Кения

Хотелось поехать в настоящую классическую неразвитую Африку, чтобы джунгли или саванна. Поэтому сахарский север отпадал, и отпала в этот раз ЮАР как слишком цивилизованная страна. Больше всего хотелось чисто географически куда-нибудь в экваториальную, центральную или западную, в Габон или Конго какое-нибудь. Воображение рисовало девственный лес, широкую реку Конго, и чтобы переправиться по ней из Конго в Заир.

Но при ближнем рассмотрении оказалось, что из дома абсолютно никакие турфирмы путешествия туда не организуют. Можно было, конечно, взять визу и поехать самостоятельно, но в этот раз я была совсем одна, и мне хотелось хотя бы минимума организованности. И было не совсем понятно, например, по прилету в какой-нибудь Либревиль, есть ли там турструктуры, машины с шофером, реально ли за десять дней добраться до джунглей, и где в этих джунглях жить. Никакой информации найти не удалось.

Зато попалось на глаза предложение одной турфирмы: поездка в Кению, включающая в стоимость перелет, гостиницу на берегу океана и полупансион. За все — 500 долларов. Оговаривалось, что за дополнительные экскурсии надо доплачивать на месте. Забегая вперед, скажу, что в связи с этим поездка обошлась в реальности намного дороже. Вся система умно продумана турфирмой, чтобы люди на месте раскошеливались.

Дело было в январе. Решила ехать, хотя в моем представлении Кения или в целом Восточная Африка была уже довольно туристическим местом. Зато Кения находилась в южном полушарии, хотя и только частично.

Сделала необходимую прививку от желтой лихорадки и запаслась таблетками от болотной, купила путеводитель по Кении – вот и все приготовления.

Абсолютное большинство путешественников в нашей группе прибыли парами. Я неплохо сошлась с двумя девушками-подружками.

Чартерный рейс прилетел в Момбасу, приземлился в довольно допотопном аэропорту, и все вышли по трапу прямо на летное поле и пошли толпой в небольшое здание. Воздух был жарким и влажным. В аэропорту в паспорта чиновник всем хлопнул быстро визы, и мы пошли рассаживаться по джипам.

Гостиница, в которую нас повезли, находилась километрах в пятидесяти к северу от Момбасы и в пяти километрах от деревни Килифи.

Прилетели мы уже засветло, поэтому я с огромным любопытством смотрела в окно на то, что представляет собой этот кусочек планеты.

Момбасу рассмотреть не удалось, дорога шла не через город, но некоторое время мы ехали по очень грязным улицам, вдоль стояли жалкие лачуги, завешанные какими–то тряпками, и грязные допотопные лавки, где продавали то ли подержанные шины, то ли кока-колу. Впрочем, в сравнении с Индией можно сказать, что это было очень чистое и богатое место.

Видимо, это были пригороды Момбасы. Повсюду, естественно, ходили черные местные жители. Дальше пошло уже хорошее шоссе. Справа за рядами пальм был Индийский океан. Слева — какие-то деревни, засеянные поля, какие-то красивые кусты, осыпанные неизвестными красными, розовыми и лиловыми цветами. Приятная была дорога, красивая.

Гостиница представляла собой здание со стойкой дежурного, рестораном и магазинчиками — все это просто как бы огромная терраса без стен, с травяной крышей, повсюду вентиляторы, — и небольшие отдельные коттеджики-номера, разбросанные там и сям до самого пляжа. В каждом коттеджике – душ и туалет, кровать с навесной москитной сеткой, вентилятор.

Потом было небольшое собрание в холле для нашей группы. Где директор, внушительного вида негр, рассказал программу, что завтракаем и ужинаем в гостинице. Что напитки, даже бутылки воды, в стоимость ужина не включены. Что каждый день гостиница организует огромное барбекю на время обеда… платное… 20 долларов с головы. Или есть еще маленький киоск-магазинчик на пляже с напитками, орешками и печеньем. Тоже все очень дорого.

На вопрос, а есть ли места общепита вне гостиницы, где можно питаться, оказалось, что нет. Что рядом находится деревня, но это лишь сборище круглых африканских хижин с травяными крышами. Что вроде как есть рестораны в Килифи, но никакой общественный транспорт туда не идет, и единственная возможность добраться, если не идти самим по шоссе под палящим солнцем, это брать такси гостиницы. Дорога туда-обратно стоит 30 долларов.

Еще узнали, что в распоряжении туристов есть пляж — действительно девственный, чистый и прекрасный, — два бассейна, плюс каждый вечер бесплатные зрелища после ужина.

За остальные же услуги, если хотите увидеть Африку, надо платить. Экскурсия в саванну, однодневная, самая дешевая, на джипе, чтобы наблюдать за разными жирафами-животными, стоит очень дорого. Экскурсия в Момбасу тоже. Экскурсия в город Малинди — еще за 40 км к северу, где находится натуральный подводный коралловый океанский парк, и где люди ныряют с аквалангами или масками — тоже. И так далее.

В общем, надо было выбирать, либо все дни проводить в рамках этой гостиницы, на пляже и в голубых бассейнах, либо платить баснословные деньги хоть за какие-то экскурсии, но немного увидеть страну.

Люди из группы стали друг с другом объединяться, потому что цена экскурсии была за весь джип, поэтому было выгоднее туда посадить побольше человек. Я присоединилась к своим двум девочкам на первую экскурсию — в саванну.

Здесь тоже был нюанс. Принадлежащий гостинице пляж окружен забором, но как только туристы выходят за него, на них сразу набрасывается местное население с предложением точно таких же экскурсий, но подешевле.

Мы с девочками там и выбрали нашего будущего экскурсовода, который взялся достать для нас джип и на весь день, с трех часов утра и до вечера, отвезти нас в саванну. Договорились, что в стоимость войдет и обед. Пока мы договаривались, вокруг шли торги других людей из нашей группы за идентичные экскурсии с другими местными.

Мне, честно говоря, стало немного стыдно за соотечественников, когда дошло, что цены здесь такого огромного порядка — зачем уж торговаться тогда за каждый доллар, одним больше или меньше. Страна бедная, люди тут живут бедные, можно и уступить.

Мы договорились, что однодневная поездка на всех будет стоить двести долларов. Все равно в этот парк не попасть никак иначе, только на определенных джипах и с местными проводниками. Наверное, там по этому поводу процветает коррупция и идет драка за каждого туриста. Люди туда как раз в основном ездят чтобы проделать подобное фотосафари — зверей фотографировать в естественных условиях.

Причем, кенийцы — хоть и с хитринкой, но неплохие, доброжелательные, улыбающиеся, каждый незнакомец, когда по деревне идешь, говорит “джамбо” — “здравствуй”. Для меня доброжелательность местных людей всегда очень важна в путешествиях.

Ладно, договорились, и на следующий день в три с половиной утра, это была еще черная ночь, мы втроем уже ждали в холле нашего проводника. Он приехал вовремя, и с ним был еще один человек.

Поехали в национальный парк Цаво-Ист, туда все время возят туристов. Это оказалось очень далеко. Когда приехали к входу в парк, солнце уже стояло высоко. А пока ехали еще в черноте раннего утра, то видели как вдоль дорог бредут босиком черные люди. Видно, что идут далеко и издалека. Наверное, нет денег даже на общественный транспорт.

На входе проводник заплатил какие-то деньги, и мы въехали в парк. Все время ехали в джипе, крыша там приподнята, поэтому в любой момент можно встать, высунуться и смотреть или фотографировать без стекла.

Конечно, сама саванна — грандиозное зрелище. Земля там красного цвета, это полупустыня, растут маленькие круглые кустики, и время от времени — огромный величественный баобаб или типичное африканосаванское деревце, невысокое и с плоской кроной.

Мы ездили так по саванне вдоль и поперек, по дорогам и без, и лично я наслаждалась и была счастлива одним фантастическим видом вокруг. Животные же особо не вдохновили. Да, видели на некотором расстоянии стадо жирафов и слонов, зебр каких-то, обезьян, но в зоопарках они намного ближе и видно их лучше. Птицы еще какие-то. Но птицы на меня вообще нагоняют унылую скукоту, близкую к тоске. Кроме разноцветных попугаев, они все, по-моему, одинаковые, а если еще среди ветвей деревьев, то вообще не разглядишь. Вжик — и улетела.

Иногда нам попадались по дороге точно такие же белые джипы. В одном из них люди похвастались, что были свидетелями того, как львиная семья пожирала какого-то рогатого животного.

Выходить из джипа было строго запрещено.

Наконец, проголодались и остановились уже за пределами парка в какой-то богом забытой африканской деревушке. Джип сразу окружили стаи детей и стали назойливо и крикливо выпрашивать подарки. Я пожалела, что ничего с собой не было, и меня так же неприятно удивила агрессивная реакция двух моих новых подруг — те совсем уж злобно прогнали ребятишек.

А потом еще один инцидент. При договоре насчет этой поездки было вроде обещано, что проводник включает обед в ресторане. А оказалось, что он нам приготовил пикник, какие-то вареные яйца, бутерброды с маслом и банки кока-колы. Мы сели за какой-то деревянный стол на лавки под тенью живописного баобаба. Тут девушки взъелись и устроили ему настоящий скандал. Демонстративно отказались от своей доли. Они думали, что поесть нас повезут в ресторан. Хотя какой ресторан в Кении? Про “рестораны” напишу чуть дальше.

А мне было все равно. Очень хотелось есть, я съела выданное яйцо и еще два, от которых отказались девушки. На бутерброды с маслом не решилась по такой жаре, и проводник уложил их обратно себе в котомку. Скандал со стороны моих новых подруг принимал уже форму настоящей ругани. Мне было очень неприятно. Я решила, что в последующие поездки больше ради экономии не буду ни к кому присоединяться, а брать машину и проводника только для меня одной. Черт с ними, с деньгами — не для того так далеко ехала, аж за экватор, чтобы проводить время в близком присутствии неприятных людей.

Дорога обратно была такая же долгая и прошла в напряженном и тягостном молчании. Мы заплатили проводнику что полагается, и я с ним договорилась на следующую поездку — уже одна — в город Малинди. Он находится очень далеко от гостиницы на север, дорога идет вдоль Индийского океана.

Поехали в Малинди. Причем, в машину кроме моего проводника влез еще один, и я думала, а вдруг придется платить еще и этому.

Жара в тот день стояла изнуряющая.

Сам город Малинди — очень грязный, допотопный, везде мухи летают, и я сразу одурела от жары. Проводник пошел договариваться насчет лодки, которая нас должна была отвезти на острова, вокруг которых под водой и находятся коралловые леса. Достал мне маску с трубкой, а также буханку хлеба для кормежки рыбок под водой. Лодку подали длинную, с загнутым вверх носом и, к счастью, с тентом от солнца. К нам подсел еще и лодочник.

Побережье в том месте было дикое, первозданное, белый песок и ноль цивилизации. В поле видимости на 360 градусов — ни одного туриста. Поехали по голубым волнам — лодка была с мотором — и доплыли до нескольких совершенно голых, без тени и плоских островков, там была уже мель.

День прошел так. Сначала я ныряла с лодки с маской, и сразу вокруг меня образовывались тучи разнообразных диковинных и разноцветных рыбок, которых я кормила прямо с рук. Да еще ощущала, как они меня нежно чмокали своими ротиками по спине.

Зрелище невероятно потрясающее. Особенно то, что мы были одни — особенно в сравнении, например, с подобными предприятиями в Хургаде в Египте. И вокруг был безбрежный океан.

Потом лодка подплыла к одному плоскому островку, и я оттуда уже, тоже с маской, поплыла исследовать коралловое царство. И рыбы там тоже плавали. Это было великолепно, если не считать того, что в одном месте я довольно сильно ободрала кожу о некий коралл, и что имела неосторожность взять в руки морского ежа, который меня укусил за ладонь, и рана не проходила потом еще несколько месяцев.

Когда вернулись на берег, то ситуация сложилась щекотливая. Мы договорились с проводником на одну твердую цену. А тут, так как всю поездку нас сопровождал неизвестно зачем еще и его товарищ, плюс лодочник и лодка, я не знала, надо ли было доплачивать. Проводник мне сказал, что за лодку надо, и довольно приличную сумму. И еще какие-то чаевые. Насчет чаевых все трое скосили кислые рожи, но мне уже было все равно, я устала и хотелось обратно в гостиницу.

На следующий день решила повидать уже хоть маленький, африканский город и поехать погулять в городок Килифи.

Деревня же, что находилась за высоким забором вокруг гостиницы, оказалась просто сборищем хижин, там и гулять было особо негде. Я ее изучила за полчаса. Кстати, местному населению в гостиницу визиты строго-настрого запрещены, у ворот стоит вооруженная охрана. Страшно было представлять, как местное население круглый год живет в таких хижинах без воды, электричества и вентиляторов. Правда, природа вокруг очень красивая. Та же саванна, частично чем-то засеянная, много баобабов, прекрасные розовые цветы на кустарниках. Уходить далеко по травам саванны я не осмелилась по причине возможных змей. А побродить там в полном одиночестве очень хотелось.

Заплатила в гостинице — а что делать? — большую сумму за их такси, чтобы шофер меня в Килифи отвез и потом приехал через три часа на то же самое место и привез обратно. Я надеялась, что хоть там найду африканские рестораны, чтобы днем поесть не за драконовскую гостиничную цену.

Городок Килифи оказался большой деревней. Основная часть — те же хижины, что и вокруг гостиницы. Улицы между хижинами земляные. Женщины несут на головах различные грузы: тазы, кувшины и огромные тюки какой-то травы. Это придает походке несравнимый шарм, и все они очень стройные, как струнки. Много детей, хороших, улыбающихся. За неимением конфеток или каких-нибудь фломастеров я им раздавала понемножку деньги.

Ресторанов я там не видела ни одного. Во всяком случае, ни одного заведения с вывеской “ресторан” или “кафе”, ни даже зданий, внешне их напоминающие. Правда, как ни странно, на здании почты с внешней стороны обнаружила банкомат, что было очень кстати, и сняла еще местных кенийских шиллингов со своей карты.

Пока бродила по городу, ко мне привязался местный, одетый по-мусульмански, и предложил услуги гида. Рассказал про свои расценки, и я очень пожалела, что на фотосафари и в Малинди наняла не его. С ним же мы договорились, что он меня сведет в ресторан есть свежего морского краба. Мы с ним пошли на рынок, краба выбрали, я заплатила, и понесли его в “ресторан”. С виду ни за что не догадаешься, что это именно ресторан. Обычное бетонное здание с плоской крышей. Непонятно, где вход, и нигде ничего не написано.

Мы с гидом вошли, поднялись по лестнице, и это действительно оказался ресторан. Отдали повару краба, и мне было сказано приходить через час, когда все уже будет готово.

Этот час я потратила на то, чтобы посетить килифский рынок. Ужасное зрелище. Грязный и вонючий, сидят продавцы над огромными кучами каких-то вяленых под солнцем рыбешек, причем не очень свежих, источающих жуткий смрад вокруг. Интересно, как они могут такое вообще есть? Над всем этим летают тучи мух. Ну и ряды разных фруктов-овощей. В некоторых местах есть передвижные пищевые точки: на земле стоит огромный таз с чем-то ужасным внутри, а вокруг — человек десять мужчин, и неопрятно поедают из этого таза прямо руками.

Лишь единственное место меня привлекло на этом рынке — где продавалась материя, и там же сидели портные с допотопными швейными машинками. Я купила материал, меня обмерили, и я заказала по собственной фантазии и рисунку платье, очень красивое — длинное до полу, с очень стянутой талией, юбка колоколом, вырез впереди квадратный, а сзади вшиты широкие ленты, которые должны завязываться в огромный бант до полу. Решили, что приеду за готовым платьем на следующий день.

Потом пошла в ресторан. Там оказалось несколько залов. В одном мельком увидела удручающую картину, очень похожую на ту, где ели люди на рынке. Но меня провели в соседний зал, где я была одна, и подали на огромном блюде нежнейшего и вкуснейшего краба. А как гарнир к нему — куски сочного ананаса и других фруктов. Было невероятно вкусно.

А потом подошло время возвращаться в гостиницу, и мы договорились с новым гидом, что на следующее утро он подъедет к входу — дальше его не пропустят — и повезет меня на новую экскурсию, в город Момбаса.

В путеводителе, который я купила дома, было строго наказано не гулять по Момбасе одному, а взять в проводники минимум двух местных людей. Я по натуре человек авантюрный и смелый и поначалу только посмеялась — иногда гиды рассказывают подобные сказки про Рио-де-Жанейро, например. Но в этот раз все оказалось правдой.

На машине с новым гидом мы приехали в центр Момбасы к хорошо сохранившейся бывшей испанской крепости. Внутрь я не пошла, а решила сразу идти гулять по этим узеньким подозрительным кривым улочкам. Сам проводник подозвал еще трех местных парней и, видимо, их попросил, чтобы они нас сопровождали. И вправду, атмосфера в Момбасе какая-то напряженная. Вокруг много злых и разбойничьих лиц.

Жара, как всегда, была изнуряющая. В Момбасе на улицах еще более очевиден большой процент мусульман. Черные женщины, наглухо закутанные в мусульманскую абаю, платок и никаб. Остаются только щелки для глаз, чтобы видеть, и в результате внешнему миру видны только их черные ладони и ступни.

Я попросила проводника сводить меня к рынку и помочь купить такой вот полный мусульманский прикид. Сразу после покупки одна женщина меня и закутала в купленное, показала, как его надевать. И я сразу влюбилась в этот наряд. С той минуты вплоть до отъезда, за исключением территории гостиницы, я именно так и ходила.

Почему? По многим причинам. Очень красиво смотрится. Загадочно дает красивый силуэт. Выделяет красиво глаза. Полностью защищает лицо от портящих солнечных лучей. Дает возможность без проблем рассматривать все вокруг, всех людей. Никто не догадывается, куда ты смотришь, особенно если еще надевать солнечные очки. Никто не видит моего выражения лица. Я могу под никабом и смеяться, и улыбаться, и угрюмиться — никто не увидит.

Не только защищает лицо от солнечных лучей, а и вообще в нем чувствуешь себя попрохладнее и полегче. В тот день я под абаю на голову вылила две бутылки воды, так мокрая и ходила. Настоящая благодать. А снаружи ничего не заметно — легкая, просторная абая даже не намокает и не мнется.

Это наряд, конечно, существует разного качества — как жуткая синтетика, так и какой-то специальный материал для жары. Я купила прикид за достаточно дорого, сделано в Саудовской Аравии, очень хорошего качества.

Была бы моя воля, я бы вообще всегда так одевалась, даже в Европе, что, увы, невозможно. Зато во все следующие разы, когда я путешествовала по арабским странам, всегда надевала этот наряд.

Разумеется, есть такие страны как США, где подобный наряд лучше не надевать, даже в раскаленной Долине смерти. Но к тому времени я уже поняла принцип: главное — закрывать все лицо неважно какой тканью. Потом уже купила себе каскетки с “ушами” по бокам, которые при желании можно застегнуть на лице, а потом в Японии еще одну подобную штуку.

Во всяком случае, это был первый раз в жизни, когда я наконец-то нашла способ действительно защищать лицо от солнца. А до этого момента я покрывала лицо толстым слоем всевозможных самых дорогих противосолнечных кремов, которые ничего не защищают, а только лицо портят. А в Кению даже взяла еще с собой белый кружевной зонтик, до покупки чадры так с ним все время и ходила.

Еще одни эпизод в Момбасе. Я набрела и там, и в Килифи на автобусный вокзал. Я даже тем путешественникам, которые хотят задешево посмотреть мир, не посоветую сесть в такой допотопный автобус, набитый битком местным населением, запах оттуда стоит на километр. Пусть меня не сочтут расисткой, но есть такой очевидный факт: пот у африканцев особенный. Выделяемые ферменты имеют ужасный запах. Я бы в таком автобусе точно сразу грохнулась в обморок. Плюс жара и, конечно, отсутствие кондиционера.

Но эта экскурсия в Момбасу была очень интересная. Проводник меня сводил в место, где, когда была еще работорговля, держали рабов после кораблей, они там отдыхали несколько дней после плавания, потом их мыли из шланга и уже вели на площадь, где продавали. Бедные люди.

Причем, сейчас, когда все осуждают — справедливо — работорговлю, то, как всегда, валят все на европейцев, испанцев и португальцев. Уже как-то и позабыто, что этим португальцам рабов ловили в деревнях и поставляли караванами сами же царьки-африканцы.

Во второе посещение Килифи надо было забирать сшитое платье. Пошито оказалось отвратительно, с кривыми швами. Но самый главный юмор — они пошили строго по моей картинке, и в районе талии платье было очень узким, чтобы талию подчеркнуть, но без молнии! То есть, без всякой возможности натянуть платье через верх или через низ. Ведь естественно, что тело и в плечах, и в бедрах намного шире. Какие оказались неумные портные, даже слов не найти. Впрочем, заулыбались белозубыми улыбками и обещали платье переделать, вшить сбоку молнию за час.

Платье, конечно, оказалось пошито так безобразно и неаккуратно, что я сразу поняла, что такое носить никогда не буду. Но поблагодарила их и увезла его с собой домой. А сейчас оно куда-то пропало из моего гардероба.

Осталось рассказать, как проходила в это время жизнь в гостинице. Сотоварищи туристы при более близком рассмотрении оказались людьми совсем не моего плана. Они с утра до вечера пролеживали в гамаках вокруг бассейна под палящими лучами. Даже в океан не ходили купаться.

К слову сказать, в том месте с утра и практически до вечера был огромный отлив. То есть, по горячей воде по щиколотку надо было идти больше километра, чтобы хоть окунуться. Причем идти по дну с колючими кораллами и морскими ежами. Нужны были какие-то резиновые тапки, которые я не предусмотрела. Так что иногда я просто ходила по воде с моим белым кружевным зонтиком.

Настоящее купание было возможно только часов с пяти вечера, тогда вода прямо у гостиницы становилась глубокой. Но в шесть вечера резко наступала черная экваториальная ночь, поэтому не очень-таки удалось покупаться. А пляж там был самый огромный, дикий и чистый, какой я только видела у остальных морей и океанов мира.

Гостиница была со всех сторон огорожена высоким забором. Говорят, там на пляжах иногда местное хулиганье терроризирует туристов, но я такого не видела. В шесть вечера охранник все калитки наглухо закрывал. Видимо, боялись, что ночью обкрадут туристов в коттеджах. По счастью, мой коттедж стоял на самом берегу, и там как раз в заборе была дыра, в которую я уже совсем ночью пролезала, ложилась на песок, слушала волны, искала на звездном небе Южный крест и уносилась мысленно в различные фантазии и мечты.

Кстати, на том месте на побережье было несколько богатых итальянских факторий. Видимо, жилища тех итальянцев, которые после отмены колониального статуса Кении решили там остаться жить. Когда днем я по округе бродила, они любезно мне разрешали пересекать их участки.

А в восемь часов вечера после ужина-буфета, входящего в стоимость поездки, в гостинице начиналась светская жизнь. Под открытым небом было нечто вроде амфитеатрика со сценой внизу. Каждый вечер там бесплатно устраивали представления. Было одно, “змеиный спектакль”, на который я, естественно, не пошла. Я ходила только на два.

Первое — “выступление местных акробатов”. Очень интересно. Африканцы-мужчины показывали чудеса пластики и гибкости тел. Составляли разные живые пирамиды. Было смешно сравнивать их с пожилыми парами туристов, которые без грации, тяжело и некрасиво поднимались и усаживались на места в амфитеатре, с видеокамерами через плечо. Многие под мухой — привезли с собой аперитивы и пили у себя в коттеджах. Да еще все с кислыми лицами, все им не нравилось.

А второе представление было “традиционные пения и танцы масаев”. Это народность, которая проживает в Кении. Приехали масаи, женщины и мужчины, разодеты по-цирковому в травяные юбки и с разными раскрасками и бусами на теле.

Это представление мне понравилось меньше, потому что женские пения были неприятно визжащие. Даже уши заболели. А по окончании масаи быстро разложили на земле свой незамысловатый товар — те же бусы, кожаные поделки и животных, вырезанных из дерева. И стали назойливо предлагать это туристам, и задорого. Многие купили.

Я уверена, что никаких таких полуголых масаев, в бусах и с пиками в руках, в Кении уже больше нет. Все кенийцы ходят в городах одетыми, мужчины в футболках, женщины по-европейски, или оба по-мусульмански, если мусульмане, а таковых более 50 процентов. А в деревнях одеваются типично по-африкански, цветастые платья и так далее.

Обратный перелет омрачился тем, что я высмотрела один серединный четырехкресельный ряд, где только с одного боку сидела старушка. Я присела на противоположный бок. Та сразу пересела на второе со своей стороны кресло. А на третье положила свою сумку. А потом разлеглась на трех креслах. Я хотела ее попросить разделить со мной по два кресла на каждую, но как-то не осмелилась.

В Кению я бы еще раз с удовольствием съездила.

дальше: Кенийские фотки (580 КБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/liza/keniya.html

авторские права: © Лиза Калугина, текст, 2006–2017
© Сергей Жаров, кодирование, 2006–2017

обратная связь: lizavetanice@yahoo.com, sergei@zharov.com