Иордания

Мы решили съездить в Иорданию по мотивам сугубо личным в первую очередь. И только как приложение — туристическим.

Задумано было так: прилететь в Амман, в аэропорту сразу взять напрокат машину на все время пребывания. Поехать в город Ирбид, где жила знакомая, вышедшая замуж за иорданца, и провести у нее дома несколько дней. Потом отправиться на юг вдоль реки Иордан до Мертвого моря, по пути посещая библейские места. Пожить несколько дней у Мертвого моря, а обратно к Амману подниматься через знаменитую Петру — древний город, вырубленный в скалах.

И вот как все обернулось на самом деле.

Прилетели в Амман, визу оформили в аэропорту за десять долларов, там же взяли машину, заказанную заранее. Все цивилизованно, без сюрпризов. Был уже вечер и темно, поэтому решили не ехать сразу в Ирбид, а найти гостиницу в Аммане и заночевать там.

Подробной карты Аммана у нас не было, а тот листочек, что дали, когда мы получали машину, оказался нечитабельным. Стали искать гостиницу по картам путеводителя. Карты эти совершенно не соответствовали реальной местной топографии. Амман — город очень большой, раскидистый, на нескольких холмах. Все совершенно запутанно и непонятно, мы колесили и кружили наобум, изредка спрашивая прохожих. По чистой случайности, часа через два, уже ночью, нашли гостиницу и там заночевали.

Утром сразу поехали в Ирбид, а сам Амман осмотрели только в конце путешествия.

До Ирбида — он находится на севере, почти на границе с Сирией, — дорога оказалась очевидной, безмашинной, спокойной. Местность — немного холмистая равнина. Либо просто каменистая равнина. Либо поля — выращивают горох и прочее. Редко стоят небольшие кривые оливковые деревья. Иногда и горы видны.

Ирбид оказался братом-близнецом Аммана. У него такой же блеклый вид, но в более тоскливой провинциальной вариации. Семья, к которой мы ехали, жила еще дальше, в 10 км от Ирбида, в совсем глухой деревне. Кстати, деревня была интереснее: глинобитные кривые улочки, глухие заборы, и все снежно-белое.

Несколько дней мы провели в традиционной арабской семье, живя вместе с ними, наблюдая за их повседневным бытом. Мне было очень грустно наблюдать, как живет эта женщина, к которой мы приехали: европейка, вышедшая замуж за иорданца.

Никакие, абсолютно никакие развлечения вне семьи там в принципе невозможны. Сидят по домам, и только три раза в неделю устраивают сборища: мужчины и женщины отдельно, усаживаются на полу по-турецки, пьют чай. Или приходят в гости соседки с детьми и тоже усаживаются на пол рядом с домом и пьют лимонад, и дети вокруг бегают. Развлечение за пределами дома только одно: мечеть в пятницу. Которая находится в той же деревне.

Судьба нашей знакомой сложилась трагично. Она вышла замуж за иорданца, приняла ислам и приехала в эту маленькую деревню. Пришлось, кстати, работать там на поле, которое семья берет в аренду.

Она взяла на себя воспитание четырех сыновей мужа от первого брака и родила ему еще четырех дополнительных сыновей. Но семья мужа ее приняла сквозь зубы. Мол, хоть ты и перешла в ислам, но все равно до настоящей арабки тебе далеко. Мне было больно смотреть на эту женщину. На семейных посиделках отношение к ней было пренебрежительное, с ней никто и не говорил.

Когда же к мужу пришла по достижении 16 лет жить его дочь от первого брака, все в доме перевернулось. Отец эту дочь обожал, на руках носил, а та новую жену папы возненавидела и при его поддержке начала ее травить. До драк доходило. А потом каждый вечер муж стал уходить в комнату к дочери. Они там закрывались, и он оставался до полуночи. И разные другие детали. Когда я там жила, подобного не было, но на посиделках эта великовозрастная дочь сидела у отца на коленях все время.

Женщина говорила, что она боится обнародовать все это, потому что тогда муж с ней разведется и никогда не отдаст ей детей, на что закон мужчине дает право. А родственники мужа если сами и догадывались о чем-то, то все молчали.

И вот что любопытно отметить. Я с этим ее мужем немного говорила — не об этой истории, конечно, а просто расспрашивала про ислам, он очень набожный. Так вот, он говорил, что часто, чуть ли не раз в два года, ездит в Мекку на паломничество. А у них такая система: съездил в Мекку, и автоматически погасил все свои грехи. Что же, очень удобно: весь год грешишь, а потом в Мекку съездишь, пройдешь три раза вокруг Каабы, и грехов как не бывало, становишься свежий, как огурчик…

Через несколько дней мы с радостью уехали оттуда, предвкушая самое интересное: реку Иордан, Мертвое море, гору Эн-Наба… Одни названия чего стоят!

Поехали вниз на юг по дороге, параллельной реке.

Это было уже замечательно. С палестинской стороны реки стоят каменистые, безжизненные и дикие горы. Едешь и говоришь себе: “Вот там и есть Западный берег реки Иордан”.

Сама долина довольно узкая, четко просматривается, на ней зеленеют поля. Дорога была пустынная, только иногда попадались недружелюбные деревни. Один раз мы затормозили, чтобы спросить что-то у мальчишек. Так те стали кидаться камнями, причем так много сразу набежало, что мы нажали на газ и уехали подальше от греха. Время от времени от основной дороги вправо отходила дорога второстепенная, и на ней был указатель типа: “Через долину реки Иордан”. А мы все двигались вперед, по указателю “Мертвое море”.

Ехали мы так недолго. Вообще, Иордания — страна настолько маленькая, что за несколько дней можно всю спокойно объездить. С заправочными станциями и с поисками дорог вне Аммана тоже нет проблем.

Уже к Мертвому морю дорога несколько отходит от долины, и то самое место, где река впадает в море, не видно.

Мертвое море при подъезде видно издалека. Вода с расстояния выглядит обычной. Очень красивые окрестности: повсюду вплотную подходят голые дикие горы песочного цвета. Побережье с иорданской стороны — дикое, пустынное. Там стоят две гостиницы, далеко друг от друга. Одна дорогая, а другая — что-то типа базы отдыха с отдельными домиками, “Рестхаус” называется, “Дом отдыха”. Туда мы и пошли, без всякой брони.

“Дом отдыха” оказался почти пустым. Домики были с кондиционерами и душем, что очень важно для купания в Мертвом море. Был и ресторан, и пляж. На этот пляж привозят иногда тургруппы в автобусах, и там им дают полчаса, чтобы окунуться и сфотографироваться, а потом на автобусах везут на три дня в Петру. Несчастные!

Купаться в Мертвом море очень забавно. Вода там как глицерин, она и на воду-то не похожа. Такая плотная, что в ней не тонешь, а лежишь на поверхности, как поплавок. Можно даже читать журнал. Очень странное ощущение. Вода теплая, как парное молоко. Но надо категорически беречь глаза от ее попадания. Она такая соленая и раздражающая, что если хоть капля попадает в глаза, начинаешь выть от боли.

Ночью вода такая же теплая. Постепенно иорданский берег погружается во тьму, а на палестинской стороне зажигаются огоньки. А потом всходит луна… Есть от чего обалдеть.

Со следующего дня мы начали осматривать библейские места. Пустыня там уже настоящая, трогающая за душу — знойная, бесконечная, с редкими кустиками. Когда стоишь в такой пустыне рядом с архаичными постройками и читаешь табличку, что тут Бетания, тут Иоанн в первый раз крестил Иисуса иорданскими водами… — приходит странное ощущение. Причем, вопреки ожиданиям, нет там никого особо, ни экскурсий, ни паломников.

Потом была гора Эн-Наба, библейская Нево, откуда Моисей увидел землю обетованную. И очень красивый вид на эту землю. И могила самого Моисея.

В Бетании видели нечто вроде строительного вагончика, на котором было написано, что здесь какая-то христианская организация. Мы туда вошли, чтобы спросить, где можно раздобыть святую воду. Так нам прямо там и дали по огромной бутыли, и на них даже было написано, что вода — святая. Оказалось, что когда работники церкви сюда приезжают, то для своих церквей эту воду увозят. Смешно было то, что я там, прячась от солнца, носила полный черный арабский прикид, оставляющий только щель для глаз, плюс темные очки. Конечно, все думали, что я — мусульманка-интегристка. Но вот дали мне святой воды, несмотря на это.

А потом… Потом вдруг при взгляде на карту пришла мысль: Палестина. Вот она, рядом. Почему бы не поехать в Иерусалим? И мост короля Хусейна через Иордан — вот он, совсем недалеко от “Дома отдыха”… Глупо было не использовать возможность.

Я навела справки у персонала “Дома отдыха”. Те были какие-то заторможенные; сказали только, что мост короля Абдуллы закрыт, а мост короля Хусейна — открыт. Езжайте, мол, сами, там на месте и спросите. Поехали мы к этому мосту, по которому проходит граница между Иорданией и Палестиной. Самого моста не видно, как не видно и реки. Просто разные административные постройки и указатели о том, что здесь — пограничный пост. Там я пыталась выяснить: если мы выедем в Палестину, то сможем ли вернуться в Иорданию по той же самой однократной визе? И вообще, пропускают ли самостоятельных туристов через этот переход?

Все оказалось очень легко: да, пускают. Идите, куда хотите. И по использованной визе без проблем можете вернуться в Иорданию. Только погранпост закрывается в 16 часов, поэтому лучше ехать с утра пораньше, если только на один день. Прокатную же машину из Иордании вывозить нельзя.

В Палестине мы провели один день, поехав прямиком в Иерусалим и вечером того же дня вернувшись в Иорданию.

Далее у нас были задумки поехать в Вади-Рамм. В путеводителях писалось, что это “классическая пустыня; предлагается экскурсия по пустыне на джипе, чай с бедуинами и ночевка в шатре”. Звучало подозрительно, и хорошо, что мы все же туда не поехали, сработал рефлекс. Потом выяснилось, что в Вади-Рамм массово возят чартерных туристов, и место стало турконвейером вроде той же Петры.

Поехали по направлению к Петре. Сначала по побережью Мертвого моря. Дорога совершенно пустынная. Потом ближе к югу есть солевой завод. По дороге очень хотели посмотреть пещеру, где Лот жил со своими двумя дочерьми, но так и не нашли ее, к сожалению.

Ехали долго, пейзаж сменялся пейзажем, были какие-то поселения и горы. По карте ориентировались без проблем. Ближе к Петре становилось все больше и больше цивилизации.

Приехали, заселились в гостиницу, и пошли пешком непосредственно в Петру. Это было самым большим разочарованием нашего путешествия. Нет, я ничего не хочу сказать; сама Петра, наверное, — красивое место. Но ни сантиметра там не оставлено естественного. Ходят толпы, орды туристов.

На каждом шагу можно видеть, как останавливается автобус, и из него начинают неграциозно вылезать немецкие пенсионеры в шортах. Все заполнено ими. Тут же псевдобедуины предлагают им прогулку на лошади. А так как туристы старые и тяжелые, то построена такая конструкция типа помоста высотой с рост лошади: человек прямо на лошадь садится, и та отъезжает. Вернее, “бедуин” ведет ее под уздцы сто метров туда-обратно. Все это стоит очень дорого. Можно за деньги и сфотографироваться с “бедуином”. А можно нанять коляску типа египетской колесницы, которая тебя по Петре и повезет.

И по этой Петре ходят толпы тургрупп. Я там снова надела чадру. Так меня туристы уж и фотографировать начали исподтишка. Но зря они это, кроме меня ни одна иорданка не носит черную чадру, нетипично это для Иордании.

Погуляли мы по Петре — стоит вход очень дорого, — посмотрели на дома, выделанные в скалах, и все спрашивали себя: чем же можно вызвать такой ажиотаж? Ответ, думаю, такой: в большинстве своем люди очень наивны. Им можно искусственно в голову заложить какую угодно идею, в том числе и ту, что Петра — это бесподобно.

А ведь в турах по Иордании чаще всего предлагают такую программу: Петра — три дня, Вади-Рамм — два дня, остановка на Мертвом море — 30 минут. И еще они часто возят в Акабу. Мы туда не поехали, но, по всей видимости, это как две капли воды должно походить на любой пляж с гостиницами. А еще в программу часто включают так называемые “замки пустыни”. Уж не знаю, что это обозначает, но когда мы возвращались в Амман по неинтересной оживленной дороге в какой-то каменистой и блеклой местности, то там я заметила в один момент указатель, “замки пустыни”. Пронесло нас мимо замков, к счастью, а то бы к депрессии после Петры еще бы замко-пустынная прибавилась.

Из Петры мы вернулись в Амман, осмотрев его до отлета домой.

Амман, на мой взгляд, представляет мало интереса. Типичный арабский город, но в пресной вариации, без восточного колорита. Улицы какие-то никакие, там и сям лавки, вывешенные футболки и хиджабы, архитектура нейтральная, грязно и пыльно.

Ходят женщины в платках. А мужчины — в белом, но не все, как, к примеру, в Эмиратах. Но насколько мне кажется тяжеловесным и неэлегантным иорданский женский наряд — хиджаб с подкладными плечами и платок без закрытия лица, — настолько же кажутся царственными и красивыми длинные белые мужские одеяния, с повязанным на голову клетчатым платком. А то и саудовский обруч на голове. Объективно говоря, очень и очень красиво и сексуально.

Из достопримечательностей в Аммане есть античный амфитеатр, но… не интересно.

дальше: Иорданские фотки (195 КБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/liza/iordaniya.html

авторские права: © Лиза Калугина, текст, 2004–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2004–2017

обратная связь: lizavetanice@yahoo.com, sergei@zharov.com