Монголия

Путешествие в Монголию было несколько особенным — я сопровождала туда весьма пожилого человека. У нас были билеты до Улан-Батора и обратно, и моя задача была помочь ему туда добраться и все организовать на месте: проживание, поездки внутри страны, прокат машины с шофером и так далее.

Вот мои основные впечатления о Монголии.

Первое: разочаровала пустыня Гоби. А я тут уже начиталась и намечталась о чем-то фантастическом: еще давно читала, что там происходят странные вещи, да вот еще когда-то давно летела в Гонконг, и самолет пролетал над Гоби ночью, и я летела и думала, вот, подо мной Гоби в ночной тьме…

Наяву же пустыня Гоби оказалась даже не такая разнообразная и красивая, как, например, Долина Смерти и другие пустыни Калифорнии и Дикого Запада, и далеко не такая мощная и дикая как Сахара.

Второе: разочаровали сами монголы. До этого я о них знала только по телерепортажам и фотографиям из статей про Монголию — стоят рядом с юртой и улыбаются, — нескольким работником посольства, когда получала визу, да еще очень давно был один знакомый студент-монгол из Питера. Все перечисленные как на подбор имели мирный, спокойный и доброжелательный вид. Да еще в одном из путеводителей так и было написано: монголы, мол, — самый приветливый из азиатских народов. Удивляло, исходя из всех этих данных: а как же тогда имел место быть противный Чингисхан?

Так вот, в реальности все не так оказалось. Абсолютно ничего такого особенно милого нет в монголах. Они на контакт не идут, не улыбаются, а когда что-нибудь спросишь, то часто отвечают сквозь зубы. Даже дети редко на улыбки отвечают. Помню, в Китае народ на улице был намного добродушнее и улыбчивее, да и в Таиланде тоже.

Еще монголы часто подвержены некоей как бы заторможенности: спросишь их что-то, а они начинают отвечать, даже не зная, о чем идет речь, и дают ложную информацию.

Третье: очень приятный город Улан-Батор! Он небольшой, ходить по нему приятно, потому как везде проложены широкие и обшарпанные тротуары. Архитектура в точности советская: такие же здания, такие же новостройки, такие же магазины с весами, отделами и кассами, такие же проходные дворы, ларьки, бочки с квасом, такие же ездят троллейбусы, точно такие же аптеки, как в советский период, и продаются там такие же товары. И книжные магазины такие же, с отделом, где продают школьные тетради и пластилин! И написано все русскими буквами, хоть и на монгольском языке. И статуи Ленина, и так далее.

В общем, получается как бы путешествие в прошлое. Хотя они тоже начали вешать повсюду рекламу кока-колы и так далее, и у многих есть сотовые телефоны.

А вот еще что интересно: есть там гигантский аляповатый Дворец культуры. Украшен барельефами с Марксом и Энгельсом. Внутри разместили сейчас коммерческие ларьки, в центре в актовом зале возвышается гигантский бюст Ленина, а вокруг понаставили бильярдных столов и сделали бар. Все в полутьме, монголы в бильярд играют, и Ленин на них с высоты смотрит.

Вот как проходило путешествие.

Прилетели мы в Улан-Батор, на такси доехали до заранее выбранной по путеводителю гостиницы “Туушин”, номера были, заселились, и я одна пошла искать местное авиа-агентство “Миат”.

Как ни странно, оказалось, что в Монголии очень тепло, даже жарко, а мы приехали чуть не в шубах, поверив путеводителям, что, мол, в сентябре может уже и снег идти.

“Миат” нашла, пройдя от гостиницы наискосок через обшарпанные дворы. Постояла в очереди и купила билеты. Туда и обратно до юртового лагеря, что в 50 километрах от города Даланзадгад в Гоби, на юге Монголии, откуда уходят все экспедиции. Спрашиваю, а может мне стоит сразу заказать и ночевку в этом лагере, и джип с шофером? Девушка меня уверила что нет, не надо, все на месте найдете.

Потом провели два любопытных и приятных дня в Улан-Баторе. Еда жуткая. Не знаю, как это так получается, но в большинстве мест есть вообще невозможно. Все они готовят с какими-то жесткими маленькими кусками баранины, которую не разжевать. Видимо, никогда не едят ягненка, а ждут, когда он до барана дорастет, из экономии. И везде кладут баранье же сало. Поэтому все отдает жутким привкусом этого сала.

А однажды заказали пельмени, так кусок в горло вообще не полез, потому что внутрь были наложены те же большие куски сала! Не понимаю, мы ведь в довольно дорогих ресторанах питались, и все равно еда кошмарная, даже рис какого-то неприятного мучного вкуса. А когда мы уже были в Гоби, там вообще ужасно! Оказалось, что монголы, которые живут в юртах, едят исключительно ту же баранину с салом и лошадиное, и козье, и овечье молоко или там айран из него и сыр! Но все — и само молоко, и айран, и сыр — имеет запах какого-то навоза! И ничего другого они не едят: ни овощей, ни риса, ни хлеба. И чай пьют с тем же молоком, притом соленый.

Наша гостиница находилась в самом центре Улан-Батора, прямо рядом с центральной площадью. Площадь огромная, спокойная, какая-то пустая. В центре — памятник их революционному герою, на коне такой, в национальной шапке с пикой. Потом там высится внушительное здание парламента и мавзолей. Кажется, в мавзолее и лежит этот самый герой, которому памятник. Потом еще на площади есть огромное здание, с колоннами и большой лестницей, театрального типа. Это, наверное, был Дворец культуры.

А от площади отходит улица Мира, широкая, с ресторанами и магазинами. Магазины, как в доброе советское время, почти все без витрин. По улице Мира ходят автобусы и троллейбусы. Народу не очень много, толпы и спешки я ни разу не наблюдала.

В самом Улан-Баторе, но не в центре, стоят два–три огромных завода с дымящими трубами. А вокруг простираются невысокие пологие холмы, поросшие травой, по которым можно приятно гулять до бесконечности. Пригородов как таковых нет, сразу степь и начинается. В одной части города видела много юрт. Монгольские юрты оказались круглыми, белыми и большими. А мне почему-то казалось раньше, что они должны быть конусообразные. В общем, стоят такие юрты на больших пустых участках, и отгорожены они прямоугольно-деревянными заборами…

После Улан-Батора сели мы в самолет и полетели в Гоби. В самолете я к нашему будущему счастью познакомилась с парой друзей: американец и его друг-монгол, который повез американца показывать Гоби. Монгол учился раньше в московском университете и прекрасно говорил по-русски. Машина у них уже была заказана. Прилетаем мы в этот лагерь, выходим из самолета — а самолет маленький, с пропеллером, и сел прямо в чистое поле, — все туристы как-то быстро разошлись по заказанным машинам и разъехались. Рядом стояли несколько юрт, но никто на нас внимания не обращал, и не было никого в этом лагере. Мы со стариком оказались на практически пустом паркинге.

Я кинулась к монголу. Говорю, а как же это нет никого, и машин нет?! Он говорит, надо же, действительно, не знаю, как вам быть. Я говорю, возьмите, возьмите нас с собой в складчину!

Поехали с ними на советском газике, провели вместе три очень приятных дня приключений. Ночевали один раз в юрте у местного жителя и два раза в разных юрточных лагерях.

Гоби не впечатлила. Какая-то деревня, животноводческое место. Пустыня некрасивая, часто каменистая, вдали контуры каких-то гор. Было там одно место, где гигантские песчаные дюны. Но почему-то тоже не впечатлило. Практически целый день мы ездили в газике по этой пустыне — естественно, без дорог, по ухабам, в жуткой тряске. Останавливались у юрт, смотрели на стада лошадей, и как монголы ловко ездят на лошадях с раннего возраста. По вечерам сидели на ковре внутри юрты, что-то ели и вели разные разговоры про Гоби и про жизнь в Монголии.

Один раз поехали верхом на верблюдах, но для меня это была большая неудача: верблюдица побежала, и седло подо мной соскользнуло, и меня просто выкинуло на землю. Я упала прямо на спину и вообще боялась, что что-то сломала. Но ничего, обошлось.

В этот же день мы попали в настоящую песчаную бурю, это был зловещий и прекрасный момент: наш маленький верблюжий караван под ледяным, фантастическим пронизывающим ветром, и внезапная темнота. Очень долго мы так шли. Как ни странно, никто не заболел, даже насморка не схватил, а холод был такой, какого я не испытывала ни разу в жизни. В некоторые моменты даже страшно было перед подобным натиском природы.

В общем, за всю Гоби не скажу, не видела. Но, на мой взгляд, то место, где мы были, не стоит такого далекого путешествия. Либо же надо ехать самостоятельно, как мы, и провести там не более трех–четырех дней, а не покупать дорогие пешеходные, конные или джиповые двухнедельные организованные туры в Гоби.

На эти три дня машина, шофер, проживание в юрте и питание обошлись примерно в 50 долларов на одного человека, совсем недорого.

Потом мы вернулись на самолете в Улан-Батор.

Хочу еще отметить одну вещь, которая очень понравилась в Монголии, — их эстрадные песни. Не та музыка, которую так рекламируют в путеводителях по Монголии, мол, покупайте там диски с традиционными песнями — это какой-то просто непонятный вой, то ли голос, то ли дудка. А вот что мне просто проникло в душу, так это их современные эстрадные аранжировки именно национальных песен. У них есть звезда-певица, никому, конечно, не знакомая на Западе. И зовут ее так, что язык сломаешь — Баясгалан. Но то, что она поет, — прекрасно. Я купила ее диск, потом переписала и передарила буквально всем знакомым. Особенно понравилась ее хитовая песня под названием “Ботгоны дуу”. Как мне объяснил один монгол, в песне поется как раз о пустыне Гоби, мол, в ней родилась и в ней хочу жить.

В заключение пара слов о том, как происходил транзит в Шереметьево. Мы летели через Москву. Самолет из Улан-Батора вылетел на четыре часа позже расписания и еще совершил незапланированную посадку в Новосибирске, поэтому, естественно, наш следующий самолет мы пропустили. А в зале международной транзитной регистрации в Шереметьево — куда люди выходят из самолетов чтобы перерегистрироваться на следующий рейс — было столпотворение, давка и полная непонятность ситуации, потому что к трем имеющимся стендам было совершенно не пробиться, все очереди смешались, а сзади напирала все растущая толпа новоприбывших иностранцев с других самолетов. И ни одного официального лица вообще, никто не обращает внимания. Или хамят.

Наверное, обстановка та же, что была на вокзалах в период гражданской войны. Пришлось мне продираться локтями к стендам и кричать, что у меня старик, сейчас упадет, ему плохо и что они будут ответственны. Мы-то прорвались таким образом — старику даже принесли кресло, ему и вправду плохо стало, — но что делали другие иностранцы?

Я наблюдала у стенда такую картинку: женщина-служащая говорила иностранцу, протягивающему билет: “А вы улетаете только завтра, сейчас нет времени с вами заниматься, отойдите от окошка”. А он ничего не понял по-русски, а по-иностранному аэропортовский персонал не разговаривает! И в этом кошмарном зале не было ни туалета, ни скамеек, чтобы сесть, а только напирающая толпа, люди, летящие в разные уголки планеты транзитом: кто в Европу, кто в Индию, кто в Пекин или Сеул, какие–то тургруппы азиатов в Гонконг… разные люди. Все, видимо, покупаются на относительную дешевизну аэрофлотовских билетов.

Вот такое было путешествие.

дальше: Монгольские фотки (186 КБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/liza/mongoliya.html

авторские права: © Лиза Калугина, текст, 2004–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2004–2017

обратная связь: lizavetanice@yahoo.com, sergei@zharov.com