Бирма

Янгон

Итак, бирманская виза была сделана в Бангкоке. Из Бангкока в Янгон лететь около часа, мы еле успели съесть самолетную еду и заполнить иммиграционные листочки.

В аэропорту паспортный контроль прошли быстро, таможенного и вовсе не было, менять деньги по странному официальному курсу — 450 кьят за доллар — не стали, взяли карты Янгона на стойке такси и уехали в город на машине за три доллара. От аэропорта до города ехать минут сорок.

Местный колорит сразу впечатляет: мужчины в пиджаках и длинных юбках, странно намазанные лица женщин, сидящие за вынесенными на тротуар маленькими столиками на малюсеньких табуреточках люди, допотопного вида металлические чайники на этих столиках.

Даже бирманский алфавит очень оригинально смотрится — сплошные кружочки.

В гостинице “Уайт хауз” двуместные номера были по 16 долларов, а в “Махабандуле” возле пагоды Суле — по шесть долларов, но удобства этажом ниже, и лампочка в комнате не включилась. В итоге мы заселились в “Гарден” за 10 долларов — удобства в номере, кондиционер, вентилятор, завтрак включен.

Обмен денег в гостинице предлагался по 1000 кьят за доллар, а в ответ на вопрос о заказе автобусных билетов на завтра нас направили на автостанцию.

Обменяли деньги в ближайшей подворотне по курсу 1100 кьят за доллар. Пока ждали деньги — пили чаи, вели беседы. Нам предлагали и другие услуги — например, прокат машины с водителем за 50 долларов в день. Даже вручили бесплатно бутылку воды.

На улице довольно часто подходят люди и вполголоса предлагают обмен денег.

До лавок с автобусными билетами, что напротив железнодорожного вокзала, дошли только часам к пяти вечера. К этому времени агентство “Лео экспресс”, в котором мы рассчитывали купить билеты на автобус в Мандалай за четыре доллара, уже закрылось. Про это агентство и эту цену я вычитала в одном из наших путеводителей. Основная масса соседних посреднических лавок была тоже закрыта. Один посредник предложил билеты за 10 и 14 долларов. Оба рейса якобы отравляются в пять вечера, но дорогой приходит раньше, в восемь часов утра, а дешевый — позже, в десять. Другой агент предложил билеты за девять долларов, но на послезавтра. Да и в “Лео экспресс”, как нам сказали, тоже билетов на завтра уже нет, и стоят они там от девяти долларов.

Возле “Лео экспресс” разговорились “за жизнь” с парой словоохотливых мужичков. Они нас чаем напоили. Че, — говорим, — такие билеты-то дорогие? — Инфляция, — говорят. Один меня совершенно потряс, когда упомянул Марка Шагала как известного русского художника. Потрясение все еще не прошло.

Пошли было на железнодорожный вокзал, но решили, что поездом ехать все же дороговато — 30–50 долларов за билет, лучше завтра с утра придем снова узнать насчет автобусов. Кольцевая железная дорога, проложенная по городу, — интересная, наверное, вещь, но и здесь мы уже опоздали: поезда, делающие полный круг по городу, ходят до пяти вечера.

Уже стемнело, когда мы пошли в Шуэдагоун. А уличное освещение в Янгоне довольно скудное. Шуэдагоун — впечатляющий буддистский комплекс из множества причудливых пагод и ступ, возведенный вокруг ступы стометровой высоты, позолоченной и украшенной бриллиантами. Все это великолепие подсвечено. Большие буддистские статуи выглядят немного целлулоидными и к тому же украшены мигающей иллюминацией. Вокруг ступы зажжено много светильников и свечей — вот живой огонь действительно красиво смотрится.

Пользуясь случаем, я там пополивала водой статую будды своего дня рождения. Вокруг главной ступы стоят восемь небольших статуй будд, по одной на каждый день недели. Столько дней недели у мьянмцев получается, потому что среда до заката солнца и после — это два разных дня. Что-то задержало меня возле одной из таких статуй. Подошел мужчина, мы разговорились, и выяснилось, что это как раз статуя будды четверга, нужного мне дня. Он спросил, сколько мне лет, и сказал, сколько раз нужно полить статую будды и сколько — изображение символического животного в ногах статуи.

Пообщались там с монахами, посмотрели, как переливаются бриллианты на верхушке ступы. Монахи, когда узнали, что мы из России, показали стелу с надписью на нескольких языках, в том числе русском.

У входа в Шуэдагоун не было никаких билетных касс, и мы решили поначалу, что в часы перед закрытием посещение пагоды бесплатно, но потом меня настиг-таки билетер, и я ему поплакалась, что хочу и завтра прийти еще с утра в это замечательнейшее место, неужели же мне снова платить пять долларов?! Сошлись на том, что я плачу шесть, а билетер пишет мне на билете завтрашнее число. Потом мы с ним еще попрепирались, он говорит: сначала давай деньги, и я тебе билет выпишу, а я говорю: сначала выпишите как обещали, а потом я заплачу.

На следующий день с утра мы снова пошли в агентства возле железнодорожного вокзала. В “Лео экспресс” билеты в Мандалай на сегодня действительно уже распроданы, стоили они девять долларов. В других лавках предлагают билет на автобус без кондиционера за $6,50, с кондиционером — 13 долларов. Дешевый билет не включает доставку до автовокзала. Сторговали билеты на кондиционированный автобус за 10 долларов за билет, включая подвоз от агентства до автостанции. Автобус отправляется в пять часов вечера, и уже в три часа нужно явиться в агентство с вещами.

Я еще раз сходила в Шуэдагоун полюбоваться им при свете дня. Из Шуэдагоуна мне пришлось потом забежать в гостиницу, забрать рюкзак и мчаться к агентству. Такая вот беготня была туда-сюда.

Выехали с автостанции почти вовремя, в 17:20, но в Мандалай вместо обещанных шести часов утра приехали почти в десять. В дороге смотрели сначала местные музыкальные клипы, потом кино про Джеймса Бонда. Наверное, его крутили исключительно для нас двоих, потому что иностранцев в автобусе больше не было, а фильм был на английском языке и с английскими субтитрами.

Ночью в автобусе было довольно холодно, взятые с собой в салон флисовая кофта и платок очень пригодились. Автобус был старый, тесный, с откидными сидениями в проходе, которые тоже все были заняты.

Мандалай

От автостанции до города доехали на маленьком пикапчике-такси за $3,50. Поселились в гостиницу “Эй-ди–1” за восемь долларов за номер — горячая вода, вентилятор, завтрак включен. Электричества днем нет.

Пошли смотреть, где находится причал, от которого поплывем завтра в Баган. Ходьбы оказалось полчаса, за все время нас не обогнал ни один рикша, ни одно такси — разительный контраст с Индией! Дорога пыльная и скучная. Ясно стало, что завтра с утра придется брать такси. На лодочной станции говорят — билеты продаем непосредственно перед отправлением. А отправление в 5:30 утра.

От причала взяли такси доехать до площади, откуда ходят автобусы в Амарапуру. Приехали на эту площадь, посмотрели на эти “автобусы” и договорились с таксистом, что он свозит нас в Амарапуру и обратно, и за всю поездку, начиная от лодочной станции, заплатим $4,50. После Амарапуры он завез нас к пагоде Махамуни, и там мы распрощались. Договорились, что завтра он довезет нас до пристани.

Амарапура — древний городок в окрестностях Мандалая, в котором есть достопримечательность — длинный деревянный мост У-Бейн через озеро Таунтаман. Мосту 250 лет, длина его около 1200 метров. Туристов сюда привозят целыми автобусами. На берегу озера несколько импровизированных кафе, где можно недорого поесть. Одолевают продавцы сувениров. Нас облюбовала тетушка, продававшая сумочки и браслетики из дынных семечек.

Погуляли мы по мосту, потом заплатили лодочнику два доллара за получасовую прогулку по озеру. Многие туристы стремятся сфотографировать мост на фоне заката. Я видела такую фотографию в одном из путеводителей: действительно, силуэты людей, идущих по мосту, очень интересно смотрятся на фоне заходящего солнца. Ну так вот, перед закатом нанятые туристами лодки выстраиваются, люди держат фотоаппараты наготове и прогоняют случайно проплывающие лодки, портящие кадр. Как только солнце садится, автобусы с туристами отчаливают, “кафе” дружно закрываются, столики убираются, свет гасится.

Мост мне представлялся на высоких сваях, а оказался приземистым. Но все равно — вполне симпатичный. Жаль, не было времени пройти его весь. Подбивали этого же таксиста свозить нас на Мандалайский холм, но он отказывался, да и все равно стемнело уже.

В Махамуни сначала зашли в какое-то заведение, где были и алтари, и оркестр национальной музыки (ужасная какофония), и ресторан. Потом дошли-таки до самой пагоды. Статуя Будды меня впечатлила. Жаль, что нельзя было подойти к ней поближе: ближе к статуе были места для мужчин, а для женщин — дальше, через загородку. Я даже не думала, что у буддистов может быть такое разделение.

По дороге в гостиницу покупали уличную еду — какие-то интересные маленькие яичницы, жаренные в формочках, кексы, фрукты и даже прикупили мужские рубашки. Остаток пути в гостиницу доехали на тришо. Первый раз видела такого велорикшу, у которого два пассажира сидят спинами друг к другу.

На следующий день утром еле успели на пароход в Баган, заскочили уже последними. Билет стоит $10, и платить нужно именно долларами. Но у нас не было нужного количества мелких долларовых купюр, поэтому часть стоимости заплатили кьятами. Сидели всю дорогу на палубе. Места все в салоне и на палубе заняты. Было довольно холодно. Даже днем, когда солнце встало, и ожидалась жара, все равно было холодно. Все-таки первое января — зима в разгаре. В буфете на палубе еда стоит полтора–два доллара за блюдо, преогромная кружка с растворимым кофе — $0,40.

На пароходе орудовала массажная мафия, человека четыре, они сделали массаж почти всем пассажирам. Стоило $4,50 — от шеи до кончиков пальцев ног. Массажистки потом довольно навязчиво просили презент в виде губной помады, флакончика духов, на худой конец — шампунь. Ни помаду, ни духи я в поездку не взяла, поэтому была в затруднении. Кто бы мог знать, что здесь это пользуется таким спросом. Даже в Багане потом подходил пацаненок и просил не конфетку, не ручку, что было вполне ожидаемо, а — мыло! Спрашивали у баганцев: неужели дефицит мыла? — Да нет, — говорят, — просто у нас тут китайское, плохого качества.

В общем, плыли мы так, плыли целый день — 13 часов. Не скажу, что меня это впечатлило. На берегах никакой жизни не наблюдалось, да и далековато они, берега, были. А подзорной трубы у нас не было. Все это очень напоминало мне неспешное плавание по средней Волге — почти те же пейзажи, если закрыть глаза на пальмы. Хотя, конечно, это лучше, чем проехать тот же путь автобусом.

Пару раз причаливали к берегам. На одной остановке местный народ очень колоритно полез в воду со своим съестным товаром и метал гроздья бананов на палубу, на второй остановке на пароход высадился десант с хлопчатобумажными покрывалами местного производства. Они стоили пять долларов или обмен опять же на духи.

Баган

На причале оплатили билеты в археологическую зону Баган по $10, взяли коляску с пони и поехали объезжать гостиницы Ньяун-У. Смотрели преимущественно поближе к автостанции, потому что собирались возвращаться в Янгон автобусом. Многие гостиницы были заполнены, свободных комнат нет. Средняя цена двуместных номеров — восемь–десять долларов. В “Пан черри” были комнаты за шесть долларов, но удобства во дворе. Поселились в “Лардж голден пот” за десять долларов, с кондиционером и завтраком. Попросили дежурного узнать о билетах на автобус в Янгон на послезавтра.

Наутро наш завтрак омрачился новостью о том, что билетов на автобус уже нет. Альтернатива — самолет, билеты по 95 долларов. А машина до Янгона — 270–300 долларов, ехать с остановкой на ночь. Кошмар. Мы сначала думали: в гостинице нас разводят, но потом в другом месте нам назвали цены такого же уровня.

Полдня бегали по поселку, решая проблему с обратными билетами. От представительства авиакомпании (закрыто, все в аэропорту), до будки агента, от автостанции до будки другого агента.

Билеты на автобус, действительно, все разобраны. Но в одной лавке нам предложили откидные сидения в проходе за семь долларов. Мы взяли на всякий случай. Обычные билеты на автобус стоили восемь–девять долларов. Потом нашли агента, который взялся сделать нам авиабилеты по 78 долларов. Но он только начинал свой бизнес, и все как-то у него было долго и неопределенно. Хотя, может быть, просто ситуация такая сложилась. Говорят, что накануне несколько утренних авиарейсов отложили, и теперь с ближайшими — полная неразбериха. Утренний рейс в Янгон был для нас привлекателен возможностью провести еще один полный день в Багане, но, если его так же задержат, то мы рискуем опоздать на рейс Янгон–Бангкок. Решили все-таки лететь вечерним рейсом и заночевать в Янгоне.

Мы заезжали к агенту несколько раз в течение дня, и билеты все не были готовы, и даже названивали ему в Ньяун-У из Старого Багана. Билеты мы получили лишь поздно-поздно вечером. Хотя я бы, наверное, могла бы и на откидном сиденьи автобусом доехать. Хотя автобусный вариант тоже мог быть чреват опозданием на самолет в Бангкок.

Автобусные билеты мы сдали потом обратно, нам вернули две трети стоимости.

Наконец, в третьем часу поехали-таки в Старый Баган, смотреть храмы. На повозке с пони. А то я уже начинала нервничать, что в беготне за билетами до храмов мы так и не доберемся. Попросили “поньщика” просто довезти до храма Ананда, а там мы сами погуляем и сами назад вернемся (не хочется, чтобы кто-то над душой стоял). Он, конечно, стал предлагать прогулку туда и обратно, и интересную пагоду покажет, про которую мало кто знает (она без названия, только номер на карте), и привезет туда, где лучше закат встречать. В общем, съездили в храм, который он показал, со статуей Будды внутри, в храм Ананда, и залезли на какую-то пагоду смотреть закат. По дороге расспрашивали поньщика про житье-бытье, чем живет, да сколько зарабатывает, сколько детей, да сколько за школу приходится платить.

Вечером ходили в ресторан “Нанда” смотреть представление с марионетками. Представление длится час, сюжет показался плохо уловимым. Но куклы сами по себе интересные, детально проработанные — я потом разглядывала те, что были на продажу.

На следующий день отправились встречать восход солнца. Рассвет застал нас в пути, но мы все равно залезли на какую-то безымянную пагоду окинуть взглядом россыпь пагод и храмов. Ходили к Татбиньо, к Бупайе. От Бупайи совершили лодочную прогулку по Иравади примерно на один час в сторону Ньяун-У. Если оплатить двухчасовую прогулку, то можно было бы проплыть в том же направлении до каких-то пещер за Ньяун-У. Но мы отказались — времени было мало.

Потом — Мингалазеди, залезли на нее в жажде увидеть оттуда обещанное многими отчетами море пагод до горизонта. Потом — Дамаянджи, храм-гора, с остатками росписей, высокими сводами галерей и стаями летучих мышей.

От гостиницы до аэропорта на повозке с пони ехать минут двадцать. Отлет в Янгон отложили почти на час: самолет летел из Мандалая и где-то задержался. Летели часа полтора, и в девять вечера мы уже в Янгоне. В полюбившемся нам “Гарден гестхаусе” свободных номеров не было. Переночевали в “Махабандуле” за шесть долларов с кондиционером, но удобства в коридоре, стенки фанерные, соседей отлично слышно было, нас — тоже.

Наутро — перелет в Бангкок.

дальше: Бирманские фотки (1,1 МБ)

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/natasha/birma.html

авторские права: © Наталья Васильева, текст, фотографии, 2006–2016
© Сергей Жаров, кодирование, 2006–2016

обратная связь: natashavasilyeva@mail.ru, sergei@zharov.com