Афганистан

Вылетали мы в Кабул из мешхедского аэропорта утром. В месте регистрации рейса на Кабул толпились уже афганцы — живописные, в белых длинных рубахах с жилетами, в чалмах, бородатые, какие-то грязные, с огромными баулами. Смотрели на нас недобро. Вспомнились вдруг все предостережения знакомых, чтобы не ездили туда. Появилась даже в один момент трусливая мыслишка: а, может, и не лететь, ну его, билет?

В самолете, естественно, с жадностью припали к иллюминатору. Внизу до Кабула одни сплошные серо-коричневые горы. Непонятно, как там русские воевали. Кабул находится на пространстве между горами, как в чаше. Сверху видны плоские крыши и дома, лепящиеся на окрестные горы, причем они одного цвета с этими горами. Никакой зелени.

Прямо на летном поле ходят мужчины с длинными палками, занимаются разминированием. Уже при посадке видно, что повсюду обшарпанный вид, допотопный аэропорт. При выходе на маленькую площадь взяли такси и попросили отвезти в гостиницу “Мустафа”, про которую вычитали в интернете. Таксист запросил десять долларов. Потом выяснилось, что Кабул намного дороже для иностранцев чем Иран.

Первую женщину в голубой чадре увидели уже на этой площади, причем она кого-то встречала и откинула чадру с лица — а я-то думала, что уж если носят такое, то наглухо. Ехали от аэропорта по пыльной улице, там и сям развалины, постоянно проезжают военные машины, на которых сидит солдат в полной камуфляжной форме и держит на прицеле автомат. Раньше такое приходилось видеть только по телевизору.

Парадоксально, но попали в пробку. Везде и в любое время дня на улицах Кабула пробки. Вероятно, потому, что в принципе Кабул представляет собой всю страну, здесь все представительства, посольства, международные организации, поэтому много машин, причем вид у них часто более новый и дорогой, чем в Иране.

В “Мустафе” — это в самом начале Куриной улицы — оказалось, что есть только одноместные комнатки, душные и маленькие, без туалета, с вентилятором, по 30 долларов. На первый день взяли, решив присмотреть потом что-нибудь более дешевое.

Отдохнули, вышли с любопытством в Кабул. Всюду, конечно, обшарпано, ходят женщины в чадрах, а большинство мужчин одеты ветхозаветно, сидят на корточках. Когда идешь мимо, смотрят фиксированно, недобро, провожают взглядом. Впечатление такое, что не выжить нам на улице, что мы слишком отличаемся, что сейчас выхватят нож и прирежут среди белого дня. Однако уже через некоторое время выяснилось: стоит нам улыбнуться и кивнуть им головой, и они сразу тоже начинают улыбаться, и “салам” еще скажут.

Пройти по улице незамеченным европейцу там просто невозможно, постоянно находишься под обстрелом взглядов. Но люди, в общем, хорошие. Видно, что им тоже любопытно, они охотно заговаривают, фотографируются. Разведка гостиниц разочаровала. Пара заведений того же вида, что и “Мустафа”, практикуют те же тарифы. Комната с кондиционером — 80 долларов, как и в “Интерконтинентале” — и по 60 долларов с вентилятором, причем выяснилось потом, что электричество отключают постоянно, и вентиляторы эти мало чем помогают.

Цену никто не снижает. Видимо, потому, что иностранцев достаточно много, постоянно проходят какие-то конференции и тому подобное. В итоге нашли симпатичную гостиницу в конце Цветочной улицы, с вентилятором, телевизором, без санитарных удобств, за 50 долларов — в ней и жили потом.

Провели мы в Кабуле ровно неделю. Сначала пошли по улицам одни, на базар, озираясь вокруг. Конечно, мы представляли собой такое невиданное зрелище, что стоило на момент остановиться — например, для фото, — как вокруг сразу набегала галдящая толпа, прямо вплотную.

На рынке же к нам пристал молодой человек, одетый по-европейски, и предложил помочь. Мы с ним походили, потом попросили, чтобы пару раз он с нами взял такси на три часа и повозил по Кабулу и окрестностям. Он взял за это два раза по 20 долларов, плюс два раза по десять долларов за само такси. Это получилось намного дешевле, чем если бы мы попросили о такой услуге в “Мустафе” или нашей гостинице. Там просили, соответственно, 100 и 60 долларов за каждый раз.

Услуга эта была полезная. Молодой человек говорил по-английски, сам объяснял таксисту, куда везти — на окрестные горы к телевышке, на загородное озеро, где мужчины купаются, к стадиону, где талибы руки рубили, и так далее. В общем, самим было бы трудно все это искать, а главное, по жаре туда идти. А таксист бы не понял, что нам надо.

Правда, потом от молодого человека с трудом избавились. Он прилип и стал просить, чтобы мы его взяли с собой на Запад, прямо вот так, без визы. Аморальный тип оказался. То рассказывал, что у него жена беременная, вот-вот должна родить, то — что он хочет уехать на Запад. На наше замечание, что он не может остаться на Западе, кроме как если, например, женится на местной, с готовностью говорил: “А я женюсь, и разведусь здесь, если надо”. Приходил он в гостиницу каждое утро, хотя мы говорили, чтобы больше не приходил, и говорил что, вот, он приехал издалека, потратил на дорогу десять долларов. Под конец пришлось просить хозяина, чтобы выгнал его.

Кабул — очень оживленный город. Есть места, где можно долго гулять, но в других — неприятно, потому что большое движение, и часто улицы идут все сплошь глухими высокими заборами с колючей проволокой, там расположены посольства и разные организации. Идти по таким улицам по жаре — неинтересно и неприятно.

Ходили в зоопарк, который очень пострадал от войны. На стенах везде следы от пуль, и бедные зверушки содержатся в плохих условиях. Когда пришли в ту часть, где были обезьяны, гулящий люд резко отвернулся от обезьян, и все на нас уставились, особенно когда мы начали снимки делать. В особом отделении есть и свиньи.

Были мы и в парке — есть несколько скверов в Кабуле с зачахлыми деревьями. Причем, женщины там не гуляют никогда. Запрещено им, что ли, — как и кинотеатры им запрещены.

Как ни странно, Афганистан оказался менее исламско-фанатичным, чем Иран. Косынку я, естественно, накидывала из уважения, так сказать, но далеко не всегда. Видела на улице двух западных женщин с непокрытой головой. По-моему, местным совершенно пофигу, есть косынка или нет. И алкоголь продается во многих местах — только для иностранцев, но все же… Видимо, оттепель после талибов. Естественно, мы расспрашивали всех случайных знакомых, как было при талибах, как они сейчас относятся к американцам. Все говорили, что очень благодарны американцам за освобождение. Вообще-то, по сути, Кабул — город безопасный. Буквально на каждом углу стоит вооруженная охрана.

Несколько слов про западных людей. Их много — американские, канадские и прочие военные, разные полицейские инструкторы, и очень много немцев — разных инженеров, которые работают там по различным контрактам. Те, с которыми мы сдружились, восстанавливают водопроводную систему Кабула.

Несмотря на то, что мы переехали в другую гостиницу, каждый вечер мы ходили в “Мустафу” — в ресторан, кафе, бар, посидеть в интернете, и, главное, — общаться с интересными людьми. Это типа клуба для живущих там западников. Атмосфера очень дружеская, даже прямо какая-то семейная. Сразу там входишь в этот круг, всех знаешь, расспрашиваешь, как им живется, и так далее, шутки-прибаутки. Вообще, интересно, можно узнать массу прямой информации о местной жизни, и не из газет!

Женщине вдвойне приятнее, потому как западных женщин практически нет. С местными общаться западным мужчинам практически невозможно. И, естественно, чувствуешь себя там как королева, среди разнообразных западных военных, инженеров…

Были там две молодые симпатичные немочки. Одна работала по какой-то культурной программе, а другая — от некоей государственной немецкой структуры “по внедрению демократии в Афганистане”. Это, значит, днем она внедряет демократию, а по вечерам флиртует с широкоплечими американскими и канадскими военными, и, к тому же, зарплату получает, освобожденную от налогов, потому как за границей. Небось, и надбавки какие-нибудь за опасность. Меня даже завидки взяли.

Была у нас мысль съездить куда-нибудь внутрь Афганистана. Например, к гробнице Масуда. Но подумали: как только кончится Кабул, кончится и вооруженная охрана на каждом шагу, а кто знает, кто там в этих горах прячется, — и струсили, не поехали никуда.

Я накупила себе разных афганских платьев и четыре чадры, все — разного цвета.

Уже при отлете был такой инцидент. Приехали в аэропорт, зарегистрировались на рейс, сдали багаж. И вдруг уже в зале ожидания к нам подходят служащие и говорят, что мы никуда не полетим, потому что якобы не позвонили и не подтвердили билет! А билет был подтвержденный, на нем “ОК” было написано. Отобрали у нас посадочные талоны! Это, видимо, у них был овербукинг. Пришлось скандалить. И еще, уже после всех штампов и проверок, уже перед тем как садиться в самолет, военные проверяли еще раз паспорта. И мне говорят: “А почему вы в компьютере не зарегистрировались?”

Но ничего, благополучно вернулись в Тегеран. Иран после Афганистана показался Нью-Йорком.

Интересное было путешествие. Теперь мы ходим здесь между всеми знакомыми настоящими героями, а главное — идея в голове, в некотором смысле придающая уверенности в себе; идея, которая останется на всю жизнь: мы были в Афганистане.

дальше: Афганские фотки (209 КБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/liza/afganistan.html

авторские права: © Лиза Калугина, текст, 2004–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2004–2017

обратная связь: lizavetanice@yahoo.com, sergei@zharov.com