Катар

Поездка в Катар лично для меня не предвещала никаких особых новых открытий — я хорошо знаю Эмираты и Оман и представляю себе географию, атмосферу и людей стран Персидского залива. Вот Саудовская Аравия — это страна, на сегодняшний день, по моему мнению, самая зловещая на планете, следовательно, самая и интересная для посещения, но, увы, недоступная. Поэтому от поездки в Катар я ждала одного — на прокатной машине поехать по пустыне к пограничному КПП с и там посмотреть на Саудию хотя бы издалека, ну и станцевать заодно.

Для моего же сынули заливская страна должна была стать настоящим открытием: пустыня, роскошь, ультрасовременные здания, каких в Европе просто нет, странно одетые люди, специфические пальмы и горячий Персидский залив.

Скрепя сердце, пришлось заказывать пятизвездочный отель в Дохе, “Интерконтиненталь”: только пятизвездочные и существуют непосредственно на берегу Залива с частным пляжем, а купаться там больше просто негде. А кроме Дохи-столицы других городов в маленькой стране-полуострове Катаре практически нет. Все остальное — пустыня.

В аэропорту по прилету взяли прокатную машину и поехали в гостиницу. География Дохи несложная, ориентироваться надо на побережье, и гостиницу найти было легко. И карту я заранее купила удобную и детальную.

Катар оказался страной еще роскошнее, ультрасовременнее и богаче, чем соседние Эмираты.

Августовская температура что в Эмиратах, что в Катаре зашкаливает за 50 градусов, но в Дубае все равно днем по улицам идут люди, туристы, местные, индийцы-рабочие, тоненькие филиппинки, няни и домработницы, сексуально одетые красивые русские девушки — наверное, приехавшие искать счастье, — элегантные, в белоснежных рубашках и галстуках западные экспаты — этих, впрочем, можно только увидеть садящимися или вылезающими из кондиционированных такси, — местные женщины, закутанные в черное, индианки в цветастых шальвар-камизах — это национальная индийская женская одежда наравне с сари, но сари, откровенно открывающий части тела, в Дубае не носят, а в эмирате Шардже — это самый исламско-консервативный эмират — вообще сари запрещены. Дубай уже, кажется, стал мегаполисом.

По дороге из аэропорта до гостиницы я смотрела в окно машины и сразу поняла, что Катар еще богаче, чем Эмираты. Центр города — высоченные современные здания, представляющие собой оригинальнейшие фантазии архитекторов. Повсюду красивые пальмы и бассейны с фонтанчиками. А бассейны с фонтанчиками — это внешний признак роскоши в такой жаркой пустынной стране, где пресную воду можно достать единственным способом — обессоливая на заводах морскую.

Чистота и порядок на улицах такие же, как в Сингапуре.

Самая большая и длинная часть побережья в Дохе называется Корниш. Пляжа там нет, и купаться, к сожалению, запрещено, но вечером после захода солнца люди приятно прогуливаются, там газон вдоль набережной и пальмы красивые.

Кварталы, где живут арабы — это высокие глухие глиняные заборы, за ними видны крыши роскошных вилл.

Утром и днем город как вымерший. По нему ездят машины, но на улицах пусто как в городе-фантоме. Единственные люди — это несчастные ремонтно-дорожные рабочие из бедных Индии и Пакистана. Не знаю, как они работают под палящим солнцем в своих касках и в арафатках, закутывающих лица.

Ни одного катарца в красивом белом наряде днем на улице в Дохе не увидишь, как и ни одной женщины, закутанной в черную абайю и никаб, закрывающий лицо, оставляющий открытыми только глаза. Мужская заливская мода всегда казалась мне очень элегантной — белоснежная рубашка до полу, на голове платок, белый или арафатка, с тяжелым обручем на макушке.

В общем, интересная страна.

К сожалению, первый день из нашего двухдневного посещения Катара можно было смело вычеркивать из программы. После ночного перелета из Индии единственное, на что были мы способны — доехать до гостиницы и там спать-спать-спать в прохладном кондиционированном номере. Даже на пляж не выходили, и вообще никуда не выходили в первый день. Спали до позднего вечера, а там уж и поздний вечер, снова спать ложиться.

Зато следующий день был полностью наш. Не торопясь и в ритме, нам подходящем, мы роскошно позавтракали в гостинице, сели в машину и поехали в сторону Саудовской Аравии, через пустыню, ориентируясь частью на карту, частью на указатели, — спрашивать дорогу в случае чего просто не у кого, нет людей на улице.

Дорог там больших несколько. Вот эта дорога в Саудию, и есть еще одна, соединяющая Доху и Эмираты. По дороге едет мало легковых машин, но довольно много грузовиков.

Ехать было приятно, созерцая в окно однообразную, но прекрасную пустыню. Пустыня — вообще моя любимая стихия. Я не очень люблю моря и совсем не люблю горы. А от пустынь мира схожу с ума.

Ехали мы, и наш мальчик тоже жадно смотрел в окно на удивительный город и пустыню и с восторгом от необычности и контраста — мы же из нищей и грязной Индии возвращались — впитывал новую информацию о мире как губка, как умеют это делать только дети.

Ехать в кондиционированной машине, пить холодную воду и посматривать в окно — одно удовольствие.

В один момент мы остановились возле указателя на Саудию и я станцевала в Аравийской пустыне, минуты четыре, на большее меня не хватило, было обжигающе жарко.

А когда до Саудии осталось уже километров тридцать, случилось ужасное. В машине сломался кондиционер. Поначалу, не захотев верить в такой ужасный факт, муж успокоил меня и себя тем, что в жару надо иногда выключать кондиционер или же он сам отключается автоматически от перегрева, а потом включается снова. Точно — помню, было такое в одну из наших летних поездок по Долине Смерти в США. Но в этот раз он не включался и не включался. Мы открыли окна, и в лица задул горячий ветер.

И по плохому совпадению в это же время закончились все бутылки с водой. Денег местных у нас не было, мы их даже не меняли, зная, что все, что надо, в Катаре можно оплатить банковской картой, были только доллары. Толку от долларов и карты не было никакого, потому что дорога лежала через пустыню и никаких городов или деревень там не было.

Поначалу решили, что тогда уж возвратимся в Доху, но когда муж уже сделал разворот, мне стало обидно, что я так близко к Саудии, а так ее и не увижу, и я попросила его снова развернуться и ехать все же к границе.

Силы свои — свои, потому что муж и сын держались намного лучше меня — я не рассчитала. Я уже умирала от жары и жажды, когда мы подъехали к одиноко стоявшему КПП. Машин там не было никаких, грузовиков тоже, что меня удивило: по этой дороге, единственной, грузовики проезжали довольно часто — наверное, товарообмен между Саудией и Катаром, — но вот на границе их не было. Были там какие-то маленькие административные здания, кабинки, шлагбаум.

Муж мой тоже, конечно, был разморен от жары и по невниманию въехал на дорожку, где было написано “только для сотрудников”. Машину остановил и не знал, что делать и куда сворачивать, впереди была уже Саудия. Я попросила его выйти из машины, пойти в ближайшую будку, где наверняка сидел какой-нибудь пограничник, и попросить воды. Муж отказался. Тогда я вышла из машины, прихватила с собой детку, и пошла сама к ближайшей такой кабинке.

Военный человек, все еще катарец, очень удивился моему появлению в более чем сексуальном платье, через несколько метров далее я была бы уже преступница, и за ношение такого в публичном месте меня бы тут же арестовали и посадили в тюрьму. Наверное, подумал, что я вот так и собираюсь пересекать границу в Саудию.

Я же сказала ему, что мы туристы, что у нас сломался кондиционер и кончилась вода, и что без воды я и ребенок сейчас умрем. Можно, говорю, тут где-нибудь купить воду по карточке или за доллары.

Естественно, это было невозможно, ни намека там на магазин или лавочку не было. Сердобольный катарец на минуту исчез в своей прохладной кондиционированной будке и вынес мне оттуда из холодильника две ледяные бутылки с водой. С улыбкой. Я предлагала оплатить, но он ничего не взял. Хороший человек. Спас нас, можно сказать. Впрочем, наверное, если бы он воду не вынес, я бы, скорее всего, грохнулась в обморок, и пришлось бы вызывать “скорую помощь”.

С мужем моим я потом почти до отъезда домой не разговаривала. Обвиняла его в трусости — я-то знаю, что он не вышел из машины потому, что боялся, что я вот так одетая была рядом с Саудией, и не знал, чем это может закончиться.

По этому поводу мое наблюдение: катарцы — симпатичный и доброжелательный народ. Я привыкла видеть по-заливски одетых мужчин в Эмиратах и Омане с надменными лицами без намека на симпатию и улыбку. За километр видно, что считают себя пупом вселенной, а остальных — насекомыми. А в Катаре люди, одетые так же, улыбаются, приветливые и любезные. Я могу судить только по людям, работающим в аэропорту и гостинице, и по немногочисленным прохожим — так вот, все они приятные. Даже женщины, без никаба которые ходят, живо смотрят и улыбаются в ответ на улыбку.

От КПП до Дохи — примерно сто километров. Две бутылки чудесной воды мы опустошили очень быстро, и очень быстро пытка возобновилась.

Когда уже подъезжали к городу, начались, как всегда на периферии больших городов, какие-то неясные складские помещения, магазины, продающие автомобили, конторы. Двери во все учреждения герметически закрыты — кондиционирование, — окна дымчатого цвета, и не видно что там внутри, непонятно, есть ли там люди, закрыто учреждение или открыто. Улицы тоже были пустые, как вымершие, спросить не у кого.

Возле какой-то вот подобной двери я попросила мужа остановиться и сказала, что мне срочно нужна вода и кондиционированное помещение. Он бубнил что-то насчет того, что это магазин машин, я говорю — не важно, что это. Главное, что кондиционировано, и главное, что там есть, наверное, люди, а не закомплексованные нелюди, как он, и они окажут мне помощь.

Он притормозил, я выскочила и буквально кинулась к ближайшей двери с дымчатым стеклом. Мне было совершенно все равно, что и кто там внутри окажется. Открыла дверь, лицо тут же окатила приятная прохлада, и это оказалась забегаловка типа “Макдоналдса”. Чистая, прохладная, пустая. В катарских ресторанах, гостиницах и так далее местные женщины не работают, а работают чаще всего филиппинки, как и в соседних Эмиратах, здесь было так же. Просидели мы в этом волшебном месте почти час. Пили всякие разные холодные напитки — банковские карты там брали к оплате, к счастью.

Когда я решила, что, пожалуй, можно приступить к третьему этапу возвращения в гостиницу, мы вышли и поехали. До гостиницы по дороге находится аэропорт. Муж хотел заехать в “Еврокар”, где мы взяли напрокат машину, чтобы поменять ее на с работающим кондиционером, но для меня подобное промедление было бы пытке подобно, и я сказала, что пусть едет прямо в гостиницу, а я оттуда позвоню им и устрою такой хай, что они сами пригонят нам взамен другую машину.

Что я с удовольствием и выполнила, приехав в гостиницу и поднявшись в номер. Машину они и вправду пригнали сами. Правда, ехать на ней было некуда, потому что после путешествия к Саудии мы устали и ехать больше вообще никуда не хотелось. А назавтра утром нам надо было уже улетать домой.

Остаток дня мы провели на пляже. Вода горячее, чем в Персидском заливе, мне в путешествиях попадалась, пожалуй, в одном-единственном месте — в Йемене, в районе Тихама на диком побережье Красного моря, где оно, огибая Йемен, переходит в Индийский океан.

Совсем уже к вечеру, когда мы собрались ложиться спать, произошел с нами еще один казус. Дело в том, что изначально, когда мы ехали в путешествие, я предусмотрела для сына две пары обуви. Одни кроссовки — в них он поехал — и в чемодане сандалии для ношения по горячему песку тропических пляжей.

В Индии, в первый день прогулки по Бомбею, он вляпался в кроссовках в какую-то лужу и промочил их окончательно. Из-за влажности ждать, пока они высохнут, надо было бы до второго пришествия, там всегда одежда и белье немного влажные, поэтому я кроссовки выбросила еще до поездки в Ковалам и все путешествие он проходил в сандалиях. А тут вдруг вечером, в гостинице Дохи, накануне отлета, эти сандалии у него порвались. Окончательно и безвозвратно.

Ехать в город искать магазин обуви мне не хотелось, как и не хотелось тратить деньги в аэропорту Дохи, да и то не факт, что там что-то продавалось бы. А дома у него обуви и так достаточно. После раздумий я решила, что ничего — вернется домой в носках. До аэропорта Дохи мы будем ехать на машине. В аэропорту мраморные полы и идеальная чистота. В самолете в любом случае обувь мы снимаем сразу. Дома в аэропорту нас встречает на машине наш старший сын и довезет прямо до порога. То есть собственно по улице от Дохи до дома хождения вообще не планировалось. Так что две пары носков вполне хватило бы. Смущал немного лишь один момент — последний завтрак в гостиничном ресторане, очень шикарный ресторан! Но в итоге все вышло, как и планировалось, и даже в ресторане не было проблем.

Вообще же, осмысливая это мое путешествие, отнесу его, пожалуй, к некоторым особенно удавшимся и интересным.

Как я уже говорила, очень приятно разочаровала Индия, и если все десять лет после моей первой поездки я искренне и активно отсоветывала людям, которые спрашивали моего совета, ехать ли туда, то теперь, пожалуй, наоборот — Индия вдруг стала вполне посещаемой и интересной страной для путешествий.

Что же касается страны Катар, то сожалею я об одном: что из-за неудобного авиарасписания — ночной отлет из Индии, ранний прилет в Доху и, как следствие, полностью вычеркнутый для изучения страны один из двух дней — пришлось страну изучать за сутки.

Я чувствую и надеюсь, что мне удалось поймать основное ощущение и даже немного понять Катар, даже если эту маленькую страну я видела в основном из окна машины — удивительные пустые улицы Дохи с ультрасовременными и архитектурно интересными башнями, с аравийскими пальмами вдоль улиц, а потом длинный отрезок аравийской пустыни до границы с Саудией. Может, для кого-то это представляло бы собой лишь монотонную каменисто-песчаную пустыню, но лично для меня, любительницы пустынь вообще и всегда, плюс много воображения, эта поездка и созерцание именно этой пустыни принесли много эмоций и информации.

И вот видео на пути к Саудовской Аравии и на пляже в Дохе.

дальше: Катарские фотки (1,3 МБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/liza/katar.html

авторские права: © Лиза Калугина, текст, 2013–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2013–2017

обратная связь: lizavetanice@yahoo.com, sergei@zharov.com