Реабилитация

Бабушка с 1952 года работала на шахте, потом перешла на предприятие общественного питания — в столовую поваром.

Где работала прабабушка — неизвестно, но работала она всю жизнь, однако документы об этом не сохранились, и ей в итоге выписали пенсию в пять рублей, о чем она довольно часто упоминала. В 68 лет она еще год проработала сторожем — это единственная запись в ее трудовой книжке.


1959 год, на курорте в Одессе всей семьей

Оперный театр, Одесса, 1959 год, с каким-то родственником деда

У двоюродной прабабушки была нормальная пенсия, даже звание Ударника коммунистического труда она получила. Прадедушка тоже нормально отработал.

Брат бабушки отслужил в армии, потом женился. Те люди, у которых он жил после войны, оставили ему в наследство дом, и он туда уехал.


Брат бабушки в армии на Дальнем Востоке, 1955 год

В 1964 году их всех реабилитировали. “Решение от 25 февраля 1946 года отменено, дело в отношении … прекращено, и она реабилитирована”.

А потом родился я, и прожил в этом доме первые пять лет своей жизни, пока родители не получили отдельную квартиру. У них была комната в здании неподалеку, а я жил с бабушкой и дедом, с двумя прабабушками и прадедушкой.

А вы теперь подумали, дальше все было хорошо, все плохое кончилось? Проснитесь, это Советский Союз.

Неизменно, когда я смотрю на эти фотографии, во мне просыпается гнев — почти единственный повод для гнева в моей жизни. Направленный против людей, которые “знают, как надо”, начиная с различных начальников ГОВД и вплоть до различных семичастных и розенбергов. Семтекс — единственный язык, которым можно с ними разговаривать, но и его они не понимают: “Что-что вы сказали? Повторите еще раз, пожалуйста”.

дальше: Обратная связь

больше: Другие вещи

эта страница: http://www.zharov.com/borba/potom.html

авторские права: © Сергей Жаров, текст, оформление, кодирование, 2004–2017

обратная связь: sergei@zharov.com