Бразилия

Это было мое первое путешествие в Южное полушарие. Ночной перелет в полупустом самолете возбуждал: вместо того чтобы спокойно спать на трех креслах, хотелось прильнуть к иллюминатору, рассматривать ночь и мерцающие звезды и думать о том, что самолет летит над экватором.

В Рио-де-Жанейро оказалось очень тепло — дело было в мае. От аэропорта до центра дорога идет одно время через какие-то пустынные то ли трущобы, то ли недостроенные районы. Автобус привез прямиком в гостиницу к пляжу Копакабана, что и было первым впечатлением о Рио.

Зрелище пляжа просто грандиозное. Именно такое, как на открытках. Это не просто классический пляж: с обоих концов — специфические, известные с открыток очертания риодежанейрских гор, а вдоль пляжа — белоснежные многоэтажные гостиницы.

Конечно, Копакабана — пляж типично городской, без выходящих на него вплотную диких пальмовых рощ как, например, в Кении. Вдоль всего пляжа идет широкая велосипедная дорожка, а потом, к сожалению, городское шоссе. Но это не так уж сильно портит настроение. Потому что пляж — чистый, широкий, с белым песком. Никакой скученности не наблюдается. В некоторых местах насажены в ряд красивые косматые пальмы, теплый океан и внушительные волны с барашками. Везде будочки, где можно купить кокосовый орех, его сразу разрубят пополам.

Публика на пляже приличная — по мокрой полосе песка бегут красивые женщины и мужчины с наушниками, на самом пляже европейцы и бразильцы, причем никто ни к кому не пристает и не обращает внимания. Это очень удивило, потому что в путеводителе было написано, что как раз на пляжах красивые бразилийки-мулатки заманивают в сети любви американцев и европейцев.

Так как это было одно из первых моих путешествий в дальние страны, в эту эпоху я еще слепо верила всему, что пишут в путеводителях. Поэтому ожидала увидеть на Копакабане такую же картину, как на пляже где-нибудь в Тунисе, где тунисцы всю дорогу пристают к пожилым иностранкам-европейкам в надежде жениться и уехать в Европу или просто на деньги развести. Только, думала, в Бразилии это будут красивые молодые мулатки в бикини и стрингах.

Ничего подобного! В бикини и стрингах вообще было мало девушек. И уж ни одна не пыталась кого-то подцепить, это точно.

Но вот одно можно отметить с определенностью: красивый народ бразильцы, и мужчины, и женщины! Индейско-португальско-негритянское смешение началась там, наверное, очень давно. Во всяком случае, мулаты получились очень удачные. Есть и абсолютно белые люди. Но, кажется, такой проблемы как расизм там нет просто исторически.

Девушки идут по улице так красиво и сексуально одетые, как, пожалуй, нигде больше в мире. Правда, люди в городах на контакт не идут, не улыбаются друг другу, и смотрят сквозь тебя.

Еще одна глупость из путеводителя: мол, все в Бразилии танцуют самбу. Вот ни разу не видела никого, танцующего самбу. Ни на улице, ни на пляже, ни в ресторанах, нигде… Разве только может быть во время карнавала.

После пляжа мы начали открывать для себя сам город.

Рио-де-Жанейро — чистый, мягкий, приятный, тропический, фантастический — само название ассоциируется с мечтой — город. По длинной улице, которая идет за гостиницами параллельно Копакабане, ходят чистые современные автобусы, которые довезут до метро. Метро — чистое и современное — довезет до центра.

По информации из путеводителя мы ожидали увидеть страну третьего мира, грязь и нищету, голодных детей с вздувшимися животами. Ожидали неприятностей, преступности, массового хулиганства. Были так всем этим напуганы, что по приезду поснимали часы и украшения, решили не носить на животе сумки-бананы и фотоаппараты, чтобы “не провоцировать” — как настойчиво и уверенно рекомендовали в путеводителе.

И как же это было глупо. В метро респектабельные дамы преспокойно едут в золотых украшениях. Метро чистое, никто никого не толкает. Люди одеты чище и лучше, чем в Европе. Не говоря уже про Нью-Йорк. Ни разу за неделю мы не наблюдали случаев хулиганства и насилия, хоть исходили Рио вдоль и поперек, в том числе фавелы.

В общем, сейчас стыдно за собственную наивность и доверчивость. Успокаивает лишь тот факт, что это было одно из первых дальних странствий, а опыт — чему верить в путеводителях, чему нет — пришел уже потом.

Самый центр Рио — довольно пыльный и шумный. Запомнился огромный конусообразный собор, здание театра с прилегающими пешеходными улицами, шумные площади на выходах центральных станций метро. Город не создает впечатления огромности. Везде приятно гулять бесцельно — хоть по центру, хоть по любой боковой улице. Вдоль улиц высажены высоченные пальмы, голые, с головкой наверху, и часто встречаются маленькие симпатичные кафешки, где можно присесть.

Правда, жить все-таки приятнее около пляжа.

По поводу цен. Жизнь в Рио оказалась неприятно дорогой. Гостиницы, выходящие непосредственно на Копакабану — все, конечно, сплошь многозвездные. Но если отойти подальше вглубь, то попадались и невзрачные — наверное, по приемлемым ценам. Рестораны мне показались такими же дорогими, как и в Европе. Есть там сеть ресторанчиков с такой системой: при входе берешь в руки очень большую тарелку и накладываешь на нее сам из разных лотков что захочешь, а под конец взвешиваешь и платишь. Это тоже получается дорого, но зато можно всего набрать понемногу. Там повсюду такие ресторанчики. И такси дорогие.

Насчет достопримечательностей. Что надо посетить обязательно?

Конечно, огромную статую Христа — Корковадо, символ Рио-де-Жанейро. Он огромный, стоит, раскинув руки, на одном из утопающих в зелени риодежанейрских холмов. Надо доехать на такси или общественном транспорте до Косм Велхо, а там купить билет на фуникулер, который до Христа и поднимет — все это дорого. Пока вагончик едет наверх, из динамика голос комментирует то, что проезжаешь, — по-португальски и по-английски. Я толком ничего не поняла, кроме того, что речь шла о тропических растениях, — там и вправду повсюду удивительная буйная экзотическая растительность.

Статуя Христа действительно впечатляет, как и вид на Рио и океан, открывающийся оттуда. Можно легко провести там часа два, просто созерцая такую необыкновенную грандиозность и красоту, впитывая в себя такую картину. А когда мы там были, то случилась гроза, что придало статуе Христа еще более грозный и странный вид.

Не так легко фотографироваться около самой статуи, потому что она огромная, и надо спуститься немного вниз, чтобы она вся была видна.

Второе обязательное место — гора “Сахарная голова”. Это еще одна из гор вокруг Рио, ее странный контур хорошо виден с Копакабаны.

Надо доехать на такси до Эстачо до Кам Аэрэо — общественного транспорта я там не заметила — и там сесть на подъемник (автобус 507 идет до подъемника из центра, а 511 — от Копакабаны. — Прим. ред.). Подъем очень крутой, вагончик качается, и иногда надо долго ждать, но зато с высоты открывается вид на бесконечную синь океана и на Рио — уже немного с другого ракурса, чем с Корковадо.

И, наконец, очень-очень стоит проехать весь маршрут трамвайчика, который идет из центра до района Санта-Тереза. Надо сесть в него на конечной остановке недалеко от станции метро Кариока. Стоит это копейки. Трамвайчик — с открытым верхом и большими окнами, так что все видно. Он едет по живописнейшим местам, зеленым холмам, виды такие, что захватывает дух. В общем, ехать в этом трамвайчике до другой конечной остановки и, не выходя, на нем же вернуться до исходной точки, станции метро.

Еще можно — но это было наше личное очень сильное желание — посетить одну из так называемых “фавел”, то есть нищенских, неблагополучных кварталов.

Неизвестно было, как и на чем в эти фавелы ехать, и поначалу мы просто взяли такси и попросили нас отвезти в любую фавелу, там повозить вокруг и вернуться в гостиницу. Но дело не пошло. Таксист нас повез куда-то в обшарпанный район, а вдали мы видели эти самые фавелы на холмах, остановился где-то для фотографии, но все это было не то. Да еще к тому же увидали вдруг большой автобус с туристами — туристы не выходили, а гид в микрофон им что-то говорил.

Вернувшись в гостиницу, мы решили, что лучше поедем в любую фавелу сами, как туда ездят бразильцы.

Вычитали, что одна из веток метро как раз и ведет в неблагополучные районы. Сели, поехали. После центра города метро вышло на надземную линию, и мы решили, что сойдем, как только увидим в окно первую фавелу в пределах досягаемости. Вышли как раз там, где рядом стоял огромный стадион, Маракана. И совсем недалеко и был симпатичный холм, застроенный фавелой. Мы пошли по шоссе, потом по грунтовой дороге по направлению к нему. Были на пути железнодорожные пути, заборы, приходилось даже лезть в какую-то дыру в заграждении.

Потом подошли к подножью холма. Наверх уходили лабиринтом несколько улиц без какого-либо дорожного покрытия. Дома стоят хаотично, бедные дома, обшарпанные, бедные дворы с тазами, сушится белье. Чем выше поднимаешься, тем все беднее и тем уже лабиринты. Но поразили жители фавелы! Все были очень чистые. В белых футболках, а девушки такие же, как и на улицах в центре. Никаких оголодавших детей с распухшими животами и в помине не видели. Нормальные люди.

А ведь по прогнозам путеводителя, живыми из фавелы нам бы уже не выбраться. Там так и было написано: если хотите покончить с собой — идите туда. Европейцу там якобы не выжить больше десяти минут — прибьют и ограбят. А эта фавела была даже намного более обшарпанной и удаленной, чем та, где мы видели, как туристы смотрят из автобуса и боятся выходить.

Потом нам объяснили, что фавелы в Рио-де-Жанейро — это просто система субсидированного жилья. Она принадлежит государству, которое сдает там участки и домишки бедным людям. Причем, чем выше на холме, тем дешевле. И водопровода там зачастую нет, но есть и детские сады, и школы. Часто люди, которые работают в городе, живут в фавелах. Потому что там дешевое жилье.

Прекрасный город Рио-де-Жанейро!

А потом была Амазонка.

Давно хотелось поехать куда-нибудь на Амазонку. Думали, как же туда добраться проще и дешевле всего.

Единственным большим городом, куда летают самолеты, и который действительно географически находится в самом сердце Амазонки, оказался бразильский Манаус. На том и порешили.

План был следующий: прилетаем в Манаус, селимся в заранее заказанную гостиницу на пару дней, а потом идем в одно из многочисленных местных турагентств, как советует путеводитель, и заказываем семидневную экскурсию непосредственно по Амазонке. В путеводителе было написано — и это оказалось правдой, — что агентство рассчитывает цену, исходя из стольки-то долларов в день на человека, и с этого момента их проводник берет на себя все: везет нас до реки, там садимся с ним на катер, потом на лодки, он устраивает ночлеги в гостиницах, занимается питанием и организацией всяческих амазонских развлечений, а под конец доставляет нас в Манаус. Таким образом, все получается очень просто, и голова уже ни о чем не болит.

Самолет из Европы летел сначала до Сан-Паулу, там мы сделали пересадку и полетели в Манаус с остановкой в Бразилиа — столице Бразилии. В Сан-Паулу самолет шел на посадку поздней ночью, и очень запомнился океан огней в черноте — такой необъятной площади, что город должен был быть огромен.

Остаток пути прошел уже в дневное время, было любопытно смотреть на всю страну из иллюминатора. Нельзя сказать, что пейзаж повсюду грандиозный — нет, скорее довольно безличный, плоский, много скучных посевных земель, земля красноватого оттенка.

Во время остановки в Бразилиа произошло очень приятное событие — знакомство с пилотами, и нам было даже разрешено присутствовать в их кабине при взлете и смотреть на все эти впечатляющие навигационные приборы в действии. Конечно, ни один миллиграмм из объяснений, которые любезно давал пилот, мною понят не был.

А потом внизу резко начался зеленый океан джунглей. Когда же самолет снижается в Манаусе, вдруг появляются грандиозные бесконечные разливы Амазонки, иногда с желтыми пляжными берегами.

Сам Манаус оказался очень приятным, небольшим, провинциальным и спокойным городом. Правда, идя по его улицам, никак не возможно ощутить себя в джунглях Амазонки, потому что непосредственно леса рядом нет.

Население — с преобладающей индейской кровью, смуглое и немного косоглазое. Конечно, в городе не наблюдается такой роскоши и лоска, как в Рио-де-Жанейро, но люди там более открытые, улыбчивые, и легко идут на контакт.

Город можно спокойно и приятно исходить пешком. Даже есть довольно знаменитый театр. И центральная площадь с сувенирными лавками и стендами — разные сушеные пираньи и морские гады для туристов. И несколько главных артерий, очень оживленных и тоже с магазинами.

Жизнь там однозначно дешевле, чем в Рио.

На второй день с утра с блаженной улыбкой мы пошли по адресам агентств, с путеводителем в руках. И… ничего не нашли. Оказалось, что названия улиц почти нигде не указаны, номера домов тоже, что оживленные улицы кишат людьми, что по-английски мало кто говорит, а кто говорит — тот не в курсе, где находятся эти агентства. Причем, мы иногда видели и рекламу разных “амазон турз” да “адвенчур турз” — и все равно никто не мог нам внятно сказать, куда же к ним идти.

Наконец, нашли мы такое агентство, среди многообразных табличек на здании на португальском языке. Женщина по-английски не говорила, но позвонила кому-то, и вскоре пришла еще одна женщина и стала жестами звать на улицу. Мы пошли за ней и, ныряя по каким-то внутренним переулкам, поднялись на пятый этаж по ветхой лестнице подозрительного здания, позвонили в квартиру. Внутри оказалось еще одно агентство. Несмотря на то, что там был письменный стол, стоял компьютер, а на стене висела огромная карта Амазонки, мы поостереглись пить предложенную кока-колу. А вдруг это бандиты? Напоят нас снотворным и деньги украдут, в Бразилии-то!

Но это оказалось честное агентство. Нас туда привели потому, что там директор говорила не только на португальском. Мы быстро договорились о том, что нам было нужно. Но цена оказалась намного выше, чем сулил путеводитель. А уж по интернету я вообще читала чей-то рассказ, что надо, мол, торговаться, и что можно выторговать тур практически за бесценок. Мы смогли сторговать только до 75 долларов в день на человека (“Footprint” указывает цену в 65–120 долларов в одном агентстве в Манаусе. — Прим. ред.). И, конечно, нам вовсе не улыбалось снова идти на улицу и искать какое-то другое агентство, поэтому мы согласились.

Их проводник должен был нас забрать на следующее утро в гостиницу и вернуть туда же через семь дней, а потом мы улетали домой.

Проводник — молодой бразильский парень — пришел точно в установленное время, и на такси мы поехали к берегу Амазонки.

Амазонка в городской зоне Манауса — огромная промышленная река с причалами, по ней идут разные корабли, кораблики и баржи. Никаких джунглей и в помине нет.

Первым этапом было сесть на пассажирский катер и ехать на “встречу вод” — место, где сливаются Рио-Негро и Амазонка. Это любопытно, потому что Рио-Негро — темно-коричневого цвета, а Амазонка — синего. Когда они сливаются, то много километров текут как бы параллельно, не смешиваясь — видимо, из-за разной плотности воды. Видна ясная граница между синим и коричневым. И вода в Рио-Негро теплее, чем в Амазонке.

Но мы, конечно, хотели побыстрее попасть в самые дебри, в джунгли Амазонки.

Вот как было решено: плыть в один из многочисленных притоков Рио-Негро примерно за 60 км, поселиться в какой-то индейской гостинице, и уже оттуда совершать ежедневные вылазки “в дебри”.

Потом с катера мы вместе с проводником пересели в длинную лодку с навесом от солнца, с маленьким мотором сзади — такие там по приливам и курсируют, — и поплыли вглубь от основной речной артерии.

С обеих сторон был уже лес, да, но как-то не чувствовалось еще, что это и есть жуткие дебри. Не видно было всей громадности этих джунглей, как, например, с самолета.

Подплыли к гостинице упрощенного вида. Деревянный большой двухэтажный дом — на сваях, как и все постройки здесь, с травяной крышей. Внутри — большое свободное пространство, большой стол, скамья — это столовая. Рядом же и кухня, где индейская семья, которая держит гостиницу, стряпает для туристов. Есть все удобства, но общие. Наверх надо забираться по деревянной приставной лестнице. Там — маленькие клетушки с кроватями, отгороженные друг от друга фанерой. Кровати — с москитными сетками, разумеется.

И повсюду в доме там и сям висят гамаки. Очень приятно лежать в них днем. Так как все практически на виду, то атмосфера располагает к знакомствам и общению с другими туристами. Естественно, контингент таких гостиниц — самостоятельные туристы, большей частью молодые спортивные американцы с рюкзаками. Есть и одиночки типа чудаковатой англичанки, которая решила пожить в Бразилии несколько месяцев и кочует по таким гостиницам. Но уж, естественно, группы немецких пенсионеров там не встретишь. Таких катают по Большой Амазонке на двухъярусном корабле.

От гостиницы к Амазонке шел спуск по деревянной лестнице. Вокруг были какие-то заросли, кусты и подозрительная трава. Но не лес. Ни о каких пеших прогулках вне гостиницы речь не шла: у меня есть вселенский, смертельный и неописуемый страх змей.

На эти несколько дней у нас была расписана программа: конечно, купание в Амазонке, ловля и поедание пираний, ловля маленьких аллигаторов, ночевка в индейском стойбище и два дня ночевки непосредственно в джунглях наедине с природой, то есть в ожидаемых дебрях.

С самого начала мы сошлись с чудаковатой англичанкой, и по всей программе она была с нами.

Ловля пираний оказалась предельно простой. Нужна лишь леска, большой самодельный крючок, да сырое мясо нарезать кусочками примерно 2×2 см. Забросить такую удочку, и буквально сразу рыба начинает постоянно клевать. Наверное, в воде их тьма. Правда, страшно потом вытягивать крючок из зубастой пасти.

Наловили мы много пираний, а вечером проводник на кухне их поджарил на ужин. Скажу честно — никогда в жизни, ни до, ни после, не приходилось вкусить такое волшебство.

Ловля аллигаторов происходит темной ночью. Орудие одно — ручной фонарь. Проводник выключает мотор, направляет лодку в высокие прибрежные травы, и как только зорким натренированным глазом различает глаза аллигатора, выступающие на поверхности воды, быстро направляет туда луч фонаря. Аллигатор моментально слепнет и как бы парализуется на время. Тут-то проводник его и хватает из воды.

Это были, конечно, только маленькие аллигаторчики, совсем малыши, с полметра. Какие они милые и забавные! А веки у них закрываются не сверху вниз, а наоборот!

Конечно, они были счастливы, когда мы отпускали их обратно в Амазонку. Вопрос, ловить ли их родителей, не стоял. А родители были, конечно, неподалеку.

Вообще же, страшно представить себе, что делается внизу, в глубине этих мутных вод. Большие пираньи пожирают маленьких новорожденных аллигаторов. Подросшие аллигаторы, кто выжил, пожирают пираний и других рыб и птиц. А есть еще и анаконды! Проводник сказал, что видел их 19 раз за свою жизнь. Они обитают на прибрежных деревьях и падают сверху на жертву. Есть и безобидные розовые дельфины — забавно наблюдать, как они прыгают в воде.

Купание в Амазонке. Купаться можно везде. С лодки. Проводник сказал уверенно, что не опасно, идите. Первое место было как раз там, где мы ловили пираний, и недалеко от зарослей, где ночью вылавливали аллигаторов. Днем аллигаторы не нападают, а пираньи нападут только если у вас есть на теле рана.

Вода в Амазонке теплая, как парное молоко, но все же полностью расслабиться при таких обстоятельствах, конечно, просто невозможно.

Ночевка в индейском стойбище. Это оказалось не стойбище, а просто несколько домов, примерно таких же, как та гостиница. Индейцы живут просто, но одеты в футболки и джинсы. Очень улыбчивый народ. Говорят, есть такие племена, которые совсем дикие и ходят голые. Но это надо ехать много дней вглубь, в сторону Перу, и, говорят, на их посещение необходимо получить какое-то официальное разрешение.

Разные эпизоды. Прежде всего хочется отметить странную вещь. Прочувствовать идею, что нахожусь в экзотических тропических джунглях, полностью как-то так и не удалось. Едешь ты по реке, с обеих сторон стена леса, не очень высокая, издали не видно какие деревья. Даже с первого взгляда пейзаж можно принять за берега озера в Карелии, летом, когда там буйная зелень. Конечно, если присмотреться, то видны лианы. Потом в некоторых местах прямо посреди речки стоят широкие, целиком затопленные деревья, торчит только крона. Берега часто полностью заросшие высокими травами. Чтобы перебраться из одной речки в другую — наши перемещения на этой длинной лодке все время были как по водному лабиринту, из одного ответвления в другое, — проводнику часто приходилось тащить лодку чуть не волоком, настолько мы увязывались в травах.

В один вечер было решено наловить рыбы и идти готовить ее на костре, где-нибудь на прибрежной полянке. На беду, проезжали мимо маленького индейского магазинчика на берегу — небольшого деревянного домишки на сваях. В таких магазинчиках продают понемногу все, что нужно — мука, сахар, лежалый кофе, плащи для тропического дождя, мачете для прорубки троп в джунглях.

В самом магазинчике деревянные полы, запах точно такой, как в сельских магазинах в русской глубинке, и подвешены к потолку несколько гамаков. Проводник с англичанкой взяли себе пива. Распили его, потом еще. Потом мы погрузились в гамаки, а хозяин включил самбу и принес какой-то местный ликер. Потом мы начали танцевать с проводником самбу, ламбаду и калипсо, нон-стоп часа два вперемешку с качанием в гамаке. Потом мы решили там и поужинать. Индеец взялся приготовить нам местную уху. А потом над Амазонкой взошла огромная луна. А из джунглей доносились разные звуки.

Магическая ночь! Уже в Манаусе пошла в магазин вместе с проводником, чтобы он помог купить именно ту музыку, под которую мы танцевали.

Ночевка в дебрях. В дебри поехали на два дня. Проводник положил в лодку различное снаряжение: гамаки, все для костра, разные кастрюли для готовки.

Мы же непредусмотрительно из одежды, кроме той, что была на нас, не взяли ничего, решив, исходя из дневной жары, что уж на экваторе-то ночью точно не замерзнем. Правда, проводник велел обязательно взять плащи от ливня на всякий случай.

Для меня эти два дня в джунглях были испытанием. Из-за боязни змей, конечно. Все же мы еще с детства начитались, что на Амазонке есть змеи.

Лодка мягко пристала к берегу, вглубь уходила тропа. Это была первая прогулка непосредственно в лесу. Я шла между другими, в центре, и изо всех сил стукала впереди себя палкой. Не делая ни полшага ни влево, ни вправо.

Лес там очень сырой, удушливый, деревья все больше неизвестных пород, и между ними густой подлесок. То есть, идти там можно только по проложенной тропе, либо же расчищая себе путь мачете.

Так мы дошли до какой-то поляны без подлеска, и проводник ловко прикрепил между деревьями гамаки. Честно говоря, я в основном эти два дня и провела в своем гамаке. От греха подальше. Там же проводник разводил костер и готовил нам еду. Гуляли мы, идя за проводником — я ходила только один раз, — который мачете прорубал нам тропу. Это было очень неприятно, потому что никакой видимости под ногами не было в помине, да еще англичанка вдруг сказала, что она видела змею. А я уж и не смотрела по сторонам, от греха подальше. Зато мы видели еще семейство прелестных обезьянок на деревьях и ленивца.

Гулять днем по джунглям очень удушливо, долго и не пройдешь.

Зато к вечеру пошел настоящий тропический ливень стеной, а ночью вдруг наступил холод. Мы лежали в гамаках, укутавшись в плащи под москитными сетками, и боялись пошевелиться от холода. Проводник потом объяснил, что по ночам в лесу всегда холодно, хоть и на экваторе.

Про еду. Ели мы на Амазонке самые обыкновенные вещи. В памяти отразились лишь два кулинарных момента: жареные пираньи и чудесные блинчики с жареными бананами, которые нам делала по утрам индианка в гостинице.

дальше: Бразильские фотки (386 КБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/liza/braziliya.html

авторские права: © Лиза Калугина, текст, 2004–2016
© Сергей Жаров, кодирование, 2004–2016

обратная связь: lizavetanice@yahoo.com, sergei@zharov.com