Куба

Летние каникулы следовало провести в неком другом месте, чем Юго-Восточная Азия, куда так томительно влекло сердце, но ради принципа пора было уже поменять направление.

Куба никогда не была страной, куда меня сильно тянуло, иначе я бы уже давно туда съездила, но место для поездки с малым ребенком надо было придумать одновременно пляжно-тропически-экзотичное и совсем безопасное.

Без ребенка я бы наверняка поехала куда-нибудь в Габон, или Конго, или Колумбию, или какую-нибудь Венесуэлу — думаю, что по ценам авиабилеты на перелеты в эти страны примерно одинаковые, да и прожитье тоже.

К сожалению, невозможно совместить Кубу с посещением какой-либо другой страны. Транзит был в Мадриде, осматривать его не было никакого желания. Была слабая надежда на то, что существует какой-нибудь дешевый паром между Гаваной и Флоридой, но нет там никаких паромов, можно полететь на самолете, но очень задорого.

Не хотелось мне особо ехать вообще туда — пресыщенность путешествиями? И даже багаж наш я хотя и начала собирать недели за две до отлета — то есть вывалила на пол в кучу все вещи, которые в принципе могут пригодиться, а надо было еще отобрать из них, что поедет с нами на Кубу, все обдумать, классифицировать, погладить и уложить, — но вплоть почти до дня вылета могла только в прострации смотреть на эту кучу.

То же самое с путеводителем и картами Кубы. Обычно я составляю точную программу путешествия, вникаю в нюансы, выбираю маршрут, резервирую все, что можно, заранее. В этот же раз я особенно не вчитывалась в путеводитель и программу не составляла, тем более что муж все бубнил, что там на месте один друг все устроит и все нам объяснит. В чем я сомневалась, потому что такой человек, как этот, совершив в личной жизни много глупых поступков, есть глупый и по сути, а значит, ничего логично-толкового нам объяснить не сможет априори.

Но, думала, и вправду — может, там на месте решим, что делать.

Заказали мы только первые две ночи в Гаване, потом еще три ночи на известном курорте Варадеро. Но я так поняла из путеводителей, что место это — туристическое, скопище гостиниц на морском побережье, поэтому на последующие восемь ночей поставила знаки вопроса, думала, может, будем путешествовать куда-нибудь вглубь Кубы, как когда-то по Ирану или Йемену.

Итак, сначала забавная предыстория нашего путешествия.

У нас есть этот самый друг, Жерар, уже очень пожилой человек, скоро ему идти на пенсию. Он весь такой морщинистый, старенький, энтузиаст-социалист, ходит на демонстрации, носит антикапиталистические плакаты, верит в идеи Карла Маркса и думает, что Куба — то обетованное место на Земле, где еще держится настоящий крепкий социализм. И кубинки там — девушки красивые, сознательные, не обращают никакого внимания на возраст мужчины и легко выходят замуж и уезжают к мужьям в Европу. Поэтому он уже три раза женился на кубинках, и те его бросали, как только получали вид на жительство, а теперь он уехал на Кубу жениться аж в четвертый раз, причем побил все рекорды — жена была на 35 лет моложе его.

В этот раз энтузиазм занес его очень очень далеко, потому что он потратил все свои пенсионные сбережения и купил на Кубе дом. С недавнего времени там разрешают покупать дома в собственность, но он купил не на свое имя, а на отца своей новой жены. Наверное, в его планы входило переехать на Кубу, как только уйдет на пенсию, и жить в этом доме с молодой кубинкой-женой, социалисткой, пить ром и танцевать сальсу.

Он был уже на Кубе, как раз полетел жениться, и попросил нас взять с собой один чемодан вещей — наверное, подарки для своей новоиспеченной кубинской родни. Этот чемодан нам должен был передать в аэропорту некий его друг, африканец Муса, живущий уже года два у Жерара в квартире, бездокументный.

Вся эта история начала меня раздражать еще в аэропорту, потому что регистрация на рейс уже началась, а этот Муса оказался бестолковый и все никак не мог ни найти нас в аэропорту, ни толково объяснить по смс, где точно он сам находится.

Наконец с горем пополам все-таки нашел и с белозубой улыбкой вручил нам большой чемодан.

Полет был бесконечно-долгий, сначала до Мадрида, там снова очереди и разные таможенные контроли, и, наконец, девятичасовый перелет в Гавану.

Хотя я и пролежала в самолете весь полет, тщетно пытаясь уснуть, но прилетела в Гавану уже совсем никакая, это была глубокая ночь по нашему времени, шесть вечера по ихнему.

Замечу в скобках факт, что в гаванском аэропорту девушки-служащие в униформах почти все носят сетчатые колготки и мини-юбки.

Жерар уже поджидал нас в аэропорту, он приехал за чемоданом со своей молодой женой на арендованной машине, а жена его проживала в каком-то отдаленном пригороде Гаваны. Она оказалась очень красивой и очень молодой черной девушкой — наверное, хваткая, судя по тому, как вынудила его купить ее семье дом. Но не говорящая ни на каком другом языке кроме испанского и очень раздраженная. Понять ее тоже можно, было уже шесть часов вечера, и неизбежно надвигалась ночь с Жераром.

Впрочем, и он на испанском не говорил — не знаю уж, как они смогли договориться насчет дома.

Первый неприятный сюрприз начался как раз с Жерара, предчувствия меня не подвели.

Когда мы вышли на довольно допотопную аэропортовскую площадь и пошли к его арендованной машине, я, естественно, думала, он нас довезет до забронированной гостиницы. Вдруг он с гордостью объявляет, что нашел и уже договорился за нас снять на несколько дней так называемую “casa particuliara”, то есть комнату у местного жителя, дешевую. Это мне совершенно не улыбалось, хотелось в свое пространство, без улыбок и реверансов кинуться в постель и спать и спать, да мы уже и оплатили нашу гостиницу. А в этих казах часто места общего пользования именно общие, и общаться с хозяевами приходится, и обычно не кондиционеры, а только вентиляторы стоят, как я вычитала в путеводителях. Муж мой сказал, что он же не просил снимать ему казу, а просто навести справки, и что пусть мы едем все-таки в нашу гостиницу. Жерар, кажется, несколько обиделся. Я сказала мужу, что вот что получается, когда о чем-то договариваются два идиота.

Мы поехали в сторону Гаваны.

Гавана

Оказалось, что Жерар вообще не знает Гавану, не умеет там ездить и вообще ничего там не знает, несмотря на частые поездки туда.

И жена его тоже ничего не знает.

Начало смеркаться, и то, что я увидела вокруг, меня поначалу привело в восторг, несмотря на усталость. Я с любопытством оглядывала первым взглядом, что же это такое — Гавана. Вечером — а публичного освещения там нет, только светофоры мигают — город казался фантастически пустым, обшарпанным и совершенно вымершим. Город-фантом.

Дома там, видимо, помпезно построенные еще во времена Батисты, то есть до революции, все приходят в страшный упадок, все полуразвалившиеся, с дырами на фасадах, асфальт тоже с колдобинами. Дорожного движения нет почти вообще. Но проезжают и припаркованы повсюду огромные американские автомобили пятидесятых годов, разноцветные. У нас такие — коллекционные и стоят огромных денег. Кубинцы же их трепетно ремонтируют и используют по прямому назначению. Никаких стеклянных витрин, никаких реклам. Впрочем, и революционных и идеологических плакатов тоже почти нет. Несколько раз только мне попались на глаза плакаты на тему революции, а для туристов, потом выяснилось, продают вещи с символикой Че Гевары, портрета же Фиделя Кастро я ни разу нигде не увидела за все путешествие.

Так как стоит жара, в этом вечернем феерическом городе жители выносят стулья к входам своих домов и там собираются, курят сигары и беседуют, а дети спускаются на безлюдные улицы играть в футбол. В общем, на какое-то время я воспрянула духом и спросила себя, как я могла столько лет игнорировать такую диковинную страну.

Люди, которые были на Кубе много раз, рассказывали мне, что это как бы путешествие во времени в СССР. Но нет. Нет и нет. Не может в тех широтах, в тропиках, страна походить на СССР. По моим воспоминаниям — в Питере, во всяком случае — было намного люднее в городе и оживленнее, и магазинов много, и люди хмурые и серо одетые. На Кубе, в Гаване — ветвистые, лапистые кокосовые пальмы, люди очень приятные и улыбающиеся, очень чистые и одеты так, что от туристов не отличишь — белоснежные футболки, шорты. И раса очень красивая смешанная. Весь спектр, от совсем черных до абсолютных внешних европейцев, но большинство — очень красивая смесь рас обоих полов. Люди внешне мне там напомнили бразильцев.

До визита на Кубу я была уверена, что в процентном отношении самые красивые женщины мира — русские, и вообще славянки. После Кубы же я изменила мнение: там каждая вторая девушка телом и лицом — красотка, как модель с глянцевого журнала. И мужчины тоже.

Итак, я смотрела на все это в окно и думала, что Жерар везет нас в гостиницу. Однако он остановился около одного из обшарпанных домов и сказал, что надо зайти познакомиться там с кем-то. Мы пожали плечами и вышли, багаж оставили в машине.

Совершенно непонятно, к кому он нас привез. Мы послушно за ним поднялись высоко по очень крутой, темной и обшарпанной лестнице и позвонили в одну из квартир. Там в была куча народу, кто — я не поняла, потому что Жерар сам очень косноязычный, а испанского мы с мужем не понимаем. Нас усадили в продавленный диван, напротив громко верещал телевизор, вокруг бегали какие-то дети, Жерар нам всех представлял, кого из детей как зовут, приходилось фальшиво улыбаться. Усталость давала о себе знать, я шипела на мужа как змея, говоря, что если мы сейчас же не поедем в гостиницу, то я сама с сыном выйду и буду искать такси на улице. Пытка длилась больше часа. Мой муж — размазня и что-то требовать не умеет.

Наконец, угадав по выражению моего лица, что я на пределе, он сказал Жерару, что все, ребенок падает с ног, и не мог бы тот довезти нас до гостиницы. Оказалось , что ни Жерар, ни его жена-кубинка не знают, где эта гостиница находится, а в бронировании был же ясно адрес написан, и что они вот зашли к этим друзьям, чтобы узнать, как туда ехать. Ничего они там не узнали, и мы спустились снова в его машину и начали колесить по уже серьезно темнеющей Гаване. Я была на грани истерики, потому что они останавливались около каждого редкого прохожего и спрашивали. А прохожие не знали. Причем, надо учесть, что в Гаване не так много гостиниц такого типа.

Под конец я увидела припаркованное такси и сказала: “Стоп, пересаживаемся в такси, ребенок больше не выдерживает”. Мы перетащили наш багаж, и Жерару пришлось нам дать 20 куков — мы деньги в аэропорту по глупости мужа не поменяли, он сказал что, мол, Жерар нам покажет, где лучше деньги менять. Но Жерар же и сам ничего не знал.

Насчет куков — отдельная история. Сами кубинцы получают за работу и все покупают на местные песо, неконвертируемые. Туристам же приходится все оплачивать в 24 раза дороже, чем кубинцам, так называемыми куками. Один кук равняется одному доллару, но из идеологических принципов они называют эту монету куком, а не долларом, и он по-другому выглядит.

Люди, кто на Кубу часто ездят — а в аэропорту мы в иммиграционной очереди познакомились с западной девушкой, которая постоянно туда ездит, — все говорили, подмигивая, что существуют какие-то способы оплачивать свое проживание нелегально в песо, но я так ничего и не поняла, как и где этими песо оплачивать, у нас повсюду просили куки. Один кук равен 24 песо.

Итак, мы увидели одиноко стоящее такси, вышли из машины Жерара, перетащили в такси наши рюкзаки и, наспех распрощавшись, поехали, наконец, в гостиницу.

Которая оказалась очень хорошей гостиницей, со всем необходимым, построенной в бывшем дворце с арками во внутреннем дворике, а потолки в комнатах — под шесть метров.

С утра после завтрака вышли в Гавану, улицы были очень оживленными, по ним ходили красивые люди, туристов от кубинцев и не отличишь — в основном туда ездят на отдых смуглые, тоже испанцы. Видела я там одно похожее на СССР, чего давно уже не видела, — огромные очереди, почему-то в банки, не знаю, зачем туда кубинцы стоят. Где же кубинцы покупают себе одежду и еду — я не поняла. В СССР были повсюду гастрономы и универмаги, в Гаване же я видела только лавки для туристов — футболки с Че Геварой и береты, какие он носил. Во всем огромном квартале Старая Гавана, где мы проживали, видела только один магазин продуктов — близнец советского маленького гастронома.

Но улицы очень колоритные, гаванцы — люди приятные и улыбаются, подсказывают охотно дорогу. Два полных дня мы провели очень интересно, просто наобум гуляя по Гаване. Договорились в гостинице насчет машины без кондиционера, но с водителем, который должен был нас потом отвезти в Варадеро, это примерно 200 км от Гаваны, за 90 куков. То есть передвижение на Кубе стоит намного дороже Камбоджи, например, или Ирана.

Можно было поехать на автобусе за 10 куков за билет. Но до автобусной станции надо было бы ехать на такси за час до отхода автобуса, которых до Варадеро несколько в день, да еще потом в самом Варадеро от автобусной станции брать до гостиницы такси, все с багажом — то есть хлопотно довольно.

В одном из туристических мест расхаживал человек, копия Хемингуэя с огромной сигарой, и фоткался с туристами за один кук. Я, помню, видела подобного дядьку, очень сильно похожего на Ленина, с гвоздикой в петлице, который расхаживал и делал то же самое на Красной площади в Москве.

Замечу, что меня немного беспокоил еще прогноз погоды, дома я просмотрела погоду на Кубе на неделю вперед и узнала, что все время там дожди с грозой. Думала, а вдруг окажется, что это нудный и беспрерывный дождь, как в последние дни в Камбодже, — но нет. На Кубе это означает кратковременный тропический, очень сильный ливень, один раз в день, с грозой, очень освежающий, а все остальное время — удушливая жара и солнце.

Варадеро

Дорога из Гаваны идет параллельно морскому берегу. Не очень живописная дорога, движения почти нет, с обеих сторон — дикая невозделанная земля, лес или высокие травы с кое-где торчащими пальмами. Иногда маленькие поселки, частные дома или обшарпанные дома типа советских хрущевок, но чаще розового цвета и с бельем на балконах, ничего особо интересного.

На подъезде к Варадеро есть международный аэропорт.

Потом выяснилось, что туристы туда приезжают в основном испанцы, канадцы и русские, потому что туроператоры этих стран заключают очень выгодные контракты с большими гостиницами-курортами в Варадеро, где “все включено”, и продают их за недорого. Нам проживание в такой гостинице за три ночи стоило столько бы же, сколько русским за неделю плюс самолет из Москвы, я позже узнала это от одной русской туристки на дельфиновой экскурсии.

Варадеро представляет собой длинный мыс, выдающийся в море, и огромный длинный пляж из белого песка по всей длине этого несколькокилометрового мыса. Непосредственно кубинский городок, и дальше — цепь таких огромных люксовых гостиниц-курортов.

Водитель довез нас до нашей гостиницы “Солимар”. За воротами огромного пространства этой гостиницы, собственно, Куба и кончилась. Народу там была целая уйма, пик сезона, чего и следовало ожидать, июль и август — школьные каникулы в Европе и Канаде.

Очень долго ждали на стойке дежурного, получили долгожданные ключи от нашего бунгало и браслеты на руку — с этими браслетами там полностью бесплатное питание. Две гостиницы, “Аренас бланкас” и “Солимар”, составляют одно целое, поэтому с браслетами можно выбирать, где питаться в двух огромных шведских столах, одной или другой гостиницы, а также в специфических ресторанах с кухнями той или иной страны, по меню, но тоже бесплатно. Можно также заказывать хоть целый день разные бутерброды и мороженое в барах обеих гостиниц или пить с утра до вечера любые напитки от соков до шампанского. По той цене, впрочем, за которую, мы уцепили три ночи там, это выгодно только для людей, страдающих булимией, или же алкоголиков, которые могут кочевать от одного бара до другого и целый день пить бесплатно спиртное.

Также были в той гостинице многочисленные бассейны и различные игры и анимации, от бильярда до какой-то глупой водной гимнастики в бассейне. Около самого большого бассейна весь день гремела очень громко музыка из динамиков, и тем, кому попалось бунгало рядом, очень не повезло. Повсюду растут кокосовые пальмы, и по желанию можно попросить служащего, чтобы он длинной палкой понравившийся кокос сдернул оттуда, разрубил и дал с трубочкой выпить из него сок. Ну и пляж. Огромный, чистый, и катамаран можно взять или байдарку.

Каждый вечер в зале праздников веселили туристов спектаклями или конкурсами танцев под названиями типа “идеальная пара”. Танцевать бы я с удовольствием пошла, но подумала, что вместо веселья будет мне одна фрустрация, пары у меня не было, а там все приезжают как раз парами, или семьями, или сплоченными компаниями, так что навряд ли я бы нашла там себе пару, муж же мой для танцев совершенно неподходящая пара.

Вообще-то, вот он какой, Солимар.

В первый же день мы получили смс от Жерара, что он с молодой женой тоже где-то в Варадеро. Наверное, днем им обоим было мучительно скучно общаться без языка, и он предложил встретиться. Для этого надо было бы куда-то из гостиницы ехать, потому что в такие места, где все включено, нельзя приглашать гостей, там же все бесплатно, и за этим очень сильно следят. В общем, я сказала мужу, что если хочет с ними встретиться, то пусть едет один, он ответил смской что я больна, и на этом наше общение с ними на Кубе закончилось.

Со второго дня в гостинице надо было уже решать, что делать и куда ехать в следующие восемь дней, которые были не запланированы, не зарезервированы и не проплачены.

Уже на Кубе, вчитываясь более подробно в путеводитель и рассматривая карту, я вдруг обнаружила, что в 80 км от Сантьяго-де-Куба — город Гуантанамо, знакомый по известной кубинской песне “Гуантанамера” и по тому факту, что там находится известная американская база, американцы арендуют часть территории у Кубы.

Если бы я прочла об этом дома, то купила бы авиабилеты не до Гаваны, а до Сантьяго-де Куба и оттуда обратно, чтобы посетить такое известное место — не саму базу, естественно, а городок Гуантанамо, просто за название.

А пляжи ведь там везде по периметру всей Кубы. Ехать же туда от Гаваны или Варадеро было нереально далеко и дорого.

Поначалу решили, что на месте продлим себе проживание в “Солимаре” еще на восемь дней. Но муж узнал у администрации, что если покупать на месте, то проживание там стоит еще дороже, чем если покупать дома, — 150 евро в день на человека, для нас это было совершенно невозможно. Другой план — ехать на южное побережье, чтобы лучше узнать страну — тоже отпал, потому что, думаю, смотреть там больше особо нечего, а ехать на местном транспорте хлопотно, а на машине дорого.

Тогда я послала мужа в непосредственно поселок Варадеро, чтобы присмотрел гостиницу подешевле или снял “казу партикуляру”.

Сама я по солнцепеку никуда не пошла, а осталась в кондиционированном бунгало, наказав мужу, чтоб каза была с удобствами, кондиционером, недалеко от пляжа и с возможностью там столоваться.

Он, бедный, пошел пешком, потому что ему сказали, что там недалеко, а оказалось очень далеко по дороге, от серий огромных, таких же дорогих курортов. В результате он добрел до какой-то автобусной станции для местных, и один сердобольный кубинец помог ему, сказал, где сдают казу. Каза оказалась уже занятой, но хозяйка стала обзванивать своих знакомых, кто сдавал, — все было занято, пик сезона, там снимают и кубинцы, и иностранцы, да и в противоположность Гаване, на домах, где сдают, не написано “каза партикуляра”, потому что официально в Варадеро это запрещено.

Мужу моему очень повезло, потому что все-таки на пятый или шестой звонок откликнулась некая женщина, сказала, что как раз в тот день, когда у нас заканчивалась гостиница-люкс, от нее съезжала какая-то семья. Да, очень-очень повезло, потому что этот дом оказался в сердце настоящего кубинского Варадеро, рядом с пляжем: две комнаты, кухня с холодильником, салон, удобства и кондиционер, за 35 куков в день. Правда, плюс по четыре кука за завтрак и по десять куков за ужин на человека, но в ресторанах для иностранцев цены точно такие же.

В общем, через три дня мы с сожалением сняли волшебные браслеты и съехали из коммунизма. Я там, кстати, экспроприировала русскую книжку, более или менее читабельный детектив. В “Солимаре” был киоск, где постояльцы постоянно меняли полотенца после пляжа или бассейна, и там же была небольшая библиотечка из книг на разных языках, в том числе и на русском. В один из разов я взяла две книги, но вернула потом только одну. Другую решила взять с собой в казу. Правда, в результате оставила в казе, так и не дочитав.

Мы сели в такси, чтоб ехать в казу, которую я еще не видела, и меня обуревали всяческие тревожные предчувствия. Вспомнилась вдруг индийская конура за два доллара в день, а также зловещая темная лестница Жерара.

Частные дома там такие довольно большие, одноэтажные, добротно и аккуратно построенные, с мизерными участками вокруг. И хотя в другой части дома жила огромная кубинская семья, представляющая три поколения, обстановка была просто чудесная, эти люди совсем не мешали, и всем было совсем не тесно, а симпатично.

Вот тут смотрите, как мы проводили с этой семьей почти каждый день, а когда кто-то из семьи шел на пляж, а мы дома оставались, то они брали с собой и нашего детку. И вообще, ребенок постоянно пасся у них, в их открытых комнатах, там и дети другие были, или ловил ящериц в маленьком дворике. В общем, эти восемь дней в казе мне понравились больше, чем три в гостинице-люкс.

Отмечу, что самым приятным ощущением всего путешествия была экскурсия под названием “плавание с дельфинами” — довольно дорогое удовольствие. Это было в один из восьми дней, проведенных в казе. Мы потом уже узнали, что вдоль всего Варадеро ходит двуэтажный автобус с частыми остановками, пять куков за билет, и можно ездить по этому билету весь день. Либо же брать такси, и каждый перевоз стоит восемь куков. Сначала мы поехали в место под названием “дельфинарий” — я думала, там и проходит это плавание с дельфинами, о котором мы узнали из списка дополнительных, платных экскурсий, пока еще жили в “Солимаре”.

Но в дельфинарии оказалось, что это только чтобы сфоткаться с дельфинами, а не плавать, и что билетов нет на две недели вперед. Поэтому мы поехали в тот же “Солимар” и купили экскурсию именно на плавание на предпоследний день до нашего отъезда.

Экскурсия проходила следующим образом . Надо было приехать в фойе “Солимара” в назначенное время и ждать автобусик, которые собирал людей по разным гостиницам, купивших экскурсию на этот день. Автобус довез всех, 30 человек, в самый конец мыса Варадеро, и все пересели на большой катер, который повез в открытое море. Долго плыли, с полчаса. Там и было это отгороженное место, где плескались дельфины, и группы по шесть человек, надев спасательные жилеты, спускались с плавучей платформы и плавали с дельфинами. Это была моя первая в жизни встреча с дельфинами и впервые ощущение, просто близкое к счастью, общаться с такими умными, милыми и доброжелательными животными. От них просто исходит некое биополе добра. Они делали разные трюки, самый интересный из которых можно увидеть вот тут.

Надо просто лечь на живот на воду, а два дельфина по команде ныряют под тебя, и каждый поднимает мордочкой за пятку таким образом, что получается вертикальный прыжок вверх. Или же ухватиться за дельфиновы плавники, а он с большой скоростью волочит за собой по воде, и вообще много всего такого.

Вообще же, это было в первый раз в моих путешествиях, когда я проводила много дней на одном пляжном месте, но все было не однообразно. Пляж был в двух шагах, ходили мы на него по нескольку раз в день. Каждый день, кроме одного, мы заказывали ужин у хозяйки нашей казы. Однажды решили попробовать пойти в ресторан. Но перед выходом поругались с мужем, и он пошел туда один. Через полчаса я тоже проголодалась и послала ему смс, спросила, где он, он ответил, что находится в такой-то гостинице в пешей близости, придя куда, я его не обнаружила, он опять что-то напутал, переслала ругательную смс и пошла купить себе поесть в киоске прямо напротив нашей казы.

Вот в этом голубом киоске, где я тут танцую в другое время.

Там было несколько кубинцев, которые начали ко мне клеиться, и один даже предложил оплатить мою немудреную снедь.

Потом, когда мы с мужем встретились и продолжали ругаться, он мне сказал, что может пойти и легко, как Жерар, найти себе компанию. На что я ему мстительно ответила, что пусть идет и ищет компанию, только ему придется за все платить, а вот я себе найду такую компанию, которая еще и за меня заплатит.

Из эпизодов поездки был еще один не очень приятный. В один из дней проснулась и обнаружила, что оглохла на одно ухо. Через сутки это не прошло, и пришлось ехать в “международную клинику” — есть такая в Варадеро, там меня сразу принял врач, и очень скоро все прошло. Пришлось заплатить за визит 50 куков.

Для кубинцев же медицина полностью бесплатная, как я читала, и очень высокого уровня, но не знаю, как это на самом деле. Как и образование. В общем, как и должно быть при социализме. Вообще же, кубинцы вовсе не имеют вид бедных и несчастных людей. Кроме ужасной внешней обшарпанности домов в Гаване, которая может поспорить с индийской, никаких признаков нищеты, бедности или безысходности я среди кубинцев не заметила.

А в казе членов семьи о жизни и политике старалась особо не расспрашивать. Мало ли что — может, у них есть что-нибудь типа советского КГБ, и мои вопросы их смутят.

Еще я заходила в аптеки и спрашивала, есть ли у них снотворное — что я делаю каждый раз, путешествуя в страны третьего мира, у нас врачи прописывают его неохотно, а проблемы с засыпанием у меня с детства. В одной аптеке молодая кубинка-продавщица сказала, что есть, но она не имеет права нам его продавать, и спросила, сколько я предложу за него куков. Я предложила десять за две упаковки.

Впрочем, оно оказалось совершенно недействующим. В тот же вечер я приняла сразу три таблетки — никакого эффекта.

Вернулись мы в Гавану за день до отлета домой, на машине с шофером за 70 куков.

В эту последнюю ночь мы ночевали в более худшей гостинице в сравнении с первой, и кондиционер там не работал, нам дали вентилятор.

А потом было мучительно долгое возвращение домой.

Обычно во всех поездках я покупаю себе что-нибудь из одежды, но вот одежды на Кубе точно интересной нет, и купили мы только подарки друзьям — сигары и ром. Эти бутылки рома я положила в багажное отделение. Потом же в дьюти-фри гаванского аэропорта мы докупили еще пару бутылок рома, которые у нас по приезде в транзитный Мадрид украли — конфисковали — испанские таможенники. Я устроила хай — устала, несмотря на то что полет был комфортабельный. Сказала таможеннику: “Меня обокрали, а кто украл — я не знаю: или ты, или магазин дьюти-фри в Гаване”. Обычно напитки, купленные в дьюти-фри, можно провозить в ручной клади. Там все проходили этот контроль, кто летел транзитом из Гаваны, и этот таможенник конфисковывал все бутылки рома, купленного в гаванском дьюти-фри, много точно таких же бутылок стояло у него на стойке.

Сказала: “Украл и выпьешь бесплатно все за мое здоровье”, на что он демонстративно все бутылки взял и выкинул в мусорный ящик, и они разбились, а я напоследок показала ему палец.

дальше: Кубинские фотки (1,8 МБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/liza/kuba.html

авторские права: © Лиза Калугина, текст, 2012–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2012–2017

обратная связь: lizavetanice@yahoo.com, sergei@zharov.com