Тибет–Непал–Афганистан–Индия–Бангладеш–Бангладеш

Введение в ислам

Как все началось. — Сунниты и шииты. — Распространение ислама. — Коран. — Обязанности мусульман. — Верные концепции и ложные стереотипы. — Как себя вести в исламском мире. — Арабский язык. — Арабские цифры. — Арабская уличная еда.

Далее у нас идут по списку исламские страны, и полезно кое-что об исламе знать, чтобы понимать происходящее вокруг.

Как все началось

Короче, в Саудовской Аравии в начале 7 века ничего путнего не было, нефть там не открыли еще. Так, пустыня одна, бедуины верблюдов пасут. Но проходили торговые караваны транзитом, и на этом строилась экономика. Арабы им предоставляли всякие услуги, и некочевая жизнь развивалась вокруг оазисов, где вода была и растительность.

В одном оазисе — Мекке — жил тогда Мухаммед. Он родился в 570 году. А строй у арабов был родовой. То есть они делились на племена и кланы, и всем делали кровную месть, если кто сородича обидит. Поэтому важно было, из какого ты клана и кто твои родственники. Мухаммед был из клана Хашеми, а племя — Курейш.

Но Мухаммеду не повезло: родители умерли, когда он был лет шести, и воспитывал его дядя, вождь клана. То есть с вождем-то повезло, но вот родители умерли, жалко. Когда подрос, начал заниматься коммерцией, караваны сопровождать, и однажды его наняла одна коммерсантка для своего каравана, он хорошо справился с заданием, она его зауважала, и потом они поженились. Она уже была замужем раньше, но овдовела, и вообще ей было сорок лет, а Мухаммеду тогда — двадцать пять. Но все сложилось хорошо, несмотря на разницу в возрасте, и у них было шестеро детей — четыре девочки и два мальчика. Мальчики умерли еще в младенчестве, и вообще у Мухаммеда так и не выжил ни один наследник мужского пола, что имело политические последствия.

В общем, когда Мухаммеду было лет сорок, он начал слышать голоса, и сначала их не понимал и пугался. А это был архангел Гавриил, который хотел передать сообщение от бога. В конце концов Гавриил до Мухаммеда достучался и разъяснил, что тот теперь пророк, и ему будут посылаться сообщения напрямую от бога. Впрочем, не совсем напрямую, а через Гавриила, а Мухаммед должен эти сообщения передавать народу.

А с религией в то время была такая ситуация. Конечно, попадались иудеи и христиане в регионе, но собственно арабы в массе поклонялись идолам. То есть у них было много богов, и они считали, что если сделать изображение какого-нибудь бога, то он в нем застрянет, и можно с ним потом дела вести, вот арабы и изготовляли идолов массово. Причем, Мекка была развитым центром идолопоклонничества, потому что там упал когда-то метеорит, и пророк Авраам, от двоюродных братьев которого и появились когда-то арабы и евреи, вделал его в такой кубический дом, Каабу, и все из округи приходили поклоняться, а по периметру Каабы стояло множество идолов. Так что нынешний хаджж в Мекку к Каабе и хождение вокруг этого черного кубического здания, которое на всяких молельных ковриках постоянно рисуется, — это наследие старых времен, а не что-то придуманное именно Мухаммедом.

И главная идея получаемых Мухаммедом откровений была в том, что бог есть только один. Тот самый, что и у иудеев и христиан. Собственно, слово “Аллах” — это пример плохого перевода и культурной зашоренности; на арабском это слово означает “бог” с определенным артиклем, типа “the god” по-английски. Мы же не говорим, что британские христиане молятся Зэгоду, но почему-то упорно говорится, что мусульмане молятся Аллаху, а это никакой не отдельно стоящий Аллах, а просто бог. Причем именно тот же самый, потому что серия пророков, включавшая Моисея и Иисуса, с точки зрения мусульман исходила от именно того самого единственного бога.

И еще там были разные социальные директивы, про равенство всякое, что делало идею популярной среди неимущих. Конкретные указания давались, как молиться, как в долг давать, и прочее.

Но вот среди богатых курейшитов сообщения Мухаммеда как раз не прижились, и совсем им даже не понравились, потому что если бог — один, то все идолы вокруг Каабы ничего не значат, а это влияло на экономику, на вливания от приезжавших поклониться идолам со всего региона. Поэтому на Мухаммеда начались гонения. Тут ему еще не повезло тем, что примерно к этому времени его дядя умер, и жена тоже, поэтому особо за него заступиться некому было. Клан хашемитов его, конечно, поддерживал уже из-за тесного родства, но вот племя курейшитов, включавшее и этот клан, и многие другие, к Мухаммеду относилось плохо.

Расклад сил был не на стороне Мухаммеда, и он решил вместе со сподвижниками из Мекки переехать. А сподвижники, принявшие тот факт, что он — пророк, и руководствовавшиеся его идеями, были, но не очень много. И в 622 году они все перешли в оазис Ясриб в 450 км на север от Мекки. Потом его переименовали в Медину, что означает просто “город”. Точнее, сначала его называли “городом пророка”, “мединат аль-наби”, но потом так вот укоротилось.

Этот переезд, “хиджра” по-арабски, позднее стал началом исламского календаря. Первый день того лунного месяца, когда Мухаммед прибыл в Медину, 16 июля 622 года, стал первым днем нового исламского календаря, летоисчисление в котором называется “хиджра”. Ныне у нас примерно 1424 год хиджры. Почему примерно, и почему не 1382 — 2004 минус 622? Потому что исламский календарь является лунным, а не солнечным, там на 11 дней меньше, и начинается он не 1 января, а каждый год на 11 дней назад сдвигается.

В Мекке Мухаммед попытался установить политический союз с населением оазиса, а там было много иудеев, но особого успеха не достиг, хотя, с другой стороны, здесь никто его и не преследовал. Тогда он со сподвижниками начал заниматься экспроприацией мекканских караванов, проходивших мимо Медины, и по этому поводу мекканцы несколько раз отправлялись с военными экспедициями против Мухаммеда, но ни разу не победили.

В 628 году мекканцы и Мухаммед заключили перемирие, и в 629 году Мухаммед отправился в паломничество к Каабе, в ходе которого одного из его сподвижников кто-то убил, и из-за этого Мухаммед атаковал Мекку, которая, впрочем, сдалась без боя. Идолов вокруг Каабы повыкидывали, и теперь авторитет Мухаммеда и его учения широко признавался по всему региону. Сообщения от бога продолжались до самого конца, и сформировалась новая религия, которую Мухаммед, в общем-то, никак не называл, ведь ничего особо нового с его точки зрения не было, бог-то один, но прижилось название “ислам”, однокоренное со словом “салам”, “мир”.

Жил Мухаммед по-прежнему в Медине, вернувшись в 632 году еще раз в Мекку для паломничества. А умер 8 июня 632 года.

Сунниты и шииты

Сыновья у Мухаммеда, как уже говорилось, умирали в младенчестве, поэтому после его смерти встал вопрос о переходе титула руководителя ислама. Политически вопрос о наследии был крайне важен, потому что Мухаммед заключил союзные договора с различными бедуинскими племенами, и те могли решить, что договаривались они именно с Мухаммедом, а не с его преемниками или вообще с каким-то исламом. Важно было не потерять достигнутое.

Из дочерей Мухаммеда к этому времени выжила только одна, Фатима, но и та умерла в 633 году. Она была замужем за Али, который также являлся двоюродным братом Мухаммеда. Таким образом, Али был наиближайшим родственником Мухаммеда мужского пола. Но два сподвижника Мухаммеда — Абу Бекр и Омар — занимались организационными делами в гораздо большем объеме, и вообще были с пророком с самого начала его деятельности, когда сыпались одни неприятности. Поэтому первым преемником Мухаммеда — по-арабски, халифом — стал Абу Бекр. Он проправил только два года, 632–634, и после его смерти вторым халифом стал Омар, 634–644. Третьим был Осман, 644–656, и только четвертым стал, наконец, Али, 656–661.

И здесь заложился существующий до сих пор гигантский раскол в исламе на шиитов и суннитов. Али убили по наущению губернатора Сирии Муавии. В этот момент возник спор, суть которого состояла в том, надо ли выбирать халифов по степени родства кандидатов Мухаммеду или же по способностям. После Али технически халифом стал его сын — и внук Мухаммеда — Хасан, но он сразу же подал в отставку. И тогда вместо Хусейна — другого сына Али и внука Мухаммеда — халифом стал сам Муавия, которого поддержало в этом большинство мусульман, и который заложил династию Омейядских халифов, проправившую 90 лет до 750 года.

Отсюда и пошло разделение. Сторонники Али — шииты, от слова “шиа”, “партия” — разработали концепцию имамов, по которой исламом должны были править только потомки Мухаммеда, Али будучи первым имамом, Хасан и Хусейн — вторым и третьим. На династию Омейядов они просто забили, отколовшись от остального ислама и заведя свою линию халифов-имамов. Понятно, что это привело к политическим и военным проблемам, в результате которых Хусейна убили в бою сунниты в 680 году.

Сын Хусейна стал четвертым имамом, а дальше они в них крупно запутались, потому что начали раскалываться на секты по поводу того, кто же стал пятым имамом, затем немного по поводу шестого, и потом еще раз крупно поспорили по вопросу седьмого имама. Появились секты “пятишников”, “семишников”, потом вообще пошла комбинаторика, потому что уже из согласия или несогласия с вопросами пятого и седьмого имамов можно получить четыре главных сектарных направления, а вопросов было поболе двух.

В общем, так шииты дошли до двенадцатого имама, который пропал без вести, и теперь считается, что он появится в Судный день, а до того момента его замещает гражданский правитель, аятолла.

Большинство же мусульман являются суннитами, от слова “сунна”, “предание”. Они никаких имамов не придумывали, а просто были удовлетворены династией Омейядских халифов. В жизни они руководствовались кораном, а также воспоминаниями о словах и поступках Мухаммеда, теми самыми преданиями.

Отношения между суннитами и шиитами, скажем так, крайне плохие. Каждая группа не считает другую настоящими мусульманами. Суннитам кажутся все эти заморочки с имамами и аятоллами извращением ислама. Шииты обижены и на убийство Хусейна, и на подозреваемое ими выкидывание суннитами большинства упоминаний Али из корана. Только Иран является страной с шиитским политическим большинством, хотя в остальных мусульманских странах есть шиитские меньшинства, а в Ираке их хотя и 60%, но политически они в загоне.

Распространение ислама

Если мы посмотрим на карту, то там, в общем-то, границы исламского мира вполне видны, и сложились они такими почти сразу после смерти Мухаммеда. Уже в первые два десятилетия ислам путем военных операций распространился из Саудовской Аравии на север, в нынешнюю Сирию, на запад, в Египет и остальные североафриканские страны, и на восток, до Индии. Афганистан, например, покорили уже в 642 году. Ограничено распространение было практически только римской империей на севере, к которой относилась и Турция.

Династия Омейядов правила в 661–750 из Дамаска, потом начались восстания, и повстанцы назначили халифом некоего Аббаса — тоже, впрочем, отдаленного родственника Мухаммеда, — заложившего династию Аббасидов, 749–1258, которая базировалась уже в Багдаде. Единственный выживший Омейяд сбежал в Марокко, переправился через Гибралтар и принес ислам в Испанию, где его потомки проправили до 1031 года.

Правление Аббасидов кончилось, когда на Багдад наехали монгольские захватчики. В Египте в качестве противовеса монголам образовался новый центр власти, там правили некие Мамлюки, которые также контролировали Сирию и сдерживали монголов на подступах к ней.

В Турции же сложилась Османская империя, 1281–1924. Собственно, именно оттуда ислам распространился на Кавказ и Балканы. В 1453 году османцы захватили Константинополь, а в 1514 — Египет, и в последующие десятилетия прибрали к рукам Северную Африку. Противостояли им шииты в Иране и окрестностях.

Дальнейшая политическая история ислама довольно вялая. Распространение остановилось и слегка пошло в обратную сторону. В Европе Российская империя начала с мусульманской Казани при Иване Грозном и потом со временем захватила Крым, Кавказ, Среднюю Азию. Если собственно ислам там не собирались искоренять, то политическая власть Османской империи накрылась. К началу первой мировой войны турки по-прежнему контролировали весь Ближний Восток, но неудачно приняли сторону немцев в войне, и победившие французы и англичане все у них отобрали, кроме самой Турции.

Коран

Все полученные Мухаммедом сообщения считаются пришедшими непосредственно от бога, а сам он — последним пророком, других уже не будет. До него были и другие, тот же Иисус. После смерти Мухаммеда все сообщения собрали вместе и получился коран. В некотором смысле, при Мухаммеде корана не существовало, просто заучивали наизусть или записывали отдельные куски. Хронологически упорядочить сообщения возможности не было, по смыслу — тоже, потому что они не связаны. Поэтому их просто отсортировали по размеру, от самых длинных глав к самым коротким, только на первое место поставили наиболее красивую, небольшую. Всего глав — сур — получилось 114.

Интересно, что коран, вообще говоря, нельзя переводить на другие языки, потому что изначально он давался на арабском, и при переводе обязательно что-то поменяется, как мы наглядно можем видеть на примере библии. Конечно, в научных целях перевести можно, но это уже будет не коран, а так, перевод. Не случайно на таких изданиях пишут “перевод смысла корана”. Поэтому верующих, которые хотят учиться, натаскивают в разбирании арабского шрифта, что дает им возможность правильно произносить слова и, например, молиться.

Для понимания смысла слов надо, разумеется, свободно понимать арабский, что все же за пределами возможностей простого человека. Поэтому неарабские мусульмане находятся в незавидном положении. Им приходится либо читать переводы, которые не совсем от бога, либо правильно читать вслух исходный текст и для его понимания полагаться на объяснения религиозных учителей. Либо самим учить арабский.

Кроме корана есть еще один канонический текст — гораздо меньшей значимости, конечно, потому что написан людьми. Называется он “хадис”. Примерно через двести лет после смерти Мухаммеда некто Аль-Бухари решил собрать все воспоминания сподвижников пророка о его поступках. Собранные 600 тысяч Аль-Бухари просеял на достоверность, и у него осталось 7397 историй, для каждой из которых он указал цепочку передачи, заканчивающуюся на реальном человеке, лично видевшем описываемое происшествие. Если сократить этот набор в плане повторений одной и той же истории, то останется 2762.

Хадисом пользуются в качестве руководства в повседневной жизни, если коран не освещает какой-то ее аспект. Впрочем, авторитет рассказов значительно меньше, потому что коран все же был передан напрямую от бога, а тут все дошло через цепочку смертных, что-то могло сбиться. Если указаниям корана надо следовать без вопросов, то хадис можно с различной степенью уверенности игнорировать когда это удобно.

Обязанности мусульман

Теоретически считается, что коран и хадис регламентируют все стороны жизни, давая конкретные предписания, но вообще же хороший мусульманин обязательно должен делать по крайней мере следующие пять вещей.

  1. Надо верить, что бог есть только один, и что Мухаммед был пророком, и что других пророков уже не будет. И об этом надо заявлять вслух, что выражается стандартной фразой: “Нет бога, кроме единого бога, и Мухаммед — пророк его”.
  2. Надо молиться пять раз в день в установленное время, обратившись лицом к Мекке. Делать это можно где угодно, хотя весьма рекомендуется для обеденной молитвы в пятницу приходить в мечеть. Остальные 34 раза на неделе разрешается молиться в любом месте.
  3. Надо отдавать установленную часть своего дохода в помощь бедным.
  4. Надо поститься во время лунного месяца рамадана — не есть, не пить, не курить, не заниматься сексом от рассвета до заката. Ночью можно что угодно.
  5. Надо хотя бы раз в жизни совершить хаджж — посетить Мекку и проделать там определенные ритуальные действия, — если средства это позволяют.

Эти пять обязанностей довольно незыблемы во всех мусульманских странах, что же касается всего остального — зависит от конкретной культуры.

Касательно молитв, дело организовано так. Время пяти молитв меняется каждый день, потому что они проходят на рассвете, в полдень, в обед, на закате и с началом ночи. Понятно, что точные времена каждый день разные. Для координации усилий с минаретов мечетей специальное лицо — муэззин — заранее предупреждает о наступлении нужного времени. Поэтому и минареты такие высокие, чтобы больше людей слышало. Сейчас, впрочем, туда просто ставят мегафоны. Кроме того, в газетах печатают время каждый день.

Летом первую молитву объявляют часа в четыре утра, а последнюю — в девять–десять вечера. Мегафоны подбираются так, чтобы до всех доходило, поэтому вам в вашей гостинице тоже будет отлично слышно посреди ночи.

Перед молитвой положено совершить омовение рук, ног и лица. В отсутствие воды это разрешается делать песком или чисто ритуальными движениями. Если с момента предыдущего омовения человек ходил в туалет или занимался сексом, то надо и соответствующие части обмыть. Поэтому в полевых условиях если ваши местные спутники помчались к ручью, то дайте им там помыться, не надо за ними бежать.

Молиться полагается в направлении Мекки, что нетрудно — в мечети ориентация очевидна, в помещениях часто направление указано, да и вообще люди в конкретных районах знают по солнцу, где находится Мекка.

Касательно рамадана, вещь это довольно трудная. Когда месяц поста приходится на зиму, там световой день короткий. Летом же терпеть приходится очень долго, да еще и в жару. Есть и пить совершенно нельзя, и если без еды еще можно потерпеть, то без воды трудновато. И кто курит, тому вообще хана. Секрет, конечно, в том, чтобы по будильнику встать затемно и наесться и напиться до отвала.

Утром пост начинается с того момента, когда “можно различить белую нить”, что одними понимается как возможность различить линию горизонта, а другими — как возможность отличить белую нить от черной. Вечером же достаточно солнцу уйти целиком за горизонт, после чего все массово радуются и едят и пьют. Именно из-за этой радости рамадан, в общем-то, считается праздничным временем, когда люди объединены общим делом.

Работать в таких условиях, конечно, невозможно, поэтому во время рамадана в учреждениях вводится укороченный день, или они закрываются на несколько часов в районе обеда и потом снова открываются вечером.

Разумеется, некоторые люди жульничают и втихаря едят дома, но это западло.

Ряд категорий — больные, беременные, кормящие грудью, находящиеся в дороге путешественники — от поста официально избавляются. Точнее, он для них переносится на удобное им время.

К заведомым иностранцам никто претензии предъявлять не будет, если они не мусульмане и не постятся, их даже без разговоров обслужат в ресторане, но просто из вежливости не надо на людях днем пить, есть и курить. Захотелось — зашли в подворотню куда-нибудь или в гостиницу вернулись, и там хоть заешьтесь.

Что касается хаджжа, то для этого отведен конкретный месяц, в течение которого поездка в Мекку и считается хаджжем. Власти Саудовской Аравии выдают хаджжевские визы из расчета определенной доли от числа мусульман в конкретной стране, а там уже на месте общины эти визы распространяют. Немусульман в Мекку и Медину не пускают вообще.

Совершивший хаджж присоединяет к своему имени слово “хаджи”. Как Хаджи Мурат у Толстого. И может носить белую чалму.

Не запрещается сделать несколько хаджжей за всю жизнь.

Верные концепции и ложные стереотипы

Джихад

“Джихад” — это далеко не “священная война”, и не полукамикадзевский махач с неверными, и уж тем более не терроризм. Джихад — это неимоверное напряжение сил в борьбе с каким-то серьезным неисламским косяком. В основном это понятие относится к борьбе с самим собой в устремлении стать лучшим человеком и мусульманином.

В любом случае в исламе нет идеи убийства неверных по той только причине, что они — неверные. И джихад, как он сейчас понимается, — это пропагандистское извращение, вроде инквизиции в христианстве.

Для политиков с обеих сторон выгодно объявлять конфликты джихадом. Предлагать сражаться за какое-то амбициозное чмо — малоэффективно, а вот если подать ситуацию как святую войну, “с нами бог”, то совсем другое дело. Аналогично, обрисовать своим гражданам противоположную сторону как безумных фанатиков куда проще, чем честно признать, что технологическое превосходство не всегда позволяет безнаказанно опускать людей налево и направо.

Неверные

Иудеи и христиане считаются заблудшими братьями по вере, потому что бог-то у них один с мусульманами, и пророки одни, только иудеи и христиане заклинили и не признали последнего пророка, Мухаммеда. Иисус и истории о нем проходят в коране параллельно с библией, но в исламе за ним не признается божественная сущность. То есть он просто пророк, обычный человек, получавший и передававший сообщения от бога. Аналогично и Моисей. Оба известны как Иса и Муса. Дева Мария, кстати, фигурирует как Марьям, да и множество остальных персонажей: Гавриил — Джабраил, Иоанн Креститель — Яхья, и так далее.

Ко всяким многобожным индусам и безбожным буддистам отношение похуже, конечно. Впрочем, ислам никто никому в глотку не запихивает, это не евангельские проповедники. Перейти в ислам можно выразив желание и произнеся упомянутую выше фразу, “нет бога, кроме единого бога, и Мухаммед — пророк его”. И обрезаться придется.

Шариат

Законодательных моментов в коране и хадисе было достаточно, поэтому раньше многие, а сейчас некоторые исламские страны руководствуются не каким-то римским гражданским правом, а исламскими юридическими нормами, шариатом. Впрочем, кроме Ирана и Саудовской Аравии никто в бутылку с этим не лезет. От общепринятых законов шариат в, скажем так, невыгодную сторону отличается тем, что женщины там несколько ущемляются в равенстве, и тем, что за воровство могут ампутировать кисть или стопу, а за прелюбодеяние — забросать камнями до смерти. По решению суда, конечно, после следствия, при наличии свидетелей. Но даже в Иране и Саудовской Аравии эти моменты пошли на спад.

С другой стороны, во многих странах с почти полностью исламским населением религия отделена от государства — Сирия, Турция, например.

Ущемление женщин

Здесь тонкий момент в том, что много кто, включая самих женщин, считает, что они не ущемляются, а защищаются. Женщины в массе своей не работают, а занимаются домом, который при таком количестве детей полностью их поглощает. Равенство в профессиональном плане им по этой логике не требуется. А так как мужчина тянет лямку — работа, война, — то и в плане дееспособности все лежит на нем. Женщинам, поэтому, стараются предоставить условия для занятия домашним хозяйством и защитить их от всего остального. С западной точки зрения это несправедливо, но Восток — не Запад. Много каким женщинам здесь крайне нравится, что от них общество не ожидает размахивания ломом на морозе.

Что касается паранджи, то в коране ничего прямо об этом не сказано. Закрытие лица относится скорее к народному обычаю. Опять же, кому-то нравится, что на них не пялятся. Следующий факт, возможно, потребует некоторого напряжения попавшего в колею ума для осознания, но в России и США женщины могут одеваться только утвержденным государством образом, а нарушительницы сразу хватаются на улицах мусорами и даже могут быть посажены. Разницы нет никакой.

Многоженство

Мусульманин может иметь до четырех жен, но только если он способен обеспечить им одинаково нормальную жизнь. Не забывайте, что махать ломом он их не может отправить. Жить вдвоем на две зарплаты у многих людей не получается даже в богатых странах. Мусульманские страны небогаты, и зарплата там всегда одна. Кое-где традиция понимает нормальную жизнь как отдельный дом для каждой жены, что еще больше уменьшает возможность иметь нескольких жен.

В реальности четыре жены бывает только у весьма богатых людей. Некоторый плюс системы в том, что семья от этого только упрочается. Ведь женятся не сразу на четырех или двух, а со временем, и на молодой. У старшей жены, кроме важного статуса старшей, есть еще и спокойствие в том плане, что муж не будет бегать куда-то на сторону, когда ей стукнет сорок. Несогласные с выбором мужа могут просто подать на развод, в исламе он разрешен. Мороки будет не меньше, чем в советские времена, с пытающимся примирить стороны судьей, но желающее развестись лицо рано или поздно этого добьется.

Наркотики, алкоголь, табак и свинина

Свинину есть нельзя, Мухаммед это запретил по той причине, что в его время свиньи чем-то болели и можно было заразиться. Сейчас запрет объясняют нечистоплотностью свиней. Впрочем, европейцам аналогично не придет в голову есть собак, хотя они вкусные.

Про алкогольные продукты виноградной лозы тоже ясно было сказано, что их пить нельзя. Здесь уже в реалии начинают юродствовать и трактовать. Вино нельзя, но можно водку, якобы. Она же не из винограда.

Про наркотики и табак было сказано, что интоксиканты запрещены, и здесь уже интерпретируют налево и направо. Гашиш нельзя, а марихуану якобы можно. Якобы только молиться обдолбанным нельзя. Якобы то, якобы се. Вообще-то курить, пить и ширяться просто нельзя, но желающие всегда найдут какую-то отмазку, или просто согласятся, что они — грешники, но “бог всемилостив” и простит их.

Всемогущество бога

Короче, абсолютно все свершается по воле бога. Но это не повод вытворять что попало и валить ответственность на бога. Отвечать за все будешь сам. Поэтому надо вести себя хорошо, и хоть это тоже будет по воле бога, но все равно зачтется тебе за плюс.

Интересным последствием этого абсолютного детерминизма является фраза “инш-алла” — “если бог этого пожелает”. Мусульманину не стоит говорить о чем-то в будущем времени — ведь это не он определяет будущее, а бог. Поэтому лучше прибавить такую вот фразу.

Фундаментализм и радикализм

Довольно легко представить, как некий мусульманин встает утром, выглядывает в окно, а там — полный бардак. Ибо все исламские страны находятся глубоко в социальной пропасти. Как и яростно христианские страны Латинской Америки и очень буддистские страны Юго-Восточной Азии. А ведь люди якобы живут по заветам пророка. Кого винить? Коран и Мухаммеда нельзя, у них все было правильно. Остаются два подозреваемых: нынешняя трактовка заветов и качество следования им.

Дело в том, что шариат, как набор правовых норм, регламентирующих все стороны жизни мусульманина, складывается из четырех частей. Коран и предания о поступках пророка — две первые, они без изъяна. А две остальные — позднее творчество, когда решения принимались либо по аналогии с кораном и преданиями, либо всеобщим согласием продвинутых исламских теологов. Вот теперь ясно, где может крыться западло: понапридумывали псевдоисламских законов и завели народ не туда.

Поэтому для части граждан, болезненно переживающих существующий бардак, выход видится в перезагрузке системы, возвращении к укладу жизни раннего исламского общества, когда руководствовались только кораном и преданиями, а новоделов по аналогии и согласию не было. Это у нас будет фундаментализм.

Второй же путь состоит в критике сограждан, которые отклоняются от установленных шариатом норм. Этим путем шел Талибан. Что поделаешь, нельзя брить мусульманину бороду, есть про это хадис. А все равно бреют. И изображения живых существ нельзя создавать. А все равно есть телевидение. Вот Талибан и сажал бритых на месяц в КПЗ, пока борода не отрастет, и телестанции громил. Это называется радикализм.

Часто фундаментализм развивается в радикализм, потому что если отдельно взятый человек может придерживаться лично какой-то точки зрения и пропагандировать ее, то слушать и следовать ему будет все же мало кто, болтовней счастья не построишь, и для исправления ситуации приходится прибегать к непопулярным мерам. Те самые ваххабиты, о которых так много теперь говорят, именно этим и занимаются.

Зародились ваххабиты в районе Саудовской Аравии в 18 веке, и главная их идея была именно в возвращении к истокам. Особенно они боролись с идолопоклонничеством, и в рамках борьбы разрушили много памятных для мусульман мест, включая мавзолей дочери пророка Фатимы, да и саму его могилу пытались уничтожить.

В военном плане они успешно действовали на полуострове в начале 19 века, но потом Османская империя им навтыкала, и назад к власти они вернулись уже в начале 20 века, когда, собственно, и была создана Саудовская Аравия — некий принц Абд аль-Азиз аль-Сауд на пару с ваххабитами завоевал Эр-Рияд в 1901 году, а к 1924 они контролировали большую часть полуострова, и в 1932 году провозгласили королевство Саудовская Аравия, по имени правящей семьи. Потом им крупно повезло со скачком цен на нефть, и полученные мегабабки королевская семья начала тратить на экспорт ваххабизма в различные исламские страны.

Дело еще осложняется тем, что в исламе нетрудно придти к выводу, что обязанностью мусульманина является активное строительство царства благоденствия. Ведь бог через пророка Мухаммеда передал свои последние инструкции о правильной жизни, других уже не будет, и истинно верующий человек должен стремиться к созданию справедливого общества на базе этих инструкций.

И если в тоталитарных странах такое попросту не проходит, то в демократических и веротерпимых наступает столкновение интересов. Государство старается дать возможность своим гражданам свободно верить во что угодно, а часть мусульман свободно верит в важность смены режима на теократический для полного счастья всего населения. И так как демократически сделать этого нельзя — попросту не хватает голосов, — то фундаменталисты становятся радикалами.

Чечено-американский вопрос

Аятолла Хомейни очень умно сказал, что проблем с американским народом у него нет, все его проблемы — с американским правительством. Этой идеи придерживается большинство населения в любой исламской стране, и не по причине зауми, а просто другого честного отношения быть у нормального человека не может. Никто ничего вам не сделает из-за того, что вы принадлежите к Америке, которая порядком задрала исламский мир, или к России, которая гасит чеченцев, о чем, кстати, очень много говорят по ТВ в этих странах. В этом плане можете ничего не бояться.

Израильский вопрос

Если у вас есть отметки в паспорте о посещении Израиля, то в большинство арабских стран вы не попадете, за исключением Египта и Иордании. Визу не дадут, через границу не пустят. Если вы были в Израиле, то надо либо было делать это так, чтобы в паспорт вообще ничего не поставили, либо получать новый паспорт.

Кроме израильской визы и отметки о пересечении границы — которые вы можете попросить поставить вам на отдельном листе бумаги, — вас также выдаст египетская или иорданская отметка, если вы приехали из Израиля туда по земле.

К новому паспорту, полученному в Каире или Аммане взамен “утерянного”, многие посольства отнесутся с цинизмом и посмеются вам в лицо, они не вчера родились. Визу тоже не получите.

Наконец, не надо никогда в визовой анкете сознаваться, что вы посещали “оккупированную Палестину”. Там имеется в виду не Западный берег Иордана, даже если вы только там и ошивались с арабами, а Палестина в ее изначальном смысле, включая Израиль.

Как себя вести в исламском мире

Да нормально себя надо там вести, ничего особенного нет.

Мужчинам можно одеваться как угодно, но от шорт и маек лучше отказаться. Опять же, это вопрос местных обычаев, а не ислама. Рубашка с длинными рукавами и брюки будут вообще беспроблемной одеждой, но длинные рукава не обязательны, если только вы не пошли в шиитскую мечеть.

Женщинам надо заранее исследовать этот вопрос для каждой отдельной страны. Если в тех же Турции и Сирии можно надеть обычную западную одежду, то в Пакистане или Бангладеш, не говоря уже об Иране, голые коленки, голые локти и непокрытая голова быстро закончатся проблемами.

Касательно мечетей, в суннитскую можно зайти без проблем и так же спокойно снимать фотоаппаратом или камерой. Только не забудьте снять обувь там, где все ее снимают. Забудете — вам напомнят. Обувь лучше сложить подошвами друг к другу. Потому что — и запомните это твердо — направлять подошвы на других людей считается довольно тяжелым оскорблением. В частности, не кладите ногу на ногу в общественных местах. Поначалу к этому трудно привыкнуть, но потом трудно отвыкнуть дома.

Все же лучше не таскаться по мечети во время молитвы, потому что это не цирк. Но в остальное время можете там хоть на пол сесть и книжку почитать — что, кстати, много кто делает. В любом случае, нельзя проходить перед молящимся человеком, потому что это делает его молитву недействительной.

В шиитской мечети вопрос с осмотром и фотографированием совсем не элементарен, и тут можно только посоветовать не делать резких движений. Если вы что-то нарушили, вам на это укажут.

Как различить суннитскую и шиитскую мечеть? Если вам ничего не запрещают, то это будет, скорее всего, суннитская.

Мухаммед запрещал делать изображения живых существ, поэтому некоторые особо религиозные люди не любят, когда их снимают. Лучше всегда сначала давать возможность людям отказаться, показав камеру с вопросительным видом. Впрочем, это относится и к любым странам, не только исламским. Особенно же это правило касается женщин, потому что за наглое их фотографирование можно получить по морде от супругов.

“Ас-салам алейкум” — стандартное приветствие во всех исламских странах, “мир тебе”. Стандартный ответ: “Ва алейкум ас-салам”, “аналогично”. Легкий способ сразу установить хорошие отношения. Если вы заклинили и в ответ сказали тоже “ас-салам алейкум”, то это не страшно, и, наоборот, является очень вежливой формой приветствия, которой обычно отвечают крайне уважаемым людям. Просто же двусторонний “салам” будет аналогом слова “привет”. Не сбивайтесь на фамильярность там, где это неуместно.

Ничего не подавайте и не берите левой рукой, а также не прикасайтесь ею к еде. Левой рукой на Ближнем Востоке и в Азии пользуются в туалете.

При личных контактах вам вряд ли прямо откажут и будут уклончивы. Если ваш исламский контрагент постоянно придумывает уважительные причины, по которым не может вам помочь, то помогать он просто не собирается, но не хочет прямо об этом сказать. Поэтому лучше на людей не давить. Аналогично, многие предложения делаются из желания сделать комплимент, а не действительно дать что-то. В ряде стран реальные предложения и отказы делаются на третий раз. Если дарят верблюда, а вам его действительно хочется, то надо два раза не особо настойчиво отказаться и дождаться третьего предложения, которое, разумеется, не последует. Если не хочется, то следует отказаться троекратно.

И лучше не задавать вопросы, на которые можно ответить либо положительно, либо отрицательно — ответят всегда положительно из вежливости, независимо от реальной ситуации. Следует спрашивать “как?” и “куда?”, а не “это так?” и “это там?”.

Мужчинам не стоит лезть к местным непродажным женщинам. Из этого ничего не выйдет, кроме крупных проблем.

Иностранные женщины в силу своего необычного для местных поведения и вида некоторыми воспринимаются как легкодоступные шалавы. Здесь ничего не поделаешь. Но не надо укреплять людей в этом подозрении своей одеждой или поступками. Из положительных моментов следует упомянуть, что общество за вас заступится, если вы этого пожелаете.

Пятница считается выходным днем, и во многих странах он только один. Где-то прибавляется суббота. Во время рамадана рабочий день сокращен. Эти особенности надо иметь в виду при планировании своих действий.

И последняя важная вещь: существует гигантский зазор между тем, что декларируется в исламе, христианстве, буддизме, коммунизме, и тем, что реально делается сторонниками этих учений. Исламские идеи надо знать с технической стороны, чтобы понимать, что происходит вокруг. Не следует расслабляться и считать, что в мусульманской стране вы в безопасности, среди порядочных людей. Ситуация зависит от страны, а не религии.

Арабский язык

Арабские страны составляют только часть исламских — Иран, например, уже не арабская страна, — но их достаточно много, и все они говорят на одном и том же арабском языке, что может вас подбить на хоть какое-то его изучение или хотя бы приобретение разговорника.

Здесь вначале следует узнать об одной особенности, которую практически все виденные русские разговорники и даже многие учебники аккуратно замалчивают. Дело в том, что у арабского языка как бы несколько разновидностей, и они весьма отличаются.

В современном арабском алфавите записываются только согласные и три долгие гласные. Остальные гласные опускаются, что уже ведет к разночтению в разных странах. Исторически так сложилось, что арабский распадается на четыре группы схожих диалектов, которые различаются примерно так же, как русский и украинский. Носители разных диалектов друг друга понимают без труда, но вам стоит задуматься, какой именно вы хотите изучать.

Далее дело усложняется тем, что для объединения диалектов был разработан так называемый Современный Стандартный Арабский, на котором пишут газеты, говорит телевидение, и вообще проходит весь официоз. ССА понятен всем арабам, но вот проблема — именно на нем вообще никто не говорит.

У любого серьезно решившего изучать арабский встает такой вопрос: выучить ли сначала универсальный, но не практичный ССА и потом прибавить к нему конкретный диалект, чтобы не звучать все время как Брежнев и понимать окружающих, или же сильно сузить область применения своих знаний, начав с конкретного диалекта, и потом ее расширить, выучив ССА.

Добавим к этому, что коранический арабский вообще отличается от всех остальных вариантов, это вроде старославянского. Зато в нем ставятся абсолютно все гласные, легко читать.

Так вот, русские разговорники и учебники проталкивают фуфло, ничего этого не рассказывая. Потому что они могут преподавать только что-то одно, а только одно всегда будет в какой-то степени ущербным. И этот ущербный товар надо продавать.

Учебники обычно молча преподают ССА, а разговорники часто выбирают египетский диалект, потому что Египет выпускает множество попсовых фильмов, вроде Индии, и поэтому невольно все арабы этот диалект понимают.

С чисто субъективной точки зрения, именно египетский вариант я бы и не выбрал именно по причине его попсовости. Вообще, хотелось бы учить что-то максимально чистое, близкое к языку эпохи Мухаммеда. Таким будет йеменский диалект. Если же смотреть с коммерческой точки зрения, то все арабские деньги находятся в Саудовской Аравии и ОАЭ. Вот, эмиратский диалект был бы полезен в плане увеличения своей профессиональной ценности.

Что касается каких-то минимальных знаний для объяснения на улице, здесь лучше выбирать такой разговорник, в котором слова приводятся арабским шрифтом, потом какой-то понятной вам транскрипцией, и потом на понятном вам языке. Дело в том, что даже если вы каким-то макаром выучите арабские буквы, читать вы все равно не сможете — надо знать слово, чтобы его прочесть, гласных ведь в нем нет. Если вы разобрали, что слово читается как “сфр”, то как вы догадаетесь, что произносится оно как “сафара”, “посольство”? Поэтому легче просто отыскать нужное слово на понятном вам языке, и потом либо прочитать транскрипцию, либо дать встречному самому прочитать арабский шрифт.

Заметьте, что транскрипционных систем несколько, потому что в арабском есть много звуков, которых нет в других языках, и, в отличие от китайского пиньиня, договориться о единой системе преподаватели не смогли. Вам лучше иметь только одну книгу, чтобы не путаться. Еще лучше не забивать себе голову, потому что звуки эти все равно вам неизвестны, и вы не сможете их произносить. Просто показывайте книжку встречным арабам.

Про арабский шрифт есть такая полуневерная идея, что в нем буквы пишутся по-разному в зависимости от своего положения в слове, и поэтому его не разобрать. Это не совсем так. Тут все дело в том, что арабский шрифт — чисто рукописный. Там нет отдельно стоящих знаков, как в печатном русском или латинском.

И если вы посмотрите на русскую рукописную “т”, то она тоже пишется по-разному в начале, середине и конце слова. Потому что в начале у нее будет исходящий хвостик, но не будет входящего, в середине будут оба, а в конце — только один входящий. Наконец, у отдельно стоящей “т” не будет хвостиков вообще.

Вот и в арабском та же идея — там изменяется только форма одной и той же буквы из-за того, что ее надо приписывать к соседним. Так что разобраться можно, если про это помнить.

Арабские цифры

Арабские цифры ٠١٢٣٤٥٦٧٨٩.

Арабские цифры применяются куда шире, чем язык, поэтому очень полезно их раз и навсегда выучить, что весьма легко.

Наши цифры произошли от арабских, потому, кстати, так и называются. Но произошли не прямо, а криво. Их писали на костяшках считальных аппаратов боком, повернутыми на 90 градусов, и так они у нас и появились. Поэтому для распознавания 2, 3 и 7 вы просто поворачиваете ٢, ٣ и ٧ на 90 градусов против часовой, и там получаются легко видимые наши.

1 и 9 — ١ и ٩ — полностью совпадают с нашими. Кругляшок ٥ — не ноль, а пятерка. Запомнив это удивительное различие, вы не забудете и настоящий арабский ноль, который будет просто точкой: ٠.

Наша восьмерка произошла не от арабской, а от латинского octo, в котором для сокращения оставили только первую и последнюю букву, и тоже повернули боком. Арабская же ٨ очень схожа с семеркой ٧, только зеркально отличается. Поэтому легко запомнить, что такой вот уголок будет или семеркой, или восьмеркой, а чем именно — можно определить поворотом. Семерка станет нашей, а восьмерка не станет. Есть и мнемоническая поговорка на английском: “Seven is open to heaven”.

Теперь остались только 4 и 6, которые придется заучить: ٤ и ٦.

Дело слегка осложняется тем, что есть две чуть-чуть различающиеся системы записи арабских цифр. Различия там именно в четверке и шестерке, и пятерка чуть другая, хотя по-прежнему на нолик похожа.

Арабские слова пишутся наоборот, справа налево. Но числа идут в нашем направлении: ١٩ — переводится как 19, а не 91.

Надо при любой возможности тренироваться — цены разбирать или номера на автомобилях, которые обычно и арабскими, и нашими цифрами записываются. Через день уже будете знать все наизусть.

Арабская уличная еда

Ее много, конечно, но мы здесь упомянем только совсем несколько блюд, универсально существующих везде.

Шаурма вам может быть знакома. Это на вертикальном шампуре плотно насажена гора мяса, которая вертится и обжаривается. Обжаренный слой срезают и заворачивают в лепешку с овощами и майонезом. На улице опознать такое заведение легко по всей конструкции. Размеры шаурмы бывают разные, как и цена. В Сирии она стоит полдоллара, и вряд ли вы съедите две сразу. В Турции вместо лепешки часто используют булочку, и называется это “донер кебаб”, на вывесках везде написано. В очень туристических местах вроде Дамаска знают, что некоторые западные туристы боятся отравиться майонезом, поэтому вас могут спросить, хотите ли вы его. Да, вы хотите — отравиться ведь могут и местные, а не травятся же.

Фуул — это такое пюре из бобовых, там еще всякая фигня подмешана, и оливковым маслом полито. К нему выдают лепешку, которую вы рвете на куски и ими зацепляете из тарелки содержимое. Еще обычно прилагается тарелка с маринованными овощами, травки всякие. Распознать фуульские заведения по внешнему виду нельзя, но если вы зашли в уличную столовую и не совсем в курсе, что тут можно съесть, то смело спрашивайте: “Фуул?” Вещь весьма вкусная и стоит тоже с полдоллара в Сирии.

С жареными курицами все просто: их видно с улицы. Половина с лепешкой и какими-то маринованными овощами будет дешевле доллара.

Вот, для этих трех вещей не надо знать никакого арабского, они везде на улицах, и можно наесться до отвала за совсем немножко денег.

дальше: Бангладеш

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/kuda/islam.html

авторские права: © Сергей Жаров, текст, фотографии, карты, оформление, кодирование, 2004–2017

обратная связь: sergei@zharov.com