Филиппины

На Филиппины я сопровождала того же пожилого человека, что и в Монголию. По тем же мотивам — его преклонные года и здоровье не позволяли семье отпустить его так далеко одного. Нужен человек рядом, чтобы помочь в случае чего, говорить за него по-английски и сделать необходимый укол, если что, а он — упрямый адепт самостоятельных путешествий, так что в этой совместной поездке все были удовлетворены.

Будут ли это Филиппины или какая-то другая страна мира — мы решали вместе со Старичком. Ему, в принципе, безразлично, лишь бы где-нибудь далеко побывать, поэтому выбирала, в общем, я.

Альтернативой была Индонезия. Не зная ни той, ни другой страны, я решила поехать туда, где название города на слух звучит диковиннее и экзотичнее. Джакарта или Манила. Оба слова звучат волшебно.

Конечно, рассчитывалось, что поездка будет комбинированной — посещение столицы, плюс купание в теплом море на белоснежном пляже, плюс какие-нибудь экзотические джунгли. Вот именно этого ожидали от поездки.

Купили два путеводителя по обеим странам. Читая про Индонезию, наткнулась на слова о том, что как раз там в джунглях очень много змей, и если у вас на них фобия, то лучше не ехать. Это решило дело, поехали на Филиппины.

Филиппины — пожалуй, единственная католическая страна в Юго-Восточной Азии, потому что была колонизирована португальцами. Если не считать недавно образовавшегося Восточного Тимора, который тоже был ими колонизирован с таким же результатом. Сейчас, правда, среди филиппинцев есть и некая часть мусульман. Католичество у них очень своеобразное — во многих местах в селениях, и на дикой природе тоже, вдруг стоит аляповатый, очень сильно разрисованный и разноцветный Иисус на кресте. И открытки они такие же повсюду продают.

Времени у нас было отведено на поездку мало, немногим больше недели, поэтому долго ломали голову над тем, как лучше все спланировать. Хотелось, конечно, провести хотя бы дня три в волшебной Маниле, а потом — к морю и джунглям, и ой как не хотелось париться и лететь еще на втором самолете куда-то. Прочитав путеводитель и тщательно просмотрев карты, решили так — с острова Лусон никуда больше не поедем, в Маниле возьмем напрокат машину и поедем на север. Там на карте были нарисованы джунгли, а насчет купания, сказала я себе, — весь остров окружен водой, так что место найдем.

Сказано — сделано, полетели в Манилу. Дорога длинная, прилетели поздно вечером, ничего толком не рассмотрев, и сразу по своим номерам, отсыпаться. С утра пошли осматривать Манилу. Гостиница была вроде бы в центре, но город сразу страшно разочаровал.

Вроде бы и центр. Вроде бы и здания какие-то стоят. А вот улиц в общепринятом смысле слова — уютных, красочных, разноцветных улочек с магазинчиками и забегаловками — я так и не увидела, или в очень малом количестве. Между зданиями идут оживленные огромные бетонные дороги, повсюду какие-то автомастерские и склады, вот мимо такого и гуляй.

А если хочешь конкретно в какой-то район, который советуют в путеводителе, то бери такси и езжай, но дорога меньше чем два часа длиться не будет, потому что пробки просто чудовищные. Еще хуже, чем в Бангкоке. Манила просто стоит.

У меня не осталось в памяти вообще ни одной картинки Манилы. Если меня сейчас спросят, что же она собой представляет, я и ответить не смогу. Город без лица, без сердца и без личности.

Конечно, сам факт того, что это Манила, кусочек жизни, имеющий место на нашей планете, сам по себе любопытен, поэтому даже на такое безобразие смотрели с любопытством.

В первый же день решили сократить пребывание в Маниле до двух дней, потом — в джунгли, на природу.

Мытарства начались, когда поехали искать прокат машины. Не догадались, что проще было поехать в аэропорт. Заторможенный таксист послушно нас возил по точкам проката, которые были указаны в путеводителе. Но получалось, что то пункт проката закрыт, то не существует больше, то вообще никогда не существовал. Простояв часа четыре в манильских пробках, вернулись в гостиницу. Неподалеку стоял другая, дорогая, высотное здание. Решили, что, может, у них там есть прокат. Действительно, была там такая точка.

Мы решили поначалу, что возьмем машину без шофера, поедем сами. Старик хорохорился, что сам поведет, ну и я тоже буду везти.

В пункте проката, посмотрев на старика, девушка сказала, что они не дают напрокат, если водителю больше 80 лет. Тогда захорохорилась я, не хотелось мне всю дорогу везти машину. Решили брать с водителем, на несколько дней. Но когда девушка узнала, куда мы собрались ехать, снова какая-то проблема. Я поняла, что север Лусона — место небезопасное, и что они туда машины дают недовольно, и что нужны какие-то дополнительные страховки.

В конце концов, все оформили и сказали, чтобы ждали машину с водителем в вестибюле нашей гостиницы в девять утра.

Ехать куда-то в пробке смотреть на ночную Манилу уже даже и не хотелось.

В девять утра мы, как договорено, вышли и сели в вестибюле, номера уже сдали, а оказалось, что мы неправильно перевели часы на филиппинское время, и что надо будет ждать водителя еще два часа.

Наконец, приехал водитель, молодой такой, неповоротливый, толстый, вежливый, не отличающийся быстротой ума, чуть-чуть говоривший по-английски. Никакой, в общем.

Мы ему объяснили, что хотим ехать прямо на север. Переночуем по дороге и снова на север, ориентир — город Бонток, а потом вниз сделаем петлю или частично по той же дороге, до бухты Субик-Бей, это уже на восточном побережье Лусона, на берегу Китайского моря. Там, судя по путеводителю, и джунгли какие-то были.

Подумали — посмотрим Филиппины изнутри, потом джунгли и море под конец.

Водитель худо-бедно нас понял. К слову сказать, он оказался хорошим человеком. Все основное понимал и послушно все делал, как мы хотим.

Как только мы отъехали от отеля, сразу стало ясно, что без водителя мы бы и двух километров от Манилы не отъехали. Просто бы не выехали из нее, потому что там огромное количество разных разъездов, пересекающихся дорог, а указателей почти нет. Мы бы не знали, куда ехать, ни в Маниле, ни даже на северной дороге. Водитель и сам петлял, было совершенно очевидно в один момент, что мы заблудились, причем, когда уже порядочно отъехали от Манилы на север.

Смотреть в окно было абсолютно не на что. Такие же пробки продолжались практически по всему пути. Ни слева, ни справа поначалу не было никакой экзотики — ни пальм, ни дикой природы. Все какие-то совершенно безличные поселения, довольно современные.

И про еду пожалуюсь. Ужасная еда. В Маниле еще туда-сюда, можно найти китайский или корейский ресторанчик, или в гостинице поесть. А вот в маленьких поселениях еда просто ужасная. Никакая со знаком минус. Был момент — мы проголодались, а никаких закусочных по дороге не попадалось. Шофер понял, что мы голодны, остановил машину и куда-то ушел. Принес вареные куриные яйца. Я очень обрадовалась, потому что очень их люблю. Очищаю яйцо от скорлупы, вгрызываюсь зубами… А там внутри темный неразвившийся зародыш цыпленка!

Побежала за машину, вытошнило. А оказывается, у них так принято есть.

Но продолжаем путешествие.

Чем дальше ехали, тем местность становилась гористее и, слава богу, безлюднее. Потом пошли уже очень живописные и экзотичные изумрудные террасовые рисовые поля. Мы заулыбались — в первый раз на Филиппинах — и вытащили фотоаппараты.

Совсем к ночи мы были уже в горах. К сожалению, в самых красивых, но обыкновенных горах, какие есть и на Кавказе, и в Пиренеях, и в Альпах, и вообще во многих странах мира. Не очень высокие горы, без заснеженных вершин. Поросшие лесом, елями. То есть, не джунгли.

Проезжали город Банауэ. Это горный курорт, есть несколько гостиниц, там и заночевали. Когда проснулись и вышли прогуляться, то отметили красивый вид и тот факт, что гулять тут негде. Гостиница стоит у горного извивающегося шоссе, с одной стороны крутые склоны, с другой пропасть. Внизу, но далеко видны деревеньки, но идти пешком физически можно только по этому шоссе, а по нему едут машины.

Около гостиницы видели нескольких филиппинцев, разодетых в национальные костюмы, но вид петрушечный, явно для туристов. В реальности все филиппинцы одеваются точно так же, как и в Европе.

Поехали дальше. Решили выбрать окончательной северной точкой нашего путешествия город Сагаду. Вычитали, что там есть какие-то необыкновенные гроты.

Дорога до Сагады все поднималась вверх, становилась все более и более разбитая, местами с каменными завалами, местами даже грунтовая. Сагада оказалась скорее деревней, чем городом. По счастью, там все-таки нашлась гостиница, хотя и очень допотопная. Сложили вещи в номера и попросили шофера, чтобы подвез к этим гротам.

Объясняю — это важно для дальнейшего повествования, — в каком виде мы пошли в эти гроты. Одеты по-городскому, у меня на ногах босоножки, вокруг пояса — сумка-банан с документами, фотоаппараты в руках.

Шофер нас послушно довез до входа в один из гротов и поставил машину рядом, ждать нас. Вход представлял собой просто какую-то щель. Мы туда заглянули, тьма кромешная, в недра земли уходит склон, весь в камнях. Куда уходит — уже не видно, как не было ни дорожки, ни тропинки.

Мы отпрянули, а перед входом стояла разношерстая группа филиппинцев, женщины и мужчины, одеты поспортивнее, чем мы, но без всяких спелеологических шлемов и прибамбасов, человек пятнадцать. В центре сидел босой филиппинец и крутил в руках какое-то устройство. Это была допотопная лампа, на керосине, что ли, типа факела. В общем, система такая, что чтобы зажечь, надо сначала что-то крутить.

Он поинтересовался, что мы тут делаем. В грот спуститься хотим, отвечаем. Он говорит, вы одни не имеете права, это очень опасно, но если хотите — присоединяйтесь к нашей группе. Надо только купить билетики в соседнем ларьке, очень недорогие.

Зажег он свою лампу, и стали мы все гуськом спускаться за ним.

В щели круто вниз уходила подземная гора, вся усыпанная камнями, огромными и маленькими, как державшимися, так и катившимися вниз от малейшего прикосновения. Ноги в босоножках скользили. Старика взяли под руки два сердобольных филиппинца из группы. Скоро вокруг стояла уже кромешная тьма. Единственный источник света — лампа проводника, маячащая где-то впереди. А людей вокруг много, все как-то спускаются по склону, ориентируясь на эту световую точку. Вокруг ухают стаи потревоженных летучих мышей.

Я, было, подумала, что лучше вернуться, что смерть Старика будет на моей совести, что мы тут точно где-нибудь грохнемся и назад не выберемся. Но назад уже хода не было, потому что щель наверх уже окончательно скрылась из виду, и вокруг была непроглядная тьма. Оставалось продвигаться за огоньком проводника.

Но самое страшное еще ожидало впереди.

Меня захватывало все больше и больше чувство какого-то восторга. Такого чувства больше не испытывала никогда в жизни. Думаю, эта эмоция воспроизвелась на фотографии, которая иллюстрирует этот эпизод путешествия.

Самый прекрасный эпизод путешествия на Филиппины, потому что это было непересказуемое ощущение риска, опасности, необычности ситуации. В Европах в такое место не подпустили бы и на пушечный выстрел, либо провели бы там тропинки и поставили освещение, либо вход был бы разрешен только оснащенным спелеологам-профессионалам.

А тут молодой парень-проводник с допотопной лампой, которому совершенно по фиг, успеваю ли я карабкаться вниз за ним, и какая обувь на мне, и сколько лет старику.

Это было прекрасно!

Наконец, мы добрались худо-бедно до некого места, небольшой площадки, и проводник сказал: “С этого места будет очень опасная дорога, придется лезть в узкие проходы, идти над пропастями и частично плыть по воде”. Сказал, что Старика он не берется вести с собой, и что ему надо будет сидеть на этой площадке и ждать всю группу, в кромешной тьме — лампу-то он брал с собой — примерно час.

Я металась внутренне между солидарностью с товарищем по путешествию и жутким желанием идти дальше. Победил эгоизм, я вручила сотоварищу мою сумку-банан, фотоаппарат и пошла за всеми.

А потом начался просто фильм ужасов.

Я до сих пор не понимаю и восхищаюсь, как они там, проводники этих гротов, водят по таким жутким местам обычных людей, без всякой оснащенности и элементарных средств безопасности. Мы шли через какие-то бурные ручьи, ползли по узким коридорам, в одном месте шли над пропастью по практически отвесной скале, вдоль которой была подвешена веревка. Это только несколько шагов, но как это прекрасно! Мы прыгали с большой высоты в озерца, а чтобы выбраться с другой стороны, вверху была закреплена и брошена длинная веревка. Вот так по веревке и понимались — руками за веревку, ногами вверх по отвесной скале, и проводник каждому помогает. Ко всему прочему, слабый свет керосиновой лампы освещал прекрасный и фантастический мир вокруг. Могу сказать не кривя душой, что этот момент причисляю к лучшим моментам моей жизни.

Проводник сказал, что в этих пещерах гибнет ежегодно много народу.

Потом мы вернулись на площадку, где ожидал мой товарищ. Я была просто в экзальтированном состоянии. А сотоварищ устроил мне настоящий скандал, почему я пошла, а он не пошел, что он не понимает, что это возмутительно.

Тогда я отвела в сторону проводника и объяснила ему ситуацию. Попросила его, когда он выведет народ наружу, еще раз лично нас со Стариком свести вниз, я заплачу, что пусть после площадки поведет по какому-нибудь легкому маршруту. А старику мы скажем, что все там же и шли. Просто очень упрашивала проводника, он и согласился. Старик успокоился.

Правда, когда уже шли наверх, его уже тащили почти волоком — он очень немощный. А под конец, уже когда вылезли из щели, так вообще рухнул на землю ничком, все к нему подбежали. Я даже надеялась, что он откажется от экскурсии, но он поднялся и упрямо настаивал.

Ну что же, стали мы спускаться еще раз. В этот раз проводник был только для нас и поэтому держал одной рукой Старика. Мы действительно после площадки прошли в другом месте, и боюсь, что Старик заподозрил обман. Но мы с проводником божились, что вся группа именно там и шла.

Потом мы пошли спать в гостиницу, на следующий день мой товарищ отлеживался, а я использовала время, чтобы повторить вчерашнее приключение в том же гроте. Туда водят туристов каждый день. Но туристов я видела только самих филиппинцев.

Просто влюбилась в это место. Надеюсь, эти гроты Сагады до сих пор так же и функционируют.

Забавная деталь — в Сагаде я разговорилась с одним филиппинцем, про политику в частности. Спросила, есть ли у них компартия. Он мне отвечает, что коммунисты в лесах, и показывает на окрестные горы. И действительно, ведь там вечно какие-то разборки, и туристов там часто крадут, поэтому вглубь туристы и не ездят особенно самостоятельно, как мы. То, что у нас не произошло никаких инцидентов — так это сработал, видимо, закон неожиданности, то есть на агрессию и похищение нужно хоть какое-то время рефлексии. Это нам уже в конце путешествия, в Маниле, сказал наш консул.

К слову, наверное, тот же закон сработал и потом со мной в ЮАР, в опасном и грязном центре Йоханнесбурга, куда я пошла гулять одна среди местных, совершенно даже не ожидая никакой опасности. Это потом мне сказали, что белым там вообще не стоит появляться.

После Сагады по программе поехали обратно в Манилу. Проезжали город Бонток. Ехали к морю, в Субик-Бей. Дорога была не такая уж интересная. Те же горы, те же рисовые поля, потом пошла цивилизация и бесконечные пробки.

Субик-Бей считается особой экономической зоной беспошлинной торговли. В реальности это обернулось тем, что там огромная территория складо-магазинов. Разный ширпотреб, ничего нового или оригинального, ничего более дешевого, чем в остальных местах. Ничего не купили.

Заселились в недорогую гостиницу, а с утра поехали в место, именуемое в путеводителе и на карте джунглями. К тому же, как было написано, в этих джунглях можно было нанять проводника и пройти с ним курс выживания в джунглях. Звучало подозрительно, я бы предпочла просто дикие джунгли, почти совсем без дорог, где бы я сама могла одна пойти гулять.

Действительно, джунгли оказались все отгорожены высоким барьером. То есть, по сути хоть территория и большая, но это были не дикие джунгли, а как бы лесопарк. Причем вход платный и наем проводника обязательны.

Проводника нам дали очень маленького дряхлого старичка-филиппинца — впрочем, намного моложе, чем мой товарищ — еле говорящего несколько слов по-английски.

Пошли мы в джунгли.

Я постаралась абстрагироваться от того факта, что это лесопарк. Внутри действительно все было первозданно, мы шли по невидимым тропам за старичком. Джунгли эти не такие, как на Амазонке и, наверное, в Африке, а именно джунгли Юго-Восточной Азии. То есть, бамбуковые. Огромный бамбуковый лес, очень непривычно и экзотично. Мы дошли до маленького водопада, впадающего в озерцо. Как раз в это время пошел почти горячий дождь, и мы в одежде, как были, погрузились под этот водопад. Про змей я мысли отгоняла. Из английского языка старичка проводника я так и не поняла, есть там змеи или нет.

Потом проводник нас привел в манговую рощу, а это как раз было время созревания манго. Мы срывали сладкие сочные плоды манго прямо с дерева и пожирали их на месте. Потом старичок поймал несколько летучих мышек, и сказал, что сейчас сварит их на обед — это все-таки был курс выживания в джунглях. Но мыши сбежали. Поэтому проводник ограничился только тем, что в кусках бамбуковых стволов на костерке сварил нам рис и еще раков принес каких-то из озерца.

Пытался нам что-то рассказывать, но я поняла очень мало из его английского. Что во время войны США с Вьетнамом как раз тут была база, где готовили американских солдат к военным действиям во Вьетнаме, там точно такие же джунгли.

Напоследок проводник нам набрал полную сумку манго с собой и еще одну сумку для шофера, который ждал нас у входа в джунгли. Молодец, добрый старичок.

Этот эпизод на Филиппинах тоже вспоминаю с теплотой.

Потом шофер повез нас искать какую-нибудь гостиницу на берегу моря, чтобы купаться там. Как ни странно, очень мало в тех местах таких гостиниц. Но мы нашли одну, пляж там был очень маленький, песок какой-то серый. Море, конечно, очень теплое. Но вокруг ни леса, ни пальм, а все заселенное и урбанизированное, везде какие-то здания.

Через два дня вернулись в Манилу, и шофер нас привез в ту же гостиницу. На следующий день в восемь вечера нам надо было уже улетать.

С этой минуты — приближаюсь к самому драматичному эпизоду поездки — буду рассказывать подробно.

С утра в день отлета мой товарищ остался спать у себя в номере, а я пошла гулять по Маниле. В смысле, походить в квартале вокруг гостиницы, напоследок.

Набрела на большой торговый центр, который открывался в десять утра, и люди уже на ступенях входа ждали открытия. Я села на ступени рядом с другими.

Ко мне подсаживается молодой филиппинец с папкой в руке, заговаривает на английском, мол, откуда я. Туда-сюда, разговорились, познакомились. Он сказал, что сейчас оформляется ехать к кому-то по приглашению в Европу, и что в папке у него как раз документы для этого — открыл папку, показал мне зачем-то, и его фото там было, хотя все они на одно лицо.

Открылся магазин, он за мной. Хотя я не люблю делать покупки с кем-то, но не отгонять же его. Идем мы с ним по бутикам вместе, я сделала несколько покупок. Вынимала при нем мою кредитку — у меня на животе висела сумка-банан с паспортом, кредиткой, деньгами, включенным сотовым телефоном, фотоаппаратом и всем прочим.

В один момент, впрочем, я попросила его об услуге. Вычитала в путеводителе, что на Филиппинах существует вид традиционной одежды, пошитой из материи, сделанной из волокон дерева-ананаса. Вот я и спросила филиппинца, не знает ли он, где найти такой магазин. Он меня с радостью туда проводил, оказался такой магазин на третьем этаже торгового центра. Магазин посетила, убедилась, что одежда некрасивая и запредельно дорогая, и решила, что вернусь в гостиницу. Одежда получается из этого материала очень какая-то жесткая. И обычно из него шьются белые женские рубашки, неоригинальной формы и дорогие. Чтобы как-то отблагодарить филиппинца за участие, я пригласила его в кафе в том же торговом центре, чтобы вместе выпить свежевыжатого сока. Сели мы за столик, заказали сок…

А потом вот что было. Я думаю, он меня загипнотизировал. Потому что, находясь в здравом уме, ни я, ни кто-либо другой не снял бы сумку-банан с пояса, не положил бы ее на стол, и не пошел бы в туалет, который находился вне кафе, на другом этаже.

Когда я вернулась, за столом не было ни филиппинца, ни моей сумки. А на столе стояли два заказанных стакана сока и его пресловутая папка лежала. Видимо, что бы хоть на несколько минут создать видимость, что он тоже отошел только на минуту. Меня конечно чуть кондрашка не хватила — паспорт был в сумке. Заторможенный официант позвал заторможенных охранников центра. Никто по-английски практически не говорил.

Потом один охранник проводил меня в ближайший пост полиции за несколько кварталов. Там было бесконечное ожидание, никто не понимал, что я хочу срочно связаться со своим посольством. Наконец, нашли телефон посольства, и я туда дозвонилась. Мне сказали их адрес, что найти их непросто, что не все таксисты знают, что находится это на таком-то этаже такого-то здания в таком-то квартале, даже без адреса. Что надо, чтобы я составила в полиции заявление о краже, сфотографировалась и приехала к ним.

В полиции все шло ужасно медленно, я долго сидела в каком-то коридоре. К счастью, меня там и сфотографировал их фотограф, который, видимо, фотографирует преступников — прилагаю фото далее.

Я в это время нервничала из-за того, что надо было позвонить домой в мой банк, чтобы срочно блокировали мою кредитку.

После полиции зашла в гостиницу за моим товарищем, наконец удалось позвонить домой, но дома банки были еще закрыты, была ночь, поэтому нагрузила этим родню. И еще надо было позвонить в фирму сотового телефона, чтобы номер заблокировали, а то ведь та скотина могла с моего телефона названивать куда-нибудь в Америку за бешеные деньги. Хотя сомневаюсь, что у него были связи с далекой заграницей. Но и звонки по Филиппинам по моему сотовому были за золотую цену.

Взяли такси, поехали в посольство. Ехали очень долго, таксист действительно не знал, где это, плюс бесконечные пробки. Но все-таки нашли посольство, консул принял нас очень сердечно. Правда, пожурил за то, что мы на Филиппины поехали самостоятельно. Как раз незадолго до того там был инцидент — украли наших туристов, и он лично все это разруливал. Заполнили вместе всяческие декларации, но консул сказал, что для оформления справки на возвращение домой вместо паспорта у него должны быть доказательства того, что я действительно имею наше гражданство. Из дома должны были мне послать срочно факс с копией паспорта.

Консул несколько раз звонил мне домой, задавал разные вопросы насчет меня, и в результате говорит, хорошо, я вам оформлю справку для возвращения на свой страх и риск, только вы мне потом пришлите копию вашего паспорта. Говорит, может, вы еще и успеете на самолет. Времени уже вообще не оставалось, было уже часов шесть вечера, и регистрация на рейс началась. По счастью хоть авиабилеты были не в сумке-банане.

Со справкой с моей заплаканной наклеенной фоткой взяли такси и помчались в гостиницу собирать вещи и чтобы сразу в аэропорт. Приезжаем в гостиницу, а там говорят, ваш паспорт нашелся, его подбросили в какой-то пост полиции, надо туда за ним ехать. А это еще на другом конце Манилы. Мы решили, что в аэропорт точно опоздаем, поехали в этот пост полиции. Опять таксист оказался бестолковый, и опять пробки. В пост приехали, а это оказалась просто будочка на перекрестке. Говорят, паспорт не у нас, но сейчас мы позвоним, и нам привезут. Мы сели на лавочку ждать, я уже совсем как зомби была. Приезжает их курьер и привозит мне паспорт, мои водительские права с почему-то отодранной моей фоткой и кредитку! Все это было выброшено где-то на улице, подобрано неким честным гражданином и принесено в полицию.

Тот тип все-таки успел что-то купить по моей карте на примерно 600 долларов. Потом он выкинул сразу карту, чтобы запутать следы, чтобы если его нашли, то сказать, что это не он покупал на карту.

После этого мы — уже просто на всякий случай, уверенные, что на самолет опоздали — поехали в аэропорт. На наше счастье рейс был задержан, и мы еле-еле, но успели, бежали в самолет по уже пустым коридорам.

По счастью до Куала-Лумпура была куча свободных мест, и я растянулась спать на четырех серединных креслах. В Куала-Лумпуре на мой ряд подсел только один человек, так что до дома тоже можно было лететь полулежа.

Из дома послала любезному консулу обещанный факс, потом позвонила, поблагодарила и спросила, хочет ли он, чтобы я отослала ему обратно справку. Он говорит, нет, сохраните на память.

По поводу этого инцидента у меня появилась вот какая суеверная мысль.

Когда мы еще были в Сагаде, то вычитали в проводнике, что там есть место, где филиппинцы традиционно хоронят своих умерших — просто подвязывают гробы к скалам или деревьям. Мы захотели посмотреть это место и сфотографироваться там. Я попросила отвести нас того же проводника, который нас вел по гроту. Он сначала отнекивался, говорил, что, мол, мертвые не любят, когда их тревожат. На полном серьезе говорил. Но я настояла, и мы пошли, даже сфотографировались.

Может, это мне потом потревоженные мертвые так отомстили?

дальше: Филиппинские фотки (370 КБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/liza/filippiny.html

авторские права: © Лиза Калугина, текст, 2006–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2006–2017

обратная связь: lizavetanice@yahoo.com, sergei@zharov.com