить и погладить, но я испугалась — а вдруг укусит.

Слонов тоже можно увидеть на улицах изредка, но это для туристов, конечно. Королевский дворец…

Город разноцветный, потому что повсюду, практически перед каждым рестораном, заведением, входом в дом или даже хижину на сваях, стоит на постаменте и подносе разноцветный миниатюрный буддистский храмчик с загибающимися кверху крышами. Мы такой и себе домой купили, без колонны и подноса. Самый маленький нашли, 20 кг веса. Пришлось сдавать в багаж, я его обернула всевозможной одеждой, но прилетел он весь поломанный. Будем реставрировать.

Рынки поначалу разочаровали, потому что там продавалась только местная пищевая снедь да неинтересные сувениры для иностранцев. Набрели мы один раз на две горы жареных насекомых — саранча и пауки. Купили для фольклору, хотели привезти домой, пригласить знакомых и на закуску разложить на тарелки для смеха. Но насекомые через день сильно завоняли, и я все выбросила. Да и невкусные они, сухие, как палки.

Поехали на Поля Смерти, там кроме горы черепов под стеклом ничего особо и нет. Но и просто ехать туда и смотреть на загородный пейзаж было очень любопытно. На стрельбище тоже поехали, муж пошел стрелять то ли из пулемета, то ли из пистолета, я не пошла из-за шума.

Насчет черепов и вообще Пол Пота. В один вечер мы сидели на парапете на набережной в Пномпене, и к нам подсел и заговорил один пожилой камбоджиец. Это было прекрасной возможностью порасспрашивать про страну. Пожилых людей на улицах на удивление мало. Думаю, многие умерли в террор, а сейчас разъезжает на мотоциклах новое поколение, которое уже почти и не помнит жуткие краснокхмерские времена.

Мне очень хотелось расспросить этого человека как свидетеля эпохи, потому что сколько бы я ни читала про тот период, так до конца и не поняла ситуацию. Думаю, ее специально затуманивают до сих пор. Громких, массивных процессов над красными кхмерцами так до сих пор и не было. Пол Пот умер спокойно естественной смертью. Полпотовские соратники, как я поняла, продолжают себе жить-поживать.

Этот человек рассказал, что когда Пол Пот выгнал из Пномпеня в течение 24 часов все население, включая и стариков, и больных, и детей, те, кто жили на севере Пномпеня, брели толпой на север, те, кто на юге — на юг. Пол Пот приказал, чтобы горожане шли осваивали рисовые поля и кормились сами с полей. Кто смог выжить — выжил, а большинство умерли. Этот камбоджиец сказал, что основная часть населения, умершая от геноцида, умерла именно от голода. Сам он выжил, варя себе супы из каких-то диких трав.

Передвижения населения, даже из деревни в деревню, были строго запрещены. И красные кхмеры определили в шпионов и контролеров детей.

В общем, все запутано. Хотелось понять, и мы даже пошли смотреть документальный фильм про полпотовское время, который показывают в одном ресторанчике на набережной. Фильм напустил еще больше тумана. Сплошные непонятки и парадоксы. Дополпотовский король Камбоджи укрылся в народном коммунистическом Китае — а вроде китайцы Пол Пота и заслали.

Потом были разные противоречивые влияния, американское, вьетнамское, китайское. СССР Красную Кампучию не признал, к счастью. Сейчас камбоджийский король вернулся на свое королевское место, правит уже его сын, но тот разделяет власть с каким-то премьер-министром, и они друг друга люто ненавидят.

Вот то, что мы поняли из всей этой каши.

А вообще, Камбоджа — прекрасная приятная страна, ярко зеленая, с изумрудными рисовыми полями, с болотцами, поросшими розовыми лотосами. Утопающая в лапистых кокосовых пальмах и других тропических растениях. Из всех тропических стран эта оказалась “самой тропической”, ярко, классически, почти карикатурно.

Еда. Пожалуй, из всех моих поездок, еда Камбоджи понравилась больше всего. Даже если не говорить об дешевизне, каждый раз попадалось все тающее во рту — брали, конечно, наобум. Например, у них есть национальное блюдо, “амок”. Это рыба под соусом карри с разными добавками. В разных ресторанах ее готовят немного по-разному.

Хотели пойти в русский ресторан “Ирина”. Понятливый туктукщик адрес нашел, и улица та, и номер дома тот же, и американское посольство рядом. А вот ресторана нет. Просто жилой дом с террасой наверху и калиткой в заборе. Туктукщик даже позвонил, ворота открыли. Мы еще надеялись, что, может, ресторан куда-то переехал и нам скажут, куда. Но нет — тот, кто открыл, сказал просто, что ресторан закрылся.

Потом поехали в северокорейский ресторан. К счастью, этот был на месте. Туда поехали потому, что мне очень хотелось попробовать собачатину. Она оказалась самым дорогом блюдом, 25 долларов, но я все-таки заказала. Готовили очень долго, и в конце-концов принесли огромное блюдо человек на пять. Я съела только немного, мне и есть не хотелось в тот день. Мясо было мягкое и по вкусу напоминало говяжий язык. Мне было неприятно его есть.

Официантки в ресторане были явные северокореянки с очень белыми лицами, одетые в красивые небесно-голубые платья, но какие-то напряженные, неулыбающиеся. Я все ждала, когда они начнут распевать обещанные патриотические песни, но, к сожалению, они не пели в тот день. Неужели их послало работать в Камбоджу северокорейское правительство? Я бы на их месте в первый же день сбежала просить политического убежища. Впрочем, наверное, туда посылают самых патриотичных и фанатичных поваров и официанток. Небось, и семейные заложники в Северной Корее остались.

А вот еще забавный пример трапезы. Это было уже вечером. Весь день шел тропический ливень и превратил прилегающие к гостинице улочки в речки. Мы вышли поужинать, один из поджидающих туктукщиков предложил свои услуги, и когда мы отказались, любезно указал нам, где остался более-менее проходимый тротуар. Там почти сразу мы увидели красочное оживленное пищевое заведение с гостеприимными фонариками внутри. Радостная женщина стала нас зазывать, и мы на пороге спросили, можем ли там попить чай и поесть, она сказала: “Да-да!”

Вошли внутрь, а там оказался проститутский бар. В центре — овальный стол-стойка с пирамидой разных спиртных напитков, внутри стойки по всей окружности стоят красивые камбоджийские проститутки, напротив некоторых, самых удачливых, на высоких табуретах уже уселись несколько западных мужчин, туристов или экспатов, и дуют пиво. По углам заведения были уютные столики, я даже уловила взглядом за одним развеселого дядьку и льнущих к нему четырех местных девушек.

Нас почему-то усадили не за отдельный стол, а именно за барную стойку, а прямо напротив стояли девушки, и было их жаль, так явно выступило разочарование на их лицах, что напротив них место заняли не перспективные экспаты, а мы. Впрочем, мы даже поговорили немного на примитивном английском, фразы типа “как дела” и “сегодня идет дождь”.

Еду принесли вкуснейшую, но мы решили долго не задерживаться, чтобы девушкам не мешать. Я косила глаза, наблюдала, как идут дела у группы мужчин с пивом. Как-то вяло шли. Они пили свое пиво и даже почти не разговаривали с девушками напротив.

В Сиемреап

Изначально была предусмотрена такая программа: провести в Пномпене две ночи, затем на машине с шофером до теплого моря в Сиануквиль, там пожить несколько дней, вернуться на машине же в Пномпень, провести ночь, потом ехать в Сиемреап на две ночи, чтобы посвятить полностью день Ангкору, вернуться в Пномпень, проспать там последнюю ночь и потом уже возвращаться. На обратный путь я взяла билеты так, чтобы транзит в Бангкоке длился с раннего утра до ночи, чтобы день провести в Бангкоке.

В реале же мы программу немного изменили. Решили, что лучше поначалу поедем в Сиемреап, а уж потом на море, чтобы расслабиться, так сказать, к концу поездки.

В “Фламингос”, как и в любой гостинице в Камбодже, за вас сделают все. Билеты на все виды транспорта, визы в соседние страны и прочее. Встал вопрос, как добираться до Сиемреапа — на самолете, по шоссе на такси или на катере по Меконгу. Машину отмели, потому что по карте выходило слишком долго. Порешили, что для быстроты туда полетим на самолете, а вернемся на катере. Хотя про катер были сомнения, что вдруг он будет переполнен, как пишут многие люди в интернете, и придется ехать среди толпы, на крыше, стоя и так далее. Но хотелось проплыть по Меконгу.

На самолете мы никуда не полетели. Вопреки всем информациям из разных источников, самолет в один конец на человека стоил не 50, а 80 долларов. Нам так сказали в гостинице, но мы еще переспросили для проверки в каком-то киоске по продаже билетов на набережной.

Решили, что туда поедем на катере, а обратно — видно будет. Катер на человека стоит в одну сторону 25 долларов.

В реале катер по Меконгу остался одним из самых приятных воспоминаний поездки. Он был заполнен лишь наполовину. Можно выйти и лечь на палубу, хоть на самый нос, или забраться на крышу, или пойти вниз, лечь на трех креслах и спать.

На катере никакой техники безопасности, идешь с внешней стороны по узенькому коридорчику и держишься за натянутую веревку. А катер плывет действительно очень быстро, и всем пофигу, ты сам отвечаешь за свою безопасность. Я от такого подхода еще после филиппинских пещер Сагады просто в восторге.

Но главное — это плыть на таком катере и созерцать живописные берега Меконга. Хижины из веток каких-то, коричневые, на высоких сваях, там-сям, по берегам оранжевые буддистские храмы и аляповатые большие статуи Будды. Пальмы. Настоящие тропики и истинный Меконг. По реке плавают местные рыбацкие суденышки — азиатские, длинные, загнутые кверху спереди и сзади.

Лично мне часы такого созерцания достаточны для полного счастья.

К концу поездки я пошла вниз спать. А когда проснулась, то катер уже вплыл в огромное озеро, как море, берегов не видно, шел проливной дождь, все потемнело, и катер отчаянно качало.

Подплыли к причалу. Дождь все хлестал, а у причала выстроились в ряд десяток тук-туков, причем на некоторых были надписи “один доллар в любую гостиницу” или даже полдоллара. Тут на причале нам попался первый жулик.

Дело в том, что мы заказали билеты на катер через нашу гостиницу и оттуда же заказали две ночи в Сиемреапе, тоже за 20 долларов. И даже договорились с мальчиком-туктукщиком, который нас целый день возил по Пномпеню, что на следующий день после нашего прибытия в Сиемреап, в девять утра к гостинице, что мы заказали, приедет на тук-туке один его друг и за десять долларов повезет нас на весь день в Ангкор.

Вылезаем мы из катера, в ливень, на палубе и при выходе столпотворение, все скользко, люди ищут свой багаж, а у меня в руках проспект нашей сиемреапской гостиницы “Голден орандж”. Пробирается ко мне камбоджиец и радостно говорит: “А я как раз за вами из гостиницы! Это бесплатно!”

Поскольку в Пномпене нас из гостиницы бесплатно приехали встречать в аэропорт, я и подумала, что тут тоже бесплатно транспортируют в гостиницу. Загрузились мы промокшие насквозь с рюкзаками в его тук-тук, и тут он говорит: “Я вас бесплатно везу в вашу гостиницу, если завтра вы меня наймете на весь день в Ангкор”. Говорим: “Нет, в Ангкор не надо, вези в гостиницу, сколько возьмешь?” Он: “Пять долларов”.

Мы засмеялись и стали из его тук-тука вылезать. Он стал нас хватать за полы и снижать цену, мол, четыре доллара, два за одного пассажира и два за другого. К сожалению, за время этих препирательств дешевые честные тук-туки уже разъехались с другими туристами, и мы едва нашли дешевле того жулика, за два доллара.

Сиемреап

Прекрасный, утопающий в тропической зелени экзотичный городишко. Правда, от пристани к центру идет улица через деревню уж очень трущобного и бедного вида. Перекосившиеся и очень старые коричневые хижины на сваях и так далее. Зато все утопает в пальмах и зелени.

Сам Сиемреап — маленький, провинциальный, очень приятный город. Через него течет коричневая же, подозрительная насчет змей и микробов речка, в которой, тем не менее, вовсю весело купается местная детвора. Над речкой нависают какие-то деревья, дети взбираются по ветвям высоко и оттуда в речку прыгают, смеются.

На рынке в Сиемреапе мне повезло больше, чем в Пномпене. Я там набрела на целый ряд швей — сидят за допотопными машинками и шьют. В бутике купила очень интересные штаны-юбки — скупила все, что были, разных цветов, в количестве четырех, за четыре с половиной доллара каждые.

На рынке же заказала себе пошить костюм лазурного цвета за очень дорого — вместе с материалом получилось 70 долларов. Но потом в результате он мне не понравился. Повешу его в шкаф и подожду, пока мне не стукнет лет пятьдесят, тогда и буду его носить. Больше подойдет по возрасту.

На следующее утро у гостиницы нас ждал уже друг пномпеньского туктукщика. Мы заплатили 10 долларов за день за двоих, и он покатил нас по так называемому “малому кругу” Ангкора, который расчитан на день.

Ангкор

Должна сразу сказать, что я не хочу обидеть ничем любителей развалин, барельефов, древностей и мест, официально занесенных в категорию семи чудес света.

В Ангкор я не хотела ехать изначально, это мой муж хотел. Вот мы и поехали. Мне загодя и интуитивно в Ангкор не хотелось, и мне там не понравилось.

Насчет архитектуры, руин, барельефов — тут дело тонкое. Есть знаменитые места, которые я люблю, и есть такие, которые не переношу на дух. Кто поймет извилистые и неизведанные пути симпатий, тайных подсознательных ассоциаций, которые заставляют затрагивать – или нет -некие струны души? Это дело очень личное и персональное.

Я могла бы сидеть пять часов в пустыне около Каира в Гизе и просто смотреть на пирамиды — и быть счастливой исключительно их созерцанием. Я могла бы часами идти по Великой Китайской Стене и переживать моменты счастья. То же самое, например, с зубчатой стеной вокруг Старого Иерусалима.

Но мне хотелось бежать без оглядки в соседнюю пустыню, без туристов, из иорданской Петры, мне хотелось вскочить в первое такси и бежать на улицы Пекина из гробниц династии Мин. После первого посещения серого главного храма Ангкора мне захотелось попросить туктукщика в остальные храмы по малому кругу не везти больше, а остановить тук-тук в джунглях — весь ансамбль Ангкора находится на 4 тысячах кв км джунглей — в месте, где внутрь леса идет красноглинистая тропинка, и пойти гулять по этой тропинке часа два, а потом чтобы он нас отвез обратно в Сиемреап.

Единственное, что удержало — боязнь увидеть на такой тропинке змею — говорят, в это время года они там ползают — или наступить на мину. В путеводителе написано, что гарантированно места там разминированы только в радиусе двухсот метров от храмов.

Хотя, нет — пожалуй, одно мне понравилось в Ангкоре. Это было уже в другом храме. Там вверх идут старые, потертые дождями и веками, очень узкие, скользкие от дождя, умопомрачительно крутые лестницы. И что мне понравилось — опять никаких запрещений. Просто написано, что опасно и что вы, мол, действуете на свой страх и риск, если полезете.

Мы послушно объездили по малому кругу, осмотрели и сфотографировали все, что положено. Впрочем, остальные храмы там примерно одинаковые. Интересно — на фасадах вырезаны огромные лица Будды. Заодно замечу в скобках насчет архитектуры: есть два города в мире, где “архитектура” заставляет биться мое сердце, — Нью-Йорк и Сана.

Погода в этот ангкорский день начала заметно портиться в Камбодже. С этого дня почти все время шел дождь. В Ангкоре мы купили потрясающие плащи для тропических ливней. Они тонкие, очень широкие, в них и не жарко, к тому же они красивые, пастельных тонов, прозрачные, и их надеваешь через голову, они все герметично закрывают от ливня — и рюкзак, и все. Правда, рвутся быстро. Я закупила несколько таких на случай, если потом поеду в какие-нибудь другие тропики под дождь.

Вернулись после Ангкора в Сиемреап, погуляли по городу, проспали ночь, а утром снова поехали на пристань. Вернулись на том же катере в Пномпень. Единственное неудобство катера, по-моему, это что он отходит слишком рано, в семь утра, надо просыпаться в полшестого.

Второй и последний жулик в Камбодже тоже был в Сиемреапе. В гостинице. Сам хозяин был американец, хороший мужик. А вот когда утром мы съезжали, то сидящий за стойкой камбоджиец вдруг предъявил нам счет не на 20 долларов, а на 25 с чем-то. На вопрос ответил, что это, мол, “налог”. Мы потребовали хозяина, после чего камбоджиец послушно переписал счет, в этот раз под копирку, убрал “налог”, написал 20 долларов и попросил нас расписаться.

Сиануквиль

Туда мы поехали на такси. Машину организовала гостиница “Фламингос” за 40 долларов. Наверное, можно было бы найти дешевле, но было неохота париться и искать. Устали мы после Ангкора и катера.

Погода кардинально испортилась. С этого момента и уже до конца практически постоянно шел дождь.

Дорога до Сиануквиля — живописная и интересная. Не устаешь смотреть на пальмы, размытые дороги, рисовые поля, придорожные деревни и население.

Приехали в Сиануквиль через несколько часов, и шофер немного там поблуждал, потому что не знал, куда нас везти. Мы и сами толком не знали и не запланировали, на какой пляж ехать заселяться, было все равно, лишь бы это было на самом берегу моря и чтобы типа какого-то бунгало.

Проехали раза три по побережью, водитель спрашивал дорогу у местного населения и, наконец, случайно с площади с золотыми львами посередине съехали вниз на каменистую и узкую улочку, уклоном идущую прямо к морю. Там в конце пляж и оказался, мы сходу и взяли хороший номер в маленькой гостинице, с вентилятором, но без кондиционера — было прохладно, кондиционер и не понадобился — за восемь долларов в день, без включения завтрака.

Расплатились с шофером, втащили вещи, отдохнули немного и пошли сразу смотреть камбоджийское море.

Накрапывал дождь, и было не очень уютно. Пляж мне очень понравился. Узкий — не калифорнийский, конечно, и не риодежанейрская Копакабана, но очень симпатичный и уютный пляж.

В другой день, когда мы отплывали на лодке в море, я увидела, что еще подальше этот цивилизованный пляж резко переходит в совершенно дикий, без заведений и людей.

Вдоль всего пляжа настроены симпатичные гостиницы, рестораны и кафе, все открыты и все почти пустые, с травяными крышами и все того же общего коричневого цвета, как все постройки в Камбодже. Служащие постоянно подметали пляж и убирали мусор.

В общем, место мне безумно понравилось.

Народ был, но немного — и местный, и туристы, много людей в воде, несмотря на дождь и волны. Странно — камбоджийки купаются полностью одетые, в джинсах и прочем, хотя и не мусульманки.

Что я обожала там — никаких тебе преград, поплавков-барьеров в море. Никаких флагов красного цвета. Хочешь — иди в море, ты сам себе хозяин.

Море было удивительно теплое, в воде теплее, чем на воздухе — дул ветер. Я пробарахталась в волнах часа три. Все время было сумрачно, но в этом — только если не дождь — есть очень хорошая сторона. Без солнца я могу плавать в купальнике и с незакрытым лицом.

Хозяйка нашей маленькой гостиницы оказалась арабкой, симпатичной женщиной. Но она разонравилась мне после того, как я сказала ей, что завтра мы собираемся взять напрокат мотоцикл и ездить по городу сами. Она сделала страшные глаза и сказала, что это запрещено, что это опасно, что нас остановит полиция, и так далее. Это было вранье, потому что мы на улицах видели много европейских туристов на мотоциклах. Думаю, она наврала по той же причине, что и наврал в свое время хозяин гостиницы на тайском Ко-Чанге по поводу мопеда. Просто они не хотят, чтобы их постояльцы отъезжали далеко от гостиницы, ели в других местах и присматривали другое жилье.

На следующее утро мы сразу на этой же улице взяли напрокат мотоцикл за пять долларов в день, залили еще бензина на два доллара. В залог паспорта. Но это было в соседней гостинице, сделка происходила с парнем за стойкой, так что не страшно.

День опять выдался ненастным и дождливым, пришлось обследовать город под дождем. На местном рынке я у портних заказала себе еще две пары брюк по образцу тех, что купила в Сиемреапе, и две красивые камбоджийские юбки. Они шьются из плотного хлопка, не стретч, но очень обтягивающие, длинные до полу, очень узкие, с тремя сборками с одной стороны, не толстящими фигуру. Обе очень красивых цветов.

По городу — он очень раскидистый — мы ездили зигзагами наобум. Нашли русский ресторан “Снейк хаус”. Это оказался не просто ресторан, а целый туркомплекс, с баром и бассейном внутри, с гостиницей и с большой надписью на русском языке: “Танцуют девушки”. Наверное, все русские туристы туда захаживают.

И все там знают про это место. Наверное, самое фешенебельное увеселительное заведение Сиануквиля. Я бы не против была туда сходить, но это было исключено по причине змей — там, по сведениям из интернета, эти змеи прямо в зале ресторана, за стеклами. Я не смогла пройти даже через арку, на которой было написано название, и осталась на дороге сторожить мотоцикл, а заслала туда мужа, чтобы хоть издали посмотрел, правда ли там такое.

Он сходил и сказал, что змей не видел, потому что ресторан этот открывался только вечером, а видел только бар с бассейном. Еще он видел припаркованную машину хозяина ресторана — огромный американский джип, остроумно покрашенный в красный цвет, а сзади написано “СССР” и нарисован серп и молот.

В тот день мы очень вкусно поели в припортовом китайском ресторане. Суп с кусочками акулы. Потрясающе вкусно.

За день мы Сиануквиль осмотрели полностью и решили, что на следующий день мотоцикл брать больше не стоит. Ехать все равно некуда, и все равно шел уже постоянный дождь.

Решили взять экскурсию на “райский остров” за шесть долларов с носа. Час плыть туда, час обратно, три часа на месте. Плюс нам говорили, что можно взять маску и осматривать “коралловые сады”. Было это с десяти утра до трех дня.

В лодку нас набралось человек восемь: мы, один веселый австралиец с обручальным кольцом и молодой подругой азиаткой, явно не женой, одна молодая европейская пара и две молодые подруги европейки, все англоязычные.

Лодка была длинная, с загнутыми концами, легкая, и болталась на волнах как яичная скорлупа. Из двух моторов работал только один.

Вскоре после выхода в море пошел ливень. Народ натянул на себя такие плащи, которые я описывала раньше, и к прибытию на райский остров все продрогли.

На острове ничего не было. Такой же пляж, только более широкий, дикий и совсем безлюдный. Была там маленькая гостиница — несколько домиков и один бар-ресторан в виде террасы под крышей. Все мы, промокшие, выгрузились на террасу, засели за столы, и никто не знал, что же теперь делать и как убивать эти три часа. На террасе сидели две девушки, которые рассказали, что они на этом острове провели уже две ночи, из-за погоды их не могут отвезти на побережье. Мне это показалось странным, мы-то приплыли в этот день. Я подумала, а вдруг это так сюда обманом завозят туристов и под предлогом шторма заставляют брать комнаты в гостинице. Муж поделился такой мыслью с австралийцем. После чего тот задумчиво погрустнел.

Все заказали себе разные напитки, потом дождь вроде прошел, и я пошла купаться, а муж взял напрокат маску и ласты и пошел искать коралловые сады — куда плыть, ему указал служащий.

Рассказал, что кораллы действительно есть, но вода мутная, особо ничего не рассмотреть, не говоря уж о рыбах.

Кроме нас, никто никуда не пошел, ни в море, ни гулять — кроме австралийца, тот все же прошел по берегу минут десять туда-обратно. Остальные просидели на террасе три часа. Пили, ели. Мы тоже к концу поели и в два часа дня после сигнала стали радостно загружаться в лодку, чтобы плыть обратно.

Как только загрузились, в том числе и те две дополнительные девушки, узницы острова, вдруг объявили, что море становится опасным и мы никуда не плывем. Все, чертыхаясь, полезли по воде обратно на террасу. Настроение было хреновое. Лично мне море казалось не таким уж бурным, и дождя не было, и мне казалось, что нас обманывают.

Но зря я так плохо думала о матросах. Минут через сорок сказали, что плыть можно. Загрузились, поплыли. А посреди пути нас застала просто настоящая буря. Суденышко кидало во все стороны, клало чуть не на бок, и волны переливались через нас.

Я трусиха и паникерша на любом транспорте. Часто вскрикиваю, если еду в машине на большой скорости и если не я сама веду. В самолете если падаем в дыру, вообще начинаю орать. Тут же я села на дно лодки и судорожно вцепилась во что-то. На полу валялись спасательные жилеты, никто из трех матросов нам их надеть не предложил, я кинула один мужу, другой надела сама. Из пассажиров половина тоже надели эти жилеты.

Мне казалось, что точно перевернемся. Что утонет фотоаппарат, но черт с ним. Сами мы бы не потонули, жилеты эти видно издалека, берега островков не так далеко, и иногда попадались рыбацкие суденышки. Море теплое. Акулы вряд ли там есть, хотя кто знает. Но я боялась, что если лодка перевернется, то может якорем или еще чем-то треснуть по голове. Поэтому и боялась. Но мы благополучно прибыли.

Несмотря ни на что, совсем не жалею об этом приключении.

Но мы сделали стратегическую ошибку, решив сначала ехать в Сиемреап, а потом на море. Если бы мы поехали на море сначала, то, во-первых, погода была бы лучше. В первые дни в Камбодже повсюду было еще не дождливо. А во вторых — и это самое главное, — я узнала, что именно в Сиануквиле вьетнамское посольство делает визы за 35 долларов и один час. Тогда я бы уперлась и ни в какие Сиемреап и Ангкор не поехала. Мы бы спланировали по-другому. Взяли бы визы и после моря вернулись в Пномпень, а оттуда на том же катере по тому же Меконгу, только вниз на юг, на практически то же расстояние, на те же две ночи поехали бы в Сайгон.

Увидели бы дельту Меконга — говорят, незабываемое зрелище. Увидели бы еще одну страну — Вьетнам. Туда не хотелось ехать на все путешествие, но если выбирать между днем в Ангкоре и днем в Сайгоне… Эх, когда мы туда еще поедем… Даже думать обидно.

На следующий день утром взяли снова такси, на этот раз за 35 долларов, и без особого сожаления, потому что продолжался дождь, отправились в Пномпень в “Фламингос”.

На подъезде к Пномпеню купили маленький домик-храм. Я уже мысленно выбирала место, где установим его в своем саду.

Отоспали последнюю ночь. Я весь вечер занималась подготовкой багажа. Мы прилетели в Камбоджу с двумя рюкзаками, но в одном была сложена огромная сумка, в нее я домик и уложила, обернув всевозможной одеждой. Эта сумка пошла в багаж.

Я решила взять в кабину большой рюкзак с самым ценным — моими новыми пошитыми вещами, чтобы не потерялись при транзите, и один большой пустой рюкзак. Тяжелый решили сдать в Бангкоке на день в камеру хранения в аэропорту. А пустой заполнится моими грядущими бангкокскими текстильными покупками.

Наутро нам предстоял долгий-долгий и трудный-трудный день. Нужно было все распланировать и рассчитать, чтобы провести целый транзитный день в Бангкоке.

Бангкок

Встали утром очень рано, в шесть часов, позавтракали и поехали в аэропорт.

Сумка с домиком и прочим весила под 40 кг, но одна на двоих, так что приняли без проблем. Потом, как всегда, бесконечное ожидание в аэропорту, слоняние по бутикам. Наконец, наш рейс, час в самолете, и вот мы в Бангкоке.

Там все прошло хорошо, без проблем сдали тяжелый рюкзак в камеру хранения, поменяли сто евро на баты, взяли такси и поехали в первую точку по нашему плану — самый знаменитый, огромный, золоченый храм Ват-По. Я-то его уже видела пять лет назад, как и все остальные храмы, впрочем, но хотелось, чтобы и муж увидел хотя бы этот, он же в Таиланде еще не был.

Таиланд после Камбоджи поразил современностью — настоящий современный европейский город с небоскребами, разъездами автострад и без намека на тропическую или какую-либо другую экзотику, пока едешь от аэропорта до центра.

Что меня поразило — впритык к автостраде из аэропорта построили две огромные мечети. Кто в эти мечети в такой глубоко буддистской и глубоко легкомысленной стране как Таиланд будет ходить? Видимо, так и будут стоять пустыми. Уж ни одного по-мусульмански одетого человека в Бангкоке не видела.

Ужасающие пробки.

Приехали в Ват-По, а там все точно так же, как и пять лет назад. Жара. Толпы туристов. Мы наделали фоток, и дома я поразилась, что почти все сделаны точно в тех местах, что и мои пятилетней давности.

Я от толпы, солнца и жары быстро дурею, и поэтому мы в другие храмы уже не пошли, а взяли тук-тук и поехали во вторую точку. Мою любимую. В текстильный рай. Находится у подножия башни Байок II — их две одинаковые, так это вторая.

Я знала еще с первой поездки, что на башню можно забраться за небольшую плату, и что там есть панорамный ресторан, но руки и тогда не дошли, и сейчас. Потому что у подножия на километры простирается море одежных магазинов оптовиков. Но они продают и в розницу. Надо торговаться. Огромные галереи талантливо и оригинально пошитой одежды. Произведения искусства. Все дешево.

Есть две страны мира, где умеют шить одежду, — Япония и Таиланд.

Не знаю, сколько времени я там провела, рюкзак заполнился до предела. Основная масса — для меня лично, и подарки, конечно.

Хотела — и надо было — там остаться подольше. Но мы были напуганы пробками и поэтому взяли снова тук-тук и поехали в Патпонг. Это и было третьим пунктом нашего плана. Я хотела показать это место мужу и на ночном рынке прикупить копии известных марок одежды для своего старшего сына, он любит такие вещи.

Но приехали на Патпонг мы рано, в шесть вечера. Рынок еще только-только начали устанавливать.

Пока устанавливали, мы пошли есть в ресторан. Потом на рынок, мне он показался не таким интересным, как пять лет назад, но кое-что я купила, конечно. Потом начали открываться проститутские бары, зазывала нас зазвал в один, причем клялся, что будет эротический спектакль, и что один напиток стоит 100 бат, не больше. Мы вошли, бар оказался обшарпанный, проститутки — старые и толстые. В купальниках, только-только начинали наводить на себя марафет и пудриться. Никто эротические танцы не танцевал. Мы взяли пиво для мужа и чай для меня. Пока пили, два раза подошли две разные проститутки и попросили, чтобы мы им тоже напиток купили, но я говорила, что нет, и они без улыбки отходили.

Не понравилось мне в этом баре. Нас еще и надули, когда мы уходили, — вместо 200 бат взяли триста. Ну, не скандалить же с ними, пришлось отдать.

А когда мы вышли, было уже темно, Бангкок зажегся огоньками, стал очень красив, и разгульная ночная жизнь только началась. Мы побродили немного. Одна из боковых улиц оказалась тоже баропроститутской, только для геев. Очень забавно.

Было уже часов восемь вечера, и уходить, уезжать из Бангкока не хотелось. Но мы были напуганы пробками, наш самолет улетал в полночь, и поэтому с сожалением взяли такси и поехали уже окончательно в аэропорт.

Вот последний штрих путешествия. Как я уже говорила, обратные места мы заказали в трехкресельном боковом ряду, одно у окна, другое у коридора. Самолет был заполнен до предела. А к нашим местам до последнего момента никто не подошел. Я уже начала радоваться, как вдруг по коридору идет запоздавший пассажир и останавливается возле нас. Пока шел по коридору, муж сказал мне по-русски, что он его уже ненавидит. Шедший, видимо, нас тоже возненавидел, потому что не поздоровался, а устроил скандал стюардессе, что он просил место у прохода.

Ладно, сел он между нами. Я была у окна, сложилась в калачик и уснула на несколько часов. Когда проснулась, то с удивлением услышала, как сосед весело разговаривает с мужем под пивко. Он оказался прекрасный мужиком. Экспат, проживающий постоянно в Сайгоне. Мы проговорили почти весь остаток путешествия, он рассказал много интересного и оказался удивительно приятным собеседником — то есть который интересно и по делу рассказывает, не шаблонными фразами и идеями, и который умеет слушать.

Вернулись. Теперь вот надо будет отреставрировать поломанный в багаже прекрасный разноцветный домик-храм, который будет стоять где-нибудь под деревом в саду или перед домом — я еще не решила — и напоминать о разноцветной стране Камбодже. Разноцветной — золотой своими буддистскими храмами, оранжевой одеяниями буддистских монахов, изумрудной рисовыми полями, ярко-зеленой пальмами, красной красноглинянными тропинками в деревнях и между полей и ярко-коричневой водами Меконга и домиками на сваях…

дальше: Камбоджийские фотки (1,20 МБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/liza/kambodzha.html

авторские права: © Лиза Калугина, текст, 2007–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2007–2017

обратная связь: lizavetanice@yahoo.com, sergei@zharov.com